Митрополит ИОАНН
Статьи

БИТВА ЗА РОССИЮ
ТВОРЦЫ КАТАКЛИЗМОВ
ТВОРЦЫ КАТАКЛИЗМОВ: РЕАЛЬНОСТЬ И МИФЫ
НЕРАСКАЯННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ
КАТАСТРОФЫ БОГОУБИЙСТВА НЕ БЫЛО

Константин Душенов: Пастырь добрый венок на могилу митрополита Иоанна



Митрополит ИОАНН

                              БИТВА ЗА РОССИЮ

     У России есть только два верных союзника. Это ее армия и ее флот.
                     Государь Император Александр III

  ХОД МИРОВОЙ ИСТОРИИ извилист и непредсказуем. Вопреки распространенному
мнению, ее течение не есть результат "борьбы добра и зла". Это заблуждение,
утверждающее нравственный дуализм, а проще сказать - равняющее Всеблагого
Бога с Его падшим творением, низверженным херувимом, превратившимся в
мрачного демона, - доныне служит первоосновой множества пагубных
недоразумений и ошибок во всех областях человеческой жизни.
  Силы добра неизмеримо превышают возможности зла. Причины всех земных
нестроений в том, что зло - именно зло - борется с добром, пытаясь
разрушить промыслительное Божественное устроение мира, которое по милости
Божией должно совершиться полным искоренением грехов и страстей. И если бы
человек, почтенный от Господа превыше всякой земной твари, обладающий
богоподобной свободой - свободой нравственного выбора - не злоупотреблял
ею, произвольно склоняясь на соблазны зла, не было бы в мире места темной
силе и простора для ее действий па земле.
  Разумение своей нравственной немощи побуждает человека стремиться к
исправлению. Когда это стремление к чистоте и святости овладевает целым
народом, он становится носителем и хранителем идеи столь высокой, столь
сильной, что это неизбежно сказывается на всем мироустройстве. Такова
судьба русского народа. В этом положении народ и его государство неизбежно
подвергаются испытаниям самым тяжким, нападкам самым безжалостным и
коварным. Такова судьба России.
  Тяжел и тернист исторический путь нашей Родины. Его десять столетий
изобилуют войнами и смутами, нашествиями иноплеменников и интригами
иноверцев. Заявляя о своем стремлении воплотить в жизнь
религиозно-нравственные святыни веры, Россия неизбежно становилась поперек
дороги тем, кто, отвергая заповеди о милосердии, нестяжании и братолюбии,
рвался устроить земное бытие человека по образцу звериной стаи - жестокой,
алчной и беспощадной.
  Сегодня нам как никогда важно понять, что все происходящее ныне со
страной есть лишь эпизод в этой многовековой битве за Россию как за
духовный организм, хранящий в своих недрах живительную тайну религиозно
осмысленного, просветленного верой жития. Осознав себя так, сумеем
преодолеть тот страшный разрыв - болезненный и кровоточащий, - что стал
следствием второй, Великой русской Смуты, вот уже более семидесяти лет
терзающий нашу землю и наш народ. Мы больше не можем позволить себе
делиться на "белых" и "красных". Если хотим выжить - надо вернуться к
признанию целей столь высоких, авторитетов столь бесспорных, идеалов столь
возвышенных, что они просто не могут быть предметами спора для душевно
здравых, нравственно полноценных людей. Таковы святыни веры. Не зря на
протяжении веков именно Церковь являлась первой мишенью губителей России. В
последнее время мы так увлеклись безудержным "миролюбием" (напоминающим, к
сожалению, при ближайшем рассмотрении паралич державной воли), что
нелишним, пожалуй, будет напомнить читателям как из века в век плелись
заговоры против нашей страны. Итак, немного истории.
  На рубеже IX - Х веков по Рождестве Христовом в среднем течении Днепра
сложился союз славянских племен, ставший впоследствии основой русской
государственности. В 988 году крещение Руси великим князем киевским
Владимиром ознаменовало собой рождение Русской Державы - централизованной,
объединенной общей верой, общими святынями, общим пониманием целей и смысла
человеческого бытия.
  В 1054 году христианский мир испытал страшное потрясение: от вселенской
полноты Православной Церкви отпал католический Запад, прельстившись суетой
и обманчивой славой мирского величия. Русь сохранила верность Православию,
презрев политические выгоды и соблазны ради подвижнических трудов и даров
церковной благодати. С этого момента берет свое начало не прекращающаяся по
сию пору война против России.
  Русскому народу пришлось воевать без конца: уже с 1055-го по 1462 год
историки насчитывают 245 известий о нашествиях на Русь и внешних
столкновениях. С 1240-го по 1462-й почти ни единого года не обходилось без
войны. Из 537 лет, прошедших со времени Куликовской битвы до момента
окончания первой мировой войны, Россия провела в боях 334 года. За это
время ей пришлось 134 года воевать против различных антирусских союзов и
коалиций, причем, одну войну она вела с девятью врагами сразу, две - с
пятью, двадцать пять раз пришлось воевать против трех и тридцать семь -
против двух противников.
  Подавляющее число русских войн всегда были войнами оборонительными. Те
же, которые можно назвать наступательными, велись с целью предотвращения
нападений и для уничтожения международных разрушительных сил, с конца XVIII
века непрестанно грозивших Европе страшными потрясениями.
  Мужество и стойкость, военные и государственные таланты, проявленные
нашим народом в ходе этой многовековой битвы, не знают себе равных. За
четыреста лет территория России расширилась в четыреста раз! Молдавские
господари и грузинские цари, украинские гетманы и владыки кочевых народов
Средней Азии смиренно просили - иные по сто лет кряду - о принятии в
российское подданство, "под высокую руку" русского царя. Были и
завоевательные походы. Тогда, когда терпеть коварство и жестокость соседей
уже не хватало сил. Только с пятнадцатого по восемнадцатое столетие
восточные соседи Руси - татары и турки - захватили в полон и обратили в
рабство около пяти миллионов русских. А сколько еще погибло во время
хищнических набегов! В одной лишь Казани, взятой русскими войсками после
упорного штурма в 1552 году, томилось сто тысяч русских пленников. Еще в
начале семнадцатого века на большинстве французских и венецианских военных
галер гребцами были русские рабы, обреченные на пожизненный каторжный труд.
  И все же, несмотря на беспрерывные набеги и страшное военное напряжение,
в котором из века в век находился русский народ, Русь росла и крепла. В
1480 году европейская Россия имела население в два миллиона человек (в
девять раз меньше тогдашней Франции). В 1648 году, когда русские
первопроходцы открыли водный путь из Северного Ледовитого океана в Тихий,
до предела раздвинув восточные границы России, ее население насчитывало 12
миллионов жителей (против 19 миллионов во Франции). В 1880 году число
подданных Российской Империи превысило 84 миллиона, в два с половиной раза
превзойдя ту же Францию. Накануне первой мировой войны Россия имела190
миллионов, и не будь социальных катастроф, непрестанно сотрясавших ее в
последующие десятилетия, уже в 1950 году, по подсчетам демографов,
население России перевалило бы за 300 миллионов.
  Такова огромная жизненная мощь русского народа, наглядно явившая себя на
просторах Святой Руси. Страшная и непонятная для чужого, холодного внешнего
наблюдателя, она охотно раскрывает свои секреты всякому, вопрошающему с
любовью и надеждой, приходящему за поддержкой и помощью, наукой и
вразумлением. Секрет прост: в основание внешнего величия и силы русский
гений положил несокрушимый "камень веры", многовековой опыт духовного
единства, заботливо лелеемый Православием, как зеница ока оберегаемый
Русской Церковью. Опыт личного благочестия, неопровержимое внутреннее
свидетельство о правде Божией воспламеняли верой и мужеством сердца русских
ратников на поле боя, русских подвижников в дальних скитах и убогих келиях,
русских князей в делах государственного управления.
  Не раз составляли враги России хитроумные планы се порабощения.
  Вот лишь несколько примеров того, как предполагалось уничтожить
ненавистную, непокорную страну.
  Самым верным способом для этого сочли лишить Россию ее религиозной
самобытности, ее православных святынь, "растворив" их в западном
католичестве. Еще при святой равноапостольской княгине Ольге, в середине Х
века, посылает Рим первых послов в Россию. С предложением о "соединении"
обращался к русским князьям папа Климент III в 1080 году. В 1207-м папа
Иннокентий в новом послании к русским людям писал, что он не может
"подавить в себе отеческие чувства" и "зовет их к себе".
  Оставшиеся без ответа, "отеческие чувства" Ватикана проявили себя в
организации мощного военного давления на западные рубежи Руси.
  Ловкостью и политическими интригами сосредоточив в своих руках духовную и
светскую власть над Европой, папы в XIII столетии всеми силами пытаются
воспользоваться несчастным положением разоренной монголами Руси: против
православной страны они последовательно направляют оружие датчан, венгров,
военизированных монашеских католических орденов, шведов и немцев. Еще в
1147 году папа Евгений III благословил "первый крестовый поход германцев
против славян".
  Не брезгует Запад и антирусскими интригами при дворе Батыя - не
случайно одним из советников хана является рыцарь Святой Марии
Альфред фон Штумпенхаузен. В 1245 году ездил в Великую Монголию с
поручением от папы Иннокентия IV к самому Великому хану минорит
Иоанн де Плано Карпини, в сопровождении двух доминиканских монахов:
  Асцелина и Симона де Сен-Кента. Голландский монах Рюисброк был послан в
Каракорум к хану Менгу владыкой Франции Людовиком IX. Европейские государи
были как нельзя больше заинтересованы в продолжении татарских набегов на
Русь: "Будем осмотрительны, - писал английскому королю император Фридрих
III Штауфен. - Пока враг губит соседа, подумаем о средствах самообороны".
  Цинизм "просвещенной Европы" непередаваем: когда очередные попытки
натравить монголов на Русь провалились благодаря дипломатическим талантам
Александра Невского, папа, ничтоже сумняшеся, в 1248 году предложил тому же
Александру союз против хана - с условием, конечно, что князь признает
главенство Ватикана. Так, ложью, лестью и насилием пытаются искоренить в
Европе "русский дух".
  И все же, вопреки всему, Русь выстояла, отразив восточные орды кочевников
и западные - крестоносцев. Выстояла, окрепла и возмужала.
  Однако, желающие еще и еще раз испытать ее прочность не переводились.
  В 1564 году, например, в Россию приехал попытать счастья да русской
службе некто Генрих Штаден, сын бюргера из небольшого вестфальского
городка. Он пробыл в "стране московитов" 13 лет, нужды не знал, занимался в
Москве шинкарством, водил обширные знакомства и в 1576 году
беспрепятственно вернулся на родину. Тут-то и началось самое интересное.
  Два следующих года Штаден провел в эльзасском замке Люцсльштейн,
принадлежавшем пфальцграфу Георгу Гансу, где терпеливо и тщательно
разрабатывал... план захвата и уничтожения русского государства. План этот
- надо отдать ему должное - задуман был смело и широко, с глобальным
политическим размахом. В антирусскую коалицию предполагалось вовлечь
Пруссию, Польшу, Ливонию, Швецию и Священную Римскую Империю. На аудиенциях
у императора и заседаниях рейхстага воинственный пфальцграф добивался
создания могучего флота в Балтийских водах с целью нападения на русские
владения. Генрих Штаден привлекался к проекту в качестве советника,
эксперта и консультанта "по русским вопросам".
  "Ваше римско-кесарское величество, - писал он, - должны назначить одного
из братьев Вашего величества в качестве государя, который взял бы эту
страну (Россию - прим. авт.) и управлял бы ею... Монастыри и церкви должны
быть закрыты. Города и деревни должны стать свободной добычей воинских
людей..." Далее Штаден разрабатывает подробный план захвата и оккупации
Руси при движении на Москву с севера.
  "Отправляйся дальше и грабь Александровскую слободу, - рекомендует автор,
- заняв ее отрядом в 2000 человек... За ней грабь Троицкий монастырь".
Затем, по его мнению, окруженная "Москва может быть взята без единого
выстрела". Чтобы закрепить победу и лишить русских людей традиционного
харизматического руководства, царя Иоанна "вместе с сыновьями, связанных
как пленников, необходимо увезти" подальше от родной земли.
  Не правда ли, у создателей плана "Барбаросса" были весьма достойные
предшественники?
  Не прошло и трех десятилетий после неудачи этого глобального предприятия,
как нашлись охотники попользоваться русской смутой, ставшей результатом
затяжного династического кризиса. На этот раз за дело взялись признанные
профессионалы - иезуиты, монахи католического "общества Иисуса", прекрасно
понимавшие, что основа русской мощи находится в области духовной,
религиозно-церковной. Размыть, пошатнуть ее с помощью так называемой
"унии", то есть присоединения русской Церкви под власть папы римского -
таков был их главный замысел.
  Внешне Русь являла собой печальную картину разброда и хаоса. Зная,
однако, как обманчив этот русский хаос, отцы-иезуиты дали своему
воспитаннику, самозванцу Лжедмитрию I, занимавшему в то время русский
престол, следующие инструкции:
  "... - Самому государю заговаривать об унии редко и осторожно, чтобы не
от него началось дело, а пусть русские первые предложат о некоторых
неважных предметах веры, требующих преобразования, и тем проложат путь к
унии;
  - Издать закон, чтобы в Церкви русской все подведено было под правила
Соборов и отцов греческих, и поручить исполнение закона людям
благонадежным, приверженцам унии: возникнут споры, дойдут до государя, он
назначит Собор, а там можно будет приступить к унии;
  - Намекнуть черному духовенству о льготах, белому о наградах, народу о
свободе...
  - Учредить семинарии, для чего призвать из-за границы людей ученых, хотя
и светских..."
  Вам это ничего не напоминает? Похоже, идеологи перестройки поменяли
только терминологию. Впрочем, тактика лицемерия и коварства всегда одна и
та же...
  Прошло еще триста лет. В отношении Запада к России мало что изменилось,
разве что ее враги - явные и тайные - обрели силу и власть, позволившие
ставить вопрос об уничтожении русской государственности и включении
порабощенной страны в систему международной наднациональной диктатуры.
Соответственно изменились идеологические, политические, экономические
методы достижения целей. И вот на свет появился любопытнейший документ.
  Он широко известен миру под названием "Протоколы сионских мудрецов".
Пожалуй, ни один документ не вызывал за последние восемьдесят лет столь
яростных споров. Да и немудрено - в нем детально и одновременно сжато
изложен план завоевания мирового господства столь циничный и подлый,
преисполненный столь явного презрения к человеку и откровенного поклонения
злу, столь искусно составленный, что не хочется верить в существование
организации, в недрах которой могла найти свое воплощение эта страшная
идея.
  Одни историки безусловно признают подлинность "Протоколов".
  Другие - столь же безусловно ее отрицают. Я далек от того, чтобы
становиться арбитром в этом споре. История появления "Протоколов" довольно
путаная. Впервые они увидели свет в широкой печати, когда в 1905 году
русский духовный писатель С. А. Нилус включил их в свою книгу "Великое в
малом". Это дало впоследствии повод утверждать, что "Протоколы"
фальсифицированы царской охранкой, чтобы свалить вину за разгоравшуюся
революцию на несуществующие "темные силы". Обвинение, однако, не
соответствует действительности хотя бы потому, что первые сто экземпляров
"Протоколов" были отпечатаны на гектографе (прокурором московской
синодальной конторы, камергером Ф. П. Сухотиным) уже в 1895 или 1896 году.
Годом позже "Протоколы" были размножены в губернской типографии по заказу
А. И. Клеповского, состоявшего тогда чиновником особых поручений при
Великом Князе Сергее Александровиче. Как бы там ни было, до конца
непроясненным остается вопрос, как они вообще попали в Россию. Нам,
впрочем, интересно другое: подлинны "Протоколы" или нет, но восемьдесят
лет, прошедших после их опубликования, дают обильный материал для
размышления, ибо мировая история, словно повинуясь приказу невидимого
диктатора, покорно прокладывала свое прихотливое русло в удивительном,
детальном соответствии с планом, изложенным на их страницах. Не миновала на
этот раз общей участи и Россия. Судите сами.
  "Наш пароль - сила и лицемерие, - провозглашают анонимные авторы
документа. - Насилие должно быть принципом, хитрость и лицемерие -
правилом... Чтобы скорее достигнуть цели, нам необходимо притвориться
сторонниками и ревнителями вопросов социальных... особенно тех, которые
имеют задачей улучшение участи бедных; но в действительности наши
стремления должны тяготеть к овладению и управлению движением общественного
мнения... Действуя таким образом, мы сможем, когда пожелаем, возбудить
массы. Мы употребим их в качестве орудия для ниспровержения престолов
(Россия) и для революции, и каждая из этих катастроф гигантским шагом будет
подвигать наше дело и приближать к цели - владычеству над всей землей".
  Первейшее основание успеха "мудрецы" видят в том, чтобы разрушить и
осквернить национальные святыни народа. "Нам необходимо подорвать веру,
вырвать из ума людей принцип Божества и Духа, и все это заменить
арифметическими расчетами, материальными потребностями и интересами...
Священничество мы позаботились дискредитировать... С каждым годом влияние
священников на народы падает - повсюду провозглашаются свободы:
следовательно, только какие-нибудь годы отделяют нас от момента полного
крушения христианской веры, самой опасной для нас противницы..."
  Тем, кому памятна страшная разрушительная роль, сыгранная средствами
массовой информации в нашем недавнем прошлом, небезынтересно будет
ознакомиться со следующими строками, написанными "сионскими мудрецами" сто
лет назад: "Если золото первая сила в мире, то пресса - вторая. Мы
достигнем нашей цели только тогда, когда пресса будет в наших руках. Наши
люди должны руководить ежедневными изданиями. Мы хитры, ловки и владеем
деньгами, которыми умеем пользоваться для достижения наших целей. Нам нужны
большие политические издания - газеты, которые образуют общественное
мнение, уличная литература и сцена. Этим путем мы шаг за шагом вытесним
христианство и продиктуем миру, во что он должен верить, что уважать, что
проклинать. С прессой в руках мы можем неправое обратить в правое,
бесчестное в честное. Мы можем нанести первый удар тому, до сего дня еще
священному учреждению - семейному началу, которое необходимо довести до
разложения. Мы тогда уже будем в состоянии вырвать с корнем веру в то, пред
чем до сего времени благоговели... и взамен этого воспитать армию
увлеченных страстями.... Мы можем открыто объявить войну всему тому, что
теперь уважают и перед чем благоговеют еще наши враги.
  Мы создали безумную, грязную, отвратительную литературу, особенно в
странах, называемых передовыми... Мы затронули образование и воспитание,
как краеугольные камни общественного быта. Мы одурачили, одурманили и
развратили молодежь..." Для приверженцев конкретных фактов скажем, что
"Протоколы" предсказали мировые войны, политическую форму устроения
государств на десятилетия вперед, ход развития мировой экономики, черты
кредитно-финансовой политики и множество других деталей жизни "мирового
сообщества" с потрясающей точностью. Вот картина политической гибели
независимого национального государства, описанная "Протоколами" в конце
прошлого века. Сравните ее с тем, что происходит сейчас в России.
  "Когда мы ввели в государственный организм яд либерализма, вся его
политическая комплекция изменилась: государства заболели смертельной
болезнью - разложением крови. Остается ожидать конца их агонии. От
либерализма родились конституционные государства..., а конституция, как вам
хорошо известно, сеть ничто иное как школа раздоров, разлада, споров,
несогласий, бесплодных партийных агитаций - одним словом, школа всего того,
что обезличивает деятельность государства. Парламентская трибуна не хуже
прессы приговорила правительства к бездействию и к бессилию... Тогда мы
заменили правительство его карикатурой - президентом, взятым из толпы, из
среды наших креатур...
  Все государства замучены, они взывают к покою, готовы ради мира
жертвовать всем; но мы не дадим им мира, пока они не признают нашего
интернационального Сверхправительства открыто, с покорностью".
  Выводы каждый разумный человек сделает сам. Со своей стороны отмечу, что
разрушительные принципы, отраженные в цитированных выше документах не
только не устарели, но получают уточнение и развитие до наших дней. Причем,
порой это происходит вполне открыто, на самом высоком политическом уровне.
  Пережив революцию и страшную братоубийственную бойню
гражданской войны, ужас массовых репрессий и террор коллективизации,
Россия явила на полях второй мировой - Великой Отечественной войны
чудеса героизма и мужества, спасая своих западных союзников. Казалось бы,
времена взаимной враждебности должны были уйти в прошлое, отступив
перед скрепленным великой кровью новым союзом. Но нет. Не успел
стихнуть гул последних боев, как западные союзники круто изменили свое
отношение к России. Самостоятельная и сильная - она никому не была
нужна.
  "Посеяв в России хаос, - сказал в 1945 году американский генерал Аллен
Даллес, руководитель политической разведки США в Европе, ставший
впоследствии директором ЦРУ, - мы незаметно подменим их ценности на
фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить.
  Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в
самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему
масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа,
окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и
искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность.
  Отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением,
исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс.
Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые
низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать
так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в
человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства -
словом, всякой безнравственности.
  В управлении государством мы создадим хаос, неразбериху. Мы будем
незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников,
взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в
добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут
нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман,
пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость,
предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и
ненависть к русскому народу: все это мы будем ловко и незаметно
культивировать...
  И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что
происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратив в
посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества".
  Оглянемся вокруг: какие еще доказательства нужны нам, чтобы понять, что
против России, против русского народа ведется подлая, грязная война, хорошо
оплачиваемая, тщательно спланированная, непрерывная и беспощадная. Борьба
эта - не на жизнь, а на смерть, ибо по замыслу ее дьявольских вдохновителей
уничтожению подлежит страна целиком, народ как таковой - за верность своему
историческому призванию и религиозному служению, за то, что через века,
исполненные смут, мятежей и войн он пронес и сохранил святыни религиозной
нравственности сокровенное во Христе понимание Божественного смысла
мироздания, твердую веру в конечное торжество добра.
  "Из тайных скопищ безбожных исторгся вихрь мятежа и безначалия, и против
державы Российской особенно дышит яростно, с шумом и воплями, как против
сильной и ревностной защитницы законной власти, порядка и мира", - еще в
середине прошлого века предупреждал митрополит Московский Филарет, прозирая
грядущую великую брань.
  Сегодня пришло время подводить итоги и предъявлять к оплате копившиеся
веками счета. Позор нам и вечное проклятие потомков, если мы не сумеем
сделать должных выводов из горького исторического опыта, заболтаем Россию,
утопив ее в словесном мусоре заседаний, собраний митингов и конференций. Не
приведи, Господи!
  Пора научиться жить, надеясь лишь на Бога да на себя. Тяжелую и трудную,
но жизненно необходимую работу по возрождении России никто не сделает за
нас. Настал час вспомнить слова Государя Императора Александра III, на
смертном одре сказавшего наследнику-цесаревичу: "Знай - у России нет
друзей. Нашей огромности боятся..." В своем завещании державный вождь
России сто лет назад сказал многое, к чему стоило бы сегодня прислушаться
всем, кому небезразлична русская судьба. Вот что услышал Николай II из уст
умиравшего отца:
  "Тебе предстоит взять с плеч моих тяжелый груз государственной власти и
нести его до могилы так же, как нес его я и как несли наши предки. Я
передаю тебе царство, Богом мне врученное... Меня интересовало только благо
моего народа и величие России. Я стремился дать внутренний и внешний мир,
чтобы государство могло свободно и спокойно развиваться, нормально
крепнуть, богатеть и благоденствовать. Самодержавие создало историческую
индивидуальность России. Рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним
рухнет и Россия. Падение исконной русской власти откроет бесконечную эру
смут и кровавых междоусобиц.
  Я завещаю тебе любить все, что служит ко благу, чести и достоинству
России... Ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных перед
престолом Всевышнего. Будь тверд и мужественен. В политике внешней -
держись независимой позиции. Избегай войн. В политике внутренней - прежде
всего покровительствуй Церкви. Она не раз спасала Россию в годины бед.
Укрепляй семью, потому что она основа всякого государства".
  Дай нам Бог понять, наконец, всю меру нашей сегодняшней ответственности,
всю важность момента, весь ужас катастрофы, ожидающей нас, если мы не
найдем в себе сил противостоять яростным порывам зла, терзающим страну.
Молюсь об этом крепко и крепко верю - Россия вспрянет ото сна!
  Аминь!




Митрополит ИОАНН

                            ТВОРЦЫ КАТАКЛИЗМОВ

    Творцы катаклизмов
Впервые опубликовано в газете "Советская Россия" 22 марта 1994 г.


                   ОТЫДИТЕ ОТ МЕНЕ, ДЕЛАЮЩИЕ БЕЗЗАКОНИЕ
                            Творцы катаклизмов

  ЖИЗНЬ ВСЯКОГО НАРОДА, всякого человеческого сообщества зиждется на
единстве мировоззрения, определяющего моральные, этические и
религиозно-нравственные нормы поведения. Жизнь личная и семейная,
общественная и государственная в равной степени зависят от того, что
признается людьми допустимым, а что нет, что почитается за благо, а что -
за зло, какой смысл полагается в человеческом бытии и какова его высшая,
вечная, непреходящая цель.
  На протяжении всей истории человечества именно религия являлась тем
нравственно-организующим, скрепляющим началом, которое объединяло народы
вокруг идеалов, придавало крепость национальным государствам и единообразие
национальному характеру. Различия в быте, психологии, семейном укладе и
исторической судьбе народов и стран коренятся прежде всего в области
религиозной, духовной.
  Понятно, что столкновения противоречивых, порой взаимоисключающих
религиозных вероучений, содержащих "разноименный" духовный заряд, не могли
обойтись без потрясений. Подавляющее большинство войн имело в истории
характер религиозный, а такие глобальные военные противостояния, как,
например, вооруженная борьба ислама и христианства, длились, то затухая, то
вспыхивая вновь, на протяжении многих веков.
  Но ни одно из подобных столкновений ни по ожесточенности борьбы, ни по
масштабам, ни по своим последствиям не может сравниться с религиозной
войной, вот уже два тысячелетия упорно и непрерывно ведущейся иудаизмом
против Церкви Христовой. Духовные начала двух сторон совершенно
противоположны и непримиримы. Дело в том, что современный иудаизм не имеет,
в христианском понимании, никакого положительного религиозного содержания.
С того момента, как иудеи распяли Мессию, Иисуса Христа, Сына Божиего,
Которого они должны бы были принять с благоговением и любовью, ибо именно
им Бог доверил знание о том, что Христос придет спасти человека от греха, -
с этого момента основой иудаизма стало воинствующее антихристианство.
  Отсюда - все сложности русско-еврейских отношений, ибо Святая Русь веками
сознавала себя как защитницу и главную хранительницу христианских святынь,
равно в области духовной и государственной.
  Рассуждая о русской истории, говоря о причинах помрачения религиозного
самосознания русских людей, приведшего к гибели православную российскую
государственность, невозможно избежать обсуждения этого вопроса. Тема давно
назрела, надо лишь подойти к ней без ненависти и злобы, раздражения и
лукавства - с искренним желанием понять...
  Во-первых, следует четко уяснить себе, что нам предстоит проблема
духовная, проблема межрелигиозных, но вовсе не межнациональных отношений.
Церковь не делит и никогда не делила своих чад по национальному признаку. В
сонме православных святых лик подвижников-евреев (начиная с апостолов)
занимает свое место наряду с угодниками Божиими, призванными благодатию Его
из среды иных народов - безо всякого различия. Смешение понятий религиозных
и национальных частично имеет свое оправдание в том, что именно религия
определяет национальный характер народа в целом, однако ставить здесь знак
равенства было бы опрометчиво.
  Это, кстати, хорошо понимали в дореволюционной России.
  Следствием подобного понимания и явился тот факт, что Император
Всероссийский не разделял своих подданных по национальной принадлежности. У
него не было подданных татар, якутов или лезгинов - нет! Были подданные
православного, мусульманского или иудейского вероисповедания. Если бы из
этого понимания были сделаны своевременные и правильные выводы, мы,
возможно, избежали бы многих скорбей и тягот...
  Во-вторых, необходимо осознать, что суть проблемы заключается в
непримиримом противоречии двух религиозных мировоззрений, соответственно
определяющих идеалы народного бытия, нравственные нормы и понимание смысла
жизни. Противостояние это обостряется тем, что в самосознании обоих народов
чрезвычайно сильны идеи избранничества, мессианства, особого служения.
  Здесь, пожалуй, мы приближаемся к пониманию главной причины
многих катаклизмов, потрясавших русскую жизнь на протяжении веков.
  "Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы
послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Мрк. 1О, 45), -
засвидетельствовал Христос, проходя Свой крестный путь. Жертвенность и
самоотвержение стали основополагающими заповедями христианской
нравственности. В полном соответствии с нею русское самосознание всегда
воспринимало свое избранничество как обязанность послужить ближним своим.
Русский народ сознавал свою задачу народа-богоносца в том, чтобы служить
хранителем истин веры, давая возможность любому желающему припасть к этому
источнику живой воды, приснотекущему в жизнь вечную и блаженную.
  Иное понимание избранничества предполагает иудаизм. "Евреи приятнее Богу
нежели ангелы", "как человек в мире высоко стоит над животными, так евреи
высоко стоят над всеми народами на свете", - учит Талмуд (1). Это
вероучение основывается на том утверждении, что иудеи Самим Богом избраны
для господства и должны всемерно стремиться к достижению этой цели. Отсюда
проистекает еще одно фундаментальное положение иудаизма, гласящее, что
иудей не имеет никаких нравственных обязательств перед иноверцем. Понятия
справедливости и милосердия, честности и благодарности, с этой точки
зрения, неприменимы к христианину или мусульманину, ибо они, строго говоря,
не могут даже считаться людьми...
  Итак: православное понимание своего избранничества есть понимание
обязанности служить ближнему своему.
  Избранничество же иудея есть избранничество на господство над окружающими
людьми.
  Понятно, что соприкосновение столь разительно отличающихся взглядов на
жизнь и на свое место в ней не могло не вызывать явлений болезненных,
разрушительных, катастрофичных. Русская история - лучшее тому
подтверждение.
  Иудейские купеческие колонии появились на русских землях в эпоху расцвета
Киевской Руси, поддерживавшей оживленные торговые связи с богатой Византией
на востоке и христианскими государствами Западной Европы. Но уже в 1069
году произошел первый конфликт, в результате которого они надолго потеряли
право селиться в России.
  Летопись Нестора так описывает случившееся: "Киевляне же... жидов многих
побили... за то, что сии... христианом вред чинили". Когда же мятеж
закончился свержением князя Святополка, покровительствовавшего иноверцам, и
вместо него "прият Владимир престол со удовольствием всего народа", тогда
"просили его всенародно о управе на жидов, что... при Святополке имели
великую свободу и власть, через что многие купцы и ремесленники разорилися;
они же многих прельстили... Владимир же отвечал им: "..Для того немедленно
созову князей на совет".
  И вскоре послал всех звать по Киеву. Когда же князи съехались на совет у
Выдобича, по долгом рассуждении установили закон таков: "Ныне из всея
Руския земли всех жидов со всем их имением выслать и впредь не впусчать..."
(2).
  На протяжении многих веков русская государственная власть строго следила
за выполнением этого решения. Ересь "жидовствующих", занесенная иудеями в
Новгород в конце XV века и серьезно осложнившая церковную и государственную
жизнь на целых тридцать лет, только усилила подозрительность. Российские
самодержцы хорошо запомнили преподанный им урок.
  "Жидам ездити в Россию с торгами не пригоже, - говорил Иоанн Грозный, -
для того, что от них многия лиха делаются, что отравные зельи привозили в
Россию и христиан от христианства отводили" (3). То, что во время Смуты
начала XVII века за Лжедмитрия II выдавал себя ловкий авантюрист еврейского
происхождения, лишь подтвердило правильность опасений.
  "Хочу видеть у себя, - говорил Петр I, - лучше народы магометанской и
языческой веры, нежели жидов: они - плуты и обманщики. Я искореняю зло, а
не распложаю его". Несмотря на это, иудеи все же проникали на территорию
империи, так что уже Екатерина I в своем указе "О высылке жидов из России",
вышедшем 26 апреля 1727 года, повелела "тех всех выслать вон из России за
рубеж немедленно, и впредь их ни под каким образом в Россию не впускать и
того предостерегать во всех местах накрепко" (4).
  Государыня Елизавета Петровна высказалась по этому поводу еще
определеннее: "Жиды в нашей империи под разными видами жительство
продолжают, от чего не иного какого плода, но токмо яко от таковых имени
Христа Спасителя ненавистников нашим верноподданным крайняго вреда ожидать
должно... Оных ни под каким видом в нашу империю ни для чего не впускать,
разве кто из них захочет быть в христианской вере... таковых крестя, жить
им позволить..." (5).
  Последнее высказывание Государыни особенно примечательно, ибо
подтверждает отсутствие националистической подоплеки в действиях русской
власти: иудей, принимавший Православие (аще таковой находился), обладал
совершенно теми же правами, что и любой другой российский подданный. Более
того, когда в состав России в конце XVIII века в результате так называемых
"разделов Польши" вошли земли с проживающими на них иудеями, общим числом
около миллиона душ, русское правительство приняло все меры для обеспечения
их равноправия.
  Указом Екатерины II от 1791 года они были уравнены в правах с купцами,
ремесленниками и мещанами тех городов и местечек, в которых проживали на
момент присоединения к Российской империи.
  Повелением Александра 1 в 1802 году был даже образован специальный
"комитет о благоустройстве евреев". Но как только выяснилось, что его
деятельность клонится к тому, чтобы разработать перечень мер, направленных
на смягчение религиозно-бытовой обособленности иудейских общин, - кагалы
(органы местного самоуправления иудеев) заняли по отношению к комитету
резко отрицательную позицию. На всех иудеев был наложен ими специальный
"процентный сбор, необходимый для устранения намерения правительства
относительно евреев" (6). Проще говоря, путем специального тайного налога
были собраны огромные суммы для подкупа чиновников и приостановления
"неблагоприятного" развития событий, что и было сделано. О влиянии иудеев
говорит также тот факт, что по их "просьбам" (обильно, разумеется,
подкрепленным деньгами), в результате интриг от деятельности комитета был
устранен Г. Р. Державин, знаменитый русский поэт, занимавший тогда место
министра юстиции.
  Быстро растущая финансовая и политическая мощь иудейской диаспоры в
Европе вызвала серьезную озабоченность христианских правительств. Она
особенно усилилась после того, как по всему континенту в 1848 году
прокатилась судорога революций, слишком похожих друг на друга, чтобы быть
случайными, слишком хорошо скоординированных, чтобы быть стихийными,
слишком ясно выказавших свой антихристианский характер, чтобы это могло
остаться незамеченным. Эта волна разбилась о подножие трона Императора
Всероссийского, но стало ясно, что разрушительный процесс, набиравший силу
со времен Великой французской революции, перешел в новое качество.
  "Миром управляют совсем не те, кого считают правителями люди, не знающие,
что творится за кулисами", - предупреждал Бенджамин Дизраэли, граф
Биконсфилд, лидер консервативной партии Англии, премьер-министр
Великобритании в 1868 и 1874-1880 годах. "Существует политическая сила,
редко упоминаемая, - говорил он, - я имею в виду тайные общества.
Невозможно скрыть, а потому и бесполезно отрицать, что значительная часть
Европы покрыта сетью этих тайных обществ подобно тому, как поверхность
земного шара покрыта сейчас сетью железных дорог... Они... стремятся к
уничтожению всех церковных установлений", - констатировал Дизраэли,
возмущаясь, что "почтенные граждане Англии, столь бережливые и религиозные.
аплодируют маневрам тех, кто нападает на собственность и на Иисуса Христа,
видя в этом прогресс либерализма".
  Будучи сам крещеным евреем, Дизраэли мог не бояться столь модных сегодня
обвинений в "антисемитизме", и поэтому еще в 1846 году предупреждал, что
готовящаяся "мощная революция развивается полностью под еврейским
руководством" (7).
  Вскоре после смерти лорда Биконсфилда, последовавшей в 1881 году, его
худшие опасения получили новое документальное подтверждение.
  Некто Джон Редклиф опубликовал в Англии "Обозрение политико-
исторических событий за последнее десятилетие", в которое он включил
попавшую к нему запись выступления иудейского раввина на одном из
тайных собраний (8).
  "Христианская Церковь - один из опаснейших наших врагов - сказал раввин,
- и мы должны упорно трудиться, чтобы ослабить ее влияние. Мы должны
сколько возможно стараться привить к умам, преданным христианской религии,
идеи свободомыслия, скептицизма, раскола, вызывать религиозные
препирательства и споры в многочисленных ответвлениях и сектах
христианства. Будем действовать логически, начнем с унижения и умаления
качеств их священнослужителей; объявим им открытую войну, вызовем
подозрение к их набожности, благочестию и поведению хотя бы орудиями
осмеяния и издевательства...
  Сколько уже веков ученые наши упорно и отважно борются крестом,
и ничто до сего времени не заставило их отступить. Народ наш
постепенно возвышается и власть его с каждым днем увеличивается...
  Восемнадцать веков принадлежали врагам нашим, но век настоящий и
будущие должны нам принадлежать - нам, народу Израиля, и это будет
так...
  Каждая война, каждая революция, каждое политическое или религиозное
потрясение в христианском мире приближают нас к тому моменту, когда высшая
цель наша будет достигнута нами... (Я намеренно не касаюсь в этой работе
знаменитых "Протоколов Сионских мудрецов", но наличие в речи раввина и в
тексте "Протоколов" обширных совпадений, часто буквальных, заставляет
думать, что оба документа, несмотря на десятилетнюю разницу в
опубликовании, восходят к единому первоисточнику. Это, во всяком случае,
опровергает то расхожее, но беспочвенное обвинение, которое приписывает
фабрикацию "Протоколов" то ли русской охранке, то ли Сергию Нилусу - их
первому широкому публикатору - прим. митр. Иоанна).
  Подвигаясь таким образом шаг за шагом вперед по начертанному пути и
соблюдая свойственные нам стойкость и твердость, мы оттесним христиан и
уничтожим их влияние. Уже мы будем диктовать миру, во что он должен верить,
что чтить и что проклинать. Может быть, некоторые личности и восстанут
против нас..., но покорные и невежественные массы будут нас слушать и
держать нашу сторону. Раз мы будем хозяевами прессы, от нас будет зависеть
внушать те или иные понятия о чести, добродетели, прямоте характера... Мы с
корнем вырвем веру и поклонение тому, что до сих пор боготворилось
христианами; увлечение страстьми будет в наших руках орудием, которым мы
уничтожим все, что еще возбуждает благоговение христиан...
  Только этим путем сможем мы во всякое время поднять массы и направить их
к саморазрушению, к революциям, т.е. к любой из тех катастроф, которые все
более и более приближают нас к достижению нашей конечной цели - царствовать
на земле..."
  Механизм провоцирования и разжигания смуты, столь откровенно описанный в
этой речи, был запущен во всю мощь уже во время первой русской революции
1905-1907 годов. Даже беглый обзор русской жизни того времени показывает,
что никаких "объективных" (а особенно - столь любимых
историками-материалистами хозяйственных, экономических) причин для
беспорядков не было. Судите сами.
  Финансовое состояние России было чуть ли не самым устойчивым в мире.
Рубль свободно конвертировался, его золотое содержание росло даже во время
войны с Японией. Сама эта война прошла для внутренней жизни империи
практически заметно - налоги выросли всего на 5 %. В то время как
либеральная пресса не уставала обличать "реакционное самодержавие" во всех
смертных грехах, личные доходы граждан - рабочих, служащих и крестьян -
выросли за двадцать лет почти в шесть раз. За то же время вдвое увеличилась
протяженность железных дорог, удвоился и сбор хлеба.
  Русские товары на Дальнем Востоке вытесняли японские и английские в
силу своей дешевизны и традиционно высокого качества (9).
  И все же революция грянула... Стоит, пожалуй, еще раз сказать, что
главные причины всех русских бед нам надо искать в самих себе. Что никакие
злоумышленники не смогли бы раскачать русскую государственность, если бы мы
сами не ослабили ее, подточив духовные основы державной мощи России. Что
значительная часть чиновной администрации давно уже тяготела к либеральной
западной псевдокультуре, несовместимой с истинами Православия. Что
интеллигенция в своем огромном большинстве была прямо враждебна Церкви,
придерживаясь откровенно атеистических или спиритическиоккультных воззрений
Что молодежь, лишенная здорового духовного развития, легко попадала в сети
экстремистских организаций, прикрывавших звонкой фразеологией заурядный
политический терроризм...
  Можно еще долго перечислять внутренние причины, соделавшие русский колосс
столь чувствительным к революционным бациллам. И все же первый натиск
смуты, поддержанной всею мощью международных антихристианских организаций,
был отбит. Ни назойливая антиправительственная пропаганда прессы, ни призыв
к самым низменным инстинктам толпы, ни беспрецедентный террор (начиная с
1905 года и до подавления революции, ежедневно погибало от 10 до 18 человек
- в большинстве своем государственных служащих), ни обильные иностранные
вливания (один лишь Яков Шифф, глава иудейского финансового лобби в США,
потратил миллионы долларов на помощь Японии и революционную пропаганду
среди русских солдат) (Под нажимом того же Шиффа и его единомышленников в
1911 году США разорвали торговый договор с Россией.
  В 1916 году американский агент русской разведки опять сообщил, что
Шифф финансирует революционеров, что они "без всякого сомнения
приняли решение перейти к действию", а на их тайном собрании "было
доложено..., что положение совершенно подготовлено" (11) - прим. митр.
  Иоанна) не сломили Русь (10).
  Ибо несмотря ни на что, в народной толще вера оказалась еще слишком
крепкой. И наряду с теми, кто бездумно поддался лукавым призывам и принял
участие в беспорядках, под хоругвями и крестами выступили люди, считавшие
своим священным долгом защитить устои веры и основы православной русской
государственности.
  При первых же раскатах революционного грома власть, тронутая тленом
либерализма и безволия, растерялась. Полиция исчезла с улиц, а кое-где даже
губернаторы поспешили приветствовать "прогрессивные перемены". Именно
тогда, видя, что власть недееспособна, народ смог взять дело спасения
Отчизны в свои руки. В 1905 году массы выходят на улицы. С одной стороны,
действуют боевики террористических организаций, агитаторы леворадикальных
партий и уголовные элементы, с другой - возмущенные ревнители порядка и
спокойствия. В октябре 1905 года почти во всех городах происходят
столкновения.
  Тогда на волне противостояния смуте стали быстро развиваться и
расти православно-патриотические партии и организации. Русское
собрание и Союз Михаила Архангела, Союз Русского Народа и
Монархическая партия, другие общественные союзы и объединения встают
на пути дальнейших потрясений. И революция - отступает...
  Типичными пунктами программ правых партий (которые с "легкой"
руки советской исторической "науки" до сих пор представляются человеку,
мало сведущему в этом вопросе, некими зловещими организациями, были
следующие требования (на примере Русского Собрания);
  - Православная Церковь должна сохранить в России господствующее
положение... Голос ее должен быть выслушиваем законодательной
властью в важнейших государственных вопросах.
  - Царское Самодержавие должно основываться на постоянном
единении Царя с народом.
  - Племенные вопросы в России должны разрешаться сообразно
готовности отдельной народности служить России... в достижении
общегосударственных задач... Все попытки к расчленению России под каким
бы то ни было видом не должны быть допускаемы.
  - Верховным мерилом деятельности государственного управления...
  должно быть народное благо, причем государство, открывая достаточно
простора для местного самоуправления, должно блюсти, чтобы это
самоуправление нигде не клонилось к ущербу русских народных интересов -
религиозных, умственных, хозяйственных, правовых и политических (12).
  Это была платформа, которая смогла тогда сплотить здоровые
силы русского общества. Но творцы революции быстро учли все свои
ошибки: когда через десять лет на Россию накатила новая революционная
волна, православно-патриотические группы были искусно разобщены и
противопоставлены друг другу (вспомним намерение богоборцев соделать
человеческие страсти главным орудием достижения своих целей), высшие
эшелоны власти парализованы масонским политическим заговором, а
многократно усиленная Думой пропагандистская анти правительственная
кампания беспрепятственно подорвала народное доверие к Государю и его
министрам... Так готовился 1917 год.


  ЛИТЕРАТУРА

1. Об иудаизме, его роли в жизни евреев, о нравственном содержании
талмудизма существует обширная литература. Цитаты, приводимые в данном
труде, взяты из книг Ф. Бренье "Евреи и Талмуд", (Париж, 1928) и протоиерея
А. Ковальницкого, в переводе которого (с немецкого языка) в 1898 г. в СП6
вышло исследование под названием "Нравственное богословие
евреев-талмудистов".
  2. Дикий А". Евреи в России и в СССР. Нью-Йорк, 1967, с. 367-368
  3. Селянинов А. Тайная сила масонства"/a". СПб, 1911, с. 226.
  4. Там ж е, с. 227.
  5. Та м ж е, с. 227.
  6. Вольский К. Евреи в России. СПб, 1887, с. 42. См. также с. 35-39.
  7. О разоблачениях и предупреждениях Бенджамина Дизраэли см.:
  Дуглас Рид. Спор о Сионе. Иоганнесбург, 1980, гл. "Предостережения
Дизраэли".
  8. Вскоре этот примечательный документ был опубликован во французском
переводе. На русском языке он был опубликован в книге Вольского К. "Евреи в
России. Их быт, цели и средства". СПб, 1887, с. 10-11.
  9. Данные о народном хозяйстве дореволюционной России можно найти в
работах: Бразоля Б. Л. Царствование Императора Николая II цифрах и фактах
(в сборнике "Государь Император Николай II Александрович), Нью-Йорк, 1968;
  Острецова В. "Черная сотня и Красная сотня", М., 1991; в обширной
монографии Ольденбурга С. С. "Царствование Императора Николая II, СПб, 1991
и др. трудах 10. Ю.Шульгин В. В. Что нам в них не нравится. .. СПб, 1991,
с, 227- 228.
  11. Там ж е, с. 228.
  12. Острецов В. Указ. соч. М., 1991, с. 9-10.



Митрополит ИОАНН

                            ТВОРЦЫ КАТАКЛИЗМОВ:
                             РЕАЛЬНОСТЬ И МИФЫ

Беседа главного редактора газеты "Советская Россия " Валентина
Чикина с Высокопреосвященнейшим ИОАННОМ, митрополитом Санкт-
Петербургским и Ладожским

  Владыко, Вы, наверное, уже привыкли, что каждое Ваше
выступление на страницах печати вызывает широкий общественный
резонанс. Но даже на этом фоне небывало бурной выглядит реакция
различных политических сил, да и наших рядовых читателей, на Вашу
статью 'Творцы катаклизмов', опубликованную в "Советской России" 22
марта сего года. Она была посвящена духовным основам русской
цивилизации, однако не это послу- жило причиной ее особой популярности.
  В статье Вы непосредственно затронули чрезвычайно болезненный для
России "еврейский вопрос", подробно проанализировав его религиозно-
нравственный аспект. Глеб Якунин в открытом письме на имя Ельцина
тут же призвал президента отдать Вас за это под суд. К нам в редакцию
бдительная прокуратура вскоре прислала своего сурового представителя с
грозным начальственным окриком: "Как посмели напечатать?" В общем,
шуму было много. С той поры редакция получила массу писем. Авторы
большей их части выражают Вам свою горячую поддержку; есть и такие,
кто Вас резко критикует, но главное - все они в один голос требуют
продолжить дискуссию по этой теме. К сожалению, из-за нехватки
печатной площади мы лишены сегодня возможности опубликовать
представительную подборку читательских откликов, но я попытаюсь
привести наиболее характерные высказывания.
  "С гневом и болью узнал из газеты "Советская Россия", что выкрест-
расстрига Якунин обрушился на митрополита Иоанна с доносом за
статью 'Творцы катаклизмов", -пишет из Екатерин- бурга Юрий Иванов. -
Владыко! Вас знают и читают по всей Святой Руси - от Камчатки до
Калининграда. Ваши статьи читаются и перечитываются, передаются из
рук в руки. Паства Ваша исчисляется миллионами. Из Ваших статей
миряне - верующие и неверующие - черпают нравственную и духовную силу
для борьбы с врагами Церкви и русского народа. Русские люди понимают,
кто за Русь, а кто против нее. Больно видеть, как широко
распространилась ныне ересь жидовствующих. Сколько их еще всплывет,
христоненавистников и русофобов, до поры до времени прикидывающихся
православными! Владыко! Прошу Вас - не обращайте внимания на таких,
как Якунин. Они недостойны того. Берегите здоровье и душевные силы. Вы
очень, очень нужны нам, Владыко. Ваше здоровье и нездоровье - это
здоровье и нездоровье всего русского народа... ' А вот письмо представителя
противоположной точки зрения. Его автор - Вольфсон Анатолий
Владимирович, по собственному признанию, 'ассимилированный еврей и
воспитанный в чисто русском духе человек'. 'Уважаемая редакция, - пишет
он. -В настоящее время существует не так уж много центральных газет,
которые читаешь с большим вниманием. Среди них - 'Советская Россия'.
  Но статья митрополита Иоанна 'творцы катаклизмов', опубликованная у
вас, может вывести из равновесия любого порядочного человека и
беспредельно возмутить. Давно уже известно, что культуру человека и его
воспитанность можно оценивать по отношению к евреям. Я не знаю,
пишут ли вам другие евреи, но эта тема не присуща вашей газете - а зря!
  После таких материалов, как 'Творцы катаклизмов', вы просто обязаны
дать обозрение писем читателей, поскольку даже 'старые большевики'
теперь призывают народ 'против Ельцина и жидов'!
  Я мог бы, конечно, прочитать лекцию митрополиту Иоанну о том,
почему Бог избрал своим народом только иудеев, но, думаю, не стоит
терять времени. Предупреждаю Вас, митрополит, катаклизмы - это ваши
внутренние дела. Евреи же были и остаются избранным народом божьим.
  Поэтому наступило время для Православной Церкви серьезно разобраться,
признать свой грех и разделаться с антисемитизмом во всех его формах! '
Как видите, Владыко, разброс мнений весьма широк. Может быть, стоит
все же еще раз вернуться к этой теме?
  Я ТОЖЕ за последние месяцы получил много писем-откликов на свою
статью. Не хочу хвалиться, но среди них - ни одного ругательного.
  Наоборот. Есть даже своеобразные наказы. Одна раба Божия из Твери,
например, прислала перечень вопросов, связанных с нынешним
катастрофическим положением русского .народа. Эти вопросы, по ее
мнению, необходимо обсудить одновременно на заседаниях Священного
Синода и Государственной Думы... И все же я не предполагал возвращаться
к тематике, связанной с проблемами русско-еврейских отношений. Видит
Бог, у русского человека сегодня других проблем хоть отбавляй. Но если
есть нужда в каких-либо пояснениях и дополнениях к сказанному - я,
конечно, готов по мере сил разъяснить возникающие недоумения.

  Нужда такая есть. Она в первую очередь связана с тем, что долгие
годы публичное и гласное обсуждение этих проблем было строжайше
запрещено. Теперь же, когда, наконец, старые запреты пали и люди
охвачены естественным стремлением самостоятельно и непредвзято
разобраться, где правда и 'кто есть кто ', они с первых шагов
сталкиваются с жесточайшим дефицитом информации.
  Вы правы. За все время советской власти в СССР не было издано ни
единой серьезной книги по этой теме. (А ведь до революции она была одной
из самых животрепещущих в российском обществе, одной из самых
обсуждаемых на страницах газет - как "правых", так и "левых"). В какой-
то мере этот пробел восполнили труды представителей русской
эмиграции. Для примера достаточно назвать исследования таких
известных политических деятелей, как Василий Шульгин, который в 1929
году издал книгу с выразительным названием "Что нам в них не нравится",
или Николай Марков, выпустивший годом раньше в Париже первый том
своей работы "Войны темных сил". Но этого было явно недостаточно, да
и научные возможности первой волны эмиграции по сбору и анализу фактов
были слишком невелики. В общем, единственной известной мне книгой,
которая может обоснованно претендовать на роль серьезного
исторического исследования с точки зрения полноты и последовательной
систематизации приведенного в ней фактического материала, является
двухтомная работа Андрея Дикого "Евреи в России и СССР", вышедшая
мизерным тиражом в Нью-Йорке в 1967 году и переизданная спустя
несколько лет в Мадриде.

  Но эти издания сегодня также мало доступны широкому читателю,
как и раньше...
  Верно. Сие ясно видно даже по характеру вопросов, которые
содержатся в письмах читателей. Большей частью они связаны с
различными затруднениями фактологического характера, когда человек не
может разобраться в противоречивых утверждениях из-за
невозможности проверить достоверность и добросовестность приводимых
фактов. Надо сказать, что, по моим наблюдениям, подобные недоумения
затрагивают главным образом две важнейшие области: религиозно-
нравственную и конкретно-историческую. Мои сотрудники даже
составили нечто вроде конспекта, содержащего "типовые" вопросы, на
которых обычно спотыкаются "новоначальные" исследователи русско-
еврейской проблематики.

  Так, может быть. Вы воспользуетесь возможностью, Владыко, и
ответите на эти вопросы?
  Попробую выделить хотя бы самое существенное. Итак, область
религиозно-нравственная.
  Мне уже приходилось говорить, что иудейский, антихристианский
экстремизм оставил в русской судьбе страшный, кровавый след. Эта
очевидная истина не должна, однако, превращаться в повод для
нагнетания бессмысленной истерии. Криками и проклятиями горю не
поможешь. Для того, чтобы обезопасить Россию от возможного
повторения того богоборческого, русофобского кошмара, который она
пережила в XX столетии, необходимо, во-первых, восстановить
историческую истину в ее неискаженном виде, а во-вторых, глубоко и
всесторонне проанализировать нашу национальную трагедию, ее причины и
следствия и - сделать соответствующие выводы.
  На этом пути непредвзятому и объективному исследователю
невозможно уклониться от рассмотрения и анализа той
непропорционально огромной роли, которую сыграла (да и до сих пор
играет) в русской смуте иудейская община России. Взгляните хотя бы на
списки руководителей "Союза воинствующих безбожников", явившегося
идеологическим вдохновителем и организатором беспрецедентной по своей
кровавой жестокости антицерковной травли 20-30-х годов. Губельмаи,
Эпштейн, Блох, Коган - имя им легион... В книге А. Дикого приведены
достаточно объемные статистические сводки, дающие представление о
фактическом состоянии "еврейского вопроса" в России с момента
революции и до начала Великой Отечественной войны. Они просто
потрясают воображение... Например, в годы гражданской войны из 556
высших партийно-государственных должностей 85 процентов были
заняты евреями, 5 процентов - русскими и оставшиеся 10 -
представителями иных национальностей. Это при том, что еврейская
община составляла 1,1 процента от общего числа населения России.
  Согласитесь, что данные достаточно серьезные для того, чтобы
обратить на них внимание и хотя бы перепроверить и уточнить, ибо сам
Дикий допускает возможность некоторых погрешностей. До сих пор наша
доблестная пресса дружно бросается с обвинениями в "антисемитизме" и
"мракобесии", в "невежестве" и "фальсификации" на всякого, кто
подступается к этой теме. Вот и давайте проверим - всесторонне, гласно,
с привлечением независимых специалистов...

  Но ведь антирелигиозные гонения одинаково касались
представителей всех конфессий, в том числе и иудаизма.
  Вы думаете? Здесь тоже следует внести ясность. Вот, к примеру,
недавно газета "Известия" с умилением поведала миру трогательную
историю хасидского раввина, который в самый разгар сталинской эпохи "по
совместительству" работал... вторым секретарем Самаркандского горкома
КПСС (статья "Где злоба дня сплетена с вечностью" в номере от 10 июня
1994 г.). А ведь "второй" в системе партийной номенклатуры традиционно
курировал вопросы идеологии. Каково? Видит Бог: не прочитал бы
собственными глазами - не поверил бы! "Он для всех секретарствовал, а в
кругу доверенных местных евреев раввинствовал", - восхищается газета.
  Разве это свидетельствует о том, что "антирелигиозные гонения касались
всех равно?" По-моему, как раз об обратном. Такие вот "пламенные
большевики" и раскручивали маховик антирусского, антиправославного
террора!

  Но откуда у иудаизма столь острая неприязнь к христианству' Ведь
обе религии, и> первый взгляд, имеют общий исторический корень?
  Не обижайтесь, Валентин Васильевич, но это - типичный вопрос
дилетанта. Впрочем, в условиях нынешнего повального религиозного
одичания он весьма распространен. Я даже слышал, что где-то есть такие
"суперпатриоты", которые предлагают возрождать Россию на духовной
основе "самобытного славянского язычества", потому что христианство,
как им кажется, есть лишь "ветвь иудаизма" и "ловушка для гоев". Что
тут скажешь? - Несчастные, больные люди...
  Но вернемся к истории взаимоотношения иудеев с Церковью
Христовой. Православие, как религия почитания Единого Истинного Бога,
Творца вселенной и Спасителя рода человеческого. действительно,
преемственна по отношению к Ветхозаветной Церкви, которой Господь
еще за полтора тысячелетия до Рождества Христова вверил знание о том,
что со временем придет в мир Мессия, искупит своими вольными
страданиями первородный грех Адама и научит людей милосердием и
любовью побеждать пороки и страсти "во зле лежащего мира". Но когда
этот Мессия, Христос, действительно пришел, иудеи отвергли Его, ибо
вместо проповеди покаяния и смирения жаждали богатства,
материального процветания и господства над миром.
  Этот момент послужил поворотной точкой в бытии народа
израильского. Отвергнув Бога, они и сами оказались богоотверженными, по
слову Спасителя: "Се, оставляется вам дом ваш пуст..." (Мф. 23: 38).
  Радикально изменились и их религиозные воззрения, приобретя ярко
выраженный антихристианский, богоборческий характер. Духовная
преемственность развития была резко оборвана. Так что все разговоры об
"общей исторической почве" христианства и иудаизма - ложь. Две тысячи
лет назад вообще не было такого понятия - иудаизм. А религиозные
верования еврейского народа после духовной катастрофы богоубийства уже
совсем не те, что были у их далеких предков - ветхозаветных патриархов и
пророков, удостоившихся за свое благочестие многоразличных благодатных
даров. Это две разные религии, вот и все! Творения всех святых отцов и
учителей Церкви - от Иоанна Златоуста до Игнатия Брянчанинова -
согласно подтверждают такую точку зрения.

  Но ведь Христа распяли не иудеи, а римские стражники - так, во
всяком случав, пытаются представить дело некоторые современные
исследователи.
  Сегодня общепризнано, что степень исторической, если хотите,
даже научной достоверности евангельских текстов чрезвычайно высока.
  Поэтому для того, чтобы восстановить картину рас- пятия Христа,
достаточно обратиться к свидетельству евангелистов, подробно
описавших само событие. "Пилат же, созвав первосвященников и
начальников и народ, сказал им: вы привели ко мне человека сего,... и вот...,
я не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его...
  Но весь народ стал кричать: смерть Ему!... Пилат снова возвысил голос,
желая отпустить Иисуса. Но они кричали: распни, распни Его! Он в
третий раз сказал им: какое же зло сделал Он? Я ничего достойного
смерти не нашел в Нем... Но они продолжали с великим криком требовать,
чтобы Он был распят" (Лк. 23: 13-23). Так описывает события апостол
Лука. А евангелист Матфей добавляет: "Пилат, видя, что ничто не
помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед
народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. И,
отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших" (Мф. 27: 24-
25). Сомнений быть не может - иудеи совершенно сознательно предали
Христа на страшные крестные муки и лютую смерть, добровольно при-
няв на себя невинно пролитую кровь Спасителя!

  Ваше Высокопреосвященство, учитывая, что наши читатели в
основном люди светские, давайте не будем углубляться дальше в
богословскую проблематику. Вы ведь сказали, что помимо религиозно-
нравственной области, большое количество вопросов затрагивает и
область конкретно-историческую. Могли бы Вы прокомментировать хотя
бы наиболее распространенные из них?
  По сути дела, все такие вопросы могут быть безособого труда
сведены в один, главный: какова история русско-еврейских отношений в
России? А этот (частный, несмотря на всю свою значи- мость) вопрос, в
свою очередь, неотделим от другого, существеннейшего, воистину
судьбоносного для нас сегодня: какова действительная, неискаженная, не
изуродованная всяческими мертвыми идеологизированными схемами
история нашего Отечества и русского народа?
  Люди обязательно должны знать свое прошлое. Без прошлого у
народа нет будущего, нет чувства собственного достоинства, нет
здорового национального самосознания. Но ретивые борзописцы - равно
коммунистические и либерально-демократические - за долгие годы столько
налгали про Россию, так извратили ее тяжелый, бурный исторический
путь, что русская судьба, героическая и трагическая одновременно, на
страницах бесчисленных учебников и "Курсов лекций" оказалась
искалеченной буквально до неузнаваемости. Сегодня необходим
титанический труд, чтобы извлечь, наконец, нашу Родину из этого
псевдоисторического хлама и мусора, отмыть от нечистот и вернуть ее
истории фактическую достоверность и нравственное величие.
  Вот, например, зловредный миф о "черносотенных еврейских
погромах", который стараниями наших средств массовой информации
превратился в патентованное средство для иллюстрации "зоологического
русского антисемитизма". Ведь он не выдерживает никакой критики,
никакой фактологической проверки. Возьмем для примера самый страшный
по своим результатам (более 500 убитых) одесский "погром" октября 1905
года, ставший сегодня хрестоматийным аргументом борцов с
антисемитизмом. Так он, строго говоря, вообще не подходит под это
название, ибо неизвестно еще - кто кого громил. Иудеев погибло (по их соб-
ственным данным) около 300 человек, "погромщиков" (по данным
правительства) - почти столько же. Это при том, что безоружной толпе
противостояли "отряды еврейской самообороны", обладавшие, по
собственному признанию, к началу беспорядков 350 револьверами, которые
через день были дополнены большой партией оружия, розданной в одной из
городских синагог... Понятно, что по прошествии стольких лет нечего
считаться, кто прав, а кто виноват, но придерживаться исторической
правды все же необходимо.
  Также бездоказательны утверждения о том, что погромы про-
воцировала русская государственная власть. Сионистская организация
"Паолей-Цион" вскоре после одесских событий послала в город специального
представителя, дабы собрать доказательства того, что погром
спровоцирован. И что же? "Я ездил в Одессу затем, чтобы обрести чисто
провокаторский погром, - признается посланник в своего отчете. - Но -
увы! - не обрел его". Да что продолжать! Недавно журнал "Наш
современник" напечатал весьма обстоятельную работу Вадима Кожинова
"Черносотенцы и революция", где этот вопрос исследован с необходимой
подробностью и ясностью.

  Надо сказать, что тезис о 'государственном антисемитизме" далеко
не нов. Советскую власть тоже без конца обвиняли в этом.
  Вот уж действительно - пальцем в небо! Давайте опять обратимся
к фактам. Уже 28 апреля 1918 года в "Известиях" было опубликовано
пространное постановление Исполкома Моссовета "по вопросу об
антисемитской агитации в Москве и Московской области". 27 июня там
же советское правительство поместило специальное постановление о
необходимости "энергичной борьбы с антисемитизмом" и наметило
обширный перечень практических мер в этой области. На VIII
Всероссийском съезде Советов Молотов в своей речи публично пригрозил
антисемитам смертной казнью; то же сделал и Сталин в интервью
зарубежным СМИ. И это были не простые угрозы, ибо вступивший в
действие Закон об антисемитизме действительно предусматривал
высшую меру наказания.

  Так, видно, был же все-таки этот самый антисемитизм, если для
борьбы с ним требовались столь суровые меры?
  Я отвечу Вам словами И. М. Бикермана, еврейского публициста,
опубликовавшего статью на эту тему в сборнике "Россия и Евреи",
изданном в Берлине в 1924 году. "Русский человек, - писал Бикерман, -
никогда не видал еврея у власти. Были и лучшие, и худшие времена, но
русские люди жили, работали и распоряжались плодами своих трудов,
русский народ рос и богател, имя русское было велико и грозно. Теперь еврей
  - во всех углах и на всех ступенях власти... Русский человек видит теперь
еврея и судьей, и палачом. Не удивительно, что сравнивая прошлое с
настоящим, он утверждается в мысли, что нынешняя власть - еврейская и
что потому именно она такая осатанелая... Русский человек твердит:
  жиды погубили Россию. В этих трех словах и мучительный стон, и
надрывный вопль, и скрежет зубовный... Волны юдофобии заливают теперь
страны и народы, и близости отлива еще не видно. Именно - юдофобия:
  страх перед евреем как перед разрушителем". Я думаю, что это признание
еврейского автора не требует комментариев.

  Да, пожалуй. Но у меня есть пример и посвежее. Известная
демократия Валерия Новодворская недавно заявим через газету: "Пойдем
против народа, мы ему ничем не обязаны... На месте России может
остаться пепелище, тайга, братская могила. .. Нам нельзя ее жалеть ". А
Вы знаете, Владыко, что уже в "перестроечные" времена через Верховный
Совет СССР активно 'продавливали' новую редакцию 'Закона об
антисемитизме'? Эта идея и до сих пор жива: нет-нет да и всплывет на
каком-нибудь совещании 'демократических сил ' или в кулуарах
Государственной Думы.
  Ничего удивительного. Мы, к сожалению, до сих пор так и не сделали
должных выводов из прошлых ошибок. И в том, что русский народ по-
прежнему унижен, оболган, ограблен и обманут, прежде всего - наша
собственная вина. Стыдно сказать - официальные лица даже произносить
слово "русский" в своих выступлениях стесняются. Все норовят как-нибудь
обойти: то "российскими" людей назовут, то еще что-либо придумают.
  Вот и получается, что в эпоху "застоя" был у нас народ "советский",
сейчас - "российский", а русского как не было, так и нет. Мы с невероятной
беспечностью относимся к своему национальному достоинству, забывая,
что до тех пор, пока мы сами не научимся любить свой народ, свое
Отечество и его историю, свои святыни - мы и других не сможем научить
нас уважать.
  За примерами далеко ходить не надо. Скажем, в 1991 году иудейская
секта хасидов справляла Хануку - свой религиозный праздник - прямо в
Кремле, в сердце русского Православия, в "святая святых" Земли Русской.
  Что - другого места не нашли? Более того, все это непотребство
телевидение открыто транслировало на весь мир как очередное
достижение демократии. А через некоторое время израильский журнал
"Алеф" в материале "Россия: другое лицо" радостно отметил, что
подобное стало возможным "только после того, как кресло министра
иностранных дел занял Андрей Козырев - политик новой формации,
известный своей приверженностью религиозным взглядам хасидов".
  Религиозные взгляды - личное дело министра, но способствовать
осквернению святынь Кремля ему все же, я думаю, не стоило. Учитывая те
клички, которыми он время от времени награждает своих русских
политических оппонентов: "отребье", "ублюдки" (и все это - публично,
прямо с экрана телевизора), - складывается довольно любопытное
впечатление о его национально-государственных пристрастиях.

  Министр - это власть. А против власти, как говорится, не попрешь:
  сила солому ломит. Да вот и пример "черного октября" показывает, что
ради сохранения своих постов эти господа 'демократы' ни перед чем не
остановятся.
  Я бы не хотел придавать нашей беседе такую чисто политическую
окраску. Дело не в том, к какой партии, к какому блоку принадлежит тот
или иной деятель. Будь демократом, коммуни- стом, националистом,
либералом, но - люби Россию!

  Так ведь опыт показывает, что среди нынешних правителей таких
людей днем с огнем не сыщешь! Чего стоит хотя бы последний скандал с
увольнением Миронова - председателя Роскомпечати. Стоило ему заявить
о себе как о русском - именно русском - патриоте, как заклевали буквально в
считанные дни.
  Да, печально. Вообще, в этой области многое сегодня вызывает
удивление. Вот, скажем, поехал премьер-министр в Америку и на встрече с
лидерами американских евреев заявил что у правительства есть
"программа борьбы с антисемитизмом" А программа борьбы с русофобией,
хотелось бы знать, у нашего правительства есть? Или, скажем, совсем
недавно Виктор Степанович поздравил евреев России и с праздником Рош
Гашана, о чем появилось соответствующее сообщение в газетах. В этом
нет конечно, ничего предосудительного; печалит другое. Я что-то не
припомню случая, чтобы кто-либо из высшего руководства страны
обратился с поздравлениями к русскому народу! Не к абстрактным
"россиянам", а именно к русскому народу, у которого тоже есть масса
прекрасных и величественных национальных праздников...

  Владыко, позвольте еще один, последний вопрос. Он у меня личный,
даже. скажем так - деликатный. Не боитесь ли Вы так откровенно и
искренне высказываться по самым болезненным проблемам нашего
нынешнего бытия? Я знаю. что Вам неоднократно предлагали свои услуги в
качестве охраны и казаки, и Союз офицеров, и православные братства, но
Вы неизменно отказывались...
  Что тут сказать? Я уже далеко не мальчик, за плечами жизнь
долгая и непростая, убедившая меня в том, что бояться нужно не врагов
видимых, не людских наветов, но - суда Божия, нарушения заповедей
Христовых и укоров собственной совести Я буду счастлив, если окажется,
что и мое слабое слово внесло свою посильную лепту в великое, святое дело
возрождения нашего Отечества, нашего многострадального народа. Я
говорю то, что говорю, с полным сознанием меры своей ответственности
и возможных последствий. Я ко всему готов, ибо надеюсь не на свои силы,
но на благодатную помощь Божию. "Сила Моя совершается в немощи" (2
Кор. 12: 9), - сказал некогда ученикам Своим Господь и Бог наш Иисус
Христос.
  Сие и буди, буди! Аминь.


Митрополит ИОАНН

                         НЕРАСКАЯННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ
            Ответ митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского
                       Иоанна на письмо В.Польского

  В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ тема "русско-еврейских отношений" прочно
закрепилась на страницах печати. Одни рассматривают ее как проявление
"зоологического русского антисемитизма", другие - в тесной связи с
"мировым жидо-масонским заговором". И этому не надо удивляться.
  Разброс мнений и ожесточенность полемики ясно свидетельствуют о
болезненности и важности темы, о ее безусловной злободневности. А это
значит, что обсуждение затронутых проблем необходимо продолжить, по
возможности отсекая эмоциональные крайности и постепенно выводя
дискуссию из трясины взаимных обвинений в русло серьезных исторических,
богословских и культурологических исследований.
  Исходя именно из таких побуждений, я согласился ответить на
письмо г-на Польского, любезно переданное мне редакцией "Советской
России".
  Однако, прежде чем приступить к рассмотрению поднятых в нем
вопросов по существу, необходимо исправить некоторые фактические
неточности и ошибки, допущенные автором. Итак:
  Во-первых, "каста левитов - богатых священников" существует
исключительно в воображении г-на Польского. Левиты - это не каста, а
потомки Левия, сына Иакова, одного из ветхозаветных патриархов. Из
рода левитов происходили Моисей и Аарон, чьи сородичи получили особые
права на священство. Не вдаваясь в подробности ветхозаветного
богослужения, отметим, тем не менее, что на подавляющем большинстве
левитов лежали низшие обязанности культа, и попытка зачислить их всех
чохом в "богатые священники", чтобы подтвердить наличие "классовых
антагонизмов" в древнем Израиле, не имеет ничего общего с исторической
истиной.
  Во-вторых, попытка представить проповеди Христа "идеями
первобытного коммунизма" заставляет думать, что автор отказывает
читателям даже в самом поверхностном знании как Христовых
проповедей, так и коммунистических идей. И уж тем более предполагает
их полное неведение относительно того, что коммунисты в 20-30-х годах
нашего столетия тысячами расстреливали, вешали и топили
православных священников как раз за их верность Христову учению. Если
же потом, спустя несколько десятилетий, вожди большевизма
обнаружили, что христианские основы русского самосознания все еще
живы, и попытались приспособить их для собственных нужд, оскопив и
втиснув в "Моральный кодекс строителя коммунизма", то это говорит
лишь о том, что все усилия богоборцев "искоренить религию" оказались
напрасными, и они вынуждены были пойти на компромисс с ненавистной
"поповщиной".
  В-третьих, "еврейские общины были разбросаны по всему Ближнему
Востоку" вовсе не "после разгрома Иудеи римскими легионами в 1 веке н.э.",
как это утверждает г-н Польский. Сие событие произошло семью
столетиями раньше, после того, как в 606 году до Рождества Христова
Иудейское Царство было разгромлено вавилонским царем Навуходоносором.
  Начало же процессу положил еще на сто лет раньше ассирийский владыка
Салмансар, завоевавший в 722 г. до Рождества Христова Царство
Израильское. О точных датах этих событий среди историков до сих пор
нет общего согласия, но то, что еврейская диаспора возникла задолго до
прихода римских легионеров в Палестину, не подлежит никакому
сомнению.
  В-четвертых, утверждение, будто бы "Иисус... подчеркивал
самоотверженную поддержку учения многочисленными иудейскими
сектами ессеев", рождает подозрение, что автору ни разу в жизни не
довелось прочесть Новый Завет. Иначе бы он знал, что ничего даже
отдаленно напоминающего эту фразу Иисус Христос никогда не
произносил. О сектах ессеев более или менее подробно мир узнал совсем
недавно, когда после второй мировой войны на берегу Мертвого моря
археологи обнаружили так называемые "Кумранские рукописи".
  Многочисленными ессейские общины никогда не были, от какого бы то ни
было участия в общественной жизни уклонялись, к христианству никакого
отношения не имели и, судя по всему, прекратили существование во время
Иудейской войны.
  Кроме того, Христос никогда не разоблачал "религиозный фанатизм
саддукеев", ибо саддукеи (последователи Садока, ученика известного
мудреца Антигона Сахоского) были людьми светскими, не верили в
загробную жизнь и, подобно эпикурейцам, считали, что человек должен
заботиться лишь о своем земном благополучии.
  В-пятых, труды "выдающегося еврейского историка" Иосифа
Флавия, вопреки мнению г-на Польского, долгое время служили одним из
наиболее веских доказательств исторической достоверности евангельских
текстов, ибо именно Флавий упоминает об Иисусе Христе ясно и
недвусмысленно. Другое дело, что сравнительно недавно некоторые
исследователи попытались объявить это место сочинений историка
"позднейшей вставкой", но привести убедительных аргументов в
подтверждение своей гипотезы так и не смогли... Утверждение же о том,
что книга Флавия "включалась Православной Церковью в Новозаветный
свод сочинений" столь вопиюще нелепо, что даже не требует специального
опровержения.
  В-шестых, "современником Иисуса" был не "римский император
Нерон", правивший через двадцать лет после распятия Христа (54-68 гг. по
Р.X.), а один из его предшественников - Тиберий, занимавший престол с 14
по 37 г.
  И, наконец, не могу не выразить своего удивления тем, что, цитируя
Священное Писание, г-н Польский пользуется каким-то странным,
"самодельным" переводом, отвергая общепризнанный, т.н. "синодальный"
текст - бесспорно лучший и самый точный из имеющихся на русском
языке. Теперь по существу.
  Когда израильские старейшины собрались в доме первосвященника
Каиафы, дабы на совете решить, как им избавиться от Иисуса, они,
действительно, вырабатывали план действий с учетом того, "чтобы не
сделалось возмущения в народе" (Мф. 26:5). Казалось бы, к этому были все
основания, ибо несколькими днями раньше, когда Христос в сопровождении
учеников въезжал в Иерусалим, "множество народа постилали свои
одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге;
народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну
Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! И когда
вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей?"
(Мф. 21:8-10).
  Однако опасения старейшин оказались совершенно напрас ными.
  Быстро уловив настроение "верхов", толпа тут же присоединилась к
гонителям Иисуса, настойчиво - даже вопреки желанию римского
прокуратора - требуя смерти для невинного Праведника. Эта быстрая
смена настроений народа вчера - услужливое "Осанна!", а сегодня -
кровожадное "Распни Его, распни!", - как нельзя лучше свидетельствует о
том, сколь поверхностно воспринимали иудеи проповедь Спасителя, как
легко отреклись они от Того, Кто пришел с призывом к милосердию,
покаянию и любви.
  "Такое учение не понравилось иудеям, - писал в своих проповедях
епископ Игнатий Брянчанинов, один из столпов русской духовности XIX
столетия. - Они, будучи всецело заняты своим земным преуспеянием, ради
этого преуспеяния отвергли Мессию... Отвергши Мессию, совершивши
Богоубийство, они окончательно разрушили завет с Богом. За ужасное
преступление они несут ужасную казнь. В течение двух тысячелетий
упорно пребывают в непримиримой вражде к Богочеловеку. Этою враждою
поддерживается и печатлеется их отвержение".
  Памятники письменности первых веков христианской эры,
дошедшие до нас, едва ли не единогласно свидетельствуют о том, что
ненависть к Христу повсеместно заставляла иудеев идти на отчаянные
попытки искоренить, уничтожить Его учение. Ради этих целей они не
брезговали никакой клеветой, откровенно провоцируя римские власти на
организацию антихристианских гонений.
  Мученик Иустин Философ, проповедовавший в Риме во втором веке
по Р.Х., писал: "Иудеи послали во всю землю людей, через посредство
которых везде оповестили, что возникла новая секта, которая проповедует
атеизм и разрушает законы... Все клеветы, которые распускают
относительно христиан, идут от этих, распространенных иудеями".
  Квинт Септимий Флоренс (11-111 вв. по Р.Х.), больше известный
историкам под именем Тертуллиана, - знаменитейший богослов, юрист по
образованию, свидетельствует: "Иудеи - первые виновники дурных
представлений, какие имеют о нашей религии язычники". Не менее
определенно высказывается и Ориген - глубокий философ, современник
Тертуллиана: "Как только явилось христианство, иудеи стали
распространять о его последователях ложные слухи, чтобы сделать его
ненавистным всему миру"...
  Наиболее подробным исследованием этого вопроса является работа,
опубликованная в 1913 году на страницах журнала "Вера и Разум" под
названием "Из истории иудейско-римских гонений на христиан". Помимо
того, десятки авторов так или иначе касались его в своих трудах.
  Фактического материала для констатации факта активнейшего
иудейского участия в антихристианских гонениях - более чем достаточно.
  Поэтому утверждение о том, будто бы "только вера иудейских общин
позволила христианству выстоять" просто кощунственно, не говоря уже о
том, что оно исторически безграмотно и совершенно бездоказательно...
  Катастрофа Богоубийства резко оборвала духовную
преемственность жизни еврейского народа. Это особенно очевидно при
сравнении благочестивых призывов ветхозаветных пророков с
человеконенавистническими пассажами нынешних израильских идеологов.
  "Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя
злодеев, сыны погибельные! - взывал некогда к своим ожесточившимся
сородичам святой пророк Исайя. - Оставили Господа, презрели Святого
Израилева, - повернулись назад. Во что вас бить еще, продолжающие свое
упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло... Омойтесь, очиститесь;
удалите злые деяния ваши от очей Моих, перестаньте делать зло;
научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте
сироту, вступайтесь за вдову" (Ис. 1:4-5,16-17).
  Даже духоносный царь Давид, легендарный основатель еврейской
государственности, находясь на вершине своего величия, смиренно сознавал
несовершенство падшей человеческой природы, каясь, когда ему случалось
впасть в грех: "Помилуй меня. Боже, по великой милости Твоей, и по
множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои... и от греха моего
очисти меня, ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною..."
(Пс. 50:3-5).
  После нераскаянного преступления Богоубийства благодать Божия,
поддерживавшая и вдохновлявшая ветхозаветное благочестие, отступила
от жестоковыйного народа, запятнавшего себя невинной кровью
Спасителя. Израиль был предоставлен собственным страстям: алчности,
властолюбию и гордыне, определившим его новый духовный облик. За
примерами далеко ходить не надо - современная еврейская пресса просто
переполнена ими.
  Вот что, например, писал русскоязычный израильский журнал
"Алеф" в статье "Феномен еврейской души", опубликованной в 1992 году:
  "Отличие еврейского народа от остальных сформировалось на двух этапах.
  Первый этап - эпоха наших праотцев, которые поднялись над
ограничениями естественного характера и заложили фундамент
реальности нового типа - еврейского народа..." На втором этапе "праотцы
заслужили не только для себя, но и для своих потомков особую духовную
субстанцию - Божественную душу Таким образом, еврейский народ
выделился в особую категорию, отличную от остальных народов. Это
отличие является качественным, принципиальным... Еврей - не просто
человек. Еврей - создание, в которое Всевышний внедрил дух святости...
  Еврей стоит вне мироздания... Эта особенность еврейского народа
передается по наследству каждому еврею... Определение "человек" в его
высшем смысле относится лишь к обладателям Божественной души".
  Вот так - ни больше, ни меньше. Мы с вами, оказывается, и не люди
вовсе. Судите сами, сколь разительно отличается тщеславный дух
нынешнего иудаизма от покаянной благодати Ветхого Завета. Таковы
страшные последствия Богоубийства, и отрицать их очевидность может
лишь слепой!..
  Впрочем, все это не имело бы для России сколь-либо существенного
значения, если бы катаклизмы XX столетия, стоившие русскому народу
неисчислимых страданий и жертв, не заставили исследователей
внимательно присмотреться к перепитиям русско-еврейских отношений.
  На этом пути немалую роль сыграли так называемые "списки Дикого ,
достоверность которых столь ожесточенно оспаривает г-н Польский.
  Напомню вкратце, о чем идет речь.
  В последние годы в России ходило по рукам большое количество
различных списков, в которых анализировался национальный состав
советской правящей элиты. Среди них наибольшее, пожалуй,
распространение получили списки, опубликованные в 1967 году в Нью-Йорке
Андреем Диким в его монографии "Евреи в России и СССР". Из них следует,
что в годы революции и гражданской войны евреи составляли 83 процента
руководящих работников на ключевых партийно-государственных постах,
а русские - всего пять процентов (пропустив вперед даже латышей,
имевших шесть процентов).
  Некоторые исследователи, внося коррективы в списки Дикого,
увеличивали процент "еврейских начальников" даже до 85 и выше, но дело,
конечно, не в этом. Несколько процентов в ту или иную сторону никак не
могут отменить того факта, что участие евреев в русской трагедии XX
столетия оказалось вопиюще непропорциональным, многократно
превышающим их общее количество, составлявшее, по разным оценкам,
один-три процента от населения страны.
  Эта диспропорция общеизвестна, и сами евреи ее никогда не
отрицали. Более того, в русскоязычной еврейской прессе в 20-е годы даже
велась довольно активная дискуссия на эту тему, завершившаяся в 1924
году выходом в свет сборника статей "Россия и евреи" (Издательство
"Основа", Берлин). Один из авторов этого сборника, известный еврейский
общественный деятель И.М.Бикерман высказался в своей статье с
предельной откровенностью.
  "Русский человек никогда не видал еврея у власти, - писал он. - Были,
конечно, и лучшие, и худшие времена, но русские люди жили, работали и
распоряжались плодами своих трудов, русский народ рос и богател, имя
русское было велико и грозно. Теперь еврей - во всех углах и на всех
ступеньках власти... Русский человек видит теперь еврея и судьей и
палачом. Он встречает евреев... распоряжающихся, делающих дело
советской власти... А власть эта такова, что поднимись она из последних
глубин ада, она не могла оы оыть ни "эолее злоЬной, ни более бесстыдной...
  Русский человек твердит: жиды погубили Россию. В этих трех словах и
мучительный стон, и надрывный вопль, и скрежет зубовный...    Еврей на
все это отвечает привычным жестом и привычными словами: известное
дело - мы всегда во всем виноваты! Так как всегда и во всем мы, конечно,
виноваты быть не можем, то еврей делает отсюда весьма лестный и
удобный для нас житейский вывод, что мы всегда и во всем правы. Нет,
хуже: он просто отказывается подвергнуть собственному суду свое
поведение..."
К сказанному, по-моему, нечего добавить. Укажу лишь, что
авторство "списков Дикого" принадлежит вовсе не ему. Список этот был
опубликован впервые в 1920 году в Нью-Йорке группой "Единство Руси" и
составлен, скорее всего, за период с сентября 1918 года (ибо в нем Урицкий,
убитый 30 августа, упомянут как мертвый) по март 1919 г. (поскольку
Свердлов, скончавшийся 16 марта, упомянут как живой). Собственно
Дикому принадлежат лишь списки, анализирующие национальный состав
правящей элиты СССР в период 1936-1939 годов и дающие почти такую же
картину (например, ЦК ВКП(6): евреи - 72 процента, Совет народных
комиссаров - 85 процентов, комиссариаты иностранных дел и внешней
торговли - 80 процентов). В последние годы ряд средств массовой
информации публиковал списки, в которых делалась попытка оценить
нынешнее положение дел в этой области. Они не менее впечатляющи,
хотя, конечно, проверить их достоверность сегодня довольно сложно...
  А надо ли это делать вообще, спросит читатель? Вот и г-н
Польский усматривает в таких попытках едва ли не фашизм: ему уже
мерещатся процедуры измерения черепов на предмет "расовой чистоты",
которым он предлагает подвергнуть и меня, грешного...
  Думаю, что такие опасения совершенно напрасны. Но для того,
чтобы гарантированно избежать разрушительных крайностей - равно
космополитических и националистических - необходимо прежде всего
внести ясность в такие важные понятия, как "народ", "нация",
"национальная политика" и им подобные.
  Надо сказать, что с точки зрения христианина люоая попытка
упразднить национальную самобытность народа (будь то под лозунгом
"общечеловеческих ценностей" или как-либо иначе) является одной из
форм богоборчества. Дело в том что разделение единого некогда
человечества на различные расы и племена произошло по прямому велению
Божию (См. Быт. 11:1-8). Более того, Православная Церковь учит, что
каждый народ, как соборная личность, имеет и своего особого Ангела-
хранителя. Тайна национальности коренится в мис тических глубинах
народной жизни, являясь одной из важ нейших первооснов человеческого
бытия, залогом того духов ного единения, без которого немыслимо само
существование народа, общества, государства.
  Именно поэтому наука до сих пор не смогла предложить ни одного
сколь-либо приемлемого материалистического определения нации. Все ныне
существующие - от марксистского до фашистского - не только
теоретически ущербны, но и, как показала история, практически
несостоятельны. А между тем сегодня для возрождения России жизненно
необходимо восстановить гармонию межнациональных отношений.
  Для этого, в свою очередь, потребна осмысленная, всесторонне
продуманная, комплексная концепция национальной политики. У нас же,
похоже, ее до сих пор нет. Министерство национальностей с
многочисленным штатом - есть. Министр, стоящий во главе этого
солидного ведомства, - есть. Даже вице-премьер, курирующий эту
деликатную область, - тоже есть. А национальной политики нет. И так
будет продолжаться до тех пор, пока в Кремле считают, что
"национальная политика" исчерпывается умением чиновников
"умиротворять" за счет русских интересов национальные окраины с их
непомерными амбициями и "выбивать" из регионов признания в
политической лояльности Центру.
  Но действенная, длительная и прочная национальная стабильность
станет возможной в России лишь тогда, когда государственная власть
поймет, наконец, что ей необходимо бдительно следить, чтобы различные
народы были более или менее пропорционально представлены на всех
ступенях социальной иерархии, во всех структурах и органах управления, в
средствах массовой иноформации и области народного просвещения. И пока
имеющиеся сегодня диспропорции, фактически узаконивающие
дискриминацию русского народа на собственной земле, в собственном
государстве, не будут устранены - тщетны все надежды на преодоление
нынешней смуты и возрождение Великой России



Митрополит ИОАНН

                      КАТАСТРОФЫ БОГОУБИЙСТВА НЕ БЫЛО
              Письмо читателя В. Польского в редакцию газеты
                            "Советская Россия"

  В ГАЗЕТЕ "Советская Россия" от 13 октября 1994 года опубликовано
интервью митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна
"Творцы катаклизмов"
Уже в самом названии заложен злобный и сугубо антисемитский
смысл. Согласиться с приведенными доводами иерарха церкви
противоестественно.
  Главный вопрос, на котором акцентирует внимание владыка Иоанн:
  распятие якобы по требованию евреев Иисуса Христа и, как следствие,
"духовная катастрофа Богоубийства". Была ли такая катастрофа и
виновны ли во всем евреи?
  Для ответа на этот вопрос возратимся сначала к Ветхому Завету.
  Как в нем повествуется, в период выхода евреев из Египта их предводитель
Моисей на горе Синай получил непосредственно от Бога 10 заповедей,
высеченных на двух каменных скрижалях.
  Моисеевы законы не исключили и не могли исключить разделение
еврейского общества на классы: малое число очень богатых и огромное
большинство очень бедных. Образовалась даже особая каста "левитов",
богатых священников, имевших право толкования Закона, но эти
"толкования" всегда шли в сторону обоснования богатства успевших
нажиться ("талантливых": талант - крупная денежная единица того
времени) и бедности бедных. Многие еврейские проповедники до Иисуса
(Исайя, Михей, Иоанн Креститель и др.) клеймили безудержную роскошь и
предельную нищету того об щества. Поэтому проповеди Христа, по
существу, явились их продолжением.
  Вчитайся, читатель, в проповеди Христа - не являются ли они
идеями первобытного коммунизма? "Было же у всех уверовавших (в учение
Христа) одно сердце и одна душа. И никто ничего из имущества не назвал
своим собственным, но все у них было общим..., и все распределялось между
всеми, каждому по нужде его" ("Деяния святых апостолов"). "И следовало
за Ним множество народа из Галилеи, Десятиградья, Иерусалима, Иудеи и
из-за Иордана..." ("Евангелие от Матфея"), Как могли богатые
первосвященники и зажиточные иудеи простить такие проповеди: "Да,
легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в
Царство Божье" ("Евангелие от Луки"). Это и вызвало к Нему ненависть
иудейской плутократии.
  "Тогда первосвященники и старейшины собрались во дворе
первосвященника по имени Каиафа и сговорились захватить Иисуса
обманом и убить. Но сказали: "Не во врем праздника, чтобы не началась
смута среди народа". Так написано в Евангелии. Они боялись народной
смуты из-за расправы над любимцем народа.
  А спустя 2000 лет служитель Христа, не боясь греха обвиняет весь
еврейский народ в предании Христа и Христианства.
  Абсурдность таких обвинений можно понять и из последующих
событий. Если бы еврейский народ отверг учение Христа, то митрополит
Санкт-Петербургский, как, впрочем, и все другие, ничего бы не знали об
этом учении, т.к. для торжества и всемирного распространения его нужен
был великий подвиг апостолов по развитию и распространению
христианства. Ведь само учение Христа до нас дошло лишь в посланиях
апостолов Матфея, Марка, Луки, Иоанна и других. А все 12 апостолов были
евреями.
  Обратите внимание, кому направляли свои евангелия апостолы - в
подавляющем большинстве - еврейским общинам, которые после разгрома
Иудеи римскими легионами в 1 веке н.э. были разбросаны по всему
Ближнему Востоку и Южной Европы. Посмотрите географию
миссионерских путешествий Павла: они захватывают почти все северное
и восточное Средиземноморье.
  Да, были секты, которые, фанатично понимая Закон Моисея,
враждебно относились к новому учению. Нужно отметить, что во многих
посланиях (от Матфея, от Марка, от Луки) описывается, как Иисус, резко
разоблачая религиозный фанатизм фарисеев и частично саддукеев,
подчеркивал самоотверженную поддержку учения многочисленными
иудейскими сектами ессеев, исповедывавших по существу древний
коммунизм.
  Все это происходило на фоне жесточайших преследований первых
христиан не только в Иудее, но особенно в Риме, его провинциях и прежде
всего при современнике Иисуса римском императоре Нероне. Только вера
иудейских общин в учение и величайшая самоотверженность евреев-
апостолов, особенно Петра и Павла, позволили христианству выстоять.
  Три века жестоких преследований не только не сломили
христианство, наоборот, оно все шире распространялось среди других
народов, чтобы в IV веке, начиная с римского императора Константина I,
стать признанным.
  И никакой катастрофы Богоубийства не было. Была государственная
катастрофа Иудеи. Но она никак не связана с распятием Христа. Об этом
тоже написано много статей и книг. Но сошлемся лишь на одну -
современника и участника этих событий Иосифа Флавия. Выдающийся
еврейский историк, сугубо верующий человек, живший в 1 веке н.э. в
Израиле, Иудее, Риме, в своей книге "Иудейская война" (издана в переводе в
Минске в 1991 г.) подробно описал героику этого времени (ни разу, кстати,
не упоминая имени Иисуса Христа). Причина падения Иудеи - в
колониализме мощной римской армии. Книга включалась Православной
церковью в Новозаветный свод сочинений.
  Все это, мы думаем, известно митрополиту, и он умышленно
передергивает факты. Но оставим Библию.
  Владыка Иоанн приводит, как достоверные, статистические данные
из книги А.Дикого о степени участия евреев в революционном движении и
мирном строительстве. Оказывается, не российский народ, а евреи,
составлявшие всего 1,1 процента жителей, определяли, куда и как ему
идти, какое общество строить! Вот где, оказывается, заговор сионистов!
  Российский народ - как козу на веревочке - вела и ведет кучка
авантюристов. Ведет не туда, куда надо.
  "Давайте выверим это" ("откровения" Дикого), - при зывает
церковный муж. Научно будем проверять.
  Все годы социалистического строительства советский народ,
отражая нападения врагов, строил великую, могучую Державу. Да, он
ошибался, оступался, порой заблуждался, но строил ДнепроГЭСы и
Магнитки, атомные и гидростанции, ракеты и ядерные бомбы для
защиты. Работал, не считаясь со временем. И не было нужды выяснять
национальную принадлежность творцов ее Величия. Человек познается по
труду, а не по записи в паспорте.
  Сейчас у наших демократов пока успешно удается лишь разрушение.
  Что же выдать "на-гора"? И начинаются "научные" изучения: кем был
дедушка у Ленина, почему у Ельцина после "ц" пишется "ы" и Борис ли он
или Борух и так далее. Вот к такому "титаническому труду", не
стесняясь призывает "святой отец". А может быть, и начать это
"отмывание от нечистот" с самого митрополита Санкт-Петербургского
и Ладожского? Ведь Иоанн - чисто еврейское имя, в переводе - "Бог
милует". Давайте проверим у него нос и другие элементы тела на арийскую
чистоту. Опыт такой проверки в прошлом уже имеется.
  И последний вопрос к "прозревшему" иерарху: нарушая заповеди
Христовы, подробно изложенные в Библии, вызывая среди верующих
ненависть к одному из народов, чувствует ли он "укоры собственной
совести" (по его выражению)? Где границы ханжества и злобы? И если
этот церковник уверяет читателей о многочисленной его поддержке, то
это говорит лишь о расслоении в нашем обществе, которому он
содействует "в меру своих скромных сил".



Пастырь добрый венок на могилу митрополита Иоанна


     По  Благословению преосвященного Вениамина, епископа Владивостокского и
Приморского.

     Составитель Константин Душенов,
     пресс-секретарь митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского ИОАННА


Предисловие.

     "ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ" - это те запоздалые добрые слова, которые мы не успели
сказать нашему Владыке. Это свидетельство признательности  многих  и  многих
россиян  митрополиту Иоанну за его нелегкое исповедническое служение, за его
горячие молитвы о России,  за  его  великую  любовь  ко  Господу  и  к  нам,
грешным...  Его  голос  звучал  как  тревожный  набат,  поднимающий народ на
великую брань с врагами Отечества. Брань не  плоти,  но  духа.  Теперь  этот
голос умолк... Что может заменить его?
     "ПАСТЫРЬ  ДОБРЫЙ" - это наш венок на могилу митрополита Иоанна. Это наш
последний долг перед ним, последнее целование...
     В сборник вошли прощальные слова,  сказанные  при  погребении  владыки,
воспоминания  его  духовных  чад,  письма  россиян, поверивших в силу молитв
великого старца, и труды самого митрополита, написанные в разные годы.
     ВЕЧНАЯ  ПАМЯТЬ  усопшему  архипастырю,  который  воистину  был  ПАСТЫРЬ
ДОБРЫЙ, полагавший "жизнь свою за овец", по слову Евангелия (Ин.10:14).


БИОГРАФИЯ
     ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО   ИОАННА,  МИТРОПОЛИТА  САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО  И
ЛАДОЖСКОГО


     Родился митрополит Иоанн (Иван Матвеевич Снычев) 9 октября 1927 года  в
селе Ново Маячка Каховского района Херсонской (тогда - Николаевской) области
в семье крестьянина. Родители его не отличались особой религиозностью и хотя
по  возможности  ходили  в  храм Божий - детей своих в вере и благочестии не
воспитывали. Безрелигиозным рос и будущий архипастырь. Еще в детские годы  у
него  была  тяга к вере, однако она не по лучила своего закрепления, и отрок
Иван оставался вне Церкви. Но уже в  пятнадцатилетнем  возрасте  он  глубоко
задумался над смыслом жизни. Позднее владыка вспоминал, что ему было страшно
смириться  с  мыслью,  что  человек  по  смерти  исчезает бесследно, уходя в
небытие, и по этой причине он горько плакал.
     Господь, взирая на тяжкие переживания юноши, особым Промыслом повел его
к вере. Ранней весной 1943 года в частных домах села, где  жил  Иван,  стали
собираться  богомольные  старушки, чтобы вместе помолиться. На одно из таких
молит венных собраний пришел и Иван. Здесь он впервые услышал слово Божие, и
в его сердце были посеяны семена православия.
     Окончательное же восприятие веры произошло вечером 1 августа 1943 года,
в день памяти преп.Серафима Саровского,  накануне  праздника  пророка  Божия
Илии,  на  танцплощадке.  Внезапно Иван увидел всю мерзость грешного мира. В
представшем ему  видении  вместо  танцующих  людей  он  узрел  омерзительных
кривляющихся бесов - истин
     ных  хозяев этого суетного веселья, почувствовал леденящий холод адской
бездны. С того момента сердце  юноши  загорелось  огнем  веры.  Слово  Божие
разрешило  мучившие  его  вопросы  -  человек  после  смерти  не исчезает, а
переходит в жизнь будущего века, наследуя райское блаженство или адские муки
- в зависимости от того, как управил он свое земное бытие.
     В помощь  16-летнему  Ивану  Господь  послал  благочестивую  подвижницу
Февронию,  которая  стала его духовной матерью. Вскоре Божий Промысел привел
его к священнику О.Леониду Смирнову, который первый раз  напутствовал  юношу
Святыми Тайнами. Так началась его церковная жизнь.
     В  конце  декабря  1944  года Иван был призван в ряды Красной Армии, но
через несколько месяцев, по болезни,  его  освободили  от  несения  воинской
повинности,  и  он  стал  пономарем  храма  святых апостолов Петра и Павла в
г.Бузулуке Оренбургской области. Здесь и произошла встреча, определившая его
дальнейшую судьбу. В это время вновь  назначенный  на  Оренбургскую  кафедру
епископ  Мануил  (Лемешевский)  искал  себе  келейника и послушника. В храме
города Бузулука он обратил внимание на молодого пономаря и взял его к  себе.
Так  в  августе  1945  года  началась  духовная жизнь Ивана под руководством
опытного архиерея.
     Келейник нес послушание в  покоях  владыки  и  в  храме  -  в  качестве
иподиакона.  Для  подготовки  к  проповеднической деятельности епископ почти
ежедневно поручал ему после литургии  пересказывать  в  храме  народу  жития
святых.  9  июня  1946 года послушник Иван после пострига в рясофор с именем
Иоанна был рукоположен своим старцем-архиереем во диакона, а 14 января  1948
года - во иерея.
     Убедившись в способностях иеромонаха Иоанна, святитель возлагал на него
весьма  ответственные поручения. В то время не во всех приходах епархии было
спокойно, временами  возникали  внутренние  нестроения.  Туда-то  и  посылал
владыка своего юного помощника укрощать человеческие страсти.
     Но   совместная   жизнь   священника   Иоанна   со   святителем-старцем
продолжалась  недолго.   В   сентябре   1948   года   архиепископа   Мануила
богоборческие  власти  сослали  в  Потьму  (Мордовские  лагеря). Осиротевший
О.Иоанн поступил в Саратовскую духовную  семинарию,  которую  и  окончил  по
первому  разряду.  В  1951  году  он  стал  студентом Ленинградской духовной
академии, закончив ее через четыре года со  степенью  кандидата  богословия.
Подающего  надежды  богослова  даже  оставили  профессорским стипендиатом на
кафедре сектоведения.
     В декабре 1955 года произошла радостная встреча с вернувшимся из ссылки
архиепископом Мануилом, которого назначили на  Чебоксарскую  кафедру.  Зимой
1956  года О.Иоанн в свободное от стипендиатской работы время помогал своему
архипастырю составлять  "Чин  архиерейского  отпевания",  а  осенью  он  был
определен  преподавателем  Минской  духовной семинарии и пострижен в мантию.
Иеромонах  Иоанн  преподавал  гомилетику  и  практическое  руководство   для
пастырей, одновременно заведуя семинарской библиотекой.
     В  сентябре  1957  года,  по  ходатайству  архиепископа Чебоксарского и
Чувашского Мануила, О.Иоанна освободили от преподавательской деятельности, и
он вернулся к старцу-святителю в Чебоксары, где в течение двух  лет  помогал
ему  работать  над  капитальными  трудами:  "Каталогом  русских православных
архиереев периода с 1893 по 1956 годы", "Топографией архиерейских  кафедр  и
викариатств"  того  же  периода  и  "Фотоальбомом  православных архиереев от
начала крещения Руси до 1958 года". За  участие  в  их  написании  иеромонах
Иоанн  в марте 1959 года был награжден Святейшим Патриархом Алексием крестом
с украшениями.
     В сентябре 1959 года О.Иоанн  был  определен  помощником  инспектора  и
преподавателем  Саратовской  Духовной  семинарии, где преподавал гомилетику,
сравнительное  богословие  и  Священное  Писание  Ветхого  Завета.  Трудился
иеромонах в семинарии всего год и в сентябре 1960 года снова был направлен в
распоряжение   Высокопреосвященного   Мануила,   в   то  время  бывшего  уже
архиепископом  Куйбышевским  и  Сызранским.  Владыка  определил   ему   быть
священником   и   ключарем   Покровского  кафедрального  собора  г.Куйбышева
(Самары).
     Совершая священническое служение в соборе,  иеромонах  Иоанн  в  то  же
время помогал своему старцу в его литературных трудах и готовил магистерскую
диссертацию.  Трудясь  долгие годы под омофором архиепископа Мануила, ученик
унаследовал  от  наставника  любовь  к  исследовательской   и   литературной
деятельности, собрав богатый архив по церковной истории.
     В  апреле  1961  года  иеромонах  Иоанн был возведен в сан игумена, а к
Пасхе 1964 года - в сан архимандрита. 12 декабря 1965  года  состоялась  его
хиротония во епископа Сызранского. В феврале 1966 года владыка Иоанн защитил
в  Московской  духовной  академии  диссертацию и был удостоен ученой степени
магистра богословия. В 1969 году он утверждается  епископом  Куйбышевским  и
Сызранским,  а  с  сентября  1972  года  ему поручается временное управление
Чебоксарской епархией.
     В сентябре 1976 года епископ Иоанн был возведен в сан  архиепископа.  В
июне   1987  года  он  посетил  Святую  Землю.  За  чтение  в  1988  году  в
Ленинградской духовной академии курса лекций по новейшей  церковной  истории
получил звание доктора церковной истории.
     С  августа  1990  года  Высокопреосвященнейший Иоанн в сане митрополита
возглавил Санкт  Петербургскую  епархию.  Вскоре  началась  и  его  активная
религиозно-общественная,   публицистическая   деятельность,   сделавшая  имя
петербургского архиерея широко известным как в России, так и за рубежом.
     Причины нынешней русской смуты, трагедия  уничтожения  великой  некогда
Державы,  духовное  одичание народа, отданного на откуп лжеучителям и слепым
вождям - таковы  лишь  некоторые  темы  многочисленных  выступлений  владыки
Иоанна  на  страницах  российской  печати.  В чем смысл русской истории? Что
необходимо сделать, чтобы возродить самосознание русского народа, величие  и
мощь  Святой Руси? Есть ли враги у национальной России? Как осуществляется в
нашей многострадальной стране "тайна беззакония"? Ответы  на  эти  и  другие
вопросы давал митрополит в своих литературных трудах.
     Очень     быстро     он     стал     признанным     духовным    лидером
православно-патриотических, национальных сил  России.  Одно  упоминание  его
имени  вызывало  у "демократических" разрушителей страны дрожь ненависти. По
сути  владыка  Иоанн  стал   создателем   современной   идеологии   русского
национального возрождения - столь долгожданного для одних и так ненавистного
другим.  Впрочем,  это  была лишь одна из областей многогранной деятельности
старца.
     Много  пришлось  потрудиться  владыке  по  восстановлению   и   ремонту
возвращенных  епархии  храмов.  Возобновились  богослужения  в  Казанском  и
Измайловском соборах, старинных церквах  св.Симеона  и  Анны,  Пантелеймона,
Благовещения  и  многих  других.  Общее  число  действующих храмов выросло в
епархии почти в три раза!
     Проповедуя за каждым  богослужением,  митрополит  Иоанн  находил  время
встречаться   с   горожанами   на   вероучительных   беседах,   выступать  в
телепрограммах,   участвовать   в   деятельности   учебных    заведений    и
культурно-просветительских  организаций. По его инициативе возродился журнал
"Санкт-Петербургские    епархиальные    ведомости",    выпускается    газета
"Православный   Санкт-Петербург",   начало  свою  деятельность  православное
издательство "Царское дело"...
     Владыка редко покидал свою епархию. В основном он  ездил  в  Москву  на
заседания Священного Синода, постоянным членом которого являлся с 1990 года.
В  декабре  1994 года он вновь посетил Святую Землю, где отслужил литургию в
храме Воскресения Христова у Гроба Господня...
     2 ноября (20 октября ст.ст.) 1995 года митрополит  Иоанн  скоропостижно
скончался  в  результате  сердечного  приступа. На могиле владыки установлен
простой деревянный крест. На металлической табличке - краткие слова:  "Иоанн
(Снычев),   Божией  милостию  митрополит  Санкт-Петербургский  и  Ладожский,
священноархимандрит Александро-Невской Лавры".
     Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего митрополита Иоанна и святыми
его молитвами помилуй нас, грешных! Аминь.



 * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ *



ПОСЛЕДНЕЕ ЦЕЛОВАНИЕ.

     С  глубокой  скорбью  воспринял  известие  о   скоропостижной   кончине
Высокопреосвященного  Иоанна, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского.
Выражаю  глубокое  соболезнование  ел  лица  Священного  Синода  и  от  себя
преосвященному      викарию,     духовенству,     монашествующим,     пастве
Санкт-Петербургской епархии и близким покойною. Молюсь: "Да  упокой  Господь
душу почившего в обителях небесных".
     Покойного  собрата  нашего и сослужителя я знал почти пять десятилетий,
начиная с семинарских лет. Почивший владыка много  потрудился  на  самарской
земле,  помогая  митрополиту  Мануилу  в  управлении епархией, а затем и сам
воспринял архипастырские труды на самарской кафедре.
     Почти   тридцать   лет   покойный   святитель   нес   свое   ревностное
архипастырское    служение,   из   которых   пять   последних   лет   -   на
Санкт-петербургской кафедре. В эти же годы он нес труды как постоянный  член
Священного Синода, возглавлял богослужебную комиссию, был членом Синодальной
комиссии по канонизации святых.
     Господь  посетил  покойного  архипастыря  тяжелой  болезнью, которая не
всегда  давала  ему  возможность  совершать  службу   Божию,   благоговейным
совершителем  которой  он всегда был. Мысленно даю возлюбленному сослужителю
нашему последнее целование и разделяю молитву о душе почившего архипастыря с
теми, кто провожает его в путь сея земли.
     Вечная память почившему и упокоение в обителях небесных.

     Алексий, Патриарх Московский и всея Руси.



ОН НИКОГДА НЕ ОСТАВИТ СВОИХ ДУХОВНЫХ ЧАД

     Сегодня мы разделяем вместе  с  вами  глубокую  скорбь  о  безвременной
кончине   митрополита   Санкт-Петербургского   и   Ладожского  Иоанна.  Наша
сегодняшняя молитва полна духовной веры и силы. Потому что мы знаем, что нет
смерти - есть вечная жизнь. И особенно нас вдохновляет жизнь владыки Иоанна,
который и ко Христу-то пришел в юношеские годы путем  размышления  о  смысле
жизни.  Он  сам, своим пытливым умом понял, что не может со смертью человека
его бессмертная душа прийти в небытие.
     И святое Евангелие, наставления духовных отцов вдохновили его не только
на веру в вечную жизнь, но поставили его на стезю служения Церкви Христовой.
И он все свои лучшие годы отдал служению святой Церкви. В этом году  у  него
был  бы  юбилейный  праздник  -  12  декабря исполнится 30 лет архиерейского
служения владыки митрополита Иоанна. Но волей Божией суждено быть  так,  что
накануне  этого  дня мы будем отмечать сороковой день по его кончине. И если
говорить  о  духовных  связях,  то  с  кончиной  владыки   увеличился   сонм
предстателей   пред   Богом  блаженно  почивших  архипастырей  этой  великой
митрополии. Потому что мы знаем, что не прерываются духовные узы со  смертью
пастыря и архипастыря, но он приобретает большее дерзновение перед престолом
Божиим.  И если он при жизни был молитвенным предстателем за паству свою, то
теперь его дерзновение увеличилось, и он никогда не оставит  своих  духовных
детей, молясь о них предвечному Богу.
     И,  говоря  о сонме молитвенников наших, хочется сегодня вспомнить, что
именно в этот день исполнилось сорок лет со дня кончины владыки  митрополита
Григория  -  великого  архипастыря,  исповедника,  того,  кто  способствовал
возрождению этой священной митрополии в трудные годы жизни Церкви.  Все  они
теперь  предстоят  перед  престолом  Божиим и облегчают наше служение и нашу
жизнь на этой грешной земле...

     Из прощального слова митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия.



БУДУТ ЖИТЬ ТРУДЫ ВЛАДЫКИ

     Пройдут годы, наступит час, и многие люди скажут добрые слова  о  нашем
владыке  Иоанне,  добром  учителе  и духовном наставнике, о преданном друге.
Многие скажут добрые слова о преданном служении святой Церкви Православной и
народу Божиему.  Во  все  годы  своей  жизни  он  старался  подражать  таким
святителям   нашей  Русской  Православной  Церкви,  как  митрополит  Филарет
(Дроздов),  митрополит  Филипп...   Будут   жить   труды   нашего   владыки,
преисполненные призывом хранить в чистоте веру православную.
     Он  ушел  от  нас в тот вечер, в ту ночь, когда над нашим городом падал
первый снег, делая светлым и чистым все вокруг. Эта чистота природная, как и
чистота всей нашей христианской жизни, чистота наших человеческих душ, наших
помыслов, является последним заветом нашего дорогого владыки,  оставшимся  в
земной юдоли детям его.
     Все  мы  осиротели...  И те, кто знает владыку недавно, и те, кто знает
его и прошел с  ним  вместе  под  его  окормлением  долгий  путь  церковного
послушания, долгий путь служения святой Христовой Церкви.
     Спасибо   тебе,   наш   дорогой  отец,  наш  добрый  учитель,  за  твое
долготерпение и сострадание к нам, ученикам и чадам твоим. Прости нас за то,
что мы не успели сказать тебе всех наших добрых слов, которые имели и  имеем
в  сердце  своем.  Прости  нас,  неразумных и непослушных, и будь нам добрым
молитвенником у престола славы Господа и  Спасителя  нашего  Иисуса  Христа.
Аминь.

     Из   прощального   слова   епископа  Тихвинского  Симона,  викария  Сан
кт-Петербургской епархии.



СЛОВО СЕЯТЕЛЯ.

     Много было митрополитов и до Вас, владыка, и не  Вами  закончится  этот
список  Русской Православной Церкви. Были люди, обладающие мощными голосами,
были люди, внешне производившие сильное впечатление на видевших их... У  Вас
же  особый  дар,  особая  харизма:  при  всей скромности своей, которая была
присуща  Вам  всегда,  Вы  отличались  внутренним  спокойствием,  внутренней
доброжелательностью к людям...
     В  Вашей  последней  проповеди Вы говорили о сеятеле и о семени. Семя -
это слово Божие. И всю жизнь Вы  были  неутомимым  сеятелем  слова  Божия  в
сердца человеческие...
     Вы  любили  свою  страну  и болели ее болями и за то прошлое, что с ней
происходило, и за то трудное, что переживает она сейчас. И, может быть,  это
тоже  укоротило  Вашу  жизнь.  Но  Вы, внушая своим чадам любовь к Отечеству
земному и к народу своему, никогда никому не проповедывали, чтобы ненавидеть
другие отечества и ненавидеть  другие  народы.  И  чтобы  за  зло  воздавать
злом... Око за око мы уже видели, это - мораль Ветхого Завета.
     В  Новом  Завете  это  не  может преобразовать людей. И если внутреннее
преображение, к которому мы призываем каждого  человека,  не  придет  в  его
сердце,  то  тогда  внешние  усилия  будут недостаточными. Можно гнилой сруб
покрасить великолепной дорогой краской, и потом гниль  будет  прорывать  эту
чудесную и дорогостоящую красоту.
     И  Вы  обращались  к нам, к сердцам нашим, чтобы не были они холодными,
черствыми, грязными, гнилыми, чтобы мы  пытались  идти  за  нашим  Господом,
совершая свое спасение, ибо призыв ко спасению был в каждом Вашем слове...

     Из   прощального   слова   протоиерея   Николая   Гундяева,  настоятеля
Спасо-Преображенского собора Санкт-Петербурга.



"ДЛЯ МЕНЯ ЖИЗНЬ - ХРИСТОС, И СМЕРТЬ - ПРИОБРЕТЕНИЕ"

     Не стало владыки Иоанна... И хотя кончина - удел  всякого  живущего  на
земле,  сердце  все еще не может смириться с мыслью, что мы не услышим более
мудрое, выстраданное  слово  Санкт-Петербургского  митрополита,  не  склоним
головы  пред  его  благодатным  архипастырским  благословением. Нам осталась
только молитва. И - вечная память о нем.
     Что же останется в наших душах?
     Земной путь владыки был далеко не прост: знал он нужду и войну, гонения
и клевету, но это - общая судьба людей его  поколения.  Однако  было  в  его
жизни нечто такое, чего не каждого удостаивает Господь, - особое призвание.
     Он был тогда еще совсем юношей. И, как многие молодые люди, не чуждался
мирских  удовольствий.  В тот благословенный день (день памяти преп.Серафима
Саровского, 1 августа 1943 года) он пришел на танцплощадку и стал  наблюдать
за  развлекающимися  сверстниками.  И вдруг с его глаз спала пелена. Даже не
спала, а, как рассказывал сам владыка, свернулась: справа - налево. И увидел
он очищенным взором весь  ужас  и  смрад,  кроющийся  в  танцующих.  Уже  не
веселящихся  людей  наблюдал  юноша,  а  их  настоящих хозяев - кривляющихся
бесов, от которых исходило ужасное зловоние  и  леденящий  душу  холод.  Это
откровение  продолжалось несколько минут, а потом Господь вновь покрыл глаза
избранника Своего пеленой, развернув ее теперь уже слева направо.
     Юноша бежал с танцплощадки. Бежал ко Христу, предав Ему все свое сердце
и душу. И с тех пор вся его жизнь стала для Господа и во Господе. С  Ним  он
жил,  к  Нему  и отошел, ибо что смерть для праведника?! Владыка Иоанн мог с
полным правом сказать вместе с апостолом Павлом: "Для меня жизнь -  Христос,
и смерть - приобретение".
     Господь  не  дал  митрополиту Иоанну ни здоровья, ни крепости телесной.
Его голос был слаб, ноги порой  отказывались  держать,  а  сердце  требовало
постоянной врачебной заботы. Но при всей этой немощи владыка был столь щедро
одарен  от  Господа  крепостью  духа,  что даже в дни гонений на Церковь мог
позволить  себе  золотить  купола  на   храмах,   вызывая   ярость   местных
партвластителей  столь  вызывающей  "антисоветчиной" и снискав себе в кругах
КГБ  характеристику  неблагонадежности  и  нелояльности.   Впрочем,   весьма
неблаговолили к нему и нынешние, демократические власти.
     Что  еще  останется  в  наших  сердцах?  Конечно же, слово архипастыря.
Смиренное, негромкое слове к русскому народу, которое в оре пропагандистской
многоголосицы сумела расслышать вся  верующая  Россия.  Услышала  -  и  всем
сердцем отозвалась на этот голос, зовущий к брани за святую Русь. К брани не
плоти, но духа.
     Вслушаемся еще раз в этот зов:
     "Помним  ли  мы,  знаем ли мы, что означает быть русским? Достаточно ли
иметь соответствующую запись в паспорте или требуется нечто  еще?..  Понятие
"русский"    в    этом   смысле   не   является   исключительно   этнической
характеристикой. Соучастие в служении русского народа может принять  каждый,
признающий   Богоустановленность  этого  служения,  отождествляющий  себя  с
русским  народом  по  духу,  цели  и  смыслу  существования,  независимо  от
национального поисхождения".
     "Почему  же  часто  бессильна  наша  молитва?  Почему  нередко остаются
холодными и черствыми наши сердца? Есть в этом какая-то  тайна...  Есть.  Но
тайной она остается только для нас - современных немощных христиан, христиан
скорее  по  имени,  чем  по  духу. Для нас, молящихся об избавлении от своих
личных, малых скорбей и соблазнов, устами произнося "избави нас", а на  деле
разумея  "меня,  меня!" Эта тайна - тайна церковной соборности, когда каждый
молится и просит за всех как за себя.
     Мы забыли, что мы - народ, русский православный народ, народ  Божий,  и
многие  наши  беды  -  личные,  мелкие  -  суть лишь следствия одной великой
всенародной беды: безудержного разгула в России безбожия и сатанизма. А  все
мы  будто  чужие  друг  другу.  Каждый  сам за себя, каждый сам по себе. И в
молитве, и в жизни..."
     "Незыблемой основой русской мощи, залогом будущего  Воскресения  Святой
Руси  была  и есть Церковь Православная... Вонмите гласу Церкви, придите под
благодатный покров Русского Православия - и не будет в мире силы,  способной
одолеть наше соборное единство!"
     Забудем  ли  мы  эти  слова  или положим, "яко печать, на сердце свое"?
Дадим ли погибнуть стране нашей во мраке хаоса и смуты  или  отстоим  Святую
Русь?  Не  напрасны  ли  были  молитвы  владыки о России и нас, ее беспутных
сыновьях и дочерях?
     Только время даст нам ответы на эти вопросы. А пока... Пока,  вспоминая
о  нашем  владыке,  мы сохраним в памяти и горькие дни прощания с ним, когда
бесконечная  череда  его  духовных  детей  днем  и  ночью  шла   и   шла   в
Свято-Троицкий   собор   Александро-Невской   Лавры,   чтобы  отдать  своему
архипастырю последнее целование; когда в час отпевания храм, будто на Пасху,
не сумевший вместить  всех  желающих  войти  в  него,  был  заполнен  только
православными,  только  любящими  Христа  и  того, кто служил Ему всем своим
сердцем,- владыку Иоанна. Слава Богу, Который не  допустил  в  этот  день  в
собор  гонителей и ненавистников владыки! Слава Всевышнему, Который сподобил
нас и в последние времена,  когда  оскудела  земля  русская  праведниками  и
подвижниками  благочестия,  знать и слушать Его верного раба и проповедника,
молитвенника за Святую Русь и ее грядущее возрождение!

     Пресс-служба митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна.



БЛАЖЕННЫ ЧИСТЫЕ СЕРДЦЕМ

     Санкт-Петербургская   епархия   простилась   со   своим   архипастырем,
митрополитом   Иоанном   День  и  ночь  тянулась  к  Свято-Троицкому  собору
Александро-Невской Лавры бесконечная вереница людей, которые приходили  сюда
отдать последнее целование и последний поклон.
     В  день похорон храм, будто на Пасху, не смог вместить всех собравшихся
даже на литургию.  Но  верующие,  желавшие  сопроводить  своего  архиерея  в
последний  путь,  не  расходились  до  конца,  сетуя,  что местные власти не
предоставили ради этого скорбного дня более просторный Исаакиевский собор  и
что  наши  самые  демократичные из всех демократических СМИ предпочли в этот
день оплакивать чужеродного иноверного правителя (убитого президента Израиля
Рабина),  нежели  помянуть  родного  русского  молитвенника-архипастыря,   с
которым прощался не только Санкт-Петербург, но и вся православная Русь. Увы!
И впрямь - нет пророка в своем отечестве!
     Погребение  члена Священного Синода, возглавителя крупнейшей российской
кафедры,  магистра  богословия  и  доктора   церковной   истории,   великого
российского  проповедника прошло удивительно скромно. Но нет худа без добра!
Зато в этот день в храме и у его стен с владыкой  остались  только  те,  кто
искренне  любил  его,  кто  верит  ему  и  хранит в сердце его выстраданные,
проникновенные слова о России нынешней и грядущей.
     Митрополит Иоанн сполна  разделил  со  своей  многострадальной  страной
бремя  ее  скорбей.  Познал  и  голод,  и нужду, и гонения, и многочисленные
болезни. Во время Великой Отечественной войны встал на защиту родины в рядах
воинства. И с юношества, всю свою жизнь, был истинным воином духовным, служа
Господу и России всем своим сердцем и душою.  Господь,  изобильно  излив  на
Своего  верного  раба  чашу  скорбен,  преизобильно  же  исполнил его Своими
дарами. Все, кто знал владыку, поражались  его  кротостью  и  незлобивостью,
смиренномудрием  и  любвеобилием.  Воистину, он умел любить всех: и духовных
чад, и заблудший российский народ,  и  врагов.  Но  любя  врагов  своих,  он
никогда  не  путал их с врагами Отечества и тем более с врагами Божиими. Его
сердце протестовало против разорения остатков некогда  великой  православной
державы,  против  нравственного  и  духовного  одичания ее властей и народа,
которое  навязывают  нам  под  вывеской  демократических  прав  ненавистники
России...
     "Мнимо-христианская  "любовь" и ложно понимаемое "всепрощение" - мир со
всеми подряд, без разбора - нужны только тем, кто сегодня с бешеной энергией
готовит всемирное "объединение" и "примирение" под  сенью  "нового  мирового
порядка"  -  политической  ширмы,  за  которой  скрывается дьявольский оскал
жесточайшей антихристианской диктатуры", - предупреждал  нас  всех  владыка.
Спасение  России,  учил  митрополит,  возможно  только тогда, когда ее народ
осознает свои духовные корни, постигнет всю глубину ее падения, покается и -
восстанет  на  защиту  духовно-религиозной  самобытости  своего   Отечества,
исполнив  данное  ему Богом предназначение - хранить Истину веры в чистоте и
непорочности.
     Его тихий, но уверенный голос был неудобен сегодняшним властьимущим. Он
обличал, он жег, он выводил истину на  свет.  Именно  потому  они  никак  не
почтили  память  усопшего  архипастыря,  печальника  земли  Русской.  Именно
потому, когда весь народ скорбел о  своем  духовном  вожде,  они,  словно  в
насмешку   над   этим   народом,   лили   слезы   о   том,  кто  исповедывал
антихристианство и чьи предки  внесла  немалый  вклад  в  разрушение  нашего
Отечества.
     Но  никому  не  удастся  избежать Суда Божия Кто же спасется? "Блаженны
нищие духом, ибо их есть Царство Небесное, - засвидетельствовал Сам Господь.
- Блаженны плачущие, ибо они утешатся Блаженны кроткие,  ибо  они  наследуют
землю. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо
они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть
Царство  Небесное.  Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески
злословить за Меня. Радуйтесь и  веселитесь,  ибо  велика  ваша  награда  на
небесах..."  Какое  из этих слов сказано не о владыке Иоанне? И какое из них
относится к нам?
     Российская земля простилась с Санкт-Петербургским митрополитом. Но всем
сердцем  веруем,  что  она  приобрела  на  небесах  нового  молитвенника   и
предстателя  пред  Господом  о  нас, ее заблудших детях. Да будет ему вечная
память!

     Пресс-служба митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна.



ПАМЯТИ МУДРОГО ДРУГА

     "Чудо сопровождает Россию сквозь века... Нет  в  мире  силы,  способной
погасить  всеянную  в  человека  искру Духа..." Это - митрополит Иоанн с его
огромной, неземной любовью к Родине и к человеку. Его душа  обнимала  народ,
не  разделяя  на  верующих  и  атеистов,  сострадая  слабым и заблудшим, его
высокий светлый разум нещадно разил предателей и растлителей  России.  Искра
его  духа  горит  и в наших сердцах. Во всех, кто ищет ответы на мучительные
вопросы нашего бытия, кто страдает за  Родину,  в  ком  жива  совесть  -  по
определению владыки Иоанна, "первое обязательное проявление духовной жизни".
     Сотрудники  нашей  газеты  не  раз встречались с владыкой Иоанном в его
резиденции, в стенах редакции. Митрополит благословил  выпуск  нашей  газеты
"Русь  православная", как благословлял он все, что служило делу укрепления и
духовного возрождения России и православной веры.  Его  статьи-проповеди  на
страницах   "Советской   России"   стали   явлением  духовной  жизни  нашего
угнетенного Отечества.
     С горечью говорим сегодня  читателям:  при  жизни  владыки  не  удалось
опубликовать  все  написанное  им  для нашей газеты. Но слово его еще не раз
вернется к нам, оно будет услышано в России и воспринято  с  благодарностью.
Оно с неугасающей силой любви и веры будет повергать ее врагов и вдохновлять
россиян.
     "Напрасны  и  бесплодны  будут  самые  возвышенные проповеди и призывы,
самые мудрые и благонамеренные советы, если мы не сумеем деятельно приложить
их к нашей сегодняшней жизни", - писал митрополит Иоанн. В его проповедях не
было призыва к пассивному восприятию зла, творимого на нашей земле. И  жизнь
митрополита была ярким продолжением его слова.
     Примем ее в свои души как завещание.

     Редакция газеты "Советская Россия".



ЕГО ВЫСТРАДАЛА НАША ДУША

     Скончался  владыка Иоанн, митрополит Санкт - Петербургский и Ладожский.
До последнего мгновения свет его духовного пастырства достигал русских  душ,
освещая  сумрачный небосклон современной российской истории. Он явился к нам
не случайно. В самый горестный и ненастный период. Он был как бы послан нам,
его выстрадала наша душа, наша жизнь, наша  беда,  наша  надежда.  Используя
свой  сан, свое подвижничество, свою мудрость и прозорливость, он призывал к
миру и согласию русских людей, их ожесточенные сердца, ратуя  за  народ,  за
униженных и оскорбленных, за обездоленную Россию.
     "Блаженны  миротворцы,  -  не  уставал  он  проповедывать  Евангелие, -
блаженны жаждущие и  алчущие  правды...  Блаженны  изгнанные  за  правду..."
Владыка Иоанн был настоящим русским пастырем, и его значение огромно.
     Сейчас, когда его нет среди людей, когда его душа принадлежит Богу, мы,
испытывая  скорбь,  еще раз обращаем взоры на Россию, на себя самих, на наше
будущее, не мысля этого будущего без Иоанновых заветов, без его русской веры
и подвижничества.

     В.Варенников, В.Ганичев, С. Говорухин,  Н.  Губенко,  Т.  Доронина,  В.
Зорькин,  Г.  Зюганов,  В.  Клыков,  А.  Проханов,  П.  Романов,  А. Руцкой,
А.Тулеев, В.Чикин, А.Шилов.



ОН СОЕДИНЯЛ НАЦИЮ

     Ушел от нас владыка Иоанн. Этот пастырь был  так  близок  к  Богу,  что
человеческий  ум  теряется:  уместны  ли здесь наши обыденные сожаления. Его
призвал Тот, пред Кем он столько лет предстоял в молитве за Россию.
     Митрополит Иоанн был пастырем нашей земли. И в нем Россия  была  едина.
Его  печатали,  читали  и  почитали "красные" и "белые", "правые" и "левые",
сторонники бесчисленных партий и те, кто ни к каким партиям не  принадлежит.
Могучим духовным усилием он соединял нацию. Напоминал ей о великом призвании
страны, которую наши предки с трепетом и отвагой нарекли Святой Русью.
     Чудный  свет  исходил  от  облика  владыки.  Митрополит  был  кроток  и
незлобив, как немногие избранники Господа. Но он  помнил  завет  Московского
первосвятителя,  митрополита  Филарета:  "Люби врагов своих, сокрушай врагов
Отечества, гнушайся врагами Божьими".  И  потому  митрополит  Иоанн  подобно
своему   соименнику   и  предшественнику  по  служению  на  питерской  земле
праведному  отцу   Иоанну   Кронштадтскому,   подобно   подвижникам   Церкви
Воинствующей  -  Святителям  Митрофану  и  Гермогену,  преподобным  Иосифу и
Феодосию, невзирая на лица, обличал уклонения от правды православного  пути,
национального пути России.
     Наш  журнал  связывало  с  митрополитом  Иоанном  долгое  и  счастливое
творческое сотрудничество. Мы преклонялись перед силой его ясного  духа.  Мы
разделяли  его  пафос  -  как  в обличении врагов России, так и в стремлении
примирить и соединить русскую нацию.
     В пятницу, 3 ноября, как только в  телепрограммах  прозвучало  скорбное
известие,  в  редакцию  журнала  стали  приходить люди. Они боялись поверить
услышанному, но, взглянув на  пришедших  ранее,  подавленных  и  молчаливых,
понимали,   что  непоправимое  совершилось.  Обычно  говорливые,  посетители
молчали. И когда тишина стала нестерпимой один из них сказал: "Наш  Гермоген
умер. Видимо скоро придут освободители - как Минин и Пожарский в 1612 году".
Поистине  митрополит  Иоанн  всей  своей обширной и неустанной деятельностью
приближал их приход.

     Редакция и редколлегия журнала "Наш современник"



ПРОЩАЯСЬ - НЕ ПРОЩАЕМСЯ

     Не стало защитника нашего на земле, врачевателя русского  духа  владыки
Иоанна,  Отгорели  тепло и свет его земной жизни, и сиротливо, холодно сразу
стало, неуютно и тревожно. Мы не могли не знать, как соединяет он  нас  всех
своим  присутствием  и  молитвой, какую огромную взял он ношу, чтобы поднять
миллионы из уныния и отчаяния и вооружить надеждой... Но  он  был  -  и  это
принималось  как  должное, как сила сильного, наделенного прозрением и даром
указывать пути. А не стало - и  сделалось  видно,  что  и  его  обессиливала
тяжкая картина страданий народных, хозяйничающие в нашей стране лихоимство и
чужебесие, а быть может, пуще всего обессиливали злоба и наветы ненавидящих,
не  понимающих  его... И не успевал он претворить всю эту огромную тяжесть в
молитву, оседало на сердце.  В  самые  неспокойные  времена  являются  такие
наставники,  и  нельзя  считать  случайным,  что вслед за великим патриотом,
каким был в начале века  отец  Иоанн  Кронштадтский,  в  том  же  месте  его
окормление  подхватил  другой  великий патриот, другой Иоанн, "наш владыко",
сделавшийся духовником без малого всей Русской России.
     Не будет больше его проповедей, статей, не будет книг.  Но  он  оставил
нам так много, что должно хватить и для спасения каждого, и всей истерзанной
Отчизны.  Его  крестьянский  лик,  освещенный  верой и любовью, отныне будет
стоять перед нами как лик самой России, изготовившейся, чтобы с достоинством
постоять за себя.
     Тяжела утрата. Но такие люди, как владыка Иоанн, уходят  не  для  того,
чтобы оставить нас...

     Валентин Распутин.



СОЛНЦЕ РУССКОЙ ДУХОВНОСТИ

     Нет  больше  с  нами владыки Иоанна, митрополита Санкт-Петербургского и
Ладожского. Россия потеряла лучшего из своих сыновей.  Русский  православный
мир  переживает  острое  чувство сиротства - мы остались без главного своего
духовного наставника и водителя. Боль этой страшной потери - никем  и  ничем
сегодня невосполнимой - кровоточит в наших сердцах.
     ...Днем  второго  ноября  1995  года  я  находился  в московской студии
Радио-1 Останкино, где записывал передачу о митрополите, о его деятельности,
книгах и их значении. Вечером того же дня пришло известие  о  его  внезапной
кончине.  Чувство  свершившейся  катастрофы  ударило  в  сердце.  И следом -
сознание утраты главного охранного  щита  русских  патриотов  в  Петербурге.
Смерть  настигла "удерживающего", который неколебимо противостоял беснованию
и хищной разнузданности оккупантов  в  северной  столице  -  городе  свирепо
антирусском.
     Пять лет прослужил митрополит Иоанн в Петербурге. Срок по земным меркам
совсем  небольшой.  Но  какой  громадный  смысл заключился в этом пятилетии,
какое огромное дело было совершено! Устами владыки прозвучало главное Слово,
которого  заждалась  православная  Россия,  весь  народ.  Слово   правды   и
напутствия,  гнева  и боли, обличения и взыскующих вопросов, Слово надежды и
горячей уверенности в том, что если  заблудившиеся  люди  вернутся  к  Богу,
Россия возродится и народ русский не погибнет.
     На  краю  пропасти  мощная воля смиренного (перед Господом) архипастыря
требовательно призвала нас опамятоваться, войти в разум, обратиться к нашему
Создателю и вымолить его помощь. Овчее стадо обрело своего  водителя,  вдруг
ощутило повелительную силу призыва, пронизанного Высшей Волей.
     Высокое чистое слово правды звучало все минувшие пять лет как тревожный
набат.  Красноречивы заголовки выступлений владыки: "Битва за Россию", "Быть
русским", "Русский узел", "Плач по Руси Великой", "Державное строительство",
"Торжество  Православия"...  Это  не  только   религиозные   и   гражданские
проповеди,  но и как бы репортажи с передовой линии, где кипит ожесточенная,
непримиримая схватка  с  демоническими  стихиями  -  битва  за  Родину;  это
раскаленные   праведным  возмущением  и  пронизанные  скорбью  свидетельства
духовной брани за нравственное  выздоровление,  просвещение  и  политическое
освобождение  поставленного  на колени русского человека, за возвращение ему
национального достоинства, побуждения воли к жизни и победе над врагами.
     Ясно видел владыка  и  причинно-следственные  обстоятельства  новейшего
порабощения  страны,  сопровождавшегося  "жесточайшим  антирусским террором,
развязанным  в  первые  десятилетия  советской  власти,  и  тихим  геноцидом
Русского народа, не прекратившимся до сих пор".
     "Одоление  смуты.  Слово  к  русскому  народу" - название одной из книг
митрополита,  быть  может,  самой  важной.   Название   как   нельзя   лучше
характеризует   направленность  его  пастырского  служения.  Оно  заставляет
вспомнить о подвиге другого иерея - святого праведника Иоанна, пресвитера  и
чудотворца  Кронштадтского,  который  в  начале нашего столетия, тогда еще в
преддверии  смуты,  не  уставал  будить  и   обличать   народ,   все   более
погружавшийся в пучины греха и богоотступничества.
     Два великих Иоанна - в начале и конце века - это воздвигнутые Промыслом
Божиим  два  светоносных  столпа  веры  и  мудрости,  два  пророка,  которые
поддержали над Россией Святое Небо, протянув дугу мистического преемства, не
дали погаснуть огню сопротивления сатанинской мгле, опустившейся на  Русскую
землю в XX столетии. Пока живо их слово, пока не утрачена наша память о них,
наша готовность следовать за ними, - жива Русь и светит надежда. Не случайно
митрополит  Иоанн  так  часто  цитирует  своего  тезку. Они звали к одному -
восстановить  и  укрепить  связи  человека  с  Богом,  связи  как  отдельной
личности, так и соборной личности Русского народа.
     Одна  из центральных по смыслу бесед-проповедей владыки названа строкой
из Иоанна Кронштадтского -  "Родиться  русским  есть  дар  служения".  Здесь
раскрыта  великая цель, вставшая перед Россией: сохранить, сберечь в чистоте
и неприкосновенности Истины веры, Православие.
     Завершается эта проповедь  владыки  замечательными  словами  о  русском
служении  -  одно временно жертвенном и героическом, высоком и скорбном: "До
конца времен стоять преградой на пути зла,  рвущегося  к  всемирной  власти.
Стоять  насмерть,  защищая  собой Божественные истины и спасительные святыни
Веры".
     У Русского народа, всегда доблестно воевавшего против внешних  сил,  не
нашлось  опыта,  мудрости,  знаний  в  войне  с врагами внутренними. Мириады
человекообразных  паразитов  вгрызлись  в  тело  народное,  и,   подточенный
безверием,  ослабленный  нигилизмом  и классовой рознью, русский организм не
смог  оказать  им  должного  сопротивления.  Как  было   однажды   замечено,
заболевание,   русская   смута   прошли   несколько   повторяющихся  стадий:
маниловщина, толстовство, пугачевщина...
     Отсутствие иммунитета к внутренней  заразе  (европейского,  разумеется,
происхождения),  навыков  самоочищения  -  привели к катастрофе и продолжают
сохранять условия для ее развития. Мешали  и  славянское  прекраснодушие,  и
ложно  понятая  жалость,  и  псевдо-христианское  толкование  любви к врагу,
мешало и равнодушие к русским национальным  приоритетам  со  стороны  многих
представителей  романовской династии. Увы! А кровавые антирусские бесчинства
советской эпохи! Как мы допустили  до  этого?  Не  потеряна  ли  возможность
вернуть Россию в русские руки? Вопросы, вопросы...
     Однако  после опубликования фундаментальных трудов митрополита Иоанна у
нас нет оснований сокрушаться, будто мы не  знаем  ответов  на  поставленные
нынешним  погромом  вопросы. Ответы есть! И едва ли не исчерпывающие - в его
трудах. Главные из них изданы в Петербурге в 1994-1995  годах  издательством
"Царское  Дело":  "Самодержавие Духа (Очерки русского самосознания)", "Голос
вечности  (Проповеди  и  поучения)",  "Одоление  смуты  (Слово  к   русскому
народу)",  "Стояние в вере (Очерки церковной смуты)", "Русь соборная (Очерки
христианской государственности)" - эта  книга  вышла  из  печати  уже  после
смерти  автора.  Вот  труды,  которые  должны  стать настольными для каждого
русского  гражданина  -  клирика  и  мирянина,  просветителя  и  воина,  для
рабочего,  крестьянина,  предпринимателя,  купца. Разве что безрелигиозному,
национально-кастрированному  российскому  интеллигенту   соприкосновение   с
истиной, как часто бывало, не пойдет впрок...
     Есть основания утверждать, что едва ли не все современные проблемы - из
числа  духовных,  политических,  социальных - привлекали внимание владыки, в
той или иной степени рассмотрены им. Я даже готов доказывать,  что  за  пять
петербургских  лет своего просветительства пастырь успел сказать все... Все,
что нам необходимо.
     О чем же писал владыка, каких тем касался? Промысел Божий  и  свободная
воля человека. Глубокая характеристика исторических этапов от начала русской
государственности  и кончая нашими днями. Русская державность и православная
монархия,  симфония  властей,  раскол  и  чужебесие,  ересь   жидовствующих,
православие   и   иудаизм,   славянофильство   и  западничество,  апостасия,
расцерковление и денационализация, главные русские архетипы  -  империализм,
национализм,  религиозное  мессианство,  роль  чуда и катастрофизм в русской
истории. Таков круг проблем.
     Другой тематический пласт - богоборчество, революция, масонство,  закат
Европы,  предтечи  антихриста, фашизм, национализм - немецкий и европейский,
марксизм,  геноцид,  заговорщицкие  планы  США  и  Европы,  этапы   недавних
десятилетий   -   сталинизм,   оттепель,  застой,  перестройка,  ельциниада,
евразийство, мондиализм,  экуменизм...  Темы  жгучие,  острые,  болезненные,
порой  весьма  запутанные,  Все  они рассмотрены в книгах владыки взвешенно,
обстоятельно, с позиций религиозных и научных одно временно.
     Анализ и выводы, как правило, опираются на факты, охватывают широчайший
круг источников и авторитетов. Сила исследователя заключена в том,  что  его
труды  вобрали  в  себя  богатейший  опыт,  бесценную  сокровищницу  русской
религиозно-политической мысли последних столетий.  Ни  один  народ  мира  не
обладает  столь могучим и обширным духовным наследием. И в этом ряду - книги
магистра богословия и доктора церковной истории митрополита Иоанна. В них  -
его открытия, итоги, раздумья и напутствия нам.
     Без  сомнения,  владыка  Иоанн  явился одним из крупнейших мыслителей и
величайшим   религиозно-нравственным   авторитетом   нашего   времени.   Его
исследования,  его  публицистика  -  свидетельство  нового взлета и цветения
русского  православного  богословского  и  историко-философского  творчества
всегда  бесстрашного и исполненного благодатной глубины и правды. Митрополит
стал духовным отцом и путеводителем русского народа. А если  вспомнить,  что
именно  судьба  России  теперь,  в  очередной  раз  стала эпицентром мировой
истории,  то  значение  деятельности   владыки   возрастает   до   масштабов
общечеловеческих...
     Мне   уже  приходилось  высказывать  мысль,  что  всемирное,  Промыслом
предуказанное  назначение  России  в  XX  веке  -  завершить   окончательное
разоблачение   двух  грандиозных  социально-политических  химер,  ослепивших
человечество: химеры марксизма и химеры  демократии.  Выпустив  из  Русского
народа  океан крови, марксизм безвозвратно потонул в ней, обнаружив до конца
всю свою человеконенавистническую безмерность.
     Сатанинская гидра демократии, сменившей марксизм, хищно охватила своими
щупальцами Россию, дышит нам в лицо, кружа головы безбожным недоумкам, разит
смертоносными стрелами сотни и тысячи безвинных жертв. Страна на самой  себе
показывает  миру,  к чему ведет демократия, доведенная до своего логического
предела: она сеет только разложение и  смерть.  Ни  одна  диктатура  за  всю
историю  человечества не додумалась расстрелять народом избранный парламент.
Только при демократии оказалось возможным раздавить политических противников
столь циничным и жестоким образом. Российская  оккупационная  демократия  во
главе  с  демократом  Борисом-кровавым  полноту  своего  торжества  отметила
"салютом" из танковых орудий, стрелявших по безоружным людям, среди  которых
были женщины, дети, пожилые...
     Демократию   беспощадно  обличали  лучшие  русские  умы  ХIХ-ХХ  веков.
Значителен и вклад митрополита Иоанна: его глава "Великая  ложь  демократии"
(в  книге  "Самодержавие  духа")  убедительно  развенчивает  эту  заразившую
сегодня весь мир доктрину. В этой главе неопровержимо доказывается, что  все
идеи  демократии  замешаны  на  лжи:  "Ни  в  одной  из  стран,  считающихся
демократическими, народ на деле не правит..., власть всегда в  руках  узкого
слоя, немногочисленной и замкнутой корпорации". Воплощение демократии всегда
означает  власть  количества  над  качеством,  создает  абсурд  -  истину  и
справедливость,  добро  и   зло   определяют   арифметическим   большинством
голосов...  Политическую  основу  демократии - всеобщее прямое избирательное
право - владыка вскрывает как явление аморальное и разрушительное.
     Авторитет владыки - вероучителя, наставника, мыслителя и  гражданина  -
зиждился  на  его бесстрашном движении навстречу самым острым, самым спорным
вопросам времени. Одна из ключевых проблем ХХ  столетия  -  русско-еврейские
отношения.   В  СССР  на  протяжении  десятилетий  эта  проблема  оставалась
абсолютно запрещенной. Само  слово  "еврей"  приобретало  какой-то  грозный,
почти инфернальный смысл.
     Понимая,  конечно,  меру  опасности и ответственности, митрополит Иоанн
мужественно углубился в  пучины  этого  вопроса,  осветив  его  христианским
светом   правды,   объективности   и   нелицеприятности.  Наиболее  детально
русско-еврейские отношения рассмотрены в  разделах  "Творцы  катаклизмов"  и
"Творцы  катаклизмов: реальности и мифы" (книга "Одоление смуты"). Рассказ о
так  называемой  "ереси  жидовствующих"  содержит  одноименная  глава  книги
"Самодержавие  духа".  То  была  одна из первых агрессивных попыток иудаизма
внедриться в русское духовенство и добиться влияния на властные, в том числе
и придворные круги (конец XV века).
     Исследователь  анализирует   русско-еврейский   вопрос   в   нескольких
измерениях:    духовном,    политическом,    нравственно-психологическом   и
историческом.
     Речь идет о "религиозной войне", которую ведет  иудаизм  против  Церкви
Христовой,  о  непримирИМОМ  противоречии  двух  религиозных  мировоззрений,
по-разному  определяющих  идеалы  народною  бытия,  нравственные   нормы   и
понимание  смысла  жизни  талмудизма  и  православия. Это противоречие между
богоизбранным   Русским   народом-богоносцем   и   богоотверженным    (после
богоубийства,   распятия   Христа)   еврейским  народом,  который  сам  себя
продолжает считать избранным".
     Вот что написано о природе этой "избранности в уже упомянутых разделах:
"Православное понимание своего  избранничества  есть  понимание  обязанности
служить  ближнему  своему  Избранничество  же  иудеев есть избранничество на
господство над окружающими людьми". Вот  где  коренятся  причины  того,  что
иудейский  антихристианский  экстремизм  в XX веке "оставил в русской судьбе
страшный кровавый след". В разделе "Творцы катаклизмов  реальность  и  мифы"
приведена содержательная цитата из сборника "РОССИЯ и евреи" (Берлин, 1924).
Один  из  еврейских  авторов  свидетельствовал:  "Русский человек никогда не
видел еврея у власти. Были и лучшие, и худшие времена, но русские люди жили,
работали и распоряжались плодами своих трудов, русский народ рос и  богател,
имя  русское  было  велико  и грозно. Теперь еврей - на всех углах и на всех
ступенях власти... Русский человек видит теперь еврея и судьей,  и  палачом.
Не  удивительно, что сравнивая прошлое с настоящим, он утверждается в мысли,
что нынешняя власть - еврейская и что потому именно она такая  осатанелая...
Русский  человек  твердит:  жиды  погубили  Россию.  В  этих  трех  словах и
мучительный стон, и надрывный вопль, и скрежет  зубовный...  Волны  юдофобии
заливают  теперь  страны  и народы, и близости отлива еще не видно. Именно -
юдофобия: страх перед евреем как перед разрушителем".
     С горечью пишет митрополит,  что  и  сегодня  мало  что  изменилось,  и
приводит   тому   многочисленные  свидетельства  Антирусская  в  подавляющем
большинстве пресса переполнена русофобскими заявлениями.
     Непреложен и крайне  важен  для  нас,  православных,  итог  размышлений
владыки   о   русско-еврейском   вопросе.   Да,  главные  палачи  России  XX
века...почти сплошь были нерусскими. Как свидетельствует один из  крупнейших
современных  историков  академик Олег Платонов, именно "евреи стали одной из
самых активных сил по  разрушению  ценностей  русской  цивилизации".  Однако
митрополит  с  пастырской взыскательностью убеждает русских читателей в том.
что, произошло и происходит, прежде всего наша собственная вина,  отсутствие
в  русских людях национального достоинства и патриотизма. И до тех пор, пока
"мы сами не научимся любить свой народ, свое Отечество и его  историю,  свои
святыни  -  мы  и  других не сможем научить нас уважать". Если мы не сделаем
должных выводов из опыта, оплаченного морями крови,  миллионами  жертв,  то,
как  пишет  владыка  в  другом  месте,  "мы станем предателями и изменниками
великого русского дела".
     Читатель найдет у автора содержательные размышления и по поводу  многих
иных  вопросов,  выдвинутых  нашей  историей  в  XX  веке, включая давний ее
период. Какой глубокий, всесторонний анализ  "перестройки"  дан  в  разделах
"Русский  узел"  ("Одоление  смуты") и "Перестройка" ("Самодержавие, духа").
Сценарий ее был запущен сразу после второй мировой войны (план Даллеса).
     Результат?  Разрушение  Державы,   ускорение   процессов   геноцида   и
ограбления  народа.  Место  пролетарского интернационализма заняла идеология
интернационализма демократического. Только и всего..." - пишет митрополит.
     Иногда одним словом метко определяется сущность  явления.  Например,  о
горбачевском  правлении  -  период,  "по  сути  ликвидационный".  О нынешней
ельциниаде - в стремительно нищающей стране создана  "чудовищная  по  своему
цинизму  система  власти  - коррумпированной и бесконтрольной, скрывающей за
псевдодемократической риторикой полное презрение к закону и целенаправленное
стремление к диктатуре"; страна "наполовину управляется из-за рубежа".
     О виновниках братоубийственной бойни в октябре  1993  года  -  "сегодня
несмываемая  каинова  печать  жжет  лоб  не  одному  и  не  двум  российским
политикам".
     А как возмущен был митрополит отношением властей к другой ужасной бойне
- в Буденновске. Бандиты бесчинствуют и убивают безнаказанно:
     "Власти лишь невразумительно бормочут, что "ситуация под контролем"."
     В той же статье "Шила в мешке не утаишь" ("Советская Россия", 20.06.95)
убедительно опровергается  кощунственная  ложь  о  якобы  бытующем  "русском
фашизме".   На   самом   деле   в  стране  процветает  "антирусский,  злобно
русоненавистнический, русофобский фашизм".  Именно  это  вызвало  тревогу  и
возмущение митрополита.
     Срывая   маски  с  сегодняшних  правителей,  он  обнажил  нерасторжимую
преемственную связь доктрины Гиммлера - через Даллеса, Киссинджера, Клинтона
- с политикой Горбачева и Ельцина, ставленников наиболее  враждебных  России
сил.
     Митрополит-воин  не  прекращал  своей  духовной  брани ни на мгновение.
Своим каждодневным  подвигом  владыка  показывал,  что  означает  понятие  -
воинствующая  Православная Церковь. И самые последние документы, подписанные
им накануне  смерти,  свидетельствуют  о  его  неукротимой,  самоотверженной
борьбе - за веру, за Отечество, за народ Русский, в котором он властно будил
чувство патриотизма, призывал "воспитывать... чувство национального единства
вместо духа наживы".
     В  другом  документе,  также  подписанном  30  октября,  в "Обращении к
российским военнослужащим, защищающим таджикско-афганскую границу",  владыка
напоминал,  что  могущество  и  процветание Руси испокон веков держалось "на
двух столпах - воинстве и монашестве". В тексте  обращения  -  наказ  стоять
твердо  в своем служении Отечеству: "Наша святая обязанность - отстоять этот
Божий дар, вернуть Святой Руси ее былое державное величие и  духовную  мощь,
оградить  ее от всякого рода воров грабителей, не допускать растаскивания по
клочкам по усобицам, по уделам". Сегодня эти  предсмертные  строки  читаются
как  завещание  пастыря-водителя  ставшего  духовным  отцом, духовным главой
Русском сопротивления сатанинскому режиму.
     ...На официальный прием в гостиницу "Северная корона" митрополит  Иоанн
поехал   в  намерении  продолжить  переговоры  о  возврате  Церкви  лаврских
помещений.  На  приеме  к  нему   подошли   мэр   А.А.Собчак   с   супругой.
Поздоровались.  И  вдруг владыка пошатнулся, изменился в лице ("будто что-то
увидел", - рассказывают очевидцы), выпустил из рук посох и  стал  опускаться
на пол...
     Что увидел митрополит в последние свои мгновения? Что так потрясло его?
Тайну увиденного он унес с собой в могилу.
     Петербургский   архипастырь   остро  чувствовал  трагедию  России.  Его
скорбями и муками народа было истерзано его сердце... Он видел - Святая Русь
повторяет путь Христа.
     Но митрополит верил, что испившая крестную  чашу,  казненная  Россия  -
воскреснет!  Источником  этой убежденности служила не только вера в чудо как
решающую особенность русской истории,  но  и  реальность  начатого  горсткой
русских  патриотов  великого  дела  русского  возрождения.  "Перед  Богом  и
собственной совестью мы обязаны довести его до конца... С  Богом  ничего  не
страшно, а без Него все напрасно и бессмысленно", - завещал владыка Иоанн.
     Владыку  Иоанна  похоронили  на  Никольском кладбище Александро-Невской
лавры. Могила его -в архиерейском уголке, у монастырской протоки. За  близко
стоящей   внешней  оградой  шумят  транспортные  потоки,  непрерывно  ревут,
завывают, скрежещут моторы.  Какофония  механической  цивилизации.  Железное
дыхание   города.   В   сумерках   -   лихорадочная  пляска  огней,  вспышки
автомобильных фар.. Здесь нет обычного кладбищенского покоя.
     Вдоль стенки - припорошенные снегом венки с траурными лентами. Их около
тридцати, в основном -  петербургские.  Есть  -  от  Приозерска,  Кингисеппа
Самары...  Промозглая  ноябрьская стынь пробирает до костей. В небе - рваные
лохмотья облаков, свинцовая петербургская мгла. Тревожно и сиротливо мерцают
горящие на могиле владыки свечи. Не прерывается текущий сюда людской ручеек.
Стоят неподвижно, зябко ежатся под порывами ветра,  скорбно  молчат.  Осеняя
себя  крестным знамением, кладут низкий поклон невысокому могильному холмику
с суровым деревянным крестом.
     ...Враги могут вывезти из России новые сотни  тонн  золота,  перекачать
моря  нефти,  продать наши алмазы, лес, руду, но никогда им не истребить, не
отнять у нас золотое слово архипастыря всея Руси  -  высокопреосвященнейшего
Иоанна,   митрополита  Санкт-Петербургского  и  Ладожского.  Никогда  им  не
погасить излучаемый им духовный свет, не уничтожить память народную.  Они  -
навечно с нами, в наших душах, и это - главное наше богатство сегодня.

     М. Любомудров.




 * ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

ПОЛОЖИ МЯ, ЯКО ПЕЧАТЬ, НА СЕРДЦЕ ТВОЕ... (Воспоминания)




В ВЕЛИКОЙ СКОРБИ ПОЗНАЕТСЯ ЛЮБОВЬ.

     "Славьте  Господа,  провозглашайте  имя  его; возвещайте в народах дела
Его..., поведайте о всех  чудесах  Его;  хвалитесь  именем  Его  святым;  да
веселится  сердце  ищущих Господа" (1 Пар. 16:8-10). Так восклицал некогда в
великой радости святый царь-пророк Давид. И  сегодня  вместе  с  венценосным
псалмопевцем  мы  вновь  говорим  "Славим Тебя, Боже, славим, ибо близко имя
Твое возвещают чудеса Твои" (Пс. 74:2).
     У Бога не бывает  скорби  без  утешения.  Печалуясь  и  плача  о  своем
духовном  сиротстве по еле кончины владыки Иоанна, мы не можем не радоваться
о Господе, даровавшем Земле Русской еще  одного  небесного  заступника.  Его
смерть  сняла  печать  молчания  с  уст тех, кто знал владыку не толь ко как
правящего архиерея, но и как великого молитвенника, подвижника благочестия и
опытного наставника. Кто год за годом окормлялся  под  благодатным  покровом
мудрого старца... Особенно это касается самарских прихожан.
     Самара  -  воистину  духовная  родина  владыки Там он сам возрастал под
омофором духовного отца - митрополита Мануила. там совершал свой молитвенный
подвиг и восходил по ступеням духовного совершенства, стяжав себе у  Господа
сонм  бесценных  добродетелей: миролюбие, незлобивость, милосердие, простоту
сердечную и - неутолимую любовь ко Христу. Именно в Самаре владыка состоялся
как  истинный  архипастырь.  И  даже  когда  волей  судеб  его  перевели  на
Санкт-Петербургскую  кафедру  сердцем  он  оставался на приволжских берегах,
рядом со своими многочисленными духовными чадами,  а  переезжая,  выговорил,
чтобы хоть нескольких из них взязь с собой.
     В их число попали Анна Степановна Иванова архивариус и личный секретарь
митрополита,  Валентина Сергеевна Дюнина - врач, монахиня Олимпиада, которую
владыка благословил на поварское послушание... Но и многие другие  самарские
прихожане  в  любую  свободную  минуту  приезжали  к своему владыке, подобно
Надежде Михайловне Якимкиной. Свидетельства этих людей, знавших  владыку  не
одно десятилетие, особенно ценны для нас - тех, кто мог только догадываться,
насколько  щедро  одарил  Господь  митрополита  Иоанна  Своими  благодатными
дарами.
     Послушаем их рассказы, рассказы очень  разные:  ревностно-осторожный  -
Анны   Степановны;   исполненный  неземной  радости  и  скорби  -  Валентины
Сергеевны; молитвенно-просительный ("Вы  только  обязательно  донесите,  что
владыка  жил  исключительно  церковной  жизнью,  не  для  себя!")  - Надежды
Михайловны. Рассказы, каждый из которых проникнут  любовью  к  владыке  и  к
Тому, Кому он беззаветно служил всю свою жизнь, - ко Христу. Итак:

     Анна Степановна:
     - Владыка  сам призвал меня к себе. Я знаю его с 1966 года. В то время,
окончив железнодорожный институт, я работала в Смоленске,  а  одна  из  моих
сестер  жила  в  Самаре  (Куйбышеве). Она часто бывала на приемах у владыки,
которые он, вслед за митрополитом Мануилом, вел ежедневно, кроме праздничных
дней и понедельников, и меня все звала. Я приехала, и владыка почему-то  тут
же  благословил  меня  перебираться в Самару. Я медлила, не решалась: работа
вполне устраивала, меня там уважали, даже повысили в должности, да  и  жилье
дали  - как было все бросить?! А владыка продолжал спрашивать, про МЕНЯ. Два
месяца провела я в  сомнениях,  но  в  конце  концов  пересилила  себя  и  -
переехала к сестре, которая ютилась на частой квартире.
     Владыка  обрадовался  моему приезду и тут же стал поручать работу. Даст
книжку про какого-нибудь архиерея, попросит прочесть и составить краткую его
биографию. Я сперва даже не знала, для чего это, нужно. А владыка в то время
продолжал дело,  начатое  еше  митрополитом  Мануилом  -  составлял  каталог
русских  архиереев. Работа не на один год Потом он высказал пожелание, чтобы
я научилась печатать на машинке. Так я и стала с  ним  работать  Днем  -  на
железной дороге, а вечером, часов до десяти, - у владыки...
     Вскоре  владыка  благословил еще одну мою сестру переехать в Куйбышев и
стал поговаривать, чтобы мы себе домик купили. А какой там домик?  Денег  на
него  у  нас  не  было.  Однако  ради  послушания  стали  искать  подходящие
объявления. Найдем. принесем  владыке,  а  он  спрашивает:  "А  сколько  там
комнат?"  "Одна",  -  говорим,  мы  о  большем  и не загадывали, такую-то бы
осилить. "Ну подождите пока, не покупайте".  Тут  к  нам  мама  с  четвертой
сестрой  приехала.  В гости. И в эти-то дни я вдруг увидела центре очередное
объявление: продается треть дома с отдельным входом,  три  комнаты,  цена  -
шесть  тысяч  рублей. А мы к тому времени две с половиной скопили. Показываю
объявление владыке, и вдруг он говорит: "Покупайте", -  и  даже  500  рублей
дал,  чтобы  я  поскорее  задаток  внесла.  Не  успели мы задуматься, где же
недостающие деньги взять, как мама говорит: "А я свой дом продам, вот нам  и
хватит"  Так  мы  и  стали жить впятером. Освятить дом сам владыка пришел. С
портфельчиком, скромно... Мы тогда по простоте своей даже не поняли, что нам
за милость такая - сам архиерей дом освящает! Нам и свечку-то поставить было
не на что - стакан приспособили...
     В скором времени хозяева другой части дома стали продавать  свою  долю.
Владыка  и ее благословил купить - он ведь не только о нас радел. И стал наш
дом чем-то вроде странноприимной. Это  сейчас  в  Самарской  области  храмов
много,  а тогда в городе было только две церкви, так что люди к нам отовсюду
съезжались. У нас  и  останавливались,  ночевали.  В  воскресенье  по  12-15
человек   за   стол   садились...  Порой  и  владыка  к  нам  заглядывал  на
час-другой...
     Владыка   продолжал   давать   мне   разные   душеполезные   книги,   я
перепечатывала  их  в  пяти  экземплярах,  сестра переплетала, а он раздавал
своим духовным детям. Получался своего рода  самиздат  -  духовные-то  книги
тогда днем с огнем было не сыскать...
     Так  продолжалось  долго, пока я не выработала стаж (26 лет на железной
дороге), после чего владыка благословил меня работать в  свечной.  Еще  пять
лет  прошло.  Тут,  на  преподобного  Сергия,  владыка, как обычно, поехал в
Москву и - узнал о назначении в Санкт-Петербург. Мы, конечно,  расстроились:
уйдет от нас митрополит, оставит нас. Как в Ленинград попадешь без прописки?
Но  владыка не забыл о нас, взяв с собой как бы в долгосрочную командировку.
Я поселилась в архиерейском доме и только тогда сумела по-настоящему понять,
каким необычайным терпением и смирением обладал наш владыка. Ведь одно  дело
видеть  его  в храме, работать с ним, и совсем другое - жить рядом, наблюдая
его быт, характер, привычки...
     Владыка был безотказен ко  всем.  Бывало,  я  возропщу  на  просителей,
скажу:  "Владыко,  да  ведь  это  же  не наше дело!" - а он в ответ: "Вот ты
чудачка какая! Раз просят - так надобно  помочь!"  Он  никогда  не  разделял
посетителей  ни  по  чину  по  убеждениям,  ни  по просьбам - со всеми равно
приветлив, внимателен, каждому старался помочь, чем мог...
     Если он собирал деньги, то только для того чтобы их раздать: храмам,  а
еще  -  отдельным  людям.  Но  благотворя  сам  и  благословляя  на подобное
послушание своих духовных чад, он обязательно предупреждал,  что  освободить
от него может только смерть, что благотворить надо не от случая к случаи-. а
регулярно - так, чтобы это была пусть малая, но верная помощь. Сам он обычно
отдавал  мне деньги для своих подопечных в первую неделю месяца, а тут вдруг
вручил первого же числа - за день до смерти...
     На всем же другом владыка экономил.  Здоровье  его  требовало  хорошего
питания,   но   он   смотрев  на  это  сквозь  пальцы.  Помню,  врачи  очень
рекомендовали ему сок из черной  смородины.  Мы  его  упрашивали-упрашивали:
"Владыко,  благословите,  мы  купим",  -  а  у  него  один  ответ: "Если это
действительно надо -  Господь  пошлет".  И  ведь  посылал  Господь!  Сколько
проблем  было  с лекарствами! Но стоило им закончиться, как тут же находился
человек то заведующая аптекой свою помощь предлагает,  а  то  и  из  Америки
позвонят...  Или пропадет вдруг в магазинах рыба. Только посетуешь владыке -
смогришь, уже несут!
     При той жажде деятельности, какая была у  владыки,  на  еду  он  вообще
особого  внимания  не  обращал.  Его  нельзя было увидеть праздным. Выдастся
свободная минута -  он  или  пишет,  или  читает.  Даже  когда  ноги  совсем
отказывались  служить  и  владыка был вынужден лежать - он завел специальную
дощечку, чтобы и в таком положении можно было работать. Очень он  не  любил,
если  мы (для того, чтобы дать ему возможность отдохнуть) отключали телефон.
У нас ведь не было особых часов для телефонных звонков. Кто  когда  хотел  -
тогда  и  звонил,  и владыка тут же брал трубку. Часто и пообедать толком не
дадут. Пока переговорит со всеми  -  еда  ооынет,  чайник  по  два-три  раза
подогревали  .  Врачи  его убеждали: неполезно так питаться, - а он в ответ:
"Вы меня не ограничивайте. Полезно, когда человек сам себя ограничивает".  И
- ограничивал себя даже в том, в чем ему здоровье никак не позволяло.
     Скажем,  владыка  очень  любил рыбные пельмени, приготовленные матушкой
Олимпиадой. Как-то она их по-особенному готовит. Подаст их на стол - владыка
обрадуется, попросит себе четыре штуки, а  съест  только  две.  А  когда  мы
начинали спрашивать:
     почему? - он всегда приводил в назидание пример из жизни святых отцов.
     Один  эконом  заметил,  -  пояснял  владыка,  -  что иноки не полностью
съедают предложенную им пищу, и решил давать им  меньше  еды.  Но  узнав  об
этом,  наместник  строго  наказал  эконома  -  за  то, что тот лишил братьев
монастыря подвига. Ведь добровольное отсечение своих желаний  и  страстей  -
это подвиг.
     Если  говорить  о  земных привязанностях владыки, то здесь он любил три
вещи: богослужение, церковные песнопения и (как отдых) столярное ремесло.  У
самого владыки голос был сильный и красивый - тенор, его всегда было слышно.
Это  уж  потом  у  него  связки ослабли. Одно время мы думали, что он совсем
голоса лишится, но, слава Богу, обошлось...
     А про то,  каким  он  был  молитвенником,  по-настоящему  один  Господь
ведает.  Мы  же  можем  судить  только  о  том,  что  видели и знаем. Знаем,
например, что когда у  него  умерла  мама  -  владыка  40  дней  сам  служил
литургию,  поминая  ее.  Так  же  он  поступил,  когда отошел ко Господу его
духовный отец - митрополит Мануил... Владыка Иоанн считал своим и долгом,  и
обязанностью,  и одновременно счастьем служить каждый праздник и - всенощную
и литургию. В Петербурге нам даже поначалу  туговато  пришлось,  здесь  ведь
столько  храмов  -  и в каждом свой престольный праздник, и в каждый владыка
старался приехать!
     Праздники владыка очень любил. Говорил, что в эти дни нужно обязательно
быть на службе, с нородом. Никогда не благословлял на поездку, если праздник
мог застать в дороге... Даже в дни отпуска, который он  всегда  проводил  на
даче  (загородном домике в три комнаты), по воскресеньям владыка обязательно
уезжал в город - на службу. А последний год, когда он  особенно  плохо  себя
чувствовал  и  не всегда мог совершать священнодействие, то приглашал в свою
домовую церковь петербургских священников: отца  Андрея  со  Смоленки,  отца
Олега  из  храма Симеона и Анны и других, - и слушал их богослужение, просто
молясь...
     Он и на Казанскую собирался служить: всенощную - в Казанском соборе,  а
литургию: в Князь-Владимирском... Да смерть не позволила...

     Валентина Сергеевна:
     - Главное,  чему учил нас владыка, - это по слушанию. Я хочу рассказать
один случай, который может быть, лучше всего покажет, что такое послушание и
какова была молитвенная сила владыки.
     Как-то раз он благословил меня купить пять саженцев  яблонь  для  нашей
дачи. Я поехала со своим родственником на рынок, а там - изобилие! Один сорт
лучше  другого.  Выбрала я пять деревец, а дядя Сеня меня уговаривает: "Купи
еще, смотри, красота какая, не  пожалеешь!"  Мялась  я  мялась,  но  всетаки
поддалась  на  уговоры,  купила и шестое. Посадили мы саженцы. Прижились они
хорошо, в рост пошли, листики выпустили... А  тут  и  владыке  пришло  время
приезжать.  И  вдруг  шестая  яблонька  возьми  да  и  засохни,  да так, что
коричневая вся стала, страшная... Матушки  меня  уговаривают:  "Выкопай  ее,
владыка  приедет  -  осерчает!"  Но у меня были свои соображения. "Нет уж, -
думаю, - сначала покаюсь..."
     Приехал владыка и тут же-к засохшему деревцу: "Это что такое?!"  Ну,  я
ему  все  как  есть рассказала: "Теперь, владыко, я ее выкопаю..." А он мне:
"Запиши-ка лучше в свою тетрадочку, что значит не слушаться духовного  отца!
А  яблоньку  эту  не  тронь,  только  каждый  день поливай", - и перекрестил
деревце. И что бы вы думали? Отошла наша яблонька. На  других  уж  листья  с
ладонь  были,  а  эта  только-только почки начала раскрывать, но - выжила! И
перезимовала, и плодоносить в срок стала... Вот и в этом  году  она  вся-вся
усыпанная  яблоками  стояла.  А  мы  с  тех  пор  так  ее  и зовем - "яблоня
непослушания".

     Надежда Михайловна:
     - Дорого  нам  обходилось  непослушание  владыке.  Помню,  как-то   нам
предложили   бесплатные   двухдневные   путевки   в   Москву.  Мы,  конечно,
обрадовались:  к  преподобному  Сергию  Радонежскому  съездим!   Пришли   за
благословением.  А  дело  было  Успенским постом. Владыка же очень не любил,
если в праздники или в пост люди отправлялись в дорогу. Вот  он  и  говорит:
"Нечего  в  пост  разъезжать. Благословить не благословляю, но если хотите -
езжайте сами". Мы подумали-подумали - да и поехали: мол, к угоднику  Божиему
собрались, не за чем-нибудь! И как же .сложилась наша самочинная дорога?
     Ночью  произошло  крушение  поезда,  идущего впереди нашего. Мы едва на
него не наскочили. Стояли долго, съели все запасы, проголодались. Приехали в
Москву только в воскресенье, и почему-то в тот день не только  промтоварные,
но и продовольственные магазины не работали. С большим трудом нашли дежурный
гастроном,  а  там  и  купить-то по случаю поста нечего. Запаслись булками и
лимонадом (долго мы потом на них смотреть не могли!) да и домой собрались. А
до Самары поезд опять двое суток тащился. Еле живые приехали...

     Валентина Сергеевна:
     Да, велика была сила владыкиного благословения и его  молитвенный  дар.
Многих  спасла его молитва. Он и меня излечил, хоть я и врач. Я тогда сильно
заболела. Доктора определили бронхоэктазы и постановили  немедленно  удалить
часть  легкого.  Я, конечно, скорее к владыке: соглашаться ли на операцию? А
он говорит: "Нет, не надо. Возьми-ка  лучше  отпуск,  посиди  дома.  Матушка
будет  тебе  томить  овес,  а  другого  ничего  не ешь", - и перекрестил мне
легкое. Я так и сделала. И вот вижу я сон: будто служит наш владыка с  двумя
архиереями;  в  центре  стоит  красивый,  высокий архиерей в белой одежде. К
нему-то обращается мой духовный отец и просит: "Владыко  святый,  помоги  ты
ей!"  -  и как бы подтягивает меня к алтарю... Мне еще во сне легче стало, а
потом все лучше, лучше - и я совсем выздоровела, так, что медики и  поверить
в такой исход не могли.

     Надежда Михайловна:
     А помнишь, как у нас учительница одна, атеистка, почти что ослепла? Она
уже и  в  школе  преподавать  не могла из-за зрения, кое-как зарабатывала на
хлеб в красном уголке... Врачи говорили, что  если  она  срочно  не  сделает
операцию,  то  и второй глаз потеряет! И вот кто-то посоветовал ей сходить к
митрополиту Иоанну. А наш владыка всех принимал: и  верующих,  и  ищущих,  и
атеистов...  До  семидесяти человек за день! С каждой старушкой поговорит...
Вот и эту учительницу принял приветливо, благословил ее, перекрестил глаз  и
- в  скором  времени  все  рассосалось!  Это в 78-м году было - не то время,
чтобы о церковном врачевании рассказывать. Вот  она  и  пояснила  изумленным
врачам:  сладкий  чай, мол, в глаза капала - тем и вылечилась. В школе ее на
работу восстановили. А к нам она пришла с большим букетом белых цветов и все
повторяла: "Какие вы счастливые, что такого человека знаете!" Стала  владыку
благодарить,  а он ей в ответ: "Ты не меня - Бога благодари, да не отходи от
Него, а то хуже может быть..."
     Через владыкины молитвы многие к Богу  пришли.  Взять  хоть  Валентина.
Жена  у него верующая была, но как ни билась, как ни объясняла ему про Бога,
про веру - ничто его не пронимало. А тут он как-то права потерял,  переживал
сильно.  Жена ему и говорит: "Вот, смотри, я сейчас владыке позвоню, попрошу
его помолиться о пропаже - и все будет хорошо". Позвонила. И тем же  вечером
права Валентину прямо домой принесли... И эта-то молитва помогла ему обрести
веру!

     Валентина Сергеевна:
     Да,  владыка  даже в малых желаниях утешить умел. Я вот очень скорбела,
что у меня голоса нет. Все подруги за  клиросом  поют,  одна  я  в  сторонке
стою... Я уж и Божией Матери перед иконой "Всех скорбящих радосте" молилась,
и  Надя за меня просила: "Пустите ее, владыко, за клирос. Она за моей спиной
постоит, так ее и не слышно будет..." Но владыка решил иначе  и  взялся  сам
обучить нас пению:
     меня, Надю и еще одну девушку - Тоню Коржаеву, она сейчас в Пюхтицах...
Учитель  он  был  строгий:  не  дай  Бог,  если  мы на полтона ниже или выше
возьмем! И  репертуар  владыка  тоже  ревниво  отслеживал.  В  праздники  не
благословлял  знаменных  распевов,  зато  в  пост,  напротив, любил простое,
строгое пение... Так и учил нас сам,  вместо  регента.  Ну,  Надю-то  голосу
учить  не  требовалось  (у  нее  прекрасный сопрано), а со мной мороки много
было. Но по молитвам владыки даже я запела!
     Вообще владыка очень любил на  спевки  хора  приходить.  Слушал,  делал
замечания. Регентам это признаться, не очень-то нравилось. Но это тогда... А
когда  владыка  уехал  из  Самары  и  перестал тревожить их своими визитами,
тут-то они и восскорбели, что больше-то никому до них и дела  нет:  что  они
поют и как поют...
     А  в  связи  с  пением  владыка преподал нам еще такой урок. Когда меня
взяли в хор, я от радости все его спрашивала: "Ну как? Хорошо ли мы  спели?"
А  он отмахивался: "Спели и спели." Никогда не хвалил Наоборот: говорил, что
если петь и думать про собственный голос - так лучше в оперный театр идти, а
вот если петь и молиться - то и в голову не взбредет спрашивать, хорошо  или
плохо  у тебя получается... Но как-то раз пели мы, как сейчас помню, "Чертог
Твой..." - и, должно быть, тронули этой молитвой сердца наших  прихожан.  Во
всяком  случае старушки впереди шептались между собой: "Ну, прямо как ангелы
поют!" Мы это слышали. Но  слышал  и  владыка.  И  вот  закончилась  служба,
владыка  взошел на амвон и, обращаясь прежде всего к тем старушкам, произнес
проповедь. "Вы зачем у ближних дар отнимаете? - говорил он. -  Похвалили  их
здесь,  на  земле,  - вот и вся им награда. А что они услышат на небесах? Об
этом надо думать!"
     Мы потом подошли к владыке, плачемся: "Зачем же вы, владыко, о нас  при
всех-то  говорили?  Неудобно!"  А  он поясняет: "Да потому, что вы не умеете
правильно к похвальбе относиться. В этом вы должны  уподобляться  мертвецам.
Вот  придите  на кладбище да обругайте покойников - что они вам ответят? Или
начните хвалить - все  равно  не  услышите  ни  звука.  Вот  так  же  должны
поступать и вы..."
     Владыка  всем  нам  в  свое время и "книжечки совести" раздал, повелев:
"Пишите в них только свои согрешения, а ничего хорошего про себя не пишите".
     Нельзя сказать, чтобы владыка был с нами строг. Он был строг  с  нашими
согрешениями. Но больше всего он был строг к самому себе.
     Он  не  дозволял  себе  никакой "роскоши", хотя по нашим понятиям это и
роскошью-то нельзя было назвать. Он вообще ничего  лишнего  не  любил.  Если
скапливалась какая-то денежка - тут же тратил ее на церковные нужды.

     Надежда Михайловна:
     - А  свою  пенсию  он  никогда и в руках не держал. Благословил меня ее
получать: "Тебе, - говорит, - Надежда,  виднее,  кому  ее  раздать.  -  Я  в
Самарской  епархии бухгалтером работаю. - Кто придет из нуждающихся - тому и
дай". Я так и поступала.

     Валентина Сергеевна:
     Он и в Петербург-то ведь с чем приехал? С тканью! Чтобы сразу же начать
обшивать открывающиеся храмы,  как  в  Самаре.  "Новые-то  храмы  голенькие,
бедненькие,  -  говорил,  -  им  помочь  надо". Сразу же благословил открыть
пошивочную мастерскую, чтоб недорого обходилось облачение... Но  нередко  он
просил  нас  шить  и вовсе за бесплатно. "Этим деньги взять негде, - пояснял
владыка, - так вы уж им помогите".
     А сам-то в каком облачении ходил! Не на службах, а в быту.  На  даче  у
него  до  того  штопаный-перештопанный  подрясник  был, что мы без конца его
уговаривали поменять - к Вам-де, владыко, люди духовного  звания  приезжают,
неудобно  перед  ними,  что  о  Вас  подумают?! Но он никак не соглашался на
новый. И тогда мы решились сами сшить ему подрясник. Сшили. И уж совсем было
собрались старый сжечь, да в последний момент почему-то передумали и  только
подальше  упрятали.  И  вот приезжает владыка: "Где мой серый подрясник?" Мы
объясняем: так мол, и так, вот Вам новый, а тот совсем плохой стал.  мы  его
выбросили...  Как тут осерчал наш владыка! Ругает нас: "Да как вы могли! Без
благословения? Самовольно?" Так и не согласился даже примерить наш  подарок.
Пришлось доставать из тайников прежний. Но он никак не мог успокоиться и все
повторял:  "Что  ж  с того, что он заштопанный? Главное, что чистый, и дырки
все залатаны! Вон митрополит Мануил - он до конца дней сохранил подрясник, в
ко тором его постригали! А вы меня в роскошь затягиваете!"
     За роскошь и расточительство он воспринял и нашу просьбу купить на дачу
шифоньер - чтобы  было  куда  одежду  вешать.  Деньги  на  него  были,  дело
оставалось  только  за  благословением.  Но  владыка - ни в какую: "Экие вы!
Шифоньер я вам и сам смастерю. А деньги бедным  должны  пойти!"  Так  сам  и
смастерил нам шкаф для одежды, пластиком отделал, красиво получилось!
     Владыка  очень  любил  пилить,  строгать...  На  даче он все отпуска за
столярным станком проводил. И все молодых  батюшек  хотел  к  этому  ремеслу
приучить...  Изготавливал  всякую  утварь и мебель: и аналойчики, и полки, и
книжные шкафы... Две тумбочки мы даже сюда с собой в Петербург привезли ...
     У владыки вообще было много талантов. Ко всему прочему  он  еще  хорошо
разбирался  в живописи, в иконописи, мог сам с натуры нарисовать человека, и
потому, должно быть, дозволял себе и с художниками поспорить.
     Как-то  на  Дмитрия  Солунского  у  нас  в  Самаре  сгорел   Покровский
кафедральный  собор.  Причем,  что удивительно: огонь дошел до самой могилки
владыки Мануила, но там и остановился. Так вот: после пожара храм,  конечно,
начали  восстанавливать,  ну  и,  разумеется,  расписывать.  Взялся  за  это
художник Василий (фамилии, к сожалению, я сейчас не вспомню). И вот  владыка
принялся  делать  ему  замечания:  то  не  так, это не эдак... Тот, понятно,
протестовал, жаловался: он, мол, архиерей, вот пусть свое дело и знает, а  я
- художник, я лучше его понимаю, как писать... А владыка все за свое, да еще
увещевает:  "Не  ершитесь,  Вы  потом  и сами поймете, как надо..." И спустя
какое-то время наш Василий признался, что только благодаря владыке Иоанну он
понял, что такое церковная живопись: "А теперь  иной  раз  пишешь  икону,  -
говорит,  -  сердцем  чувствуешь:  что-то  не  так!  А что?! И спросить не у
кого..."
     ...Оглядывая свою жизнь близ владыки, только сейчас начинаешь понимать,
какого великого дара мы сподобились от Господа! Тут нет  места  случайности,
как  обычно  считают  люди,  далекие от веры. Во всем видна рука Провидения,
начиная с самой первой встречи с духовным  отцом,  тогда  еще  семинаристом,
недавно рукоположенным иереем, служившим в одной из саратовских церквей - на
моей родине.
     Я ведь впервые его увидела четырехлетней девочкой. Когда меня в ту пору
спрашивали,  кем  я  хочу  быть,  я  всегда отвечала: "Батюшкой". Мама очень
пугалась, что я так говорю на людях, и, как могла, пыталась  мне  объяснить,
что ни девочки, ни женщины батюшками стать не могут. А я удивлялась: "Как же
так?!  У  нас  в  церкви девушка батюшкой служит!" - и указывала на будущего
владыку Иоанна, который внешним видом тогда и  впрямь  походил  на  девушку:
белолицый, с длинными кудрями...
     Потом  иерей  Иоанн поступил в Ленинградскую духовную академию и пропал
из моего поля зрения но через семь лет мы встретились вновь - уже  навсегда.
Он тогда попросил свою духовную дочь "Найди-ка мне Евгению с чадами!" (Ему в
Ленинград писала какая-то саратовская Евгения). А Анна Нестеровна (так звали
женщину)  подумала,  что  речь  идет  о моей маме, и привела нас. Отец Иоанн
внимательно посмотрел на маму и сказал:  "Не  та.  Но,  наверное,  так  Богу
угодно". Мне было тогда 11 лет, но он разговаривал со мной как со взрослой и
сразу взял под свое руководство. С тех пор сорок лет минуло...
     Когда  я  заканчивала школу, то никак не могла решить: учительницей мне
стать или врачом? Поехала советоваться к владыке Мануилу, который в то время
служил в  Самаре.  Но  не  успела  я  задать  свой  вопрос,  как  он  истово
перекрестил  меня  и  сказал:  "Поступай  в  медицинский.  Он-то,  -  кивнул
митрополит на проходившего невдалеке О.Иоанна, - больной-больной будет..."
     Так и случилось.  29  лет  продолжалось  мое  врачебное  ухаживание  за
владыкой,  которого  Господь оделил многочисленными хворями. После института
он благословил меня перебираться в Самару и держал на послушании: и  ноты  я
переписывала,  и  фотографией  занималась,  шила  и  вышивала  облачения, и,
конечно, следила за его здоровьем... Когда диабет стал прогрессировать и  мы
с таблеток перешли на инсулин, я оставила работу, чтобы быть ближе к владыке
и в любую минуту могла оказать ему помощь.
     Его  назначение  в  Ленинград  мне,  как  врачу, было очень не по душе.
Климат здесь сырой, гнилой. И  не  зря  я  опасалась.  В  Самаре-то  владыка
один-единственный  раз  в  больницу  попал,  да и то из-за автокатастрофы, а
тут!.. Ну и когда мы все же переехали, я тут же отправилась в Сусанине  -  к
блаженной  Любушке. Жалуюсь ей: "Не для владыки Иоанна этот город", - а она:
"Ничего, здесь он для народа послужит".
     Воистину, это так и было. Наши  блаженные  о  владыке  верно  говорили.
Самарская матушка Серафима, например, (она два года как умерла) еще ког-да-а
сказала:  "Владыка  Иоанн  свой  долг  перед  Богом  выполнил. Он милостыней
живет," - значит, чтоб другие вокруг него спасались. А  двадцать  лет  назад
эта  же матушка и смерть его предсказала. В то время скоропостижно скончался
Уфимский митрополит Феодосии, а матушка Серафима возьми да и скажи:  "Вот  и
наш владыченька так: сердечко остановится - и все!.."
     Впрочем,  владыка  и сам обладал даром прозорливости. К примеру, жила у
нас в Самаре матушка Феклуша. Она еще первое прославление мощей преподобного
Серафима Саровского видела - в 1903 году. И второе застала... Но на старости
лет она настолько немощной стала, что только в кровати и лежала. Мы за ней и
ухаживали. А когда переехали с владыкой в Ленинград, то ее взяла к себе наша
уборщица, Клава. "Я, - говорит, - за своей мамой не ходила, так  сделаю  это
для Феклуши..." И вот как-то однажды во время отпуска, который владыка почти
всегда  проводил в Самаре, он решил навестить Феклушу. Пришли мы к ней. Она,
увидев владыку, расплакалась: "Владыченька, да сколько же мне жить-то  еще?"
(А  надо сказать, что слышала она очень плохо, так что приходилось кричать в
самое ухо). Владыка отвечает: "Недолго осталось, потерпи". Она не расслышала
и вновь спрашивает: "Сколько? Неделю?"  "Три  месяца,"  -  говорит  владыка.
Феклуша  опять  не  поняла.  Тогда  я посоветовала Клаве: "Обведи ей число в
календаре и покажи". Она показала. Феклуша посмотрела  -  и  успокоилась.  И
ровно через три месяца, день в день, умерла...

     Надежда Михайловна:
     - Владыка  на своем веку немало судеб обустроил. Он и нас с Валей свел.
Мы ведь как сестры Когда я первый раз пришла к нему, он  говорил  "Выйди  на
улицу,  там тебя встретит девушка, на тебя похожая, она и объяснит, что надо
делать".

     Валентина Сергеевна:
     - Нас до сих пор часто путают. Но вот что удивительно: два года назад я
с владыкой ездила в  Псково-Печерский  монастырь  к  старцу  -  отцу  Иоанну
(Крестьянкину),  и когда владыка вышел из кельи, тот вдруг обнял мою голову,
прижал к себе и говорит: "Валюша, ты сама запомни и  Наденьке  своей  скажи:
два года будет очень плохо; только и будете думать - как выжить, как выжить?
Но  потом  легче  станет... Вы - счастливые. Владыка Иоанн - архиерей Божией
милостью, вы его слушайте. Но сладости на земле не ищите..."
     И опять сбылось пророческое слово. Здоровье владыки все ухудшалось, а с
27 февраля, когда он, попав в больницу, подхватил там  грипп,  а  за  ним  и
пневмонию, мы уж и вовсе не чаяли, что он поднимется, и только и думали: как
выжить?  как  ему выжить? И еще думали: какие мы все-таки счастливые рядом с
владыкой.
     А ведь, казалось бы, как он нас смирял! Мы  за  все  эти  годы,  что  в
Петербурге живем, толком ни поспать, ни поесть не могли; я в городе только к
храмам  дороги  и  знаю,  ничего  другого  не видела... Это лишь в последние
месяцы владыка вдруг стал давать нам  послабления.  В  Петергоф  отпустил...
Сколько   мы  с  ним  скорбей  пережили!  Но  ведь  и  скорбями  можно  быть
счастливыми. А какими мы были счастливыми с нашим владыкой!

     Надежда Михайловна:
     - А я ведь тогда Вале не поверила - что отец  Иоанн  (Крестьянкин)  про
меня  упомянул да еще по имени назвал... Но случилось так, что я с самарским
телевидением тоже попала в Псково-Печерский  монастырь.  И  старец  встретил
меня  такими  словами:  "Да ведь к нам сама Валечка приехала. А как там твоя
Наденька?" - и только тогда я поняла, что  он  обличает  мое  неверие.  "Вот
видишь,  -  говорит, - даже я вас спутал". И про нашего владыку тоже сказал,
что тот - истинный архиерей Божий...
     ...Последние полгода мы в общем-то были готовы к тому, что  с  владыкой
может  что-то  случиться...  В  сентябре мы с ним вместе были в Москве. И я,
смотря на его нездоровье, все уговаривала:
     "Владыко, Вам бы на покой, отдохнуть надо!" А он  отвечал:  "С  креста,
Надежда,  не сходят. С него снимают. Вот скажут мне: "Уйди!" - я уйду, но по
своей воле - никогда!"
     Я его еще тогда спросила: "Владыко, ну а если с Вами не приведи Господь
что случится? Вы хоть скажите, где Вас хоронить?" Раньше-то,  в  Самаре,  он
частенько  поговаривал,  что хорошо бы ему лечь рядом с дедушкой (это он так
владыку Мануила  называл).  А  тут  вдруг  отвечает:  "Да  мне  все  равно".
"Владыко,  -  взмолилась  я,  -  да ведь нам-то не все равно!" "Ну ничего, -
говорит, - те, кто меня любит, ко мне приедут. А вам что скорбеть? У  вас  в
Самаре могилка владыки Мануила есть, он великий угодник Христов!"

     Валентина Сергеевна:
     - Дивны  дела  Божий!  У  гроба владыки Иоанна и исцеления начались. Об
одном таком случае скажу:
     приезжала на похороны матушка Мария. Рука  у  нее  много  времени  была
темная,  опухшая,  и  ничего  ей  не  помогало.  Ночь  она молилась у гроба,
прощалась с владыкой, а перед выносом тела ей вдруг подумалось: приложу-ка я
свою руку к нему... И - уезжала с похорон уже совершенно здоровой... Были  и
другие случаи, но люди просили их имен не называть..
     Конечно,  тяжело нам без владыки. Да и никак не верится, что его больше
нет с нами. Но я вспоминаю, как он уезжал  из  Самары.  Все  в  храме  тогда
плакали:  "Да  как  же мы будем без Вас?" А владыка отвечал: "Дети мои! Я не
хочу, чтобы мой образ за слонял в ваших сердцах Лик Христа! Я всего лишь Его
проводник. А Господь всегда и повсюду с вами".
     Я вспоминаю эти слова - и на душе становится легче...

     x x x

     "Славим Тебя, Боже, славим,  ибо  близко  имя  Твое,  возвещают  чудеса
Твои"(Пс.74:2).   Ты,   Господи,   явил   опустошенной   России  угодника  и
молитвенника Своего, и в немощи его  приоткрыл  силу  и  славу  Твою,  даруя
великую  радость  и  упование  на  возможное  воскресение Святой Руси и нас,
грешных.
     Мы все еще скорбим о нашей общей утрате. Но и скорбя, мы говорим вместе
с апостолом Павлом: "Хвалимся и скорбями, потому что любовь Божия излилась в
сердца наши..." (Рим.5:3,5).



НЕ ОТ МИРА СЕГО

     Воспоминания иеромонаха Пахомия (Трегулова), настоятеля  Воскресенского
храма Санкт-Петербурга, келейника митрополита Иоанна

     Санкт-Петербургская епархия поначалу не слишком доброжелательно приняла
митрополита  Иоанна. Люди ведь как себе представляют "правильного" архиерея?
Сильным, властным!  А  тут  приехал  в  столичный  город  какой-то  немощный
старичок с простоватым, добродушным лицом - какой из него архиерей?! Прозвищ
ему  сразу надавали - "дедушка Мазай", "блаженный" и прочее... Впрочем, дело
и похлеще прозвищ случалось. Бывало, что звонили анонимы прямо в  резиденцию
и   наговаривали   новоназначенному  митрополиту  столько  оскорблений,  что
приходилось  вмешиваться  другим...  Но  мало-помалу  отношение  к   владыке
менялось,  теплело. У него ведь было огромное сердце, огромная в нем любовь,
которая вмещала всех, в том числе и гонителей.  А  настоящая  любовь  всегда
сильнее зла...
     Да  и властью владыка обладал. Власть ведь разная бывает. Земную мы все
хорошо знаем, а небесную порой и мудрый не различит. На  митрополите  Иоанне
почивала  власть  не  от  мира  сего,  поэтому  его  часто и воспринимали за
наивного простачка. Поначалу попадался на эту удочку  и  я.  Бывало,  начнет
владыка  о  чем-то говорить, мне покажется это наивным, я и встряну: "Да как
же такое может быть? Это же не так!" - и когда он начнет растолковывать,  то
такая  в  нем глубина знаний открывается, что становится стыдно самого себя,
своей самонадеянности.
     Я не знаю, почему владыка взял меня к себе, почему полюбил, как сына, и
ничего не требовал взамен... Я считаю это подарком жизни - и все.
     Я  тогда  служил  дьяконом  в  Шлиссельбурге  только  что   назначенный
митрополит  объезжал епархию и заодно подыскивал, с кем бы он мог порыбачить
на новом месте. Владыка ведь был рыбаком Я тоже рыбак. Вот  мне  и  поручили
сопровождать  митрополита  на Ладогу. Наловили мы рыбы. Я думал, что на этом
мои обязанности и кончатся. Но владыка приехал еще... Ну и, конечно, пока мы
сидели с удочками,  я  рассказывал  ему,  как  идет  строительство  храма  в
Шлиссельбурге,  какие  у нас проблемы... Владыка все внимательно выслушивал,
расспрашивал, а  зимой  (или  ранней  весной)  91-го  решил  назначить  меня
настоятелем Воскресенского храма и предложил поселиться в архиерейском доме.
Сам  я  на это не напрашивался, но и сопротивляться не стал. Тогда, я помню,
дежурил у владыки в больнице,  и  вдруг  он  спросил:  "Ну  как,  монашеские
облачения  у тебя готовы? "Да мы ведь говорили, что не надо с этим спешить",
- удивился я. "Пора", - отвечает. И  я  принял  постриг  и  рукоположение  в
священники.
     К тому моменту, когда я принял Воскресенский храм, от него одна коробка
оставалась:  ни отопление, ни электричество, ни канализация - ничего не было
подведено. Но владыка сказал мне: "Ничего,  ты  справишься",  -  и  под  его
архиерейским  покровом  и  с  Божией  помощью я, действительно, как-то сумел
восстановить  храм.  Теперь  по  воскресеньям  у  нас  до   тысячи   человек
собираются...
     Потом  мы  с  владыкой  "воевали"  за  храм  в  Колпино, где настоятель
О.Владимир  (Коваль)  предпочел  заниматься  производством   и   отказывался
подчиняться митрополиту. Это тогда про меня писали, что я якобы дверь в храм
ногой  вышибал, а про владыку - что он де настоятеля избил (можно себе такое
хотя бы  помыслить  про  нашего  владыку?!)...  А  потом  и  еще  один  храм
возвращали епархии... Так, "в боях", и укреплялись наши отношения...
     Келейником  как  таковым я, собственно, никогда и не был. Владыка давал
мне разные поручения по епархии,  кроме  того,  я  занимался  оргтехникой  в
резиденции,  снимал на видеокамеру все значимые события в жизни епархии... А
потом восстановление Воскресенского храма и службы стали  занимать  все  мое
время, так что в последние месяцы мы с владыкой и виделись-то только утром и
вечером - когда я принимал его благословение...
     А  поначалу  я и на приемах владыки присутствовал. И все удивлялся, как
он "не по-начальственному" их проводит. Ведь к прежним митрополитам  попасть
можно было только с наиболее важными, стратегическими для епархии вопросами,
а  владыка  Иоанн  принимал  всех.  Любая старушка могла пожаловаться ему на
соседку, которая жить не дает, или на пьющего сына... Точных часов приема  у
него  не  было.  Начало - в десять, а окончание - когда последний посетитель
уйдет. Многие над владыкой посмеивались: "Попов, что ли,  на  приходах  нет?
Пусть посылает к ним с их бытовыми проблемами!" Но митрополит своей практики
не менял и каждого приходящего к нему утешал, чем мог...
     Он  был  прост  во  всем:  простой  была  пища, простым - обхождение. В
архиерейском доме вообще царили очень родственные, семейные отношения. Порой
он, конечно, бывал с нами строг - но таким и должен быть  любящий  отец.  За
проступки он строго взыскивал, но, наказав, - терпеливо ждал покаяния, чтобы
простить  от  всего сердца... При этом была в нем такая духовная сила, что я
чувствовал себя как за каменной стеной. Все мои духовные скорби он тянул  на
себе. Я всегда ощущал, что у него к небу путь короткий, и если бы не владыка
- не знаю, как бы я и выжил...
     Молитвенник  он  был  сильный.  Молился  благочестиво.  И после каждого
правила столь же благоговейно прикладывался к святыням, которых в его святом
уголке было множество: и частицы мощей и кусочки облачений угодников Божиих,
и святыни из Иерусалима... Это был какой-то особый процесс,  который  всегда
проходил как таинство...
     Знал  ли  владыка о силе своих молитв? Думаю что нет. Во всяком случае,
когда мы говорили о благодатных исцелениях,  вразумлениях,  предсказаниях  -
митрополит  изумлялся:  и  как  это  Господь  совершает  чудеса  по молитвам
избранников Своих?! Если люди благодарили его  за  молитвенную  помощь  тоже
удивлялся.  И  когда  в  Псково-Печерском  монастыре  О.Иоанн  (Крестьянкин)
сказал, что владыка угадал его мысли - он радовался, как ребенок...
     Но, наверное, такое незнание и есть признак духовности, святости.  Ведь
в  житиях  святых  мы  видим примеры того, как угодники Божий, творя чудеса,
даже не догадывались об этом. Так, один старец, уйдя в затвор, решил  никого
более  из  мира  не  принимать. Но одна женщина, сильно скорбевшая о кончине
своего ребенка, все же решилась прийти к его келье и,  увидев,  что  она  не
заперта,   подложила  туда  труп  младенца.  Дверь  при  этом  скрипнула,  и
затворник, не оглядываясь, гневно произнес: "Я же сказал, что  более  никого
не  принимаю! Кто там лежит? Выйди вон!" И - ребенок встал и вышел, а старец
продолжил молитву.
     ...Чувствовал  ли  владыка  предстоящую   смерть?   Не   могу   сказать
определенно.  Возможно,  и  чувствовал,  но  ведь он никогда не перекладывал
своих скорбей на плечи других...  Во  всяком  случае  еще  нынешней  весной,
оказавшись  в  больнице,  он  вдруг  сказал:  "Пора готовиться к смерти". Я,
конечно, протестовал (для меня вообще такие разговоры  тяжелы),  но  владыка
попросил  читать  ему его дневники: день за днем, всю жизнь... Видимо, чтобы
еще раз проверить ее перед кончиной...
     Впрочем, я до сих пор не ощущаю, что он ушел от нас.  Наоборот:  ощущаю
его  живое  присутствие.  И то же чувствует наш храмовый иподиакон Юрий. Это
чувство, должно быть, знакомо всем, кто любил и  продолжает  любить  владыку
Иоанна.



ЗАСТУПНИК

     Воспоминания   Анны  Радзивилл,  секретаря  Правления  Союза  писателей
России, руководителя Ленинградской областной организации СП России

     Мы потеряли Заступника. В такое  тяжелое  время...  Этот  человек  тихо
изумлял меня при каждой встрече.
     Осень  прошлого года, багряная, роскошная - конец октября. Я быстро иду
через старый парк, к духовной  академии,  но  разглядывать  ее  красоты  мне
некогда:  очень я волнуюсь - несу письмо митрополиту Иоанну от Ленинградской
организации Союза писателей России.
     Дело, с которым я направляюсь, новое и необычное. Вот несколько слов  о
его предыстории.
     Мы не захотели больше терпеть уродливую практику, которую ввел Горький:
прежде,  чем  писателя  примут  в  Союз,  он  должен  чуть  ли не с кулаками
доказывать, что  он  этого  Союза  достоин.  Ему  отказывают  -  Литфонд  не
резиновый.  Он  упирается, трясет заявлением: "Пустите меня, я талантливый!"
"Давайте подождем до следующей книги", - отвечают ему уклончиво те,  у  кого
кулаки  оказались покрепче. Такой способ вступления просто гарантировал, что
в Союз пролезут люди, далекие от литературы.  Именно  из-за  этого  в  нашей
стране  раньше  было  десять  тысяч  писателей.  Зато  те,  кто унижаться не
захотел, оставались за бортом наверняка. Сегодня мало к помнит уже,  что  ни
Маяковский, ни Булгаков поч" то членами Союза писателей не были.
     Сколько можно было унижать литератора?
     Поэтому  теперь  мы в писатели приглашаем Возродили (не нарушая Устава)
тот  старинный  и  благородный  порядок  приема,  который  был,  когда  Союз
писателей   России   назывался   еще   "Обществом  для  пособия  нуждающимся
литераторам и ученым". Ему помогал сам Император.  В  те  времена  писателям
посылали  такие  приглашения: "Окажите нам честь Ваши книги глубоко повлияли
на общественное со знание России..." А они - Гончаров, Достоевский отвечали:
"Да нет, что вы! Я еще не достоин..."
     Уже мы пригласили таким образом двух за мечательных писателей -  Федора
Углова  и  Ивана  Дроздова,  бронзовый  бюст которого давно стоит в музее на
Поклонной горе с надписью: "Иван Дроздов - русский писатель". И  вот  теперь
приглашение я несу владыке (полторы странички писала всю ночь).
     "Ваши  статьи  и  книги,  - сказано там, - сделали Вас властителем дум,
одним из самых талантливых и блестящих  писателей  современности.  Позвольте
выразить  искреннюю  надежду,  что  ответ  Ваш будет положительный, ибо, как
сказано в Библии, "зажженную свечу ставят не под спудом, а  в  под  свечник,
чтобы светила всем..."
     Я  оставила  письмо  на  вахте и отправилась до мой. Ехала где-то около
часа. Только вошла  -  зазвонил  телефон:  "Сейчас  с  Вами  будет  говорить
митрополит..."
     - Анна  Павловна?  Здравствуйте,  -  я услышала мягкий и ясный голос. С
таким редким в наше время родным русским выговором. - Я получил Ваше письмо.
Спасибо. Я согласен, - просто сказал владыка.
     - Да? Я очень рада. Но... мне ведь нужен Ваш официальный ответ.
     - Хорошо. Приезжайте ко мне завтра на Каменный остров. Это ведь от  вас
недалеко?  Судя  по  номеру телефона - мы с Вами соседи. Вы на Петроградской
живете?
     Когда на другой день я вошла в его парадный кабинет,  он  протянул  мне
обратно  мое  письмо,  где  на уголке сверху было написано: "Согласен. 23.X.
1994 г. Митр.Иоанн".
     Я не знаю писателя, который бы так просто отдал обратно написанные  ему
слова  признания  и  восхищения.  На  бланке  с печатью. Этот человек жил по
каким-то другим, непонятным для нас законам.
     И,  надо  сказать,  люди,  начиная  общаться  с  ним,  менялись  как-то
незаметно  для  себя. У него было редкое умение вызывать из глубины души все
самое лучшее, что в  тебе  есть.  Так,  тот  писатель,  который  раньше  мог
позволить себе во время обсуждения наших дел сказать что-нибудь резкое, даже
выскочить,  хлопнув  дверью,  сидел  теперь,  как отличник на любимом уроке.
Никто и ни на что уже не жаловался в Москву. А в конце  концов  писатели  на
собрания организации стали ходить с женами и с детьми. Как на праздник.
     ...Просторный,  медового цвета кабинет академика Углова в хирургической
клинике. Теперь, после пожара в Доме писателя, мы собираемся здесь.  Владыка
в  черной  рясе,  в  белом клобуке, со сверкающей панагией на груди, сидит в
центре. Он говорит простые, ясные слова, но я опять отчетливо понимаю - этот
человек живет по  каким-то  другим,  своим  законам:  "Спасибо  за  доверие,
которые  вы оказали моему недостоинству... Писатель-то я, конечно, негодный,
но все-таки, если какое-то слово мое доходит до вас - я этому рад".
     (Боже мой, что он говорит!  И  ведь  он  говорит  это  искренне.  Какое
смирение   и   скромность!   Его   публичные   проповеди   собирают   тысячи
благодарны-слушателей, и верующих, и атеистов, а книги  "Битва  за  Россию",
"Самодержавие  духа",  "Одоление  смуты"  расходятся  нарасхват,  издаются и
переиздаются!)
     "Слово писателя -  оружие.  Но  оружием  этим  надо  владеть.  В  своих
творениях  надо выражать самое основное и главное. В нашем, русском человеке
надо возродить национальное самосознание, потому что  последние  десятилетия
Русь  была  в  унижении. Русофобия расцветала, а русскому народу простору не
давалось... Почему мы сегодня находимся в таких трудных условиях? Потому что
мы еще не возродили своего русского самосознания..."
     (Хорошо-то как, что все это слушает молодежь
     - Гриша Углов с женой Сашенькой, Арина, дочка нашего писателя  Анатолия
Стерликова, мои дочери
     - Ольга  и Лиза. С горящими глазами все они тихо сидят в дальнем уголке
кабинета. А в приоткрытых дверях возникают смущенные больные  из  клиники  в
тапочках  и  халатах.  За ними - молодые хирурги. Их все больше. Эти вообще,
по-моему, боятся дышать).
     "Не  такие  уж  мы   дурачки,   как   нас   иногда   изображают   люди,
нерасположенные  к  русскому  народу.  Русский  человек имеет способности ко
всему. А самая главная наша способность -  душевная  доброта  и  сочувствие,
участие  в  беде  и  страданиях...  Желаю,  чтобы  наши  с  вами  труды были
направлены к духовному возрождению и обновлению нашей  Святой  Руси.  Помощи
вам Божией в этом деле!"
     ...Этот  человек  удивлял  меня  все  больше  и  больше. При всей своей
огромной занятости он находил время участвовать в  делах  нашей  организации
вдумчиво и серьезно. Читал книги писателей, которых мы собирались пригласить
в Союз.
     Я  приходила  в  особняк на Каменном острове. Теперь он принимал меня в
келье на втором этаже.
     В простой рясе, в сиянии седых волос вокруг  милого  русского  лица.  В
руках книга Ивана Приймы "Голоса Сербии".
     - Прочел. Понравилось. Он написал о Сербии правду, это главное.
     - А Вы... почему Вы никогда и ничего не боитесь?
     - Как же... Греха боюсь! - смеется он. - Боюсь... А чего ж еще бояться?
     ...Толпы  людей.  Они  пришли  проститься с митрополитом Иоанном... Мне
рассказывали, что из Москвы специально приехал скульптор Вячеслав Михайлович
Клыков. Который изваял памятник маршалу Жукову на Красной площади,  памятник
Батюшкову  в  Вологде.  Для него это была последняя возможность проститься с
одним из самых великих  своих  современников,  с  духовным  вождем  русского
народа. Несколько часов стоял Клыков на морозе, да так и не сумел пробиться.
     Из  храма  выносили тех, кто потерял сознание. На снегу они приходили в
себя.
     Городское радио вдруг объявило, что Свято-Троицкий собор  будет  открыт
всю  ночь,  в связи с тем, что слишком много жителей города хотят проститься
со своим митрополитом.
     Глубокой ночью я вошла в главный собор Петербурга. Народу было все  еще
много.  Молодые люди в камуфляжной форме внимательно оглядывали каждого, кто
входил... Хор тихо пел "Вечную память". Горели свечи.
     Именно в эту секунду, глядя на живые, трепетные  огни,  которые  начали
неудержимо  расплываться,  я  поняла,  что  владыку Иоанна мы потеряли... Но
Слово - и вправду оружие. Посильнее атомного. Поэтому Заступник - с нами!




 * ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ *

СКЛОНЯЮСЬ К СТОПАМ ВАШИМ (Письма к владыке)


     Письма - это особый крест в земной жизни владыки. Один Господь  ведает,
сколько  чужой  боли  и  беды,  сколько скорбей и тревог отчаяния и надежды,
доверенных перу и  бумаге,  до  велось  вынести  на  своих  немощных  плечах
митрополиту  Иоанну. Тяжкая болезнь или семейные неурядицы, нужда или поиски
смысла жизни - вот что  заставляло  людей  со  всех  уголков  России  писать
санкт-петербургскому  архипастырю  в  уповании на его святые молитвы. Писали
верующие и атеисты,  иереи  и  простые  прихожане,  ученые  и  полуграмотные
старики...  Писали,  потому  что  сердцем  прозревали  богоугодность  молитв
Божиего архиерея. И нередко после отчаянных строк с криком о  помощи  следом
приходило новое письмо - на этот раз преисполненное благодарности...
     Не  знаем,  когда  он  успевал  откликаться  на каждый зов страждущего,
обратившегося к нему, но - успевал.  Свидетельством  тому  -  сотни,  тысячи
писем,  оставшихся после смерти владыки. Сегодня мы публикуем (с минимальной
литературной  обработкой)  лишь  малую  толику  из  них.  Заранее   приносим
извинения  за  возможные  неточности  в указании мест - из-за погрешностей в
почерках. Кроме того, в письмах, носящих характер личной  переписки,  мы  по
понятным причинам не указываем полных имен корреспондентов.
     Спаси,  Господи, люди Твоя и по предстательству раба Твоего митрополита
Иоанна избави нас от всякие скорби и нужды!



ПРОИЗНОШУ ВАШЕ ИМЯ С БЛАГОГОВЕНИЕМ

     Ваше Высокопреосвященство! Дорогой Владыка  и  Архипастырь,  митрополит
Санкт-Петербургски и и Ладожский ИОАНН!
     Сердечно  поздравляю Вас с наступлением благодатных и спасительных дней
Великого Поста, желаю провести это время с радостью  и  "в  духе  и  истине"
встретить день Праздника Праздников и Торжества Торжеств - Светлого Христова
Воскресения!
     Дорогой Владыка! Произношу Ваше имя с благоговением. Живу я на Украине,
но мать  моя  родом  из  Питера,  и  ее брат (мой дядя) погиб в 1943 году на
Синявинских болотах, защищая родной город. Имя матери  -  Мария,  а  дяди  -
Борис Улыбин; помяните его 9 мая, в день Победы.
     Дорогой Владыка! Если мне удается случайно (здесь только так) встретить
что-либо  Вами  написанное,  я  всегда многократно читаю и перечитываю любую
Вашу статью, т.к. она до краев наполнена духом нашего русского,  славянского
патриотизма. Я очень люблю и ценю историю Руси в любом ее качестве - будь то
церковная история или история ее народа.
     Очень  сожалею,  что  мне 59 лет, а не 29: хотел бы быть полезен такому
пастырю, как Вы, хотя бы в роли служки. И хоть бы одним глазком взглянуть на
Вас, но увы... Сейчас от нас к Вам при  таком  обвале  экономики  не  так-то
легко  добраться.  Один миллион карбованцев, исходя из уровня цен, равняется
брежневской десятке, и большинство людей даже 20 рублей в месяц не получают.
     Дорогой  Владыка!  Очень  Вас  прошу,  если  Вы   имеете   какую-нибудь
возможность,  вышлите  мне  что-либо  из  Ваших  трудов.  Для нас они дороже
золота, говорю это не ради красного словца. Я верю, что не смотря ни на  что
Промысел Божий готовит нам возрождение, и эта моя вера небезосновательна.
     Еще лет 15 тому назад, где-то на Троицу, я видел сон. Будто бы во время
митрополичьей  службы во Владимирском Соборе архиерей, идя в алтаре, потерял
свой архипастырский жезл. Я его поднял, а  отнести  никуда  не  могу.  Очень
тяжелый,  как  телеграфный  столб.  Наконец  взвалил его на плечо и по шел в
алтарь, но на моем пути вдруг появилась ковровая дорожка.  Она  сложилась  -
как  лестничный  марш,  ступеньками, и я по ступенькам пошел вверх, к самому
куполу собора.
     Чем выше я поднимался, тем  легче  становился  жезл  и,  наконец,  стал
совсем  легким.  В  это  время  навстречу  мне  по лестнице спустился юноша,
подобный ангелу, и спросил меня, что я несу и куда иду. Я ответил, что  несу
архиерейский жезл в алтарь. Он говорит: "Давай его сюда", - а я отвечаю: "Не
могу,  должен  передать  из  рук  в  руки". "Тогда, - говорит Ангел, - давай
посмотрим бриллиантовый набалдашник жезла". "Давай", - согласился я.
     Вращая жезл, мы стали смотреть на грани алмаза,  и  в  них  я  чудесным
образом  видел  всю  Русь  Святую  в блеске церковных куполов, слышал дивный
звон, видел многие города. Каждый раз, когда являлась новая картина, мы  оба
не могли сдержать возгласов удивления...
     На  этом мой сон закончился, но я до сих пор помню его. Такой-то Руси я
и жажду служить. Дорогой Владыка, помолитесь за меня,  грешного  раба  Божия
Анатолия, чтобы Господь не обошел меня своей милостью. Я верю в силу, мощь и
крепость  Ваших  молитв. Может быть, и меня, уже немолодого, воздвигнет Бог,
да послужу Ему в правде и истине. Хоть я и не новичок в  Церкви,  но  знаний
имею  недостаточно.  Однако  верю,  что  Господь,  "вся немощная врачующий и
оскудевающая восполняющий", снизойдет к моей нужде.
     Простите за письменное вторжение к Вашему Высокопреосвященству.
     С любовью,
     недостойный Анатолий Шереметев.

     Киев, 7 марта 1994 г.



     Дорогой владыко!
     Пищу и обращаюсь к Вам, как к Отцу и  другу,  благословившему  меня  на
церковное  служение.  31 августа сего года в Киевском Флоровском монастыре я
был рукоположен в сан диакона. В этот день  праздновалась  память  мучеников
Флора  и  Лавра, а хиротонию совершил по благословению митрополита Киевского
Владимира епископ Белгородский Иоанн.
     Чувствуя свою немощь и недостоинство;  понимая  всю  сложность  местной
обстановки  и  желая преодолеть первые трудности служения, коленопреклоненно
прошу у Вас, как у Отца, Ваших архипастырских молитв и благословения.  Верю,
что  они  помогут  мне в мои 59 лет духовно стать на ноги. Помочь мне больше
некому, и мой славянский патриотизм здесь мало кто понимает...
     Прошу Ваших молитв и о трех дочерях моих:
     Ирине, Елене и Вере, - о жене Надежде и о семейном благополучии.
     Заодно сообщите мне, когда у Вас день ангела и архиерейской  хиротонии,
чтобы  я  за  Вас,  как  за  Отца,  мог  всегда молиться у Престола Божия. С
любовью,

     Анатолий Шереметев. Киев, 11.09.95.



ДУША ЗАБЛУДИЛАСЬ.


     Владыко ИОАНН!
     Простите меня, грешную, что осмелилась писать Вам. Я - Галина  Игоревна
Л-на,  родилась  в Ленинграде 12.04.56 года. Крестин не было, и некрещеной я
прожила до  1.08.91  года,  когда  в  церкви  Александра  Невского,  что  на
Шуваловском кладбище, приняла таинство Крещения.
     Вся  моя  жизнь была "черной дырой". Раньше я сильно бесновалась, и мне
стало легче лишь недавно, после того, как я побывала на службе в Иоанновском
монастыре в день,  когда  там  служили  приехавший  в  Петербург  Вселенский
Патриарх  Варфоломей  Патриарх  нашей Руси-Матушки Алексий II и Вы, Владыко.
Тогда я стояла к вам всем очень близко. Помню, как больно и трудно мне  было
душой.
     Какой-то  рок тяготеет над всем нашим родом. Прапрадед мой был знахарь:
лечил заговорами, мог приживить  только  что  отрезанный  на  косьбе  палец.
Прадед  -  купец  первой гильдии - работал краснодеревщиком в Зимнем Дворце.
Имел 14 человек детей, но страшно пил и от этого порока умер 47 лет от роду.
Бабушка, мама, я и моя дочь - лунатики.
     Грехов моих так много, они так тяготили меня и было мне так плохо,  что
до  крещения  я  даже  хотела  себя  убить.  Но и воцерковившись, я не сразу
получила долгожданное облегчение.
     Сейчас, после той службы в  Иоанновском  монастыре,  у  меня  появилась
надежда  на  душевное  выздоровление:  я начала видеть вокруг себя не только
плохое... Я понимаю, что я еще мизерно потрудилась духовно. Посоветуйте, как
мне себя исправить?
     Простите меня, грешную, но я так верю в Ваши  молитвы...  Помогите  мне
"не  утонуть"  в  этой  жизни. Я целый месяц просидела без работы, никуда не
брали, сейчас люди не нужны. Нам с дочкой было почти нечего есть.
     Дочь я крестила (она сама хотела) в прошлом году, но крестик она носила
только лишь неделю. Не молится, в храм не ходит,  ни  разу  не  причащалась.
Близких родственников у нас нет, на целом свете нас лишь двое родных.
     Знаю,  что  виновата  во всем сама... Страшно не людей, а Божьего суда.
Помолитесь обо мне, Владыка, чтобы я научилась каяться не словами,  не  умом
только, а делам и...

     Галина. Санкт-Петербург, 1993 год.



     Батюшка  пресветлый,  Владыко  сердец наших, простите меня, грешную, но
опять я пишу Вам!
     Я уже упоминала, что очень верю в Ваши молитвы. Эта  моя  вера  помогла
мне  и  теперь. Я даже боюсь признать за собой такую Божию милость!.. Вчера,
11.01.94 года, мы с дочкой вечером, как обычно, долго читали: я -  "Троицкое
слово"  (первый  и  второй  выпуски), а Наташа - какую-то пустую детективную
книжку. Легли мы поздно, в первом часу ночи. Однако почему-то вскоре,  часов
около  трех,  я  проснулась. Уснуть снова не смогла, лежала и дремала, вдруг
вижу - Вы пришли. Вошли в дверь с улицы, и меня разбудил ярчайший свет. А по
полу Вы не шли (в нашем доме жутко  грязно)  -  будто  не  желая  меня,  как
хозяйку, укорять, Вы эту нечистоту не трогали ни ногами, ни взглядами...
     Зайдя, или, точнее, прошествовав по воздуху, Вы перекрестились на икону
Вседержителя  у  меня в головах и подошли к моей "больной" (неверием - я это
мысленно так поняла) дочке. Она спокойно спала, а Вы "сидели" (парили  сидя)
напротив  ее  кровати  и  по-видимому, молились о нас с Натусей, да и о всех
людях русских.
     Увидев это, я уснула, наверно, минут на 10-20 Проснулась  -  Вы  рядом.
Опять  уснула,  проснулась  Вы  рядом, в третий раз - еще здесь... Около 4-х
часов - рядом не было никого. Я уснула до утра.
     Вечером я рассказала о Вашем приходе дочери, и она впервые надо мной не
смеялась...
     Владыко! Как нам трудно, как хочется поправиться  душой!  Она  болит  и
совсем заблудилась.
     Простите  меня  за  эти  признания. Все, что я в этом письме описала, я
видела не оком, а сердцем...
     Извините за беспокойство. Храни Вас Господь.

     Галина. Санкт-Петербург, 1994 г.



НА ВАС И НА БОГА ОДНА НАДЕЖДА...


     Высокопреосвященнейший   Иоанн,   митрополит   Санкт-Петербургский    и
Ладожский!
     Обращается  к  Вам  мать  болящего  младенца  Александра.  После  нашей
встречи, с Вашего благословения и Вашими молитвами - мой сынок пошел!!!  Да!
Мой Сашенька пошел, хотя левая ножка у него немножко хуже, чем правая, он ее
ставит чуть ли не на щиколотку.
     Спаси Вас Господи! Дай Бог здоровья всем тем людям, с помощью которых я
получила  возможность  (огромное  счастье) написать Вам это благодарственное
письмо. У меня раньше  и  мыслей  не  было,  что  я  смогу  написать  такому
человеку, как Вы!
     Умоляю  Вас  и прошу - не забывайте моего Сашеньку в Ваших молитвах. На
Вас и на Бога у меня одна надежда...
     Храни Вас Бог! Здоровья Вам! С глубоким уважением, Ваши самарские чада:

     Алла, Виктор (муж), дочь Наталья и сыночек  Александр.  Самара,  апрель
1992 г.



НИЧТО НЕ ОТЛУЧИТ НАС ОТ ЛЮБВИ К ВАМ

     Христос воскресе! Владыко святый, благословите!
     Примите  от  меня  великую  благодарность  за  избавление  от  смертной
болезни. Страдания мои пером не описать. По Вашим  святым  молитвам  болезнь
убежала. Слава Богу!
     Все мы безмерно счастливы, что Вы приезжали
     к нам. Воистину, мы не можем жить без Вас, никто и ничто не отлучит нас
от любви к Вам.
     Дай Вам Бог, Владыко, крепости духовных и
     телесных сил!
     Прошу Вашего благословения и святых молитв.

     Грешная Елена.
     Самара, 19.09.92.



НЕ ПОВТОРЯЙТЕ МОИХ ОШИБОК

     Здравствуйте, Ваше Высокопреосвященство! Привет Вам из Сибири.
     Недавно  прочитал  в  газете  Вашу  статью  "Битва  за Россию". Читал и
спецвыпуск журнала  "Собеседник  православных  христиан"  -  "Православие  и
современность"  с  Вашими  проповедями  Я  и  раньше знал про жидомасонство,
сионизм. Много было догадок чисто интуитивных. Но  то,  что  нашел  в  Ваших
статьях, намного глубже, познавательнее, исторически документальнее.
     Я  преклоняюсь  перед  Вами, ведь Вы называете вещи своими именами. Как
это нужно знать народу знать правду! Почаще бы такая информация доходила  до
нас.  Я являюсь добровольным проповедником Ваших статей. Хоть я и не педагог
и нет у меня специального образования и такого дара  речи,  но  я  стараюсь,
объясняя написанное Вами как могу.
     Пишу  я  Вам  потому, что со мной произошел интересный случай. Мне было
видение.
     Это было после ГКЧП, в конце сентября 1991 года, числа не помню.  Придя
домой,  я  поел  и  сел  смотреть  телевизор.  Вдруг во весь экран появилась
надпись - "Мы перевернем Россию".  Это  длилось  секунд  пять.  Затем  экран
вспыхнул,  и  пошла  обычная программа. Боровик и американский корреспондент
Фил вели диалог. В конце  программы  тоже  во  весь  экран  вдруг  вспыхнула
сионистская  шестиконечная  звезда  и  прикрылась  пятиконечной  звездой  на
красном флаге.
     Я был возмущен до предела,  от  своего  бессилия  и  беспомощности  был
просто  подавлен.  Уже  не  обращал  никакого  внимания на телевизор. Что-то
навалилось на меня, обволакивая, как туманом. Когда я с трудом  взглянул  на
экран,  он вдруг на моих глазах стал увеличиваться в размерах. И вот я вроде
бы сижу уже где-то в театре  или  кинозале.  Передо  мной  большая  сцена  в
полумраке. Сзади зрители, я сижу на уровне сцены.
     Вдруг   из  глубины  сцены  появляется  человеческая  фигура  и  плавно
приближается ко мне. Я не  испытал  никакого  страха,  какое-то  спокойствие
овладело  мной.  При приближении за фигурой появился свет. Чем ближе фигура,
тем ярче свет, тем отчетливее  она  видна.  Примерно  в  5-6  метрах  фигура
остановилась,  и  стало  проявляться  лицо.  О,  Боже!  В  этом лице я узнал
последнего русского Государя - Николая Александровича Романова!
     Он стоял предо мной с мужественным, резко очерченным лицом. Я был не  в
силах  оторвать от него взгляд, пытался встать перед ним и не мог. С усилием
сказал: "Как же так, Вас же убили!" "Да, они убили меня, - ответил он,  -  и
уничтожили  мое тело, но душа моя им неподвластна: она святая и вечная. Надо
спасать Россию от сатаны. Пока не предадут тело  сатаны  земле  -  в  России
будут хаос и неразбериха! Идите в народ!"
     "Мы  что можем, то и делаем", - сказал я невразумительно. "Этого мало",
- ответил он.
     "У меня не те годы", - подумал я. "Твоих лет хватит на это",  -  сказал
он.
     "У  меня  нет  высшего  образования",  -  сказал я. "Твоя жизнь - целая
академия, твоя преданность России, русская душа и сердце - всему порукой!  У
вас будут предатели и враги, но друзей и единомышленников будет больше".
     Он повернулся, даже не то, чтобы повернулся, а просто исчезло его лицо,
и пошел,  точнее  - поплыл в глубь сцены. Вслед ему какой-то незнакомый мне,
еле слышный, но пронизывающий тело и душу голос плавно, как-то  волнообразно
произнес: "Жди..."
     После  этого  Государь  вдруг обернулся и резко даже жестко сказал: "Не
повторяйте моих ошибок Предателям и врагам нет пощады..."
     Я вздрогнул от щелчка ключа в дверном замке Пришла жена. Я ей ничего не
сказал, потому что не мог прийти в себя. Да и в дальнейшем я ни  с  кем  про
виденное  не  говорил.  Однажды в узком кругу хотел рассказать, но увидел не
интерес, а усмешку...
     После случившегося события я почувствовал  какую-то  перемену  в  своем
характере. Раньше, видя несправедливость и безобразие, в душе возмущался, но
в  основном  не  вмешивался.  Сейчас  же  я  спокойно  не могу пройти мимо -
обязательно вмешаюсь. Неприятности имел не однажды...
     Первое время образ Государя долго стоял передо мной. Я много  думал,  о
каком   "теле   сатаны"   говорил   он   мне?   Пришел  к  выводу,  что  это
Бланк-Ульянов-Ленин. Но со временем в работе  и  заботах  случившееся  стало
забываться,  сглаживаться.  Только иногда задумывался, вспоминая виденное. К
худу это или к добру? Одному Богу известно. Его воля!
     Когда я прочитал Вашу статью "Битва за  Россию",  то  что-то  знакомое,
когда-то  виденное  вспомнилось мне. Я перечел статью еще раз, и передо мной
до мельчайших подробностей восстановилась встреча с Государем. Тогда я решил
все записать и послать Вам, но никак не мог узнать Ваш адрес.
     Коротко о себе. Я Ваш погодок, тоже 1927 года  рождения,  только  Вы  в
сентябре  родились, а я в августе. В войну нашу школу закрыли под госпиталь,
а нас отправили в ремесленное училище. Трудовая деятельность началась  с  14
лет. Потом армия - четыре года. В 51-м демобилизовался, устроился на работу.
С  жильем  было  трудно. Женился, родились двое парней. Строил Новосибирскую
ГЭС, потом нашел работу в Академгородке. У  меня  прекрасная  жена,  хорошие
ребята,  у  них  тоже  по  двое  детей.  Так что я богатый - два внука и две
внучки.
     Вот, вроде, все. Извините за ошибки.

     С уважением к Вам - Тимочкин Н.А. Новосибирск, 10.05.94г.



ПОЧЕМУ Я СТАЛ ПРАВОСЛАВНЫМ ХРИСТИАНИНОМ

     Ваше Высокопреосвященство, Владыко ИОАНН!
     Когда  я  читаю  Ваши  произведения,  то   всегда   восторгаюсь   Вашей
непримиримой  борьбой  против  врагов  Православия и России, Вашей позицией,
исключающей какое бы то ни было соглашательство Православия с иноверием.
     У нашего поколения, родившегося и прожившего всю  жизнь  при  советском
строе,   трагическая   участь.   Нас   воспитали   на  принципах  атеизма  и
"диалектического  материализма",  стараясь   искоренить   все   духовное   и
превратить  людей в роботов, не помнящих ни своего рода, ни племени. Поэтому
неудивительно, что многие из нас не верят в Бога и даже не допускают мысли о
Его существовании, а  стремление  нашего  народа  к  Православию,  так  явно
наблюдаемое в настоящее время, принимают за модное увлечение.
     Благодаря  многолетней  пропаганде  мы  поверили,  что человек является
результатом "саморазвития материи", а достижения науки и техники истолковали
как подтверждения человеческого величия и могущества. Мы пошли даже  дальше:
поставили в центр вселенной не просто человека, но собственное "Я". И все же
наше  поколение  нельзя  считать  безвозвратно  потерянным.  Многие начинают
чувствовать,  осознавать  безысходность  материализма   и   эгоцентризма   и
обращаются к Вере...
     Еще  пять  лет  тому  назад  я,  как  и многие люди моего возраста, был
неверующим и думал, что если Бог и существует, то это  никак  нельзя  узнать
или доказать. Часто повторял слова агностиков: "Есть ли Бог на свете, нет ли
Бога на свете - науке это неизвестно". Когда же встречал человека верующего,
молящегося  и церковного, то считал его либо лицемером и обманщиком, либо не
вполне нормальным.
     До пятидесяти лет, занимаясь наукой (автоматикой  и  телемеханикой),  я
был  доволен  своей судьбой, строил планы на будущее и был уверен, что смогу
достичь в жизни еще многого. Заботился о здоровье: катался на  лыжах,  бегал
трусцой,  по  утрам  делал упражнения хатха-йоги и обливался холодной водой.
Однако со временем  стал  все  явственнее  испытывать  какой-то  дискомфорт.
Появилось чувство неудовлетворенности работой и семьей, стали сдавать нервы,
ухудшилось физическое состояние.
     Я   подумал,   что   наука   и   техника  не  могут  принести  должного
удовлетворения моей  душе,  и  серьезно  занялся  живописью,  надеясь  стать
хорошим  художником (в молодости я увлекался рисованием). Начал перечитывать
классиков нашей  литературы  и  почувствовал  большую  близость  к  Пушкину,
Гоголю,  Есенину.  Попробовал даже что-то писать сам. Но лучше мне не стало.
Наоборот - участились  нервные  срывы.  Всплыли  старые  и  появились  новые
болячки:  обострились  головные  и  глазные  боли,  возникли  другие недуги.
Ишемическая болезнь сердца, склероз аорты,  язва  двенадцатиперстной  кишки,
гипертония  -  вот  далеко  не  полный  их  перечень.  И бесконечные ангины,
гаймориты, бронхиты, грипп...
     Но я не сдавался. Был уверен, что все эти трудности временные и я смогу
их преодолеть.  Продолжал   бегать   трусцой,   заниматься   хатха-йогой   и
закаливанием,  пил  "живую"  и  "мертвую" воду, проводил лечебные голодания,

слушал Чумака и Кашпировского. Как  правило,  эти  "лечения"  ничего,  кроме
вреда,  не приносили. Особенно Кашпировский, после сеансов которого долго не
мог прийти в себя.
     Болезни прогрессировали, и я стал частым пациентом различных поликлиник
и больниц, пребывание  в  которых  давало  мне  лишь  временное  облегчение.
Лечился  в  санаториях,  но  все  оставалось  тщетным:  самочувствие  быстро
ухудшалось; в 1984 году я  получил  третью  группу  инвалидности  и  перешел
работать на полставки.
     Свободного  времени  у  меня  стало  больше,  нагрузки уменьшились, и я
решил, что теперь наверняка поправлю свое здоровье. Стал регулярно совершать
пешие  прогулки,  писать  этюды  на  открытом  воздухе  и  серьезно  занялся
акупунктурой,  в  то время рекламировавшейся как панацея от всех болезней. У
меня и раньше  был  интерес  ко  всякого  рода  сверхъестественным  явлениям
природы  и  возможностям  человека, поэтому начал читать и собирать статьи и
сообщения о "внеземном разуме", НЛО и инопланетянах, снежном человеке и т.д.
Продолжал читать литературу о йоге, активно занялся пранаямой (раздел  йоги,
связанный с дыхательными упражнениями и медитацией).
     Однако  здоровье  продолжало  ухудшаться.  В  1986  году получил вторую
группу инвалидности и оставил работу. Но это не принесло облегчения. В своих
неудачах я винил всех и вся, но только не себя самого, и нервы мои,  никогда
не отличавшиеся особой прочностью, сдали окончательно: я стал "заводиться" с
полуоборота. Редкий день проходил без ссоры и ругани в семье или магазине, и
у меня внутри все горело от бешеной злобы и обиды.
     Постепенно  дело  дошло  до  того, что из-за головных и глазных болей и
головокружений  я  совсем  перестал  что-либо  читать,  смотреть  телевизор,
встречаться  с друзьями. Избегал родственников, так как разговаривать с ними
было для меня тяжело. Ходил с трудом - вследствие ишемии и мучительных болей
в паху.
     Как правило, я закрывал дверь в свою комнату и слушал радио или сидел в
тишине. Однако и тут малейший стук, чей-либо возглас или фраза, сказанная по
радио, выводили  меня  из  равновесия.  Давление  резко  подскакивало,  и  я
судорожно  глотал таблетки и принимал сердечные лекарства. Так проходили дни
за днями. Я дошел до крайней степени отчаяния и безысходности. Меня все чаще
стали посещать черные мысли о том, что "со всем этим пора кончать".  Но  вот
однажды...
     Однажды  вечером  я  сидел,  закрывшись  у себя в комнате (это было лет
шесть назад). Страшно болела голова. Настроение было подавленным.  Казалось,
что  еще совсем немного - и все во мне оборвется. Не знаю, почему, но вдруг,
повинуясь  какому-то  внутреннему  импульсу,  я  внезапно  для  самого  себя
воскликнул: "Господи, пошли мне силы!"
     И  сразу  после  этих  слов  почувствовал,  что откуда-то сверху ко мне
устремилась энергия. Описать словами, что это было, я не могу, но  это  было
что-то  могучее  и спокойное, и оно постепенно наполняло мою душу и тело. От
неожиданности я очень испугался, сжался в комок, и поток  этот  прекратился.
Однако головная боль прошла, и самочувствие улучшилось.
     Несколько  дней  я  только  и  думал  о  том, что со мной произошло, но
объяснить случившееся не мог. Наконец решил,  что  это  связано  с  занятием
йогой - с возможностью, как тогда писали, "получения энергии из космоса". Но
почему  это  случилось  при  моем  обращении  к  Господу, к Которому ранее я
никогда не обращался?
     Прошло  около   года.   Самочувствие   мое,   несколько   улучшившееся,
по-прежнему  оставалось  плачевным,  но с тех пор у меня появилось ощущение,
что Кому-то моя судьба небезразлична, Кто-то  наблюдает  за  мной  и  слышит
меня. И вот в ноябре 1989 года мне снится "вещий" сон.
     Я  еду  на  трамвае.  Выхожу на одной из остановок. Перехожу трамвайную
линию и иду по неширокой улице,  ведущей  куда-то  вниз,  под  гору.  Быстро
вечереет. Сумерки.
     Сначала  иду  один,  но  постепенно  из  подъездов серых домов и темных
переулков ко мне присоединяются люди,  и  мы  движемся  вместе.  Подходим  к
забору  из  редкой  проволочной сетки, перегораживающему улицу. За изгородью
видны какие-то люди. Стоим, ждем. Через некоторое время ворота  открываются,
и всех нас, человек, может быть, пятьсот или тысячу, впускают за изгородь.
     Впереди  второе  такое  же  ограждение, а за ним вдалеке, уже совсем во
мраке,  смутно  вырисовываются  очертания  какого-то  здания.  И  тут  люди,
впустившие  нас,  как бы отсеивают некоторых из толпы и направляют куда-то в
сторону. Я иду вслед за отобранными. Страж, стоящий на выходе, останавливает
меня за плечо, внимательно смотрит в глаза и разрешающе  машет  рукой:  мол,
можешь идти...
     Я делаю пару шагов, и вдруг... все озаряется солнечным светом! Я иду по
пригорку,  по  колышущейся  от ветра яркой изумрудной траве... И просыпаюсь.
Весь сон у меня как живой перед глазами, а в плече ощущение, что его  только
что  трогали.  Долгое  время  я  ходил  под  впечатлением  этого сна с таким
чувством, будто в моей жизни произошло большое и радостное событие.
     Через несколько дней, в момент, когда я отдыхал, сидя в  кресле,  перед
глазами у меня возникла следующая цветная объемная картина:
     Вижу   нахмурившегося   человека,   его  сменяет  лев,  потом  степенно
прогуливающийся тигр, леопард...  Вновь  появляется  лев,  который  вплотную
приближается  ко  мне  и открывает пасть. "Ага, звери, " - подумал я, и, как
только это промелькнуло у меня в голове, они мимо  меня  пробежали.  Впереди
лев, за ним львица, тигр, леопарды, пантеры, волки, звери мельче и мельче и,
наконец, крысы и змеи.
     Затем  я  увидел выход какого-то тоннеля или огромной трубы, из которой
хлещет вода. Воды все больше и больше,  и  вот  уже  катится  огромный  вал,
который  неумолимо  настигает  бегущих.  Потоп!.. Перед глазами - безбрежное
море воды, на поверхности которой плавают останки погибших животных.
     "Ясно, - думаю, - а что, скажем, будет с овцой?" - и вижу  ее  спокойно
пасущейся  на  зеленой  лужайке.  Картина  была  потрясающей  и  повторилась
несколько раз. Я понял, что увидел нечто чрезвычайно  для  себя  важное,  но
прошли еще долгие месяцы, прежде чем я крестился и стал человеком церковным,
"овцой" спасительного Христова стада...
     После  видения  о потопе я какое-то время продолжал усиленно заниматься
йогой, связывая случившееся со мной с  действием  неких  "космических  сил".
Своими  занятиями  я  надеялся приобрести способность к связи с "космическим
разумом".
     Как-то при встрече я долго и с  увлечением  рассказывал  своим  прежним
сослуживцам   о   том,   что   йога,   якобы,  позволяет  человеку  добиться
феноменальных способностей, таких, как  телепатия,  телекинез,  ясновидение,
левитация  и т.п. Той же ночью мне приснился сон. Я, как и наяву, с упоением
рассказываю приятелям по работе  о  "чудесах"  йоги.  И  вдруг  пространство
вокруг  меня как бы сворачивается, и я оказываюсь сидящим в какой-то тесной,
маленькой комнате без потолка, со зловещим красноватым освещением. А  сверху
на меня льется оглушительный сатанинский хохот, от которого кровь леденеет в
жилах.
     В ужасе я осеняю себя крестным знамением, и это наваждение пропадает. И
я просыпаюсь, продолжая дрожать от страха. При том надо сказать, что наяву я
тогда и перекреститься правильно не умел...
     Следующее  чудесное  вразумление я получил уже после таинства крещения.
Меня, как  и  большинство  новообращенных,  лишь  начинающих  приобщаться  к
духовной  жизни, мучили вопросы, связанные с существованием многих религий и
вероисповеданий. "Да, - думал я, - Бог один,  но  к  Нему  можно  прийти  не
только  исповедуя  христианство,  но  и через ислам и иудаизм. А может быть,
индуизм и буддизм тоже ведут к Богу? И  нельзя  ли  объединить  православие,
католицизм  и протестантизм? Очевидно, Бог дал людям разные религии согласно
различным историческим путям развития народов, чтобы они могли идти  к  Нему
также  различными  путями. Но теперь, по мере развития мировой цивилизации и
тесных связей между народами, на смену этому многообразию, вероятно,  должна
прийти общая, объединяющая всех религия." И меня увлекали идеи экуменизма.
     И  вот  как-то раз утром, когда я предавался подобным размышлениям, мне
была явлена следующая картина: Я поднимаюсь вверх по лестнице  -  такой  же,
как  и в обычном доме. И вдруг какая-то неведомая сила начинает поворачивать
меня назад, стремясь заставить идти вниз. "Но я не хочу вниз", - говорю я  и
сопротивляюсь. А в ответ слышу:
     - Только Православие ведет наверх!..
     Столь же дивным образом получал я разрешения и других своих недоумении.
Помню, еще до крещения, размышляя о Боге и о вере, я вдруг почувствовал, что
Кто-то  вмешивается  в  мои  мысли  и  поправляет их. На мои немые вопросы я
получал ответы либо мысленно, либо в чувственной форме. От веты эти были  "с
властью",  лаконичные  и  уверенные,  так  что не оставляли сомнения в своей
истинности.
     Помню, подумалось: "Да, конечно, я теперь знаю, что Бог есть,  но  ведь
можно верить в Бога и в храм не ходить?" Меня тут же поправляют:
     - Нет,  в церковь ходить нужно. Помню также свои рассуждения о том, что
Бог многое может свершить. Опять поправляют:
     - Бог все может!
     Эти слова, однако, подействовали на меня тогда не  совсем  убедительно.
"Ну, - думаю, - положим, не все..." При этом по какому-то своему делу захожу
в ванную комнату. И, заходя, с силой закрывая дверь правой рукой, неизвестно
почему  пальцы  левой  закладываю  около  петель, между дверью и косяком. От
страшной боли я чуть не взвыл, но урок сразу понял и вскричал про себя: "Ей,
Господи, Ты все можешь!" Пальцы руки  через  несколько  секунд  должны  были
опухнуть,  ногти  посинеть, а затем и сойти. И тут я взмолился: "Господи, Ты
все можешь! Помилуй, исцели руку!" И когда  я  через  10  минут  выходил  из
ванной, то даже боли никакой уже не ощущал, а на пальцах не осталось и следа
от травмы. Урок этот я запомнил на всю жизнь...
     Ныне я церковный человек. Смиренно надеюсь, Владыко Иоанн, что этот мой
рассказ сможет оказать хотя бы малое содействие делу возрождения Православия
в нашей стране.
     Прошу Вашего благословения. С выражением глубокого уважения, мирянин

     Георгий Алкин. Москва, 18.07.94 г.



ВАШИМИ МОЛИТВАМИ

     Мир Вам, дорогой митрополит ИОАНН!
     Ради  Бога,  простите меня, грешную Валентину: я никогда бы не решилась
Вас беспокоить, но Сам Господь, через блаженную матушку Марию, указал мне на
Вас.
     У Вас в пригороде Санкт-Петербурга  живет  известная  многим  блаженная
Любушка.  А  нам  в Кинель-Черкассах Господь открыл другую Свою избранницу -
блаженную Марию Ивановну. Я была у нее со своими больными вопросами:  хотела
узнать,  как  исправить свою жизнь. Знаю, что я самая грешная, а Господь все
же любит меня, ждет моего исправления и покаяния.
     Муж мой со мной не живет, развелись 11 лет назад. Он пил и руку на меня
поднимал, и я ушла от него. Устала уговаривать опомниться...
     Два года назад я осталась без работы, без средств  к  существованию.  И
тут получила предложение выйти замуж. Непьющий, верующий - лучше не найдешь!
Но   он   обманул  меня.  Он  был  баптист.  Ложно  покаялся,  ложно  принял
православие, я поверила, и мы обвенчались.
     Но вскоре все открылось. Он поставил меня  перед  выбором:  или  -  он,
законный муж, и обеспеченная жизнь, или - мое "голодное православие"!
     Я  выбрала  последнее. Вновь осталась без мужа. Поделом мне. Слава Богу
за все!
     Матушка Мария Ивановна велит мне  теперь  вести  под  венец  отца  моих
детей.  Я ей говорила, что мы уже давно не живем вместе, но она велела вести
его "хоть на костылях". А со мной  была  книжечка  Ваша  -  "Будь  верен  до
смерти".  Мария  Ивановна,  быстро  взяв  ее  у  меня,  открыла там, где Ваш
портрет, и показала на Вас: "Вот! Вот кому молись за мужа и за брата!"  (Мой
родной брат называет меня сумасшедшей за то, что я хожу в церковь).
     И  вот  уже целый месяц я мысленно обращаюсь к Вам, владыко. Признаюсь,
мне трудно поверить. что  Вы  так  услышите  меня,  грешную.  Потому  решила
написать Вам.
     Из  последних  сил  верю, что как только Вы получите мое письмо, в моей
жизни что-то изменится к лучшему. Боюсь, что дочь так и не  придет  к  Богу,
веры  нет. Видит эту жизнь и говорит: "Что толку молиться, все как было, так
и есть". А мне страшно за детей и за всех.
     Дорогой владыка! Мое письмо - крик изболевшейся души. Но  я  верю,  что
Господь  смилуется,  наконец, над нами! Услышьте меня, помолитесь за нас! За
безумного мужа моего Владимира, за пьющего отца  -  Михаила,  за  заблудшего
брата  Георгия.  Да  поможет  Вам  Господь, да помилует нас, грешных, Вашими
святыми молитвами!
     Низкий Вам поклон.

     Валентина. Кинель-Черкассы, 07.06.95.



ДА БУДЕТ РУСЬ ВОИСТИНУ СВЯТА...

     Ваше Высокопреосвященство, Владыко ИОАНН!
     Простите великодушно за обращение к Вам.  Мы  все  Вас  очень  любим  и
уважаем  как  великого  радетеля  и  молитвенника  за  нашу многострадальную
Россию. Слушаем Ваши проповеди, читаем Ваши замечательные статьи, написанные
буквально кровью сердца, болеющего за Отчизну нашу.  И  молимся  за  Вас.  И
просим Вас помолиться о здравии России...
     Мне  известна  одна  чудная молитва за Россию, возникшая в 1906 году, в
смутные времена первой русской революции. Вот она:
     "На Отчизну нашу излей благодать Твою, Боже! Да соединятся все  народы,
ее   населяющие,   в   одну   семью,  Тебя,  Отца  Небесного,  единомысленно
исповедающую, всю жизнь свою единодушно по вере устрояющую. Да  будет  едино
стадо  и  един  Пастырь.  Да  будет  хлеб  насущный  и духовный для всех без
изъятия.
     Да будут мир и любовь между всеми и да  будут  бессильны  козни  врагов
внутренних  и  внешних, злых сеятелей плевел на ниве жизни, словом или делом
вносящих шаткость в умы, горечь в сердца, соблазн, разор и всякую скверну  в
жизнь.
     Пошли,  Господи,  делателей добрых на русскую ниву Твою, да огласят они
ее глаголами правды Твоей, да просветят ее примером жизни по вере.
     Пошли, Господи, народу русскому чуткость сердца, да разумеет он  святые
речи  избранников  Твоих,  да  разумеет  он святую волю Твою и неизменно и с
радостью творит  ее,  да  будет  Русь  воистину  свята,  да  соединится  она
единомысленно  и единодушно в одно великое Братство Христово, мыслию, словом
и делом верное Богу и Христу Его. Да  будет  Русь  наша  подлинно  церковной
Державой, во всех делах своих руководствующейся учением Православной Церкви.
     Господи, Владыко мира!
     Посети  Отчизну  нашу благодатию Своею, да облечется она святостью, яко
ризою, и да будут сыны ее во смирении своем достойны одежды брачной,  в  ней
же внити надлежит в чертог Царствия Твоего. Аминь."
     Молитва  эта принадлежит, кажется, самому Иоанну Кронштадтскому. В этом
году в день его памяти (1 января) мы с женой были на всенощной  в  храме  на
Карповке.  Там и Вы, Владыко, служили и производили елеепомазание молящихся.
Было удивительно  благостно  и  духоподъемно.  А  лично  со  мной  произошло
настоящее чудо.
     Год назад, после болезни, у меня отнялась левая нога, и я ходил, сильно
хромая. В тот вечер, после службы, находясь в сильном душевном волнении - на
духовном  подъеме (не знаю, как выразить словами это блаженное состояние), я
решил немного пройтись пешком вместе с женой.
     Был тихий зимний вечер, шел легкий снежок,  и  по  дороге  мы  с  женой
делились   впечатлениями   о  службе.  В  этом  храме,  в  монастыре  Иоанна
Кронштадтского, мы были впервые (обычно ходим в Спасо-Преображенский Собор).
     И вот мы идем, тихо беседуя. Но вдруг жена остановилась, как вкопанная.
Я даже испугался: "Что с тобой?!" "Не со мною, - ответила она, - а с  тобой.
Ты  же  не  хромаешь!"  Только тут я понял, что действительно исцелился, что
произошло чудо.
     С тех пор мы ходим в храм на Карповке и еще  стараемся  быть  там,  где
служите Вы, Владыко. И молимся о Вас, как Вы о всех нас и о России.
     Я понимаю, что все беды ее - от грехов наших. И моих тоже. Потому каюсь
и прошу Ваших молитв.

     Раб  Божий  Павел  с  супругой,  рабой  Божией Ириной. Санкт-Петербург,
3.04.1993.



ПОД СИЛЬНЕЙШИМ ВПЕЧАТЛЕНИЕМ

     Ваше Высокопреосвященство!
     Пишет Вам пожилой неверующий человек. Пишу под впечатлением  публикаций
в  газетах. Ваши статьи имеют большое значение для государственности России,
переживающей теперь лихие годы, для самосознания нашего народа.
     Распространитель газет сказывал мне, что при  одном  упоминании  Вашего
имени газеты тут же расхватывают.
     Под  влиянием  Ваших  статей  рекомендую своим детям устроить их детей,
моих внуков, в воскресную церковную школу и по возможности посещать ее самим
тоже.
     В  глазах  читателей  Вы  являете  собой  красу  и   гордость   Русской
Православной Церкви. Народ внемлет Вашим словам. Пишите для него больше.
     С Вами Бог!

     Сонин.
     г.Дзержинск, 14.01.1993.



ПОТРЕБНОСТЬ ДУШИ

     Глубокоуважаемый владыко ИОАНН!
     Когда  получаю  "Советскую  Россию",  то  первое, что делаю, - ищу Вашу
статью. Первой ее читаю. Потом перечитываю,  подчеркиваю  наиболее  сильные,
особенно созвучные моим думам мысли. Даю читать другим. С горечью размышляю,
почему  у нынешних руководителей России все не так, как хотелось бы Вам, мне
и всему народу нашему Почему среди них нет столь же  высоконравственных  как
Вы,  владыко,  людей?  Счастлив,  что  Вы  и я думаем одинаково. Большое Вам
спасибо за такую горячую любовь к Родине, к русскому  народу.  Дай  Вам  Бог
здоровья и сил на благо оскобленной России и ее униженного народа!
     А  пишет Вам коммунист и атеист - Александр Дмитриевич Квасов. Я живу в
поселке Сухобезводное,  что  в  Семеновском  районе  Нижегородской  области.
Работаю заместителем председателя поселкового Совета. Никогда бы не подумал,
что  буду писать письма вообще, а тем более - иерарху Церкви. Но беды Родины
и народа сделали это не только возможным, но  и  настоятельной  потребностью
души
     Под  сильнейшим  впечатлением  от Ваших, владыко, статей, я осознал тот
вред, который несет  Русской  Православной  Церкви  и  всему  нашему  народу
католицизм,  протестантизм,  различные  секты.  Они  добрались  и  до нашего
лесного поселка, в котором даже никогда не было Храма,  не  было  ревнителей
Православной   веры.   Эти  иноверцы  богаты,  они  обеспечены  литературой,
разъезжают по стране с ансамблями и опытными режиссерами-проповедниками.
     Говорят они о Христе, о Священном  Писании,  но  тянут-то  православных
людей  каждый  к себе! А грамотного в вопросах веры человека, который мог бы
им  противостоять,  у  нас  нет.   Вот   и   растаскивается,   раскалывается
православный  люд  на  части, как и Родина наша - на "суверенные" земли. Это
опасно! Опасно для духовной чистоты  народа,  опасно  для  единства  Великой
Руси.
     И  вот  я  -  коммунист  и  атеист  -  совместно  с  главой  поселковой
администрации  стали  работать  над  объединением  в  поселке   православных
верующих.  Дважды  их  собирали,  создали  церковную  общину,  были в Нижнем
Новгороде у владыки Ерофея (который, кстати, очень тепло отзывается о  Вас).
Теперь  регистрируем  церковную общину, будем освящать новое кладбище и даже
строить храм.
     Вот так, глубокоуважаемый владыко Иоанн! Ваша боль о Земле  Русской,  о
народе  ее,  Ваше  горячее слово у меня, коммуниста и атеиста, воплотилось в
желание создать церковную общину и построить православный храм!
     Приходилось читать, что не всем нравится то, что Вы пишете.  Ясно,  что
те,  кто  работал и работает на развал государства, на оболванивание народа,
были, есть и будут недовольны патриотами России. А Вы, владыко - Патриот!  И
народу  нашему,  нашей  Родине очень нужно Ваше слово - слово патриота Земли
Русской.
     Поэтому здоровья, успехов Вам, владыко Иоанн!

     С глубочайшим уважением - А.Квасов. Сухобезводное, 31.03. 1993.



Я СВОЙ ВЫБОР СДЕЛАЛА.

     Ваше Высокопреосвященство!

     С огромным уважением, почтением и любовью обращаюсь к Вам.  Меня  зовут
Людмила,  я  учительница  музыки в общеобразовательной школе. Недавно прочла
Вашу статью "Молю вас: одумайтесь!" и теперь хочу  горячо  поблагодарить  за
правду, идущую через Вас от Бога. Спасибо за то, что не побоялись сказать ее
вслух,  обратив  тем  самым  ко  Господу  многих  из нас, грешных. Среди них
оказалась и я...
     Я чувствую, что именно Вам доверяю, как истинному православному иерарху
архирею Божиему.
     Будучи крещеной еще в детсгве, я никогда не была  церковным  человеком,
но  Господа  Иисуса  всегда  старалась  держать  в  своем  сердце,  и к Нему
обращалась в своих молитвах. В храм же последние пять лет вовсе  не  ходила,
после того, как в Свердловске поприсутствовала на крещении внучки.
     Церковь была набита людьми до отказа. Савященник, совершавший Таинство,
сердясь  на  наш  незнание церковных порядков, называл нас баранами. Понять,
что надо делать, в такой страшной сутолоке было невозможно. Шум, суета, крик
детей Одна девочка лет пяти танцевала возле купели. Позади  меня  вполголоса
матерился какой-то мужчина..
     Тогда я подумала, что в этом месте Бога нет. И не стала больше ходить в
храм,  молилась  дома.  Однако  этого  мне  явно не хватало. Я начала читать
Библию, но ничего не понимала. Мне так хотелось чтобы кто-нибудь  помог  мне
добрым советом! Но рядом никого не было...
     Но  вот  однажды в Минводах, куда мы переехали из Свердловска, ко мне в
дверь постучались две девушки и спросили,  не  хочу  ли  я  изучать  с  ними
Библию. Они принадлежали к секте "Свидетелей Иеговы".
     Я  с  радостью  согласилась - и целый год они раз в неделю приходили ко
мне, приносили свои журналы, читали  Священное  Писание.  Посещала  я  и  их
собрания.  Однако  когда  мне  предложили  заново  "креститься" - отказалась
Вернее, я сказала, что будет так, как Богу угодно. И молилась, чтобы Господь
наставил меня на путь истинный...
     Слава Богу! Он наставил меня в Вашем  лице!  Прочитав  Ваши  статьи,  я
прониклась верой в Православную Церковь. Теперь я свой выбор сделала...
     Прошу  у  Вас,  Ваше  Высокопреосвященство,  благословения,  отеческого
совета и наставления. Благодарю Вас.

     С любовью и почтением - Людмила. Минводы, 24.4.93г.



Я ПОВЕРИЛ В ВАС

     Пастырь добрый, владыко святый, Ваше Высокопреосвященство!
     Пишет Вам священник Леонид Тимин из города Балахны  на  Волге.  За  всю
землю  русскую,  за  наш многострадальный народ - низкий поклон Вам от всех,
кому дорога Россия. Да продлит Господь Ваши дни на многая лета! Если бы  все
архипастыри были такие, как Вы!
     Давно  хотел  написать  Вам.  Я  служу  сейчас в селе Пурса Чкаловского
района,  в  Спасо-Преображенском   храме,   построенном   некогда   Дмитрием
Пожарским.  Раньше  в  этом  храме  хранилось  знамя ополчения 1612 года, но
теперь оно в Москве, в каких-то реставрационных  мастерских,  и  добыть  его
сложнее,  чем  иглу  из яйца кащеева... Говорят, что еще несколько лет назад
для нашего храма в Питере был даже отлит памятник Пожарскому. Его привезли в
село, долго спорили, где поставить: у  церкви  или  перед  клубом,  а  потом
куда-то сволокли, и до сих пор я, как ни стараюсь, найти его не могу.
     Вообще  кому-то  очень  не хотелось этот храм открывать, а теперь очень
хочется закрыть. Предыдущего батюшку выжили, паства  разбредается,  до  меня
долго  вовсе не служили. Сперва на ремонт храма было отпущено много средств,
охотно жертвовали, а потом его обокрали, а оставшиеся деньги  и  пустили  на
ветер, или...
     Судите  сами.  Внутри церкви - цементная штукатурка, которая ежеминутно
осыпается,  а  для  ,  чтобы  ее  положить,  ободрали  старинную  роспись...
Отопление  вроде  сделано, но не работает, и надо все переделывать заново...
Словом, натуральное вредительство. Начинаются гонения и на меня, грешного  ,
ведь  дома  -  пятеро малых детей. Впрочем, кое какой опыт есть: я уже сидел
без денег и без работы.
     Владыко, простите - это не жалобы и не ропот. Просто я поверил в Вас, и
многое хочется Вам  рассказать,  обо  многом  спросить.  Рад  был  бы  лично
поклониться  Вам и получить Ваше благословение. Не могли бы Вы меня принять?
Но боюсь, дойдет ли до Вас это письмо... Где-то, кто-то его  прочтет,  а  от
Вас ответа я не дождусь... Впрочем, на все воля Божия.
     Храни Вас Господь!

     Иерей Леонид.
     Балахна, 1995г.



ПОМНИМ МОЛИМСЯ О ВАС...

     С нами Бог!
     Дорогой наш Владыко, Высокопреосвященнейший митрополит Иоанн!
     Выражаем  Вам  глубокую  признательность и большую благодарность за Ваш
великий,  святой  труд  по  защите  Православия  на  Руси  и  сре  ди   всех
братьев-славян.
     Мы живем на Украине, и постоянная тревога за судьбу Святого Православия
не оставляет  нас  Глу  боко  верим,  что  никакие силы зла и ада не победят
Святую Русь - твердую хранительницу светоча Православия для всей Земли.
     Святый Владыко! Постоянно молимся о Вас. Подкрепи, умудри,  помоги  Вам
милосердный Господи до конца стоять за Святое Святых - Православную Церковь,
источник спасения.
     Просим Вашего благословения.

     С  любовью  о  Господе  -  Игуменья  Августа  с сестрами. Красногорский
женский монастырь, 10.01.93.



     Ваше Высокопреосвященство! Владыко Иоанн, благословите!
     Сегодня, в день Богоявления Господня, по  благословению  нашей  матушки
игуменьи Августы мне судил Бог во время монастырской трапезы читать (вернее,
завершать  трехдневное  чтение)  Ваших проповедей "Тайна беззакония" и "Будь
верен до смерти".
     Дорогой Владыка, почитаю себя счастливой,  что  Господь  сподобил  меня
вслух  читать  сестрам  Ваше  исповедническое слово Истины. В свое время моя
покойная мама (в монашестве - Серафима), почившая в 1987 году,  рассказывала
мне,  что  пришлось  пережить  ее  поколению,  и всегда прибавляла: "История
пишется. Придет время, и все тайное станет  явным..."  Слава  Богу,  что  мы
дожили  до  этого  времени  и  имеем  в Вашем лице архипастыря, безбоязненно
глаголющего слово Истины. Свидетельствую, Владыко, что сестры нашей  обители
всем  сердцем  приняли Ваше слово, радостию возрадовались о Вашем мужестве и
утешили свои души надеждою на возрождение Святой Руси...
     Здесь, на многострадальной Украине,  столь  лукаво  раздираемой  силами
зла,  против  желания  церковного  народа  навязывается никому, кроме врагов
наших, не нужный  раскол.  Большинство  понимает  гибельность  отделения  от
Русской   Православной   Церкви.   Наши  лучшие  архипастыри  исповеднически
стараются не допустить раскола и удержаться в Единой Церкви -  поэтому  все,
что  сказано  в  Ваших  посланиях,  близко  и понятно нам, с болью и горечью
взирающим, как бессовестно обманывают народ.
     Да дарует Вам Господь мужество и далее противостоять  слугам  зла.  Дай
Вам Бог мудрость апостольскую, ей же не возмогут противиться силы мира сего.
Да сподобит Господь всех нас узреть победу Истины и Воскресение Святой Руси!
     Испрашивая   Вашего  архипастырского  благословения  и  святых  молитв,
кланяюсь Вам в ноги и лобызаю Вашу благословляющую десницу.
     Недостойная монахиня Иоанна. Красногорский женский монастырь, 19.1.93.





 * ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ *

ГОРЕ ДАНО, ЕСЛИ НЕ БЛАГОВЕСТВУЮ (Из духовного наследия владыки)



РАДУЙТЕСЬ, УСОВЕРШАЙТЕСЬ.
     (Слово при вступлении на Петербургскую кафедру)


     Возлюбленные о Господе пастыри и верные чада Церкви Христовой,  живущие
в пределах митрополии Ленинградской!

     Постановлением   Священного   Синода  от  20  ию"-"  Щ  1990  года  под
председательством Святейшего Патриарха Московского и  Всея  Руси  Алексия  я
назначен  быть  митрополитом  Ленинградским  и  Ладожским, постоянным членом
Священного Синода Русской Православной Церкви.
     Со смирением и послушанием воле Божией приступил я к  исполнению  этого
ответственного  слу  жения  в  надежде  на  всесильную  помощь  Божию  и  на
молитвенную поддержку вверенной моему окормлению паствы.
     Кратко скажу о себе и о моем предшествующем служении.  В  клир  Русской
Православной  Церкви  я вступил в возрасте около 18 лет. В священный сан был
рукоположен, по совершении надо мной иноческого пострига, в 1946 году.
     Рукоположение меня во иеродиакона, а затем во иеромонаха  совершил  мой
незабвенный  наставник  архиепископ  (впоследствии  митрополит)  Мануил, имя
которого было хорошо известно в Петрограде в двадцатые  годы,  когда,  после
мученической кончины митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина, здесь
бушевал  обновленческий  раскол.  Для противодействия ему святейший Патриарх
Тихон со вместно с другими архиереями рукоположил иеромонаха Мануила  в  сан
епископа  Лужского, викария Петроградской епархии. Выполняя поручение святей
шего и прибыв в Петроград, епископ Мануил повел здесь решительную  борьбу  с
раскольниками  и  не смотря на крайне трудные для Церкви обстоятельства того
времени сумел  вернуть  в  лоно  Православия  83  прихода  из  общего  числа
захваченных  обновленцами  115  приходов.  С  целью поддержания и укрепления
церковного единства епископ Мануил посещал Петроград и в последующие годы.
     Прослужив в иерейском сане около 18 лет, я был  удостоен  возведения  в
сан  епископа 12 декабря 1965 года. С тех пор, почти 25 лет, я совершал свое
архиерейское служение  в  Куйбышевской  епархии,  вплоть  до  вступления  на
Ленинградскую кафедру.
     Ленинградская  паства,  которую ныне призван я возглавлять, за минувшие
десятилетия прошла трудный  исторический  путь.  Вместе  со  всеми  жителями
города  и  области  она испытала тяжкие бедствия войны, блокады и оккупации,
явив при этом яркие примеры христианской жертвенности и патриотизма.
     На долю Церкви Ленинградской выпали и другие трудные испытания.  Долгие
годы,  как  довоенные,  так  и  послевоенные,  она  вместе  со  всей Русской
Православной Церковью вынуждена была терпеливо  нести  крест  почти  полного
молчания  перед  лицом  разного  рода  стеснений  и  унижений,  связанных  с
проводившейся тогда антицерковной и антирелигиозной политикой.
     Молчание это не было, однако, как ошибочно полагали (да  и  теперь  еще
полагают)  некоторые  малоцерковные  и  вовсе  нецерковные  люди,  признаком
внутренней слабости Церкви. Скорее,  напротив,  оно  свидетельствовало  ярче
всяких  слов  о  ее непоколебимом убеждении, что "оружия воинствования ее не
плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь" (2 Кор. 10:4); говорило о
ясном  сознании,  что  защищать  себя  Церковь  должна   не   протестами   и
возмущениями,  а  неуклонным  следованием примеру Того, Кто, придя на землю,
чтобы спасти мир, "будучи  злословим,  не  злословил  взаимно,  страдая,  не
угрожал, но предавал то Судии Праведному" (! Пет. 2:23).
     Помня,  что,  согласно  предречению Апостола языков, "все желающие жить
благочистиво во Христе Иисусе гонимы будут"  (2Тим.  3:12),  ведала  церковь
Христова  своих мучеников, исповедников, верных Христу даже до смерти, чтила
их "болезни и труды" и верила,  что  "Бог  не  попустит  верным  Своим  быть
искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение" (1 Кор. 10:13).
     Ныне  по  милости  Божией,  мы  вступили  в  эпоху,  когда  многие наши
соотечественники, под  влиянием  пережитого,  стали  обращаться  к  духовным
сокровищам  Православия,  которое  питало  жизнь нашего народа на протяжении
тысячи лет, протекут со времени крещения Руси. В обществе  стали  ослабевать
былые  предубеждения  против  существа  и  деятельности Церкви, и для многих
открылся путь  к  пониманию  ее  природы  как  Носительницы  мира  Христова,
желающей своему народу блага и духовного возрождения.
     И  Господь наш возглаголал благая о Цекви Своей в сердцах властьимущих,
оживив и укрепив тем самым в среде верующих надежду на то, что  со  временем
отпадут  все  препятствия для свободного осуществления Ею своей заповеданной
Богом жизнедеятельности.
     С более легким сердцем, чем это было ранее мы  можем  теперь  возносить
наши  молитвы  о  "властех"  нашего  Богохранимого  Отечества,  "да  тихое и
безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте" (1 Тим. 2:2). Мы и
раньше исполняли в наших храмах  этот  апостольский  завет,  однако  немалое
число верующих, искренне ревновавших о благочестии, смущались, опасались или
даже  избегали  выполнять  этот нравственный долг, подчеркивая богоборческий
характер  "властей",  а  тех,  кто  совершал  эти  моления,  подозревали   в
соглашательстве с гонителями и в предательстве по отношению к Православию.
     Церковь  не  разделяла  такого  рода опасений, хорошо зная, что древние
христиане с чистой совестью следовали апостольскому наставлению: молиться  о
всех,  "иже во власти суть", хотя бы они и были преследователями и жестокими
гонителями веры Христовой. Но она  скорбела  о  возникавших  на  этой  почве
разномыслиях  и  разделениях  и,  насколько  это  было  в  ее  возможностях,
старалась эти разделения смягчить.
     Оглядываясь на пройденный Петроградской, а затем Ленинградской епархией
путь за минувшие 70 лет, молитвенно,  с  благодарностью  вспоминаю  труды  и
подвиги  ее святителей и прежде всего приснопамятного мученика и исповедника
митрополита Вениамина,  а  также  всех  священнослужителей  и  благочестивых
мирян, душу свою полагавших за веру и Церковь Христову. Разве не видим мы во
всем  этом  действие благодеющей нам Десницы Божией?! Ведь все, пережитое за
эти  десятилетия,  было  процессом  очищений  наших  душ,  испытанием  нашей
верности  Господу  и  вместе  с  тем  приготовлением  к  будущему служению в
условиях более благоприятных!
     Разве не убеждает нас в этом  то  явное  благословение  Божие,  которым
увенчались эти труды и подвиги, молитвы и упования наших предшественников, -
благословение,  так ярко обнаружившее себя в годы святительства в Ленинграде
моего  непосредственного  предшественника  митрополита  (а  ныне  святейшего
Патриарха Московского и всея Руси) Алексия!
     Вновь открыты и постепенно благоукрашаются многие храмы, находившиеся в
запустении   и  уничижении.  Возвращены  Церкви  священные  останки  святого
благоверного  великого  князя   Александра   Невского,   святых   Соловецких
чудотворцев.   Прославлены  всенародно  молитвенники  и  покровители  нашего
города: святая блаженная  Ксения  и  святой  праведный  Иоанн  Кронштадтский
чудотворец.
     Нас  вдохновляет эта великая милость Божия Но она же возлагает на нас и
большую ответственность в условиях нынешнего времени, когда попрежнему народ
наш испытывает голод и жажду "слышания слова Господня" (Амос.  8:11),  когда
многие  вокруг  нас  нуждаются  в  помощи,  милосердии  и сострадании, когда
оскудение   любви   порождает   в    стране    нашей    межнациональные    и
межконфессиональные  конфликты,  создает  напряженность  во взаимоотношениях
даже в среде православных, вызванную нецерковными факторами.
     На каждом из нас в той или иной  мере  лежи.  долг  благовествования  о
Христе,  если  не словом проповеди, то достойной нашего христианского звания
жизнью. Многие ждут от нас усиления  просветительской  деятельности  в  виде
бесед  на  религиозные  темы,  в  виде  преподавания основ веры и религиозно
нравственного воспитания детей и взрослых, издание духовной литературы. И мы
должны сделать все от нас зависящее,  чтобы  не  подвергнуться  осуждению  в
соответствии  со  словами Апостола: "Горе мне, если не благовествую" (1 Кор.
9:16).
     Исполняя  священный  долг  благовествования,  мы  не  должны,   однако,
упускать  из виду, что наряду с подлинно церковной православной проповедью о
Христе в наши дни все сильнее начинают распространяться личные мнения людей,
которые охотно называют себя  "православными",  хотя  их  понятия  и  учение
бывают далеки от евангельской истины, или, во всяком случае, содержат в себе
много ошибочного и идущего вразрез с апостольской традицией Церкви.
     Не   питая   враждебных   чувств  по  отношению  к  таким  непризванным
проповедникам и не вступая с ними в бесполезные споры, мы должны, однако,  и
сами  "удаляться  от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию"
(2 Фее. 3:6), и предостерегать других,  помня  слова  Господа:  "Берегитесь,
чтобы вас не ввели в заблуждение" (Лк. 21:8).
     Приветствуя   всякое  доброе  намерение  поднять  нравственный  уровень
общества, с уважением  относясь  к  искренним  попыткам  направить  мысли  и
поступки  людей  к  возможно  более  высоким  целям,  мы  не должны, однако,
растворять свое благовестие и исповедание в слишком широком и неопределенном
понимании "духовности". Это понимание у людей далеких от  веры  может  легко
подменяться     такими    понятиями,    как    "общекультурные    ценности",
"общечеловеческие нормы нравственности" и им подобными.
     Понятно, что отождествление или слишком рискованное сближение Благодати
и Истины Христовой  (Ин.1:17)  с  такого  рода  "духовностью"  низводило  бы
Церковь   на   уровень   чисто   человеческой  гуманистической  организации,
деятельность  которой  некоторые  желали  бы  использовать  исключительно  в
качестве   подсобного   средства   для  общегражданской  борьбы  со  слишком
развившимися пороками и антисоциальными явлениями. С  сожалением  приходится
констатировать,  что  слово  "духовность"  стало  ныне  малозначимым  модным
словом, которым прикрывается или отсутствие ясного представления о подлинных
ценностях человеческой жизни, или даже нечто весьма далекое от тех  духовных
сокровищ,  которые  приобретены  для  нас искупительным подвигом и крестными
страданиями Господа нашего Иисуса Христа.
     Благотворительность  -   это   и   священный   долг,   и   неотъемлемая
характеристика  Церкви  Христовой, которая всегда помнит сказанное Господом:
"Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, 11 вы напоили Меня; был  болен,  и  вы
посетили  Меня...  Истинно  говорю вам: так как вы сделали это одному из сих
братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25:35-36,40)
     Общество  наше  признало  значимость  таких,  в  сущности,  религиозных
понятий,  как  "благотворительность"  и "милосердие". Но многими по-прежнему
благотворительность мыслится как категория почти исключительно социальная, а
основой или даже единственной формой благотворительности признается денежный
взнос в какой-нибудь общественный "благотворительный фонд". Для  христианина
же   благотворительность   непременно   включает  в  себя  искреннее  личное
сострадание к ближнему, милосердие и любовь к нему, без чего не  может  быть
последования  Христу, Который "весьма милосерд и со страдателен" (Иак. 5:11)
и явил в Себе высочайший образ любви (Ин.15:12-13).
     Не могу не предупредить вас, возлюбленные, о том, что в последнее время
среди верующих появились некоторые неразумные  и  фанатичные  люди,  которые
пытаются опорочить нашу отечественную многострадальную Церковь и призывают к
отделению  от  нее  якобы  ради сохранения истинной Христовой веры. Объявляя
себя  единственными  подлинными   ревнителями   чистоты   Православия,   они
злоупотребляют  свободой,  которую  дал нам Христос, превращают ее в соблазн
для немощных (1 Кор.8:9) и злословят то, чего не знают (Иуд. 1:10).
     Не стану обличать этих ревнителей не по разуму и  повторю  лишь  слова,
сказанные  Синодом  Русской Православной Церкви в его заявлении, сделанном в
апреле этого года: "Взирая на прошедшие  десятилетия,  на  трагический  опыт
жизни  и  свидетельства  наших  отцов  и матерей, братьев и сестер, мы можем
утверждать, что Церковь выжила не силой или мудростью человеческой, но силой
Духа Святого, даром Божественной благодати,  "всегда  немощная  врачующей  и
оскудевающая  восполняющей".  Этот  дар  благодати  укреплял  немощные  силы
иерархов, клира и всего верующего народа, помогая сохранять верность  Христу
и  идти своим крестным путем. Некоторым сегодня кажется, что кто-то шел этим
путем не так, как следовало бы идти. С удивительной  легкостью  выносят  они
суд  над теми, кто был предметом насмешек, открытых притеснений или скрытого
давления, кто в  трудные  годы  в  меру  разумения  и  сил  своих  стремился
сохранить  верность  своему призванию... Только Бог сердцевед знает "скрытое
во мраке", только Он "обнаружит сердечные  намерения"  (1Кор.  4:5).  Именно
поэтому  оценка  новейшей  истории  нашей  Церкви  должна  быть настолько же
беспристрастна,  настолько  и  нравственна.  Она  должна  служить  духовному
обновлению  всех нас, а не разделять чад церковных, быть христианкой по духу
и смыслу" (ЖМП, 1990, No7, сс.10-11).
     Церковь Христова - это не просто общество верующих, живущее  по  своему
земному  разумению  и устрояющее свою внутреннюю жизнь по каким-либо мирским
принципам.  Церковь  -  это  ТЕЛО  ХРИСТОВО   (Еф.1:23),   или   благодатный
богочеловеческий   организм,   возглавляемый   Господом  Иисусом  Христом  и
одушевляемый Духом Святым. Глава тела Церкви и  его  члены  соединены  между
собою тесным общением в таинствах и особенно в святой Евхаристии.
     В этом благодатном теле не должно быть разделений (1 Кор. 1:13). Будучи
соединены  союзом  мира,  любви  и  единомыслия, его члены призваны нерушимо
хранить дарованное во Христе единство Церкви. Отделение от Церкви, отпадение
от ее единства, согласно учению святых отцов, является тяжелым  нравственным
преступлением,  ведущим  к  утрате  возможности получить спасение. "Пусть не
обольщают себя некоторые, - говорит святой Киприан, епископ Карфагенский,  -
словами,  сказанными  Господом: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я
посреди них" (Мф. 18:20). Как могут собираться во имя Христово те, о которых
известно, что они отделяются от Христа?.. Неужели,  собираясь,  они  думают,
что  и  Христос находится с ними, когда они собираются вне Церкви Христовой?
Да хотя бы таковые претерпели и смерть за исповедание  имени,  пятно  их  не
омоется  и  самой кровью. Неизгладимая тяжкая вина раздора не очищается даже
страданием (Творения св. Киприана Карфагенского. О единства Церкви.  Издание
2-е, Киев, 1891, часть II, с. 186-188).
     Для  сохранения в Церкви вверенной ей Истины евангельского учения и для
осуществления в ней высшего  пастырского  служения  Господь  поставит  Своих
Апостолов,  а  они,  в свою очередь, поставил для будущих поколений верующих
епископов  в  качестве  своих  преемников.  Без   возглавляемой   епископами
священной  иерархии, утверждает св.Игнатий Богоносец, нет Церкви (Послание к
Траллийцам, 3:1)
     Признаком  истинной  Церкви  является  непрерывное   преемственное   от
апостолов  епископство  соединенное  между  собой  единою  верою и любовию и
оживотворяемое Духом Святым.
     Нравственный долг православного  христианина  состоит  поэтому  в  том,
чтобы  не  противопоставлять себя иерархии, критикуя или порицая ошибки и не
мощи ее представителей, а поддерживать их в ответственном и многотрудном  их
служении   своими   усердными   за  них  молитвами,  помня  слова  Апостола:
"Повинуйтесь наставникам вашим, ибо они  неусыпно  пекутся  о  душах  ваших,
...чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая" (Евр.13:17).
     Усердно  прошу  вас, боголюбивые пастыри, от Господа данные соработники
мои на ниве Христовой. работайте  Господу  неленостно,  со  всяким  смиренно
мудрием,  "пасите  Божие  стадо,  какое  у вас, охотно и богоугодно, подавая
пример стаду... И когда ПОЯВИТся Пастыреначальник, вы  получите  неувядающий
венец славы" (1 Пет.5:2-4).
     Вас  же всех, возлюбленные чада о Господе, умоляю именем Господа нашего
Иисуса Христа, "чтобы не было между вами разделений, но чтобы  вы  соединены
были в одном духе и в одних мыслях" (1Кор.1:10).
     Приветствую  вас  в  Господе  (Рим.  16:22) и всеусердно желаю вам быть
стойкими и мужественными, не колебаться, увлекаясь "всяким ветром учения, по
лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения" (Ефес.4:14), пребывать
в единомыслии с богоучрежденной церковной иерархией, "со страхом и  трепетом
совершать  свое  спасение"  (Флп.  2:12),  прославляя  Бога  вашей  чистой и
добродетельной
     жизнью.
     Ко всем вам обращаю полное любви апостольское  увещевание:  "Радуйтесь,
усовершайтесь...,  будьте единомысленны, мирны, - и Бог любви и мира будет с
вами" (2 Кор. 13:11).
     27 сентября 1990 года.



ДУША МОЯ, ПОКАЙСЯ
     (Проповедь, произнесенная в дни Великого поста)

     Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

     Как хочется, возлюбленные братья  и  сестры,  в  эти  священные  минуты
обратиться  к  душе  своей  и призвать ее к ответу на суд Божий! Приди, душе
моя, приди пред врата Божий и исповедуй свои грехи Тому,  Кто  все  содержит
словом,  Кто  ведает  не  только все деяния твои, не только мысли твои, но и
наималейшее движение твоего сердца.
     Иду я, Господи, к Тебе, иду с тем, чтобы  посмотреть  на  самого  себя,
посмотреть  на  свою  душу  во что она одеяна и кому подобна. Всматриваюсь ч
своими внутренними очами в тебя, душе, всматриваюсь - и вижу,  что  вся  ты,
душе  моя,  опустошена  вся изранена. От юности до сего дня струпы греховные
охватили всю тебя. Смотри глубже на себя, душе моя, смотри и ужасайся. Как и
чем ты можешь оправдаться перед Творцом своим и  Создателем9  Кому  ты  себя
уподобишь  в  делах  беззаконных?  С  кем ты себя сравнишь, чтобы хотя малый
иметь тебе ответ пред Богом и  Создателем  своим?  Ты  уподобилась  Каину  и
Ламеху.  Ты,  как  Каин,  убила в себе все добрые, родственные, божественные
чувства. Каин убил своего кровного брата. Ламех убил мужа и  отрока.  А  ты,
душе  моя,  убиваешь  ежечасно,  ежеминутно  в себе все добрые движения, все
добрые действия, которыми приводит тебя к покаянию Божественная благодать.
     Кому ты еще  уподобилась,  душе  моя?  Ты  уподобилась  людям,  которые
творили  во  дни  Ноя  дела  беззаконные.  Ты  не только себя осквернила, но
осквернила и плоть, осквернила ее грехопадениями, произволением греховным.
     Смотри, душе моя, на себя. Подражала ли ты хотя бы в малой  мере  людям
Ветхозаветной  Церкви?  Подражала  ли  ты  Сифу  или  Еноху  -  этим великим
ветхозаветным праведникам? Имела ли ты  внутри  себя  то  благоговение,  тот
Божественный  страх,  которыми  были  одержимы все ветхозаветные святые? Они
ходили пред Богом. Они служили Ему всем своим существом.  Но  ты,  ты,  душа
окаянная,  служишь  ли ты благоговейно Господу своему и Творцу? Нет, нет, не
служишь, душе, не служишь! Ты не только осквернила себя грехами, ты пришла в
состояние ожесточения. Тебя уже  не  пробуждают  ни  пророческие  гласы,  ни
евангельское слово, ни пластырь целительный, который прилагает к твоим ранам
Спаситель мира. Вот в какое состояние ты пришла, душе моя!
     Ты  не  подражала  праведникам  ни  ветхозаветным,  ни новозаветным. Ты
подобна  человеку,  впавшему  в  разбой.  Ты  вся  изранена,  изъязвлена   и
нуждаешься  в  помощи  не  только  человеческой, но в помощи главным образом
свыше, в Божественной помощи. И если не придет твой Пастырь и  Творец,  твой
Пастыреначальник  и  не  исцелит  тебя,  то  где  ты окажешься тогда на суде
Божественном?
     Ты слышала, как ниневитяне покаялись, принесли Богу слезное раскаяние в
грехах своих? Но ты  не  уподобилась  им  в  раскаянии!  Ты  стала  подобной
фараону,  которого обличал некогда Моисей. Моисей творил перед ним знамения,
а сердце фараона оставалось жестким, так что  он  покусился  на  притеснение
народа Божия. Фараону ты уподобилась в жестокосердии! Божественный глагол до
сего  времени  пробуждает  тебя,  стучится  в  дверь  твоего  сердца, но ты,
жестоковыйная, не рыдаешь, не плачешь, не сокрушаешься! Смотри, чтобы  волны
Чермного моря не потопили тебя вместе с фараоном!
     Что  делать нам с тобою, душа? Ужели прийти в отчаянное состояние? Нет!
Нет, не отчаивайся, душе моя! Есть еще время для покаяния. Есть еще Тот, Кто
может исцелить тебя.  Иди,  спеши  за  тем,  кто,  в  море  утопая,  взывал:
"Наставниче,  спаси меня!" Ведь ты тоже, душе, утопаешь во грехах. Взывай ко
Христу, взывай к своему Создателю: "Помилуй меня, спаси меня, как  спас  еси
Петра утопающего!"
     Ты  видишь,  как  жена хананеянка прикасается и просит Христа, чтобы Он
исцелил ее дочь. А разве ты, душа, не бесноватая? Разве ты не предалась злым
делам своим? Взывай и ты ко Христу, проси Его,  чтобы  Он  исцелил  тебя  от
скверны  греховной!  Взывай  и  припадай  к стопам Христовым, как припа сала
некогда блудница, омывая слезами ноги Спасителя мира. Иди  ко  Христу,  душе
моя  но не отчаивайся. Возопий вместе с проооком Давидом: "Помилуй мя, Боже,
по велицей милости Твоей!". Возопий, душа: "Создателю мой, пробуди  меня  от
сна греховного, пробуди, чтобы я восприняла добрые качества, добрые глаголы,
чтобы  могла  очиститься  прежде  своей  кончины  и предстать пред лице Твое
Создателю,  очищенной  и  убеленной  паче  снега.  Создателю,   приими   мое
исповедание, поиими мои теплые слезы! Помилуй мя, как помиловал блудницу как
помиловал разбойника, мытаря и всех, кто покаялся!"
     Душе  моя, душе моя, иди ко Христу! Господь. тебя призывает. Иди - и Он
примет тебя. очистит от всякой греховной скверны  и  сподобит  Своей  вечной
славы,  чтобы  тебе  восхвалять  со всеми угодившими Богу великое имя Святой
Троицы - Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

     1971 год..



"ГОСПОДИ, ВОТ Я, А ВОТ ДЕТИ МОИ!
     (Ответное слово на приветствия в день ангела, 9 октября)

     Всех вас, возлюбленные братья и сестры, милое моему сердцу духовенство,
всех сотрудников моих на ниве Божией, всех верных чад - всех  вас  благодарю
за  ту  любовь,  которую  вы  показали  и проявили прежде всего к апостолу и
евангелисту Иоанну Богослову, а вместе с ним и к моему недостоинству.
     Когда вы говорили приветствия, то в  это  время  мне  вспомнилась  одна
замечательная боголюбивая семья, с которой мне довелось познакомиться.
     Однажды я посетил небольшой приход. В этом приходе проживал многодетный
священник.  И  у  этого священника была матушка, которая имела любвеобильное
сердце. Дети тоже нежно любили свою родительницу, и когда мать  садилась  на
стул  отдохнуть,  то они окружали ее со всех сторон, прижимались к ее груди,
лезли друг на друга и касались ручонками ее головы.
     Вот эта картина сельской жизни священника и его матушки и встала в  эти
минуты  перед  моими  очами,  и  я  увидел  в  тех  сельских ребятишках вас,
возлюбленные мои. Вы вот так же, как  дети  к  матери,  ласкаетесь  к  моему
бедному  сердцу.  Ласкаетесь  и ищете утешения, и мне от этого, возлюбленные
чада, приятно. Приятно - и одновременно страшно, потому что  того,  чего  вы
особенно ожидаете от моего недостоинства, у меня нет.
     Но  в  то  же  время мне хочется, чтобы эта любовь - не ко мне лично, а
любовь, которую вы имеете к ближнему своему - не пропала бы даром. Чтобы эта
любовь еще более объединяла  нас  между  собой  и  вела  в  селения  вечного
блаженства,  чтобы  можно  было не разлучаться с Господом и со всеми вами ни
здесь, ни в будущей жизни.
     Ну и вот так, как сегодня, прийти  бы,  явиться  пред  лицем  Божиим  и
сказать: "Господи, вот я, а вот дети мои, которых породила Твоя Божественная
благодать!"
     Вот,  возлюбленные братья и сестры, какие картины раскрылись пред моими
очами, когда вы приветствовали меня. И мне хочется, что по  милости  Божией,
за  молитвы  и  предстательство  апостола  и евангелиста Иоанна Богослова та
теплота, та любовь, которую мы с вами ощутили в сегодняшний день, никогда не
оскудели: ни теперь, ни в последующие дни нашей жизни. Аминь.

     1974 год.



О СПАСЕНИИ ДУШИ
     (Церковное поучение)

     Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

     Все мы без исключения, возлюбленные братья и сестры, несомненно, задаем
себе вопрос: как спастись? Вопрос очень серьезный, важный и необходимый  для
каждого из нас. Ответ на него мы находим прежде всего в Священном Писании. И
если  бы мы были людьми, которые не только языком радеют о спасении души, но
и делом совершают путь спасения, то, конечно, для  нас  было  бы  достаточно
слов  Христа  Спасителя: "Покайтеся и веруйте во Евангелие", "Если кто хочет
по Мне идти, да отвержется себя и возьмет крест свой и по Мне грядет".  Или,
как  сказал  апостол  Павел,  "многими скорбями надлежит нам войти в Царство
Небесное".
     Вот, возлюбленные братья и сестры, казалось бы,  достаточный  ответ  на
наш  с  вами  вопрос.  Но  нет,  мы  с вами этим не удовлетворяемся. Мы ищем
чего-то особенного - такого пути, на котором не так  уж  и  важно  исполнять
Божий  заповеди,  прилагать  труды  к трудам, а вот так легко, довольствуясь
милостью Божией, пройти в Царство Небесное. Вот в  чем  заключается  лукавая
сущность нашего с вами любознательного вопроса: как спастись?
     Посмотрим на жизнь подвижников благочестия и прислушаемся к их советам,
которые они давали вопрошавшим их о спасении людям.
     Однажды  некий  брат  спросил авву Макария Египетского: "Как спастись?"
Старец отвечал ему: Будь как мертвый. Подобно мертвым не думай ни об  обидах
людей,  ни  о  славе  и  спасешься".  Вот какой краткий ответ! Сказано всего
несколько слов: будь подобно мертвым. Кажется, это очень доступно  ДЛЯ  нас.
Исполняй  то,  что  советует  преп.  Макарий,  - и достаточно будет для дела
нашего спасения.
     Почему совет преп. Макария  Египетского  так  важен  з  решении  нашего
вопроса?  Он  важен  потому,  что  раскрывает  внутреннее устроение духовной
жизни. Ведь часто, пребывая в миру, мы определяем свой  уклад  жизни  не  по
заповедям  Божиим,  а  по  мнениям  людей.  Но  ведь  люди разные бывают - и
благожелательные, и злонамеренные. Во всяком  случае,  мы  часто  приклоняем
свой  слух не к слову Божиему, а к слову людскому, заботясь более о том, как
бы о нас чего плохого не сказали, как бы не обидели нас.  А  уж  если  мы  к
этому  приклоняем  слух,  то,  естественно,  при таком устроении духа, когда
обида человеческая будет касаться нашего  сердца,  ничего  доброго  в  нашей
жизни не произойдет.
     Человек, думающий об обидах людских, допускает и гнев, и раздражение, и
самолюбие,  и  прекословие,  и злоречие, и прочие согрешения. Если услышит о
себе обидное - ему горестно, и печаль овладевает  его  сердцем.  А  заповедь
Божия  гласит:  "Претерпевший  до  конца  спасется".  Мы  же  не помним этой
заповеди, да и не хотим терпеть! Нас мучит внутреннее сердечное терзание: да
как же смели нас обидеть?! Да  как  они  сказали  нам  такое  оскорбительное
слово?! Да хорошие ли они люди? Вот и начинаем перебирать всех по косточкам,
а заповеди Божий забываем.
     Как  мы  хотим, чтобы люди о нас думали и говорили только хорошее! Оно,
конечно, приятно, когда о нас говорят доброе, - но только при  условии,  что
мы  воистину  хорошие  и  прежде всего смиренные. А если у нас нет смирения?
Если нет в нас настоящей добродетели, а только одна видимость - вы  думаете,
это хорошо, что и в этом случае люди доброе о нас рекут?
     Нет!  Спаситель  мира  прямо  сказал:  "Горе  вам, когда все люди будут
говорить о вас хорошо". Горе вам - потому что человек, приклоняющий свое ухо
сердце к славе или  похвале  человеческой,  утвержден  в  добре.  Достаточно
сказать  что-либо  таком  человеке унизительное или прискорбное: ка-он сразу
меняется и в лице, и в настроении. Поэтому-то, возлюбленные братья и сестры,
преп. Макарий Египетский и советует нам,  если  только  мы  хотим  спастись,
создать  в  своем  сердце  такое  настроение чтобы быть подобно мертвым - не
думать ни об обидах, ни о славе, одинаково относиться к тому  и  к  другому.
Если  будет  у нас такое устроение, то, конечно, близко наше спасение. Не по
людской моле-нужно судить о своих поступках, а по  заповедям  Божиим.  И  не
бояться   людского   злоречия,  а  преодолевать  его  терпением,  любовью  и
неосуждением ближних своих.
     Вот я приведу вам пример  из  жизни  подвижников  благочестия,  который
покажет, как они смотрели на те или иные злословия.
     Однажды к преп. Пимену Великому пришел некий брат и говорит:
     - Авва, я соблазняюсь и хочу оставить это место.
     -- По какой причине? - спросил старец.
     - Потому,  -  отвечал  брат,  -  что  я  слышу  слова об одном брате не
назидательные для меня. Старец говорит ему:
     - Справедливо ли то, о чем ты слышал?
     - Ей, отче, - отвечает он, - верен брат, который сказал мне.
     - Не верен, ибо если бы он был верен, не сказал бы тебе  этого.  И  сам
Бог,  услышав  вопль содомлян, не поверил, пока не узрел очами Своими. Так и
мы не всегда должны верить словам.
     - Я видел своими глазами, - сказал брат.
     Услышав это, старец приник на землю и, взявши малый сучец, говорит ему:
"Что это такое?"- "Сучец", - отвечал брат.
     Потом старец посмотрел на  крышу  кельи  и  спросил:  "А  там  что?"  -
"Бревно", - отвечал брат.
     Тогда  старец  сказал: "Положи на сердце свое, что грехи твои - как это
бревно, а грехи брата твоего - как этот малый сучец".
     Вот как, возлюбленные братья  и  сестры,  наставил  брата  преп.  Пимен
Великий и избавил его от греха осуждения ближнего.
     В  самом  деле:  как часто мы бываем похожи на этого брата, соблазняясь
согрешениями  ближних  своих!  О  своих   согрешениях   необходимо   думать,
возлюбленные,  и  думать  как  о  бревне в нашем глазе, тогда как согрешения
ближнего представлять себе всего лишь малым сучком. Таким образом  избавимся
мы от многих прегрешений.
     Итак,  возлюбленные братья и сестры, я нисколько не сомневаюсь, что все
мы  желаем  спастись.  Но  для  спасения  одного  желания   мало.   Спасение
достигается  постоянным исполнением заповедей Божиих. Вот и настроим себя на
то,  чтобы  исполнять  Божий  заповеди,   преодолевая   все   трудности   на
спасительном пути. И тогда милость Божия низойдет на нас, укрепит и сохранит
от всякого зла. Тогда и мы достигнем вечной блаженной жизни во Христе Иисусе
Господе  нашем,  Которому  со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во
веки веков. Аминь.

     1983 год.



БЫТЬ РУССКИМ!

     Помните, что Отечество земное с его Церковью есть преддверие  Отечества
небесного,  потому  любите его горячо и будьте готовы душу свою за него поло
жить...  Господь  вверил   нам,   русским,   великий   спасительный   талант
Православной  веры... Восстань же, русский человек! Перестань безумствовать!
Довольно! До вольно пить горькую, полную яда чашу - и вам, и России.

     Святой праведный О.Иоанн Кронштадтский.


     Народ...  От  частого  и  бессовестного  употребления  слово  это   так
истерлось, истрепалось и выцвело, что теперь почти невозможно определить его
истинное  значение.  Но,  по  счастью,  жив  еще  сам  народ  -  униженный и
обманутый, обворованный и оболганный, русский народ еще жив.
     Только вот - помним  ли,  знаем  ли  мы,  что  означает  быть  русским?
Достаточно  ли  иметь  соответствующую запись в паспорте или требуется нечто
еще? Если требуется, то что именно? Ответить на эти вопросы - значит обрести
точку  опоры   в   восстановлении   национально-религиозного   самосознания,
опомниться  после  десятилетий  атеистического  космополитического  забытья,
осознать себя - свой путь, свой долг, свою цель. Для этого надо прежде всего
вернуть народу его историческую память. Только вспомнив, "откуда есть  пошла
русская  земля",  где,  в  какой  почве окрепли благодатные корни, в течение
десяти веков питавшие народную жизнь, можно правильно ответить  на  вопросы,
не  ответив  на  которые,  не  жить нам дальше, а догнивать. На этом пути не
обойтись  без  Православной  Церкви,  древнейшего  хранилища  живой  веры  и
нравственной чистоты. Без ее любовного, отеческого окормления - запутаемся и
заблудимся, утонем в пучине противоречивых стремлений, честолюбивых амбиций,
лукавых советов.
     Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве, чем более дорожим мы по
справедливости,  о  чем  приятно  размышлять  нам, что отрадно и утешительно
видеть  вокруг  себя?  -  От   веры   Православной,   которую   принес   нам
равноапостольный  князь  наш Владимир. Мы не можем не радоваться необъятному
почти величию земли отечественной. Кто первый  виновник  сего?  Святая  вера
Православная.   Она   соединила  воедино  разрозненные  племена  славянские,
уничтожила  племенные  их  отличия,  поставляющие  преграду  их  общению,  и
образовала  один  многочисленный,  сильный  и единодушный народ русский. Кто
соблюл и сохранил нашу народность в течение стольких веков,  после  стольких
переворотов,  посреди  стольких  врагов,  посягающих  на  нее?  Святая  вера
Православная. Она очистила, освятила и укрепила в нас  любовь  к  Отечеству,
сообщив  ей высшее значение в любви к вере и Церкви. Она воодушевляла героев
Донских и Невских, Авраамиев и Гермогенов, Мининых и Пожарских. Она  вдыхала
и  вдыхает  воинам  нашим  непоколебимое  мужество в бранях и освящает самую
брань за Отечество как святый подвиг за веру Христову..."
     Эти   вдохновенные   слова   принадлежат    преосвященному    Димитрию,
архиепископу  Херсонскому. Давным-давно сказаны они, но неужели не отзовутся
и ныне в сердце русского человека?! Неужто не заболит душа при виде того,  в
какую  грязь  втоптаны  святыни, верность которым десятки поколений доказали
всей жизнью своей, защищая которые, пролили столько крови?
     Однако сегодня людям вновь пытаются навязать мировоззрение,  в  котором
нет  места  святыням.  Сердце  человека  -  престол  Божий - пытаются занять
уродливые безблагодатные идолы материального преуспеяния: Успех,  Богатство,
Комфорт,  Слава.  Оттого-то  и свирепствует в обществе разгул разрушительных
страстей - злобы и похоти, властолюбия и  тщеславия,  лжи  и  лицемерия.  Но
знайте все: голый материальный интерес, в какие бы благонамеренные одежды он
ни   рядился,   не   может  стать  основой  народной  жизни.  Бизнес  плодит
компаньонов, вера - рождает подвижников правды и добра.
     "Любим ли мы язык наш благозвучный  и  сильный,  как  грудь  славянина,
богатый  и разнообразный, как обитаемая им страна? Его образовала нам святая
вера Православная. Она принесла нам с собою первые  письмена  для  сообщения
наших  мыслей,  для расширения круга наших понятий, для сообщения между нами
светлых и светоносных понятий о Боге и бесконечной любви Его к человекам,  о
человеке и его высоком предназначении в вечности... Мы все почти утратили от
прежней  жизни  России,  но  сохранили святые храмы, в которых молились наши
предки: сберегли святыню, завещанную нам от отцов наших, а с нею наследовали
и их благословение... Надобно сознаться, что если бы теперь  древние  предки
наши  восстали  из  гробов  своих, едва ли бы они узнали а нас потомков: так
много изменились мы во всем. Но они узнают нас в святых храмах  Божиих,  они
не  отрекутся  от  нас перед их заветною святынею... Можно ли не пожелать от
сердца,  чтобы  вера  Православная,  этот  родственный,  живой  союз  наш  с
предками,  сохранена была нами и передана потомкам нашим, как драгоценнейшее
наследие, как заветное сокровище, во всей ее преднебесной чистоте и святыне,
чтобы и будущее отдаленное потомство питало  к  нам  родственно-христианское
сочувствие..."
     Эти  слова херсонского архиерея звучат сегодня как обличение, как упрек
нам, малодушным и маловерным, осуетившимся в мелких мирских заботах и  почти
обезверившимся,   почти   утерявшим   связь  с  великим  и  славным  прошлым
собственного  народа.  Допускаю,  что   яд   религиозного   индифферентизма,
безразличия  к святыням веры (пришедшего на смену откровенному богоборчеству
прошлых лет) временно оглушил значительную часть  общества,  отравил  сердце
русское,  но  - не верю, что найдется русский человек (безразлично, верующий
или нет), которого оставят равнодушным приведенные выше слова преосвященного
Димитрия о нерасторжимой взаимосвязи земного величия России  с  ее  духовной
мощью и здоровьем, с крепостью и живостью веры. А коли найдется - не русский
он: христопродавцы всегда интернациональны.
     Но   почему,  спросит  читатель,  говоря  о  неповторимом  национальном
своеобразии народа, мы начали именно с Церкви? Мало ли  других  национальных
черт,  народных  характеристик, утерянных, утраченных с течением времени или
насильственно вытравленных строителями "светлого  будущего"?  Нет  ли  здесь
некоторого   искусственного   преувеличения,   тем   более,   что  церковное
благовестие, как известно, не знает национальных границ?
     Никакого преувеличения нет. Православная  Церковь  -  соборная  совесть
народа.  Она,  как  заботливая  мать,  воспитала в нем его лучшие черты. Она
сурово обличала его грехопадения и давала силы восстановить утраченное. "Кто
жаждет - прииди ко Мне и пей", - возглашала Церковь слова Священного Писания
и щедро поила пришедших  и  уверовавших  живой  водой  евангельской  правды.
Прочтите  -  верующий вы человек или нет - Нагорную проповедь Иисуса Христа,
Господа нашего, подъявшего на рамена Свои груз всех грехов, неправд  и  злоб
наших,  претерпевшего во искупление их унижения и издевательства, оплевания,
биения и страшную, поносную смерть на Кресте - прочтите эти свидетельства не
< граничного милосердия Божия (Евангелие от Матфеи главы  5,6,7)  и  скажите
честно:  где-нибудь,  когда нибудь встречали ли вы учение, более возвышенное
чистое и преисполненное любви?..
     "Блаженны  алчущие  и  жаждущие  правды",  засвидетельствовала  Церковь
народу  русскому  "Блаженны  изгнанные  за  правду,  ибо  их  есть  Царствие
Небесное... Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые
дела и прославляли Отца вашего Небесного" (Мф.5: 6,10,16). И разве не  этому
свидетельству  обязан  русский  народ  тем,  что,  создав  величайшее в мире
государство, простирающееся от Атлантики до Тихого океана, он не  унизил  ни
один из встретившихся на его пути народов, пусть самых малых, но всех принял
как  братьев,  покоряя  прежде  сердца,  а  не крепости. Евангельское учение
Церковь вложила в душу народа как совершеннейший образец, по которому каждый
в меру сил должен строить жизнь  личную,  а  все  вместе  -  общественную  и
государственную.
     Именно  Церковь  стала  центром  святоотеческой  государственности - не
насилующей народа, не создающей рабства, следящей за духовным возрастанием и
нравственным самосовершенствованием каждого. Церковная идея служения легла в
основу  сословного   строя   России,   основанного   на   разделении   общих
обязанностей,  а  не  на  иерархии прав, как это было на Западе. Здесь берет
начало весь уклад русской жизни, как бы ни изменялись его формы  с  течением
времени.   Православность  -  непременное  качество  всего  русского  в  его
историческом развитии. Понятия "русский" и "православный"  слились  воедино.
Так  было,  пока  Россию не разъединили насильно - с умыслом, злонамеренно и
расчетливо. Знали - чтобы убить Россию, начать надо с осквернения души...
     Василий Ключевский, знаменитый  историк,  подметил  в  русской  истории
интересную  особенность.  "Господствующие идеи и чувства времени, с которыми
все освоились, - говорил он, - и которые легли  во  главу  угла  сознания  и
настроения,   обыкновенно  отливаются  в  ходячие,  стереотипные  выражения,
повторяемые при всяком случае. В Х1-Х11 веках у нас таким  стереотипом  была
русская  земля,  о  которой так часто говорят и князья, и летописцы... Везде
русская земля, и нигде, ни в одном памятнике не встретим  выражения  русский
народ".
     Пытаясь  разобраться  в  том,  что значит "быть русским", нельзя пройти
мимо этого факта. Случаен ли он? Нет, ибо русская  история,  начавшаяся  как
фактор  мирового  (и  даже космического) значения с момента Крещения Руси, в
первые два века своего  течения  представляет  нам  картину  формирования  и
духовного  оформления  той  народной общности, которая в своем окончательном
виде получила  наименование  "народа  святорусского"  -  этого  излюбленного
выражения былинных сказителей.
     Понятие "народ" по отношению к национальной общности есть понятие более
высокое,  не  материальное,  но  духовное,  и  ее  одной недостаточно, чтобы
сложился коллективный  духовный  организм,  столь  крепкий  и  живучий,  что
никакие беды и напасти (а сколько их было за десять веков нашей истории!) не
смогли  разрушить  его  и  истребить. Первоначально единство крови, общность
происхождения славянских племен при всей своей значимости не  могли  придать
этому  собранию  необходимую  живучесть и крепость. Лишь только тогда, когда
душа народа - Церковь -  собрала  вокруг  себя  русских  людей,  когда  Русь
преодолела отсутствие государственного единства, порождавшее в народном теле
язвы и трещины усобиц, когда, сбросив с себя иноверческое татаро-монгольское
иго,  Россия объединилась под скипетром Российского Православного Государя -
тогда во весь свой могучий  рост  поднялся  на  исторической  сцене  русский
народ. Народ соборный, державный, открытый для всех. Осознавший смысл и цель
своего бытия.
     С   этого   момента   смысл   русской  жизни  окончательно  и  навсегда
сосредоточился вокруг Богослужения в самом высоком и чистом  значении  этого
слова  -  служения  Богу  как средоточию Добра и Правды, Красоты и Гармонии,
Милосердия и Любви Цель народной жизни окончательно определилась как  задача
сохранения   в   неповрежденной   полноте   этой   осмысленности  личного  и
общественного  бытия  свидетельствований  о   ней   миру,   защите   ее   от
посягательств  и  искажений.  И  Церковь  благословила  на  род  на  высокое
служение. Благословение это облек лось в форму пророчества о будущей великой
судьбе России, Москвы как Третьего  и  последнего  Рима,  последнего  оплота
истинной  Православной  веры  в  страшные  предантихристовы времена всеобщей
апостасии и всемирной смуты.
     Два Рима пали  в  ересях  и  суетных  соблазнах  мира  сего,  не  сумев
сохранить   благоговейную   чистоту  веры,  чистое  и  светлое  мироощущение
апостольского Православия. Первый -  наследник  мировой  империи  языческого
Рима  -  отпав  в  гордыне  католицизма.  Второй  (Византия)  - поступившись
чистотой Церкви ради  сиюминутных  политические  выгод,  отданный  Богом  на
попрание  иноверцам,  по  следователям  Магомета.  Третий  же  Рим  - Москва
государство народа русского, и ему всемогущие  Промыслом  Божиим  определено
отныне  и  до  века  хранить чистоту Православного вероучения, утверждающего
конечное торжество Божественной справедливости  и  любви.  Так  к  XVI  веку
определилось  служение русского народа. Таким он его понял и принял. Так что
ключ к пониманию русской жизни лежит в области религиозной, церковной, и  не
усвоив этого, не поймем мы ни себя, ни свою историю.
     Именно  Церковь  сообщила  нашему  народу  свойство соборности, безумно
растрачиваемое нами ныне в погоне за дьявольскими миражами  грядущего  якобы
"общества  всеобщего  изобилия".  Русская соборность - это сознание духовной
общности народа, коренящейся в  общем  служении,  общем  долге.  Смысл  этой
общности  -  в служении вечной правде, той Истине, которая возгласила о Себе
словами  Евангелия:  "Я  есмь  путь  и  истина  и  жизнь"   (Ин.14:6).   Это
осмысленность  жизни  как  служения  и самопожертвования, имеющих конкретную
цель - посильно приблизиться к Богу и воплотить в  себе  нравственный  идеал
Православия.
     С соборностью народа неразрывно связано его второе драгоценное качество
- державность.   Воплощение  нравственного  идеала  требует  соответственной
социальной организации. Такая организация немыслима без державного сознания,
формирующего  в  человеке  чувство  долга,  ответственности  и  патриотизма.
"Любите  врагов  своих,  сокрушайте  врагов  Отечества,  гнушайтесь  врагами
Божиими" - вот державный глас народа, выраженный чеканным слогом митрополита
Московского Филарета, одного из величайших русских святителей прошлого века.
Державность - это сознание каждым ответственности за  всех,  ответственности
отдельной личности за нравственное здоровье общества и крепость государства.
Не  принудительной  ответственности "за страх", а добровольного религиозного
служения  "за  совесть".  Державность  -  это  государственное  самосознание
народа,  принявшего  на  себя церковное послушание "удерживающего" (по слову
апостола Павла, см. 2Сол.2:7), стоящего насмерть на  пути  рвущегося  в  мир
сатанинского зла.
     Оба  эти  народные  качества  с  неизбежностью проявились в третьем - в
открытости, "всечеловечности" русского характера. Открытость эта - отрицание
фальшивой   национальной   спеси,   отрицание   самоценности    национальной
принадлежности  Это  готовность бескорыстно соединиться с каждым, приемлющим
святыни и нравственные устои народной жизни.
     Вспомнив все это, задумаемся: не пришла ли сегодня  пора  попристальнее
всмотреться  в  себя. Взглянуть друг на друга. Осмотреться трезвенны. взором
вокруг. И может быть -  найти  в  себе  сит.  сказать  честно,  что  в  нас,
сегодняшних,  такой  рускости  уже почти не осталось. Говорю это с горечь" и
скорбью, в надежде, что Господь не оставит нас Своей милостью и  мы  все  же
зададим  себе  тот  главный  вопрос,  без  ответа  на который немыслимо само
дальнейшее существование нашего народа: как  вернуть  себе  ясно  понимаемый
смысл бытия?
     Как  восстановить  в себе черты народа богоносца, с бесовским упорством
вытравливавшиеся богоборческой властью? Как  обезопасить  себя  от  духовной
заразы  потребительства, этой поистине мировой чумы, растлившей и погубившей
уже многие народы, бывшие некогда христианскими? Все эти и еще  многие  иные
проблемы,  стоящие сегодня перед нами, суть один и тот же вопрос: как дальше
жить.
     Думается, из сказанного выше уже многое  проясняется.  Прежде  всего  -
надо  вернуться  в  Церковь  Надо  очистить  место святое - душу человека от
тряпок и побрякушек, от навязанных ей  ложных  ценностей  и  восстановить  в
правах попранный и оплеванный смысл жизни человека. Жизни как служении Богу,
зовущему  нас к Себе: "Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз
упокою вы" (Мф. 11:28).  Надо  откликнуться  на  этот  Отчий  зов  прийти  с
покаянием, не скрывая внешнего своего убожества и срамоты, прийти с молитвой
и верой, и тогда - силен Бог очистить наши сердца и восстановить в них мир и
покой осмысленного бытия.
     Восстановив  истинные  ценности  внутри  себя,  надо  восстановить их и
вовне. Жизнь общества, государства требует осмысленности так же, как и жизнь
отдельного человека. Не может  материальное  благополучие  быть  целью  всех
стремлений.   Сытое   брюхо  еще  не  значит  -  чистая  совесть.  Критерием
государственного устройства должна стать его богоугодность, соотнесенность с
тысячелетними святынями веры. Нужно во всей полноте использовать  богатейший
опыт  русской  государственности. Выкинуть на свалку наглую ложь об "империи
зла",  "России  -  тюрьме  народов",  "гнилом  царизме",  сказать  правду  о
семидесятилетнем  пленении  Православной  Церкви  и  русского  народа. Нужно
осознать, что у Православной России есть враги, ненавидящие наш народ за его
приверженность Истине,  за  верность  своему  религиозному  служению,  своим
христианским истокам и корням. Осознать, что если мы хотим выжить - нам надо
научиться защищать себя, свою веру, свои святыни...
     Итак,  братия  и  сестры,  соотечественники,  люди  русские!  Молю  вас
усердно, вседушно - повинуясь своему архипастырскому долгу и голосу  совести
своей   -  воспрянем,  опомнимся,  одумаемся  наконец!  Господь  милосерд  и
нелицеприятен: всякую искренне  обратившуюся  душу  приемлет  с  радостью  и
любовию,  омывает  от  грехов  и неправд благодатию Своею, утешает утешением
возвышенным, духовным, о котором суетный мир не имеет даже  приблизительного
понятия.  Лишь  только  начнем  нелицемерно  -  появятся и силы, и умение, и
святая,  жгущая  сердце  ревность.  "Да   будет   общею   всем   нам   такая
преимущественно забота, чтобы начавши, не ослабевать, и не унывать в трудах,
и  не  говорить:  долго мы уже пребываем в подвиге. Но лучше, как бы начиная
каждый день, будем преумножать ревность свою".  Шестнадцать  столетий  назад
были  сказаны  эти  слова  святым  преподобным Антонием Великим в утешение и
назидание всем тем,  кто  унывает  и  сомневается  в  своих  способностях  к
духовному возрождению. К нам, к нам, сегодняшним, обращены они. Прислушаемся
к ним, ибо нераскаянны обетования Божии и великая судьба России зависит ныне
от  нашею  пр  изволения.  Мы  -  и никто другой - можем и должны воссоздать
державу Святорусскую. Да будет так! Аминь.

               1992 ГОД



ПУТЬ КО СПАСЕНИЮ

     Предлагаемая читателям статья написана в преддверии Великого поста. Для
христианина это  время  покаяния  и  самоуглубленного  самоиспытания,  время
напряженного   молитвенного   размышления   о   путях   очищения   сердца  и
умиротворения души. о причинах своих падений и способах исправления.
     Мир устроен так, что подобные вопросы равно существенны  и  судьбоносны
как  в  жизни отдельного человека, так и в народном, соборном бытии. И в нем
не будет строя и лада, если молчит совесть, если  нет  сознания  согрешений,
ясного понимания идеала, к которому следует стремиться, и разумения - с чего
это движение начинать, где искать помощи и поддержки...
     Претендовать  на  исчерпывающие  ответы  нелепо.  Задача  статьи иная -
наметить пути, расставить вехи, внести в господствующую тьму пусть малую, но
немеркнущую искру православного вероучения.
     Господи, благослови!

     "Какое слово поставлю в начале  моего  плача?  Какую  первую  мысль  из
печальных  моих  мыслей  выражу  словом?"  -  писал  в 1847 году архимандрит
Игнатий (Брянчанинов),  сокрушаясь  о  медленном  увядании  Святой  Руси,  о
безумии  суетного  мира,  не  ведая  еще,  что  Господь  уготовал  ему славу
пламенного ревнителя чистоты Православия, духовного светила Русской Церкви и
кафедру епископа Кавказского и Черноморского.
     Сан архипастыря повелевает блюсти святыни веры, совесть христианина  не
может  молчать  перед лицом неправды, лукавства и зла, уродующих нашу жизнь.
Полтора столетия минуло с тех пор,  как  прозвучали  предупреждения  святого
подвижника,  но  при  воззрении  на  нынешнее современное духовное убожество
наше, те же слова теснятся в груди моей, невольно срываются с губ...
     "Идут, идут страшнее  волн  всемирного  потопа  волны  лжи  и  тьмы,  -
пророчествовал  святитель.  -  Окружают,  со  всех  сторон  готовы поглотить
вселенную, истребляют веру  во  Христа,  подавляют  Его  учение,  повреждают
нравы, притупляют, уничтожают совесть..."
     Мы  с вами, братия, свидетели того, как волны эти чуть было не погубили
в пучине  своей  Отечество  наше,  соделав  все  возможное  для  превращения
русского человека в бездумного, безликого раба вещей и денег, разрушительных
страстей  и  низменных  устремлений,  бессовестных  обманщиков  и тщеславных
властолюбцев.
     Да и то сказать - миновало ли лихо? Гляжу  вокруг  -  и  думы  горькие,
безотрадные  теснятся  в  уме, поражая сердце печалью и болью... Страна моя,
Русь моя - что с тобой стало? "Разинули на тебя пас" свою  все  враги  твои,
свищут  и  скрежещут  зубами  говорят: "поглотили мы его, только этого дня и
ждали мы, дождались, увидели!.." Зову друзей моих, но они  обманули  меня...
Об  этом плачу я; око мое, око мое изливает воды..."(Плач Иер.2:16:1:19,16).
Так сетовал некогда древний пророк, рыдая меж развалин разоренных  святилищ.
Сии слова Священного Писания прообразуют и наши нынешние скорби.
     Но  не  обилие  скорбей,  не  число врагов, не тяготы предстоящей брани
страшат меня, нет! Страшит меня, что на нелегком пути искреннего и глубокого
воцерковления поджидает нас сегодня множество ловушек и препятствий. Вразуми
нас, Господи, - сподоби найти слово сильное и властное, чтобы убедить  людей
раскаяться  в  нерадении  своем,  оторваться  от  ядовитой  мути современной
бездуховности,  лукавых  лжедуховных  подделок  и  припасть  к   живоносному
церковному источнику веры истинной, спасительной, Православной!..
     Глубина  падения  нашего  такова,  что мы чуть ли не полностью утратили
"образ здравых словес", то есть само понимание, какова должна быть здоровая,
неискаженная жизнь души человеческой. Чувствуя  всю  неестественность,  весь
ужас нынешнего положения вещей, многие вполне благонамеренные люди просто не
знают,  не  чувствуют - куда же надо идти, в какую сторону выбираться из той
смрадной трясины, где мы оказались?
     Нам предстоит заново  учиться  жить.  Учиться  понимать  самих  себя  и
смотреть   на   мир,   свергнув   с  души  отвратительную  коросту  атеизма,
"плюрализма", нелепой самоуверенности. Жизнь человеческая есть тайна  Божия,
хранимая   в   благодатных   недрах  Церкви  Христовой,  открывающаяся  лишь
благоговейному трудолюбивому искателю.
     Начать ее постижение должно  с  того,  чтобы  в  окружающем  нас  вихре
событий  и  явлений, громогласных призывов и разнообразных влияний научиться
отличать истину от лжи - настоящую,  спасительную  духовность  от  неумелого
подражания или злонамеренной подделки.

x x x

     В  этот вопрос пора внести ясность. Само понятие о духе - и производное
от него понятие  о  духовности  -  имеет  древнее  церковное  происхождение.
Светские  ораторы  и публицисты лишь заимствуют его для своих целей, забывая
почему-то упоминать о первоисточнике. Дух, согласно учению Церкви,  есть  та
сила, которую вдохнул Бог в человека, завершая сотворение его. Он есть искра
богоподобия,  горящая  в  душе человеческой, возвышая ее безмерно над всякой
земной тварью.
     Совесть - вот первое осязательное проявление духовной жизни.
     Ответьте мне, материалисты и рационалисты, скептики и прагматики, - кто
вложил вам в душу властную потребность следовать в своей деятельности нормам
морали и нравственности даже тогда;
     когда это грозит неудобствами и бедами? Кто определил сами  нормы?  Кто
изобразил  в  душе  вашей  идеал жертвенности, чистоты и целомудрия, а проще
сказать - святости, который влечет и манит нас  неодолимой  силой  Истины  и
Любви?  Кто  всеял  в  сердце  наше  жажду праведности и добра, отвращения к
лицемерию, лжи и подлости?
     Бог, всемилостивый и всемогущий, праведный, человеколюбивый и истинный!
     "Сообщив духу человека частичку Своего всеведения, Бог начертал в нем и
требования  Своей  святости,  правды  и  благости,  поручив  ему  же  самому
наблюдать за исполнением их и судить себя в исправности или неисправности, -
говорит святитель Феофан, затворник Вышенский, прославившийся высокой жизнью
и  благодатными дарованиями в конце прошлого века. - Сия сторона духа и есть
совесть, которая указывает, что право и что не право, угодно Богу и  что  не
угодно,  что  должно  и  чего  не  должно делать; указав - властно понуждает
исполнить то, а потом за исполнение награждает утешением, а за  неисполнение
наказывает   угрызениями   Она  есть  естественные  скрижали  завета  Божия,
простирающегося на всех людей".
     Второе проявление духовной жизни есть свойственная  нашему  духу  жажда
Бога.  Даже  у  людей неверующих выражается она в естественном стремлении ко
всесовершенному благу. Взгляните вокруг, оглянитесь на историю человечества:
ничто  земное  не  может  удовлетворить  этой  жажды!   Бесконечная   череда
сменяющихся  поколений строит и разрушает; созидает, переделывает, обливаясь
потом, слезами и кровью, и разрушает вновь -  стремясь  воплотить  на  земле
недостижимый небесный идеал.
     Нет  в  мире  силы,  способной погасить всеянную в человека искру духа,
если мы сами не  отречемся  от  своего  высокого  призвания.  Сберечь  ее  и
приумножить,   так,   чтобы   в  итоге  запылал  в  сердце  плэмбчс  чистой,
всепобеждающей любви - вот в чем смысл жизни,  цель  нашего  земного  бытия.
Ибо,  очистив  себя  таким образом, без труда войдет душа человеческая в рай
сладости Божией, в Царствие Небесное - вечное, от сложения мира  уготованное
Господом для всех ревнующих о добре и своем спасении.
     В  помощника  и  руководителя  на  этом  пути  духовного  возрастания и
совершенствования дана человеку свыше Святая Церковь Православная.

x x x

     В нашем осуетившемся сознании  понятия  о  духовных  сокровищах  Церкви
почти  не  сохранились. Искореженный "менталитет" русского человека конца XX
столетия замусорен и  поврежден  -  стыдно  сказать  -  "идеалами"  общества
потребления,   "общечеловеческими   ценностями",  парламентским  жаргоном  и
неестественными ужимками "звезд голубого экрана"! Опошлено и  изгажено  все,
что  можно.  Высокие  духовные  состояния  стали  жертвой бездарной имитации
бессовестных притворщиков, скрывающих  за  наигранной  экзальтацией  пустоту
души  и скудость ума. Дерзкое пустозвонство притворяется мудростью, похоть -
любовью, трусость - кротостью и смирением. Показное нестяжательство скрывает
бездну  сребролюбия,  покаяние  превращается  в  ширму   для   лицемерия   и
беспринципности!
     Тем  более  необходимо  разоблачить  эту  ложь,  вернув  людям истинное
понимание христианских добродетелей и совершенств.
     Перечень благодатных даров Православия бесконечен, как не  имеет  конца
первоисточник  -  Бог вечный и всесовершенный. Святые отцы, болезнуя о нашем
неведении  сих  драгоценных  благ,  свели  оные  к  семи  главным  начальным
дарованиям  духовным,  которые  служат  основой  и опорой всего грандиозного
здания опытного Богообщения.
     Итак:  дух  Православия  есть  дух  целомудрия,  нестяжания,  кротости,
трезвения, покаяния, смирения и любви.
     Немудрено,  что  отказавшись  от  церковного  вразумления,  мы утратили
понимание  целомудрия  как  целостной,  совершенной  мудрости,   неколебимой
соблазнами  нечистых помыслов и мечтаний; понимание кротости как добродетели
силы, погубляющей вспыльчивость и ярость, памятозлобие  и  раздражительность
(эти  принадлежности мстительной, оскорбленной слабости); понимание смирения
как  приобщения  к  несокрушимому  всемогуществу  Божию,  дарующему   власть
соблюдать  в  душе  "мир  Божий,  который  превыше  всякого  ума" (Флп.4:7),
низлагающему мятежные порывы суетного  мира.  Наша  безумная  жизнь  низвела
имена этих добродетелей до уровня чуть ли не бранных слов, сделав их в созна
нии многих людей принадлежностями старомодно;
     жеманности или синонимами безволия, бессилия и жалкого соглашательства.
     Немудрено,  что  лишив  себя  таких  духовных  опор,  мы превратились в
человеческое стаде, жалкое в своем религиозно-нравственном скудоумии и  одно
временно страшное дикостью и свирепостью нравов.
     Дивно  то,  что,  пребывая  в  этом состоянии, мы, похоже, не чувствуем
никакой нужды в покаянии даже не понимаем, что это единственный путь к  вере
и жизни, единственное средство начать процесс духовного возрождения.
     Прислушайтесь, люди!
     Покаяние  есть  величайший  дар  Бога  человеку  -  второе  крещение, в
котором, омывшись от  грехов,  мы  снова  обретаем  благодать,  утерянную  в
падении  Быв грешными - становимся святыми. Оно отверзает нам небо, вводит в
рай. Без покаяния нет спасения.
     Покаяние не есть публичное  самобичевание,  но  тяжелый  и  кропотливый
внутренний труд по очищению сердца от нравственных нечистот, скопившихся там
за  время  рассеянной,  нерадивой,  безблагодатной жизни. Покаяться - значит
изменить образ жития, прежде всего "прийти в  себя  (Лк.15:17).  Это  значит
увидеть   в   себе  грех:  в  мысли,  слове  и  действии,  -  осознать  его,
возненавидеть,  а  затем  употребить  благодатные  церковные  средства   для
искоренения  его  из своего существа. Утратив понимание истинной духовности,
мы потеряли V-здравое понятие об этом благе.
     Плод  покаяния  -   исправление,   перемена   жизни.   Человек   должен
безжалостно,  с корнями вырвать из души пороки и страсти, отвратиться от зла
и неправды, приступить ко Господу и начать Ему Единому служить всеми  силами
души  и  тела.  Кто  кается  и сознательно согрешает вновь, усугубляет вину,
"обращаясь вспять" и попирая милосердие Божие. "Не столько  раздражают  Бога
содеянные  нами  грехи,  сколько наше нежелание перемениться", - говорит св.
Иоанн Златоуст.
     Теперь о главном.
     Напрасны и бесплодны будут самые возвышенные проповеди и призывы, самые
мудрые и благонамеренные советы, если мы не сумеем деятельно приложить их  к
нашей сегодняшней жизни. Поэтому я хочу сказать о неотложных духовных нуждах
сегодняшнего дня, но горьким и нелицеприятным будет слово мое.
     "Пастырю  не  нужно  обманывать  льстивыми  услугами,  - гласит древняя
святоотеческая  мудрость.  -  Неискусен  тот  врач,  который  только  слегка
ощупывает  напухающие  извилины ран: сохраняя заключенный внутри, в глубоких
извилинах яд, он только увеличивает силу его. Надобно открыть рану,  рассечь
и,  очистивши  от  гноя,  приложить к ней сильнейший пластырь. Пусть больной
вопиет,  пусть  кричит,  пусть  жалуется  на  нестерпимую  боль:  он   будет
благодарен  потом,  когда почувствует себя здоровым" (Св.Киприан, III век по
Р.Х.).
     Грозно  звучат  сегодня  эти  слова  на  земле  Русской,  разоренной  и
оскверненной,  без малого отвергшейся своего призвания, безумно, безрассудно
коснеющей в унижении своем, в неприятии отеческого  вразумления  церковного,
искушающей  долготерпение  Божие  своим  малодушием  и  неверием,  унынием и
своеволием, дерзко отвергающей исцеляющую десницу Господню,  посетившую  нас
нынешними скорбями ради вразумления и уврачевания гордыни.
     Никто   не   знает,   сколько  еще  отпущено  нам  чтобы  опомниться  и
исправиться, поэтому каждый не откладывая, не медля, спроси себя: "Не  я  ли
причина  нынешнего  позора?  Не  мой  ли  грех  удерживает  Отчизну в бездне
падения? Не мое ли нерадение  отлагает  светлый  миг  воскресения?"  Русские
люди,  подумайте  здраво  -  среди  нас  нет никого, кто мог бы оправдаться,
случись ему отвечать на эти вопросы не пред земным,  пристрастным  и  слабым
человеческим судом, но пред Судией Всеведущим и Всесовершенным.
     Покайтесь,   пока   не   поздно!  Невиновных  нет  -"все  развратишися,
непотребни быша".
     Вот уже несколько лет, как по  всем  земным  за  конам  и  человеческим
расчетам  Россия  должна пылать в огне гражданской войны, гибнуть во мраке и
гладе  хозяйственной  разрухи,  безвластия,  беззакония  и  хаоса.  Что   же
удерживает  ее от этой страшной судьбы? Наше рачение и предусмотрительность?
Нет! Наша бдительность,  мудрость,  мужество?  Нет  Наше  единство,  сила  и
верность долгу? Нет!
     Промысел   Всеблагого   Бога,   попирая   "чин   естетства",   сокрушая
неизбежность земных закономерностей и расчеты многоопытных губителей, хранив
Русь на краю пропасти, милосердствуя о нашей слепоте и  немощи,  давая  -  в
который раз! - время одуматься, раскаяться, перемениться.
     И  что  же?  Пользуемся ли мы этим щедрым, незаслуженным даром? Увы, мы
ищем  оправданий,   усматривая   причины   произошедшего   где   угодно:   в
неблагоприятных исторических условиях, в предательстве вождей, в недостатках
ближних, во внешнем влиянии - но только не в самих себе!
     Полно  глумиться  над  истиной  -  Бог  поругаем не бывает! Мы сами, со
своими  пороками  и  страстями  властолюбием  и   тщеславием,   завистью   и
лицемерием, высокоумном, превозношением и маловерием, - причина всех бед!

x x x

     Да,  злобная  сила, жаждущая нашего уничтожения, обладает в современном
мире огромной мощью и властью. Да, на службу ей был  поставлен  многовековой
опыт  разрушения,  дьявольское  искусство  растления  и  обмана.  Но  это не
оправдание.
     Кто не чувствует за собой греха  -  заблуждается  безмерно  и  пагубно.
Виноваты все...
     Ужели не давит тяжкий груз ответственности на нашу совесть? Опомнимся -
безмерно  велика  доля  вины  нашей  в нынешнем разорении и позоре! Словно в
насмешку, мы живем сегодня ценой крушения величайшей державы мира - не  нами
созданной, - проедая и пропивая остатки исторического наследия, оставленного
нашими предками.
     Если   бы,   осознав   беду,  мы,  объединившись  во  опасение  России,
устремились на борьбу с бесовщиной и нечистью! Мы могли  бы  загладить  свои
беззакония,  соблюдая  избранницу  Божию  -  землю  Русскую - в благолепии и
чистоте, целомудрии и умиротворении.
     Мы должны  были  озаботиться  духовными  и  житейскими  нуждами  своего
народа,  восстановить  разрушенное  и  вернуть  нашу жизнь в ее историческую
колею, развороченную социальными катастрофами и страшными войнами  XX  века.
Мы  должны  были  обеспечить  уважение  старости  и  безмятежное возрастание
юности. Святость семейному очагу  и  достоинство  честному  труду.  Единство
народному  телу  и  свободу  -  русской душе. Так! Таков был наш до- . перед
Богом, доверившим нам Россию, в нелегкий час.
     Что же сделали мы? Равнодушно смотрели,  как  осмелевшие  святотатцы  и
кощунники,  стяжатели и честолюбцы растлевают молодежь и грабят стариков сея
по всей земле ядовитые семена ненависти и раздора, алчности и лицемерия!
     Продажность чиновников и господство мафии, разгул насилия и  невиданное
падение  нравов  - вот плоды нашего равнодушия. Всеобщая апатия и отсутствие
идеалов, безответственность, безвластие и попрание всех законов: божеских  и
человеческих  --вот  цена нынешних "свобод". Мы словно впали в религиозную и
нравственную глухоту, слыша - не слышим. И не разумеем, что  это  к  нам  из
глубины  веков  обращены  разящие  слова  апостола Павла: "Говорю и заклинаю
Господом, чтобы вы более не  поступали,  как  поступают  прочие  народы,  по
суетности  ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией,
по причине их невежества и ожесточения сердца их" (Еф.4:17-18).
     Достойны ли мы ныне называться соотечественниками пламенных  ревнителей
православного   благочестия   и   российского   духовного  величия  --сонмов
подвижников  Соловецких,  Печерских,  Троицких;  святых  благоверных  князей
Владимира Крестителя, Александра Невского, Димитрия Донского, солнца русской
святости    -    преподобного   Сергия   Радонежского;   стойкого   патриота
священномученика патриарха  Гермогена;  ревностного  обличителя  вредоносных
ересей Иосифа Волоцкого и прочих великих единоплеменников наших?
     Неужели   семьдесят   лет   сатанинского  богоборчества,  ужасы  резни,
учиненной в России изуверами-христопродавцами, превратили нас  в  безгласных
малодушных  себялюбцев, безразличных к собственному спасению, благу народа и
судьбе Отечества?
     Покаемся же - и теплой, сердечной молитвой испросим у Господа  сил  для
стояния  во  истине и беззаветного служения ей! Знает Сердцеведец Бог, сколь
тяжел русский крест, сколь коварен враг, сколь лют и  несносен  дух  уныния,
нашептывающий  нам:  "Погибла Святая Русь! Умерло былое благочестие в народе
русском, померкла державная мощь России!" Не верьте ему, братия и сестры,  -
он  лжет!  С  Божией  помощью  -  управим  маловерные  сердца  наши, отвечая
супротивным силам словами Священного Писания: "Замышляйте  замыслы,  но  они
рушатся;
     говорите слово, но оно не состоится: ибо с нами Бог!" (Ис.8:10).
     С  нами  Бог - помним ли мы об этом, русские люди? Разумеем ли, что сие
не повод для гордыни и возношения, но великий дар, ответ за который  держать
России в последний день на Страшном суде Христовом?
     С  нами  Бог  -  когда  мы боремся со злом в себе и в мире, боремся без
ненависти и мятежа, смиренно и нелицемерно. Но делаем ли мы это?
     С нами  Бог  -  когда  мы  утверждаем  "на  земли  мир  и  в  человецех
благоволение",  оставив  распри  и  ссоры,  обиды и честолюбивые вожделения,
когда "едиными усты и единым  сердцем",  совокупив  святую  ревность,  жажду
истины  и стремление к праведности, устрояем свое земное бытие. Но так ли мы
живем?
     С нами Бог - когда все силы наши направляем по велениям  совести,  дабы
управить  жизнь личную и семейную, общественную и государственную "во всяком
благочестии и чистоте", храня сознание высокого  достоинства  человеческого,
не  уподобляясь скотам бессмысленным в безоглядной погоне за удовлетворением
страстей и похотей. Но стремимся ли мы к тому?
     Не обманывайтесь, соотечественники: пока мы отвергаем целительное  "иго
и бремя" евангельских заповедей, оскорбляя святыню ложью и пренебрежением, -
далеко отстоит от нас Господь, предавая в руки скорбей и бед, чтобы хоть так
вразумить тех, кто еще способен ко вразумлению.
     Грозен   глагол   "апостола  языков":  "Умертвите...  блуд,  нечистоту,
страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за  которые
гнев Божий грядет на сынов противления" (Кол.3:5-6).
     Внемлите:  когда  мы  оскверняем  святыню  семьи,  этой "малой Церкви",
похотью  и  ложью,  прелюбодеянием  и  склоками,  детоубийством  (аборты)  и
беззаконием  (разводы)  - гнев Божий грядет на нас за то, что противимся Его
святым законам.
     Когда мы, становясь в безрассудстве своем хуже животных (ибо  звери  не
знают  противоестественных  пороков),  попускаем  в  России вольготную жизнь
проповедникам  срамных  страстей,  растлителям  наших  детей,   душеубийцам,
преступникам стократ более страшным, чем убийцы тела, - гнев Божий грядет на
нас как на соучастников беззакония.
     Когда  мы (как это случилось теперь) превращаем святое понятие Родины в
разменную монету для политических авантюристов - гнев Божий грядет  на  нас,
карая предательство и преступную трусость.
     Пока мы утопаем в пьянстве, горим алчностью, хвалимся бессовестностью и
беспринципностью  как  "умением  жить",  гибнем  сами и отравляем все вокруг
ядовитым дыханием своего бездушия и цинизма (задумайся каждый!)  -  нет  нам
помощи  Божией и не будет! Будет же - развал и распад, и Россия наша, Святая
Русь, станет и дальше терзаться в сатанинском плену, а сами мы -  гореть  на
медленном смрадном огне своих мелких и жалких страстишек!
     Запомните все: не покаемся - не очистимся;
     не очистимся - не оживем душою; не оживем душою - погибнем.
     Кто  желает еще слышать глас увещевания, вслушайтесь в слова пророчеств
святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, задолго  до  катастрофы  1917
года предостерегавшего русское общество: что ждет Россию, если...
     "Если  не  будет  покаяния у русского народа, конец мира близок. Бог...
пошлет бич в лице нечестивых,  самозваных  правителей,  которые  зальют  всю
землю кровью и слезами".
     "Откуда  эта  анархия,  эти  забастовки, разбои, убийства, хищения, эта
общественная безнравственность, этот царящий разврат, это огульное пьянство?
От неверия, от безбожия... На почве безверия,  малодушия,  безнравственности
совершается  распадение  государства.  Без  насаждения веры и страха Божия в
населении России она не может устоять. Скорее с покаянием к Богу!  Скорее  к
твердому и непоколебимому пристанищу веры и Церкви!"
     "Вера  слову  Божию,  слову  истины  исчезла  и  заменена верою в разум
человеческий, печать в большинстве изолгалась -  для  нее  не  стало  ничего
святого  и  досточтимого,  кроме  своего лукавого пера, нередко пропитанного
ядом клеветы и насмешки. Не  стало  повиновения  детей  родителям,  учащихся
учащим...  Браки  поруганы,  семейная жизнь разлагается; твердой политики не
стало,  всякий  политиканствует...  все  желают  автономии...  Не  стало   у
интеллигенции  любви  к  Родине, и она готова продать ее инородцам, как Иуда
продал Христа злым книжникам и фарисеям... Враги России  готовят  разложение
государства..."
     "Отечество   на   краю   гибели.   Чего  ожидать  впереди,  если  будет
продолжаться такое безверие, такая испорченность нравов,  такое  безначалие?
Снова  ли  приходить на землю Христу? Снова ли распинаться и умирать за нас?
Нет - полно глумиться над Богом полно попирать Его святые законы.  Он  скоро
придет,  но  придет  судить  мир  и  воздать  каждому  по  делам... Человек,
именующийся христианином, одумайся, возвратись к вере, к здравому смыслу,  к
слову Божию..."
     "Горе  тебе  - лукавый, непокорный, неблагодарный человек! Все бедствия
нынешние, постигшие  Россию,  постигли  ее  из-за  тебя!  Но  смотри,  скоро
наступит  и  день  твоего  праведного, страшного воздаяния вечного. Трясись,
трепещи, человек, недостойный этого великого имени и  скоро  жди  праведного
суда Божия".
     "Возвратись,  Россия,  к святой, непорочной, спасительной, победоносной
вере своей и к святой Церкви - матери своей - и будешь победоносна и славна,
как и в старое верующее время. Полно надеяться на свой кичливый,  омраченный
разум.  Борись  со  всяким  злом  данным  тебе  от Бога оружием святой веры,
Божественной мудрости и правды, молитвою, благочестием, крестом,  мужеством,
преданностью и верностью твоих сынов".
     Братия  и  сестры!  Возлюбленные!  Горе  нам,  если  мы  и  сегодня  не
прислушаемся к предостережениям великого Кронштадтского  старца!  Не  бывать
тогда  возрожденной  Святой  Руси,  а  нам  всем  -  строго  отвечать  перед
нелицеприятным  судом   Божиим   за   то,   что   презрели   свое   служение
народа-богоносца,  предали  святыни  веры  и  малодушно  уклонились от брани
духовной. Да не будет сего! Аминь.

     1993 год.



БИТВА ЗА РОССИЮ

     У России есть только два верных союзника.  Это  ее  армия  и  ее  флот.

                                  Государь Император Александр III.

     Ход мировой истории извилист и непредсказуем. Вопреки распространенному
мнению,  ее течение не есть результат "борьбы добра и зла". Это заблуждение,
утверждающее нравственный дуализм, а проще сказать  -  равняющее  Всеблагого
Бога  с  Его  падшим  творением,  низверженным  херувимом,  превратившимся в
мрачного  демона,  -   доныне   служит   первоосновой   множества   пагубных
недоразумений и ошибок во всех областях человеческой жизни.
     Силы  добра  и  зла  неизмеримо превышают возможности зла. Причины всех
земных нестроений в том, что зло - именно зло - борется  с  добром,  пытаясь
разрушить  промыслительное  Божественное  устроение мира, которое по милости
Божией должно завершиться полным искоренением грехов и страстей. И  если  бы
человек,  почтенный  от  Господа  превыше  всякой  земной  твари, обладающий
богоподобной свободой - свободой нравственного выбора,  -  не  злоупотреблял
ею,  произвольно  склоняясь  на соблазны зла, не было бы в мире места темной
силе и простора для ее действий на земле.
     Разумение своей нравственной немощи  побуждает  человека  стремиться  к
исправлению.  Когда  это  стремление  к  чистоте и святости овладевает целым
народом, он становится носителем и хранителем идеи столь  сильной,  что  это
неизбежно сказывается на всем мироустройстве. Такова судьба русского народа.
В  этом  положении народ и его государство неизбежно подвергаются испытаниям
самым тяжким нападкам самым безжалостным и коварным. Такова судьба России.
     Тяжел и тернист исторический путь нашей Ро дины.  Его  десять  столетий
изобилуют  войнами  и  интригами  иноверцев.  Заявляя  о своем стремлении во
плотить в  жизнь  религиозно-нравственные  святыни  веры,  Россия  неизбежно
становилась  поперек  дороги  тем,  кто,  отвергая  заповеди  о  милосердии,
нестяжании и братолюбии, рвался устроить земное бытие  человека  по  образцу
звериной стаи - жестокой, алчной и беспощадной.
     Сегодня  нам  как  никогда  важно  понять, что все происходящее ныне со
страной есть лишь эпизод в этой многовековой битве за Россию как за духовный
организм, хранящий в своих недрах живительную тайну религиозно осмысленного,
просветленного верой жития. Осознав себя так, сумеем преодолеть тот страшный
разрыв - болезненный и кровоточащий, - что стал следствием  второй,  Великой
русской  Смуты,  вот  уже  более  семидесяти  лет терзающий нашу землю и наш
народ.
     Мы больше не можем позволить себе делиться на "белых" и "красных". Если
хотим выжить - надо вернуться к признанию целей столь  высоких,  авторитетов
столь  бесспорных,  идеалов  столь возвышенных, что они просто не могут быть
предметами спора для душевно здравых, нравственно полноценных людей.  Таковы
святыни  веры.  Не  зря  на протяжении веков именно Церковь являлась мишенью
губителей  России.  В  последнее  время   мы   так   увлеклись   безудержным
"миролюбием"  (напоминающим, к сожалению, при ближайшем рассмотрении паралич
державной воли), что нелишним, пожалуй, будет напомнить  читателям,  как  из
века в век плелись заговоры против нашей страны.
     Итак, немного истории.
     На  рубеже  IХ-Х  веков по Рождестве Христовом в среднем течении Днепра
сложился  союз  славянских  племен,  ставший  впоследствии  основой  русской
государственности.   В  988  году  крещение  Руси  великим  князем  Киевским
Владимиром ознаменовало собой рождение Русской Державы  -  централизованной,
объединенной                общей                верой,               общими
святынями,...общим...пониманием...целей...и...смысла человеческого бытия.
     В 1054 году христианский мир испытал страшное потрясение: от вселенской
полноты Православной Церкви отпал католический Запад, прельстившись суетой и
обманчивой славой мирского величия.  Русь  сохранила  верность  Православию,
презрев  политические  выгоды  и соблазны ради подвижнических трудов и даров
церковной благодати. С этого момента берет свое начало  непрекращающаяся  по
сию пору война против России.
     Русскому  народу  пришлось воевать без конца: уже с 1055-го по 1462 год
историки  насчитывают  245  известий  о  нашествиях  на   Русь   и   внешних
столкновениях.  С  1240-го по 1462-й почти ни единого года не обходилось без
войны. Из 537  лет,  прошедших  со  времени  Куликовской  битвы  до  момента
окончания первой мировой войны, Россия провела в боях 334 года. За это время
ей пришлось 134 раза воевать против различных антирусских союзов и коалиций,
причем, одну войну она вела с девятью врагами сразу, две - с пятью, двадцать
пять  раз  пришлось  воевать  против  трех  и  тридцать  семь  - против двух
противников.
     Подавляющее число русских войн всегда были войнами оборонительными.  Те
же,  которые  можно  назвать  наступательными, велись с целью предотвращения
нападений и для уничтожения международных разрушительных сил, с  конца  XIII
века непрестанно грозивших Европе страшными потрясениями.
     Мужество  и  стойкость,  военные и государственные таланты, проявленные
нашим народим в ходе этой многовековой  битвы,  не  знают  себе  равных.  За
четыреста  лет  территория  России  расширилась  в четыреста раз! Молдавские
господари и Грузинские цари, украинские гетманы и  владыки  кочевых  народов
Средней  Азии  смиренно  просили  -  иные  нс  сто  лет кряду - о принятии в
российское подданство, "под высокую руку" русского царя.
     Были  и  завоевательные  походы.  Тогда,  когда  терпеть  коварство   и
жестокость   соседей   уже   не   хватало  сил.  Только  с  пятнадцатого  по
восемнадцатое столетие восточные соседи Руси - татары и  турки  захватили  в
полон  и  обратили  в  рабство  около  пяти миллионов русских. А сколько еще
погибло во время хищнических набегов! В одной лишь Казани,  взятой  русскими
войсками  после  упорного  штурма  в  1552  году, томилось сто тысяч русских
пленников. Еще в начале  семнадцатого  века  на  большинстве  французских  и
венецианских  военных  галер  гребцами  были  русские  рабы,  обреченные  на
пожизненный каторжный труд.
     И все же, несмотря на беспрерывные  набеги  и  страшное  напряжение,  в
котором  из  века в век находился русский народ, Русь росла и крепла. В 1480
году европейская Россия имела население в два миллиона человек (в девять раз
меньше тогдашней Франции). В 1648 году, когда русские первопроходцы  открыли
водный  путь  из  Северного  Ледовитого океана в Тихий, до предела раздвинув
восточные границы России, ее  население  насчитывало  12  миллионов  жителей
(против  19  миллионов  во  Франции). В 1880 году число подданных Российской
Империи превысило 84 миллиона, в  два  с  половиной  раза  превзойдя  ту  же
Францию. Накануне первой мировой войны Россия имела 190 миллионов, и не будь
социальных  катастроф, непрестанно сотрясавших ее в последующие десятилетия,
уже в 1950 году, по подсчетам демографов, население России перевалило бы  за
300 миллионов.
     Такова  огромная  жизненная мощь русского народа, наглядно явившая себя
на просторах Святой  Руси.  Страшная  и  непонятная  для  чужого,  холодного
внешнего   наблюдателя,   она   охотно   раскрывает  свои  секреты  всякому,
вопрошающему с любовью и надеждой,  приходящему  за  поддержкой  и  помощью,
наукой и вразумлением.
     Секрет прост: в основание внешнего величия и силы русский гений положил
несокрушимый  "камень веры", многовековой опыт духовного единства, заботливо
лелеемый Православием, как зеница ока  оберегаемый  Русской  Церковью.  Опыт
личного благочестия, неопровержимое внутреннее свидетельство о правде Божией
воспламеняли  верой и мужеством сердца русских ратников на поле боя, русских
подвижников в дальних  скитах  и  убогих  келиях,  русских  князей  в  делах
государственного управления.
     Не  раз  составляли  враги  России хитроумные планы ее порабощения. Вот
лишь несколько примеров того,  как  предполагалось  уничтожить  ненавистную,
непокорную страну.
     Самым  верным способом сочли лишить Россию ее религиозной самобытности,
ее православных святынь, "растворив" их в  западном  католичестве.  Еще  при
святой  равноапостольной  княгине  Ольге,  в  середине  Х века, посылает Рим
первых послов в Россию. С предложением о "соединении"  обращался  к  русским
князьям  папа  Климент  III  в  1080  году. В 1207-м папа Иннокентий в новом
послании к русским людям писал, что он не может "подавить в  себе  отеческие
чувства" и "зовет к себе".
     Оставшиеся  без  ответа,  "отеческие  чувства" Ватикана проявили себя в
организации мощного военного давления на западные рубежи Руси.  Ловкостью  и
политическими  интригами  сосредоточив  в  своих  руках  духовную и светскую
власть  над  Европой  папы   в   XIII   столетии   всеми   силами   пытаются
воспользоваться  несчастным  положением  разоренной  монголами  Руси: против
православной страны они последовательно направляют оружие  датчан,  венгров,
военизированных  мощных  католических  орденов,  шведов и немцев. Еще в 1147
году папа Евгений III благословил "первый крестовый поход  германцев  против
славян".
     Не  брезгует  Запад  и  антирусскими  интригами  при  дворе  Батыя - не
случайно одним из советников хана является рыцарь Святой Марии  Альфред  фон
Штумпенхаузен.  В  1245  году  ездил в Великую Монголию с поручением от папы
Иннокентия IV к самому великому хану  минорит  Иоанн  де  Плано  Карпини,  в
сопровождении  двух  доминиканских  монахов: Асцелина и Симона де Сен-Кента.
Голландский монах Рюисброк был послан в  Каракорум  к  хану  Менгу  владыкой
Франции   Людовиком   IX.   Европейские  государи  были  как  нельзя  больше
заинтересованы   в   продолжении   татарских   набегов   на   Русь:   "Будем
осмотрительны,  -  писал английскому королю император Фридрих III Штауфен. -
Пока враг губит соседа, подумаем о средствах самообороны".
     Цинизм "просвещенной  Европы"  непередаваем:  когда  очередные  попытки
натравить  монголов  на  Русь провалились благодаря дипломатическим талантам
Александра Невского, папа, ничтоже сумняшеся, в 1248 году предложил тому  же
Александру  союз  против  хана  -  с  условием,  конечно, что князь признает
главенство Ватикана. Так, ложью, лестью и  насилием  пытаются  искоренить  в
Европе "русский ДУХ".
     И  все  же,  вопреки  всему,  Русь  выстояла,  отразив  восточные  орды
кочевников и западные - крестоносцев. Выстояла, окрепла и возмужала.  Однако
желающие еще и еще раз испытать ее прочность не переводились.
     В  1564  году,  например,  в Россию приехал попытать счастья на русской
службе некто Генрих Штаден, сын бюргера из небольшого вестфальского городка.
Он пробыл в "стране московитов" 13 лет, нужды не знал,  занимался  в  Москве
шинкарством,  водил  обширные  знакомства  и  в  1576  году беспрепятственно
вернулся на родину. Тут-то и началось самое интересное.
     Два следующих  года  Штаден  провел  в  эльзасском  замке  Люцельштейн,
принадлежавшем   пфальцграфу   Георгу   Гансу,  где  терпеливо  и  тщательно
разрабатывал... план захвата и уничтожения русского государства. План этот -
надо отдать  ему  должное  -  задуман  был  смело  и  широко,  с  глобальным
политическим   размахом.   В  антирусскую  коалицию  предполагалось  вовлечь
Пруссию, Польшу, Ливонию, Швецию и Священную Римскую Империю. На  аудиенциях
у  императора  и  заседаниях  рейхстага  воинственный  пфальцграф  добивался
создания могучего флота в Балтийских водах  с  целью  нападения  на  русские
владения. Генрих Штаден привлекался к проекту в качестве советника, эксперта
и консультанта "по русским вопросам".
     "Ваше  римско-кесарское  величество,  -  писал  он,  - должны назначить
одного из братьев Вашего величества в качестве государя, который взял бы эту
страну (Россию - прим.авт.) и управлял бы ею... Монастыри  и  церкви  должны
быть  закрыты.  Города  и  деревни  должны  стать свободной добычей воинских
людей..." Далее Штаден разрабатывает подробный план захвата и оккупации Руси
при движении на Москву с севера.
     "Отправляйся дальше и  грабь  Александровскую  слободу,  -  рекомендует
автор,  -  заняв  ее  отрядом  в  2000  человек...  За  ней  грабь  Троицкий
монастырь". Затем, по его мнению, окруженная "Москва может  быть  взята  без
единого   выстрела".   Чтобы   закрепить   победу  и  лишить  русских  людей
традиционного харизматического руководства, царя Иоанна "вместе с сыновьями,
связанных как пленников, необходимо увезти" подальше от родной земли.
     Не правда ли, у создателей плана  "Барбаросса"  были  весьма  достойные
предшественники?
     Не   прошло   и   трех  десятилетий  после  неудачи  этого  глобального
предприятия, как нашлись охотники  попользоваться  русской  смутой,  ставшей
результатом  затяжного  династического  кризиса. На этот раз за дело взялись
признанные профессионалы - иезуиты, монахи католического "общества  Иисуса",
прекрасно  понимавшие, что основа русской мощи находится в области духовной,
религиозно-церковной. Размыть, пошатнуть ее с помощью так называемой "унии",
то есть присоединения русской Церкви под власть папы римского - таков был их
главный замысел.
     Внешне Русь являла собой печальную  картину  разброда  и  хаоса.  Зная,
однако,  как  обманчив  этот  хаос,  отцы-иезуиты  дали своему воспитаннику,
самозванцу Лжедмитрию I, занимавшему в то время русский  престол,  следующие
инструкции:
     "...-  Самому государю заговаривать об унии редко и осторожно, чтобы не
от него началось дело, а пусть русские первые предложат о некоторых неважных
предметах веры, требующих преобразования, и тем проложат путь к унии;
     - Издать закон, чтобы в Церкви русской все подведено было  под  правила
Соборов и отцов греческих, и поручить исполнение закона людям благонадежным,
приверженцам унии: возникнут споры, дойдут до государя, он назначит Собор, а
там можно будет приступить к унии;
     - Намекнуть  черному духовенству о льготах, белому о наградах, народу о
свободе...
     - Учредить семинарии, для чего призвать  из-за  границы  людей  ученых,
хотя и светских..."
     Вам  это  ничего  не  напоминает? Похоже, идеологи перестройки поменяли
только терминологию. Впрочем, тактика лицемерия и коварства всегда одна и та
же...
     Прошло еще триста лет. В отношении Запада к России мало что изменилось,
разве что ее враги - тайные и явные -  обрели  силу  и  власть,  позволившие
ставить   вопрос   об  уничтожении  русской  государственности  и  включении
порабощенной  страны  в  систему  международной  наднациональной  диктатуры.
Соответственно изменились идеологические, политические, экономические методы
достижения целей. И вот на свет появился любопытнейший документ.
     Он  широко  известен  миру под названием "Протоколы сионских мудрецов".
Пожалуй, ни один документ не вызывал  за  последние  восемьдесят  лет  столь
яростных  споров.  Да  и  немудрено  -  в  нем детально и одновременно сжато
изложен  план  завоевания  мирового  господства  столь  циничный  и  подлый,
преисполненный  столь  явного презрения к человеку и откровенного поклонения
злу, столь искусно составленный,  что  не  хочется  верить  в  существование
организации, в недрах которой могла найти свое воплощение эта страшная идея.
     Одни  историки  безусловно  признают подлинность "Протоколов". Другие -
столь же безусловно ее отрицают. Я далек от того, чтобы становиться арбитром
в этом споре. История появления "Протоколов" довольно путаная.  Впервые  они
увидели  свет  в широкой печати, когда в 1905 году русский духовный писатель
С.А.Нилус  включил  их  в  свою  книгу  "Великое  в  малом"  (1).  Это  дало
впоследствии  повод  утверждать,  что  "Протоколы"  фальсифицированы царской
охранкой, чтобы свалить вину за разгоравшуюся  революцию  на  несуществующие
"темные  силы". Обвинение, однако, не соответствует действительности хотя бы
потому,  что  первые  сто  экземпляров  "Протоколов"  были   отпечатаны   на
гектографе    (прокурором   московской   синодальной   конторы,   камергером
Ф.П.Сухотиным) уже в 1895  или  1896  году.  Годом  позже  "Протоколы"  были
размножены  в  гу бернской типографии по заказу А.И.Клеповского, состоявшего
тогда чиновником особых поручений при Великом Князе Сергее Александровиче.
     Как бы там ни было, до конца непроясненным  остается  вопрос,  как  они
вообще попали в Россию. Нам, впрочем, интересно другое: подлинны "Протоколы"
или нет, но восемьдесят лет, прошедших после их опубликования, дают обильный
материал  для  размышления,  ибо  мировая  история, словно повинуясь приказу
невидимого  диктатора,  покорно  прокладывала  свое  прихотливое   русло   в
удивительном,  детальном  соответствии с планом, изложенным на их страницах.
Не миновала на этот раз общей участи и Россия.
     Судите сами.
     "Наш пароль -  сила  и  лицемерие,  -  провозглашают  анонимные  авторы
документа.   -  Насилие  должно  быть  принципом,  хитрость  и  лицемерие  -
правилом...  Чтобы  скорее  достигнуть  цели,  нам  необходимо  притвориться
сторонниками  и  ревнителями  вопросов  социальных..., особенно тех, которые
имеют задачей улучшение участи бедных; но в действительности наши стремления
должны тяготеть к овладению и управлению движением  общественного  мнения...
Действуя  таким  образом,  мы  сможем,  когда  пожелаем, возбудить массы. Мы
употребим их в качестве орудия для ниспровержения престолов (Россия)  и  для
революции,  и каждая из этих катастроф гигантским шагом будет подвигать наше
дело и приближать к цели - владычеству над всей землей".
     Первейшее основание успеха "мудрецы" видят в  том,  чтобы  разрушить  и
осквернить национальные святыни народа.
     "Нам необходимо подорвать веру, вырвать из ума людей принцип Божества и
Духа,   и   все   это   заменить  арифметическими  расчетами,  материальными
потребностями    и    интересами...    Священничество    мы     позаботились
дискредитировать...  С  каждым  годом влияние священников на народы падает -
повсюду провозглашаются свободы:  следовательно,  только  какие-нибудь  годы
отделяют  нас  от  момента полного крушения христианской веры, самой опасной
для нас противницы..."
     Тем, кому памятна страшная разрушительная  роль,  сыгранная  средствами
массовой   информации   в   нашем  недавнем  прошлом,  небезынтересно  будет
ознакомиться со следующими строками, написанными "сионскими  мудрецами"  сто
лет назад:
     "Если золото первая в мире сила, то пресса - вторая. Мы достигнем нашей
цели только  тогда,  когда  пресса  будет  в  наших  руках. Наши люди должны
руководить ежедневными  изданиями.  Мы  хитры,  ловки  и  владеем  деньгами,
которыми  умеем  пользоваться  для достижения наших целей. Нам нужны большие
политические  издания  -  газеты,  которые  образуют  общественное   мнение,
литература  и  сцена.  Этим  путем  мы  шаг за шагом вытесним христианство и
продиктуем миру, во что он должен верить, что  уважать,  что  проклинать.  С
прессой  в  руках мы можем неправое обратить в правое, бесчестное в честное.
Мы можем нанести первый удар тому, до сего дня еще священному  учреждению  -
семейному  началу,  кот  рое  необходимо довести до разложения. Мы тогда уже
будем в состоянии вырвать с корнем веру в  то,  пред  чем  до  сего  времени
благоговели, и взамен этого воспитать армию увлеченных страстями... Мы можем
открыто   объявить  войну  всему  тому,  что  теперь  уважают  и  перед  чем
благоговеют еще наши враги.
     Мы создали безумную, грязную,  отвратительную  литературу,  особенно  в
странах, называемых передовыми... Мы затронули образование и воспитание, как
краеугольные  камни общественного быта Мы одурачили, одурманили и развратили
молодежь..."
     Для приверженцев конкретных фактов скажем, что "Протоколы"  предсказали
мировые  войны,  политическую  форму  устроения  государств  на  десятилетия
вперед, ход развития мировой экономики, черты кредитно-финансовой политики и
множество  других  деталей  жизни  "мирового   сообщества"   с   потрясающей
точностью.
     Вот картина политической гибели независимого национального государства,
описанная  "Протоколами"  в  конце  прошлого  века.  Сравните  ее с тем, что
происходит сейчас в России.
     "Когда мы ввели в государственный  организм  яд  либерализма,  вся  его
политическая   комплекция   изменилась:   государства  заболели  смертельной
болезнью  -  разложением  крови.  Остается  ожидать  конца  их  агонии.   От
либерализма  родились  конституционные  государства,  а конституция, как вам
хорошо известно, есть не что  иное  как  школа  раздоров,  разлада,  споров,
несогласий,  бесплодных партийных агитаций - одним словом, школа всего того,
что обезличивает деятельность государства.  Парламентская  трибуна  не  хуже
прессы  приговорила  правительства  к  бездействию  и  бессилию...  Тогда мы
заменили правительство его карикатурой - президентом, взятым  из  толпы,  из
среды наших креатур...
     Все  государства  замучены,  они  взывают  к  покою,  готовы  ради мира
пожертвовать всем; но мы не дадим им  мира,  пока  они  не  признают  нашего
интернационального Сверхправительства открыто, с покорностью".
     Выводы  каждый  разумный  человек сделает сам. Со своей стороны отмечу,
что разрушительные принципы, отраженные в цитированных выше  документах,  не
только  не устарели, но получают уточнение и развитие до наших дней. Причем,
порой это происходит вполне открыто, на самом высоком политическом уровне.
     Пережив революцию и страшную братоубийственную бойню гражданской войны,
ужас массовых репрессий и террор  коллективизации,  Россия  явила  на  полях
второй  мировой  -  Великой  Отечественной войны чудеса героизма и мужества,
спасая своих западных союзников. Казалось бы, времена взаимной  враждебности
должны  были уйти в прошлое, отступив перед скрепленным великой кровью новым
союзом. Но нет. Не успел стихнуть гул последних боев, как западные  союзники
круто  изменили  свое  отношение  к  России. Самостоятельная и сильная - она
никому не была нужна.
     "Посеяв в России хаос, - сказал в 1945 году американский генерал  Аллен
Даллес,   руководитель   политической   разведки   США   в  Европе,  ставший
впоследствии  директором  ЦРУ,  -  мы  незаметно  подменим  их  ценности  на
фальшивые  и  заставим  их  в  эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем
своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России.  Эпизод
за  эпизодом  будет  разыгрываться  грандиозная  по своему масштабу трагедия
гибели самого непокорного  на  земле  народа,  окончательного,  необратимого
угасания  его  самосознания.  Из литературы и искусства, например постепенно
вытравим их социальную сущность. Отучим  художников,  отобьем  у  них  охоту
заниматься  изображением,  исследованием  тех  процессов, корые происходят в
глубине народных Моих. Литература, театры, кино -  все  будет  изображать  и
прославлять   самые   низменные  человеческие  чувства.  Мы  будем  всячески
поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать  и
вдалбливать   в   человеческое   сознание  культ  секса,  насилия,  садизма,
предательства - словом, всякой без нравственности.
     В управлении  государством  мы  создадим  хаос  неразбериху.  Мы  будем
незаметно,  но  активно  и  постоянно способствовать самодурству чиновников.
взяточников, беспринципности. Бюрократизм и  волокита  будут  возводиться  в
добродетель.  Честность  и порядочность будут осмеиваться и никому не стану.
нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь  и  обман,
пьянство  и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость,
предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть
к русскому народу: все это мы будем ловко и незаметно культивировать...
     И лишь немногие, очень немногие будут догадываться  или  понимать,  что
происходит.  Но  таких людей мы поставим в беспомощное положение превратив в
посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества".
     Оглянемся вокруг: какие еще доказательства нужны нам, чтобы понять, что
против России, против русского народа ведется подлая, грязная  война  хорошо
оплачиваемая,  тщательно  спланированная,  непрерывная и беспощадная. Борьба
эта - не на жизнь, а на смерть, ибо по замыслу ее дьявольски/  вдохновителей
уничтожению  подлежит страна целиком, народ как таковой - за верность своему
историческому призванию и религиозному служению,  за  то,  что  через  века,
исполненные  смут,  мятежей и войн, он пронес и сохранил святыни религиозной
нравственности,  сокровенное  во  Христе  понимание   Божественного   смысла
мироздания, твердую веру в конечное торжество добра.
     "Из  тайных  скопищ  безбожных  исторгся  вихрь  мятежа и безначалия, и
против державы Российской особенно дышит яростно  с  шумом  и  воплями,  как
против  сильной  и  ревностной защитницы законной власти, порядка и мира", -
еще в середине  прошлого  века  предупреждал  митрополит  Филарет,  прозирая
грядущую великую брань. Сегодня пришло время подводить итоги и предъявлять к
оплате  копившиеся веками счета. Позор нам и вечное проклятие потомков, если
мы не сумеем  сделать  должных  выводов  из  горького  исторического  опыта,
заболтаем Россию, утопим ее в словесном мусоре заседаний, собраний, митингов
и конференций. Не приведи, Господи!
     Пора  научиться  жить,  надеясь  лишь  на  Бога  да  на себя. Тяжелую и
трудную, но жизненно необходимую  работу  по  возрождению  России  никто  не
сделает  за  нас.  Настал час вспомнить слова Государя Императора Александра
III, на смертном одре сказавшего наследнику-цесаревичу: "Знай - у России нет
друзей. Нашей огромности боятся..." В своем завещании державный вождь России
сто лет назад сказал многое, к чему стоило  бы  сегодня  прислушаться  всем,
кому  небезразлична  русская  судьба.  Вот  что  услышал  Николай  II из уст
умиравшего отца:
     "Тебе предстоит взять с плеч моих тяжелый груз государственной власти и
нести его до могилы так же, как нес его я и как несли наши предки. Я передаю
тебе царство, Богом мне врученное... Меня интересовало  только  благо  моего
народа  и  величие  России. Я стремился дать внутренний и внешний мир, чтобы
государство могло  свободно  и  спокойно  развиваться,  нормально  крепнуть,
богатеть    и    благоденствовать.    Самодержавие    создало   историческую
индивидуальность России. Рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним рухнет
и Россия. Падение исконной русской власти откроет  бесконечную  эру  смут  и
кровавых междоусобиц.
     Я  завещаю  тебе  любить  все,  что служт ко благу, чести и достоинству
России...  Ты  несешь  ответственность  за  судьбу  твоих  подданных   перед
престолом Всевышнего. Будь тверд и мужественен. В политике внешней - держись
независимой  позиции.  Из  бегай  войн. В политике внутренней - прежде всего
покровительствуй Церкви. Она не раз спасала РО( -сию в годины бед.  Укрепляй
семью, потому что она основа всякого государства".
     Дай   нам   Бог   понять,   наконец,   всю   меру   нашей   сегодняшней
ответственности, всю важность момента, весь ужас катастрофы, ожидающей  нас,
если  мы  не найдем в себе сил противостоять яростным порывам зла, терзающим
страну. Молюсь об этом крепко и крепко  верю  -  Россия  вспрянет  ото  сна!
Аминь.



ПЛАЧ ПО РУСИ ВЕЛИКОЙ

     А  вслед героям и вождям Крадется хищник стаей жадной. Чтоб мощь России
неоглядной Размыкать и продать врагам:
     Сгноить ее пшеницы груды,  Ее  бесчестить  небеса.  Пожрать  богатства,
сжечь леса И высосать моря и руды...

     М. Волошин


     Семь  десятилетий  минуло  с той поры, как написаны эти строки. Сколько
горя и скорби, величия и мужества  вместили  эти  годы!  Безжалостное  время
сплавило  в  единый  жгучий  состав  боль  потерь  и  радость побед, безумие
святотатственного  разгула  и  пламенную  ревность  исповедничества,   тихое
счастье усердной молитвы и дьявольскую злобу изуверного богоборчества.
     И  вот  сегодня  (горе  нам!)  -  стихотворные строчки звучат как слова
сбывшегося пророчества, Россия моя, Россия, что с тобой стало теперь!  Ужели
и  впрямь  канули  в  лету  герои и вожди твоего славного прошлого, глашатаи
твоей великой судьбы,  служители  святой  правды  Божией?  Ужели  крадущаяся
походка  твоих  новых  хозяев  да  тихий  шорох их проворных лапок, воровато
шмыгающих повсюду в поисках наживы, - последнее, что суждено тебе увидеть  и
услышать, прежде чем они предадут поруганию и забвению самое имя твое, самую
память о тебе, Россия?
     Болезнует сердце и скорбит душа, Господи, - глядя, как калечат и мучают
Святую  Русь  -  избранницу  Твою,  подножие  Престола  Твоего, земное небо,
кладезь веры, верности и чистой любви... Томится  дух  и  плачет  безутешно,
облекая  горький  плач  свой  в слова древней молитвы: "Отче наш, Иже еси на
небесех! Да святится имя Твое в России! Да приидет царствие Твое  в  России!
Да  будет  воля  Твоя в России..." Так дерзновенно взывал некогда ко Господу
великий русский праведник и чудотворец, отец Иоанн Кронштадтский. Так  бы  и
нам  всем  вопиять ныне - памятуя древнюю славу Руси, скорбя над ее нынешним
убожеством и срамом...
     Взяв пример от древних, желаю излить скорбь свою  в  словах  обличения,
словах  вразумления и совета страждущим соотечественникам моим - и не нахожу
слов должной силы и глубины. В драгоценном  святоотеческом  наследии  Церкви
ищу  их,  обретая  властный  слог  духовного  назидания  в творениях великих
предков наших: исповедников,  страствотерпцев  и  подвижников  -  ревностных
защитников русских святынь.
     "Где  же ты, некогда могучий и державный, русский православный народ? -
взывает к нам из хаоса Смуты 1918 года святейший патриарх Тихон.  -  Неужели
ты  совсем  изжил  свою  силу?  Как исполин, ты - великодушный и радостный -
совершал свои великий, указанный тебе свыше  путь,  благовествуя  всем  мир,
любовь  и  правду.  И  вот,  ныне  ты лежишь. поверженный в прах, попираемый
своими врагами, сгорая в пламени греха, страстей и братоубийствен ной злобы.
Неужели ты не возродишься духовно и не  восстанешь  снова  в  силе  и  славе
своей?  Неужели  Господь  навсегда  закрыл для тебя источники жизни, погасил
твои творческие силы, чтобы посечь тебя, как бесплодную смоковницу?...
     Плачьте же, дорогие братия и чада, оставшиеся верными Церкви и  Родине,
плачьте  о  великих грехах вашего Отечества, пока оно не погибло до конца...
Богатые и бедные, ученые и  простецы,  старцы  и  юноши,  девы,  младенцы  -
соединитесь  все вместе и умоляйте милосердие Божие о помиловании и спасении
России..."
     Тогда,  семьдесят  пять  лет   назад,   народ   внял   призыву   своего
первосвятителя,  и  соборная  молитва предотвратила гибель Руси, сгоравшей в
пламени братоубийственной бойни. Тогда покаяние народа на  весах  правосудия
Божия   перевесило   грехи   гордыни   и   вероотступничества,  тщеславия  и
властолюбия, приведшие к  трагедии  гражданской  войны.  Тогда  -  у  народа
хватило  здравого  разума  и  душевных  сил, чтобы выжить, сохранить страну,
удержать национальную самобытность... Хватит ли теперь?

x x x

     "О, светло  светлая  и  прекрасно  украшенная  земля  Русская!  Многими
красотами прославлена ты:
     озерами    многими    славишься,   реками   и   целебными   источниками
местночтимыми, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями,  дивными
зверями,  разнообразными  птицами,  бесчисленными  городами великими, садами
монастырскими, храмами Божьими и князьями грозными.  Всем  ты  преисполнена,
земля  Русская,  о  православная  вера  христианская!" Так начинал свой плач
автор "Слова о погибели  Руския  земли",  безвестный  ревнитель  российского
величия,   оплакивавший   в  середине  XIII  века  разорение  Руси  страшным
нашествием разноплеменной орды Батыя.
     Какая же дикая орда, какой свирепый враг прошел сегодня  по,  просторам
нашей  Родины черным смерчем разрушения и развала - так, что впору россиянам
ныне возопить словами другого древнего автора: "Откуда начнем плакати,  увы,
толикаго  падения  преславныя ясносияющая превеликия России? Которым началом
воздвигнем пучину слез рыдания нашего и стонания? О, коликих бед и  горестей
сподобилося  видети  око  наше!"  И  действительно  - как же не скорбеть, не
печалиться, глядя на этот позор, памятуя  прежнее  могущество,  богатство  и
красоту  Родины  нашей, цветшей издревле подобно дивному цветку на удивление
миру, в назидание верным, к радости своих славных сынов?
     Пора понять - именно сейчас решается вопрос:  удастся  ли  разрушителям
России  и дальше обманывать русский народ, завлекая его хитростью и ложью на
путь  безвозвратного  самоуничтожения,  к  мрачной  пропасти   окончательной
гибели,  или - ценой многих жертв и страданий - мы все же прозреем, очнемся,
одумаемся. Ведь только тогда сможем мы  обрести  надежду  спасения,  волю  к
жизни и утерянную было духовную мощь.
     В  этой  ситуации  особую  роль приобретает позиция Церкви Ее авторитет
постоянно растет,  постепенно  возвращается  понимание  исключительной  роли
Православия  в русской жизни Находясь в глубочайшем кризисе, общество желает
знать,  коковы  исторически  сложившиеся  государственные  возрения  Церкви,
принимавшей  живое  и  деятельное  участие во многовековом строении Русского
Царства. Многие и многие  жаждут  услышать  ее  нелицеприятное  суждение,  с
тревогой и надеждой ожидая материнский церковный призыв.
     Не дерзая от своею лица рассуждать о сем важнейшем предмете, скажу, тем
не менее:   слушайте   -   вот   он,   этот   призыв,   возглашаемый  устами
первосвятителя-исповедника, святейшего патриарха Московского и  Всея  России
Тихона:
     "Святая   Православная   Церковь,  искони  помогавшая  русскому  народу
собирать  и  возвеличивать  государство   Русское,   не   может   оставаться
равнодушной  при  виде его гибели и разложения... По воле Пастыреначальника.
Главы  Церкви  Господа  нашего  Иисуса  Христа  поставленный  на  великое  и
ответственное  служение Первосвятителя Церкви Российской, по долгу преемника
древних собирателей и строителей земли Русской, я  призываю  совестию  своею
возвысить  голос  в эти ужасные дни... Может ли примириться русский народ со
своим унижением?... Все мы - братья, и у всех одна  мать  -  родная  Русская
земля.
     Перед  лицом  страшного,  совершающегося  над страной нашей суда Божия,
будем молить Господа, чтобы смягчил Он сердца наши братолюбием и укрепил  их
мужеством,  чтобы  Сам Он даровал нам мужей разума и совета, верных велениям
Божиим, которые исправили бы содеянное злое дело, возвратили  отторгнутых  и
собрали расточенных..."
     Сказано  недвусмысленно  и  ясно,  так, что каждый может понять - нет в
мире силы, способной  заставить  замолчать  голос  церковной  проповеди,  от
полноты  любящего  сердца  вещающий  о  нашей всенародной обязанности спасти
Святую Русь, сохранить и приумножить драгоценное наследие  предков.  Человек
благонамеренный  и  благочестивый  найдет  в этом голосе доброго утешителя и
разумного советчика. Для тех же, кто сжег свою совесть на костре  тщеславных
вожделений  и  сребролюбивых  помыслов,  он  станет  гласом  Страшного Суда,
предрекая  неложно  и  грозно  жалкий,   бесславный   конец   нераскаявшимся
страстолюбцам.
     Все,  кто  по долгу своего служения ответственен пред Богом за духовное
здравие народа, все, кто небезразличен ко всеобщему страданию, кто болезнует
душой при виде потоков лжи и клеветы, изливаемых на нашу страну и ее  людей,
- услышьте  призыв  святейшего  Тихона: "К тебе же - обольщенный, несчастный
народ русский - сердце мое горит жалостью до смерти.  "Оскудеша  очи  мои  в
слезах,  смутися  сердце мое" (Плач.2:11) при виде твоих тяжких страданий, в
предчувствии еще больших скорбей Взываю ко всем вам - архипастыри,  пастыри,
сыны   мои   и   дщери   о   Христе:   спешите   с  призывом  к  прекращению
братоубийственных распрей,  с  призывом  миру,  тишине,  к  труду,  любви  и
единению".

x x x

     Что  же  заставляет нас безропотно, порою и просто безвольно мириться с
происходящим? Какая сила подавляет волю к  сопротивлению,  застилает  глаза,
мешая  видеть  истину,  грызет  сердце тугой и безысходной горечью? Дьявол -
"человекоубийца искони", "ложь и отец лжи", по слову Священного  Писания,  -
какими  путями,  по  каким  тропкам  находив он дорогу в наши души, смущая и
слепя, обманывая и обольщая?
     Мы утеряли  духовную  наполненность  жизни  Мы  поддались  на  приманку
миражей  материального благополучия, забыв пророческие слова о том, что "дух
животворит; плоть не пользует нимало (Ин.6:63). Мы позволили  низвести  себя
до  уровня мыслящих животных - полускотов, полулюдей, отличающихся от первых
способностью  самосознания,  но   не   принадлежащих   к   последним   из-за
прискорбного паралича духовных потребностей души.
     Бог  создал человека по образу и подобию Своему. Создал для соучастия в
Своей  Божественной  жизни  как  созерцателя  неисповедимых  тайн  устроения
Вселенной,  сотрудника  Своего в деле устроения и управления гармонией мира,
связанного с Собой нерасторжимым единством любви, мудрости, благости.
     Сколько бы мы ни пытались изжить остатки своего богоподобия, сколько бы
ни калечили  человеческую  природу  по  рецептам  приверженцев  "прогресса",
"цивилизации",   "общества   потребления"  и  тому  подобных  нелепиц  -  не
успокоится душа  человеческая,  доколе  не  обретет  вечный.  священный,  не
подверженный  умалению смысл своею бытия. Веками народ русский сознавал цель
своею национального, вероисповедного, государственного  самостояния  в  том,
чтобы сохранить этот смысл, явленный в откровениях православного вероучения.
     Сегодня  естественную  религиозную жажду русской души хотят направить в
русло темных  сатанинских  культов,  разрушающих  индивидуальную  психику  и
соборное  народное  самосознание.  Не  преуспев в попытках уничтожить Россию
силой,  нас  цинично,  расчетливо  и  подло  толкают   на   путь   духовного
самоубийства.  При  этом  не  имеет  значения,  в  какие красочные "обертки"
облекают смертельный яд богоборчества. Будь то беснование рок-музыки  -  для
молодежи  и  подростков,  или обожествление "успеха в жизни" - для взрослого
населения, смысл всегда один: не допустить восстановления в народе  истинной
шкалы  ценностей, где религиозно-нравственные понятия милосердия и мужества,
веры  и  верности  безусловно  довлеют  над  потребностями  низшей   природы
человека.
     "Наша  беда  и  наша  опасность:  мы живем в эпоху воинствующего зла, а
верного  чутья  для  распознания  и  определения  его   не   имеем.   Отсюда
бесчисленные  ошибки и блуждания. Мы как будто смотрим - и не видим; видим -
и не верим глазам;
     боимся поверить, а поверив,  все  еще  стараемся  уговорить  себя,  что
"может  быть, все это не так"..." Эти слова принадлежат Ивану Ильину, одному
из самых ярких русских мыслителей  XX  века,  волею  судьбы  оказавшемуся  в
эмиграции после революции 1917 года.
     Да,  действительно - мы боимся поверить, что все, происходящее с нами в
последние  восемьдесят  лет,  не  есть  случайность  или  прихоть  капризной
истории,  но  целенаправленная попытка разрушить Россию любой ценой Мы плохо
знаем собственную историю, мы боимся знать ее, а зря!
     Кто помнит сегодня, после многих десятилетий одуряющей пропаганды,  что
еще  до  начала  первой  мировой войны налоги в России были самыми низкими в
мире? Что в 1913 году урожай у нас был на треть больше,  чем  в  Соединенных
Штатах,  Канаде  и  Аргентине  вместе  взятых?  (А  теперь мы у них закупаем
миллионы тонн...) Что Россия поставляла 50 процентов мирового  импорта  яиц;
80 процентов мирового производства льна? Что именно в императорской России -
притом  еще  в  XVIII  веке - впервые в мире были приняты законы, защищающие
условия  труда  (был  запрещен  ночной  труд  женщин  и  детей,   ограничена
продолжительность  рабочего дня и т.п.)? Смешно сказать - кодекс императрицы
Екатерины. регулирующий  условия  труда,  был  запрещен  к  обнародованию  в
"цивилизованных" Англии и Франции как "крамольный"!
     Социальное  законодательство  России  было  самым  совершенным  в мире.
Сегодня на каждом шагу нам тычут в нос "развитой" Америкой, но за  два  года
до   первой   мировой   войны   президент  Соединенных  Штатов  Тафт  заявил
представителям  России  "Ваш  император  создал  такое  совершенное  рабочее
законодательство,  каким ни одно демократическое государство похвастаться не
может! К  1923  году  согласно  программе  народного  образования,  принятой
задолго   до   революции,   Россия   должна   была  стать  страной  всеобщей
грамотности...
     Известный экономист-аналитик Эдмонт Тей утверждал  в  начале  столетия,
что  к  середине  настоящего  века  Россия  станет  выше всех в Европе как в
отношении политическом, так и в области финансово-экономической". Не это  ли
объясняет неистребимое стремление Запада подорвать русскую мощь, ослабить, а
если можно, то и поработить Россию?
     Сейчас  мы  лишь  начинаем  прозревать  - а ведь наши соотечественники,
прожившие на Западе долгие годы, давно предупреждали об этой  опасности.  Но
усилиями  русофобов русские люди оказались разъединены стеной враждебности и
непонимания, взаимных упреков, обвинений и обид,  стеной  идеологизированной
ненависти - и предупреждающий голос русской национальной эмиграции, искренне
болевшей  за  страну  и  честно  желавшей предупредить свой народ о грозящих
опасностях, не мог пробиться сквозь толщу недоверия и враждебности.
     Что  ж,  лучше  поздно,  чем  никогда:  может  быть,  мы  хоть   сейчас
прислушаемся  к  этому  голосу,  полному  муки  за боль истерзанной, далекой
Родины, полному горячего желания помочь и неколебимой веры в то,  что  народ
русский  все  же  преодолеет  все  преграды  и  ловушки, стоящие на пуги его
религиозного, нравственного, национального и политического прозрения.
     "Мировая закулиса хоронит единую национальную Россию, -  писал  в  1949
году  тот  же  Иван  Ильин.  -  "Добрые  соседи" снова пустят в ход все виды
интервенции: дипломатическую угрозу, захват сырья,  присвоение  "концессий",
расхищение   военных   запасов,  одиночный,  партийный  и  массовый  подкуп,
организацию   наемных   сепаратистских    банд,    создание    марионеточных
правительств, разжигание и углубление гражданских войн... А новая Лига Наций
(читай:  ООН  - прим.авт.) попытается установить "новый порядок" посредством
заочных (Парижских, Берлинских или  Женевских)  резолюций,  направленных  на
подавление и расчленение Национальной России".
     Достаточно  сравнить  эти строки с реальными событиями последних лет, и
комментарии окажутся излишними.  Вопрос  сейчас  стоит  так:  успеем  ли  мы
осознать  всю  опасность  положения  и  принять необходимые меры прежде, чем
процесс  распада  станет  необратимым?  Хватит  ли   у   нас   мужества   не
останавливаться   на   полдороге   в  понимании  причин  событий  и  глубины
происходящих в мире перемен? В принятии необходимых мер  для  предотвращения
гибели народа и страны? Сумеем ли мы подняться над временными противоречиями
и  мелкими  страстишками  до  осознания своего всенародного единства, своего
исторического,  гражданского  и  религиозного  долга?  Пока   еще   -   есть
возможность  остановиться  на  краю  пропасти.  Горе нам, если мы упустим ее
из-за игры честолюбий или упрямства догматиков от  политики,  вялости  мысли
или паралича воли, боязливости или безответственности...
     "Когда после падения большевиков, - говорит Ильин, - мировая пропаганда
бросит во всероссийский хаос лозунг "Народы бывшей России расчленяйтесь!", -
то откроются две возможности:
     Или  внутри  России  встанет  русская  национальная  диктатура, которая
возьмет в свои крепкие руки бразды правления, погасит этот гибельный  лозунг
и поведет Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в
стране.
     Или  же такая диктатура не сложится, и в стране начнется непредставимый
хаос передвижений,  отмщении,  погромов,  развала  транспорта,  безработицы,
голода, холода и безвластия.
     Тогда  Россия  будет  охвачена  анархией  и  выдаст  себя головой своим
национальным, военным, политическим и вероисповедным врагам..."
     Что тут добавишь! Как говорится - "чтущий да разумеет"...

x x x

     Наверняка    найдутся    желающие    обвинить    меня    в     излишней
"политизированности".  Скажут,  что Церковь, мол, "не от мира сего", так что
нечего и лезть в  мирские  дела.  Скажут,  пожалуй,  о  том,  что  не  стоит
будоражить  народ разговорами о "заговоре против России", что сейчас главное
- сохранить мир любой ценой, избежать возрождения "имперских  амбиций",  что
надо  смириться  с "ходом истории", который будто бы привел к развалу страны
"по объективным причинам"...
     Воистину, мир надо хранить  всеми  силами.  "В  мире  место  Божие",  -
свидетельствует  нам  Священное Писание. Вот только - всякий ли мир от Бога,
любой ли хорош для православного  человека?  "Тот  ли  это  мир,  о  котором
молится Церковь, которого жаждет народ? - вопрошал святейший патриарх Тихон,
когда  России  в  очередной  раз пытались навязать позорный "мир". - Мир, по
которому отторгаются от нас целые области, населенные православным  народом,
...десятки   миллионов   православных  людей  попадают  в  условия  великого
духовного соблазна, ...мир, по которому  даже  искони  православная  Украина
отделяется  от братской России и стольный град Киев, "мать городов русских",
колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом  державы
Российской,  мир,  отдающий  наш  народ  и Русскую землю в тяжелую кабалу, -
такой  мир  не  даст  народу  желанного  отдыха  и  успокоения.  Церкви   же
Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству неисчислимые потери."
     Семьдесят  пять  лет  назад  это  предвидение  русского  первосвятителя
исполнилось с пугающей точностью. Сбудется  ли  опять?  Или  мы  все  же  не
повторим  дважды  одной  и  той  же страшной ошибки, распознаем обманщиков и
недругов  России,  отзовемся  на  глас  отеческого   вразумления   патриарха
исповедника?  "Противостаньте им силою веры вашей, - молил он народ русский,
- вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и  покажет
им,  что  не  имеют  они  права  называть  себя поборниками народного блага,
строителями народной жизни по велению народного разума, ибо  действуют  даже
прямо противно совести народной".
     Услышим  ли  мы эти призывы? Сумеем ли отстоять Святую Русь? Верую, что
Господь не осталит нас без помощи и вразумления,  вдохновит  и  направит  на
должный  путь.  Ибо  если мы не остановим это безумие сейчас, то скоро - ох,
как скоро, - придется платить за него страшную, кровавую цену...
     В этой статье я намеренно много цитировал. Сделал это сознательно,  ибо
слишком важные, судьбоносные темы затронуты в ней, чтобы считать достаточным
для  их  обсуждения  свой  личный разум и персональный авторитет. Нет, этого
мало - пусть видят люди, что в вопросах  важности  первостепенной,  вопросах
выживания   страны   глас  церковный.  (патриарх  Тихон)  и  глас  народного
самосознания (Иван Ильин) сливаются воедино, "едиными усты и единым сердцем"
печалуясь и скорбя о великой Родине нашей - Святой Руси.
     Я начал статью эпиграфом из поэзии светской Хочу  закончить  ее  словом
церковным,   словом   святителя   Тихона   -   пусть   станет  это  символом
возрождающегося единения народа, чье тело так  долго  и  изощренно  пытаются
рассечь, разделить, разъять...
     "Возлюбленные  о  Господе  братие  и  чада!  - говорит патриарх. - Долг
архипастырской любви,  объемлющий  болезни  и  скорби  всего  православного,
народа  русского, повелевает Нам обратить к вам Наше отеческое слово. Вместе
с вами Мы страждем  сердцем  при  виде  непрекращающихся  бедствий  в  нашем
Отечестве;  вместе  с  вами молим Господа о том, чтобы Он укротил Свой гнев,
доныне поядающий землю нашу.
     Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь...  Изнемогает
наша Родина в тяжких муках, и нет врача, исцеляющего ее. Где же причина этой
длительной  болезни,  повергающей  одних  в  уныние,  других  -  в отчаяние?
Вопросите  вашу  православную  совесть  и  в  ней  найдете  ответ  на   этот
мучительный вопрос.
     Грех,  тяготеющий  над вами, - скажет она вам, - вот сокровенный корень
нашей болезни, вот источник всех наших бед и злоключений. Грех растлил  нашу
землю,  расслабил  духовную  и  телесную  мощь  русских  людей... Из того же
ядовитого источника греха вышел великий  соблазн  чувственных  земных  благ,
которым  и  прельстил  наш народ, забыв о "едином на потребу"... Мы захотели
создать рай на земле, но без Бога и Его святых заветов. Бог же  поругаем  не
бывает. И вот мы алчем, жаждем и наготуем на земле, благословенной обильными
дарами  природы,  и  печать  проклятия легла на самый народный труд и на все
начинания рук наших. Грех - тяжкий нераскаянный  грех  -  вызвал  сатану  из
бездны...
     Господи  Человеколюбче! Приими очистительную жертву кающихся пред Тобой
людей Твоих, отыми от нас дух малодушия и уныния и  Духом  владычним,  Духом
силы  и  крепости  утверди нас. Возсияй в сердцах наших свет Твоего разума и
посети виноград Свой, егоже насади десница Твоя. Аминь".
     Восстанем, братия, на подвиг духовный, и Родина  наша  воссияет  светом
истины и праведности - как встарь!

     7993 год.



ЕЩЕ И НЫНЕ ГОРЬКА РЕЧЬ МОЯ

     Мир  -  основа  основ  человеческого  бытия  и здоровой жизни общества,
непременное  условие  нравенного  совершенствования   каждого   человека   в
отдельности  и  народа  в  целом.  Наличие  внутреннего  мира  в  обществе и
государстве - непременное условие их здорового, естественного развития.
     "Мир оставляю вам, мир Мой  даю  вам"  (Ин.  14:27),  -  таково  прямое
обетование Христа Спасителя Своим ученикам, а через них и всем нам.
     Именно  этот  мир  из  века  в  век  созидал укреплял Церковь Христову,
соблюдая ее незыблимым хранилищем Истин Божиих,  лечебницей  для  терзанного
грехом  человеческого естества, орудием нашего спасения. Именно он необходим
для державного строительства страны. Именно его до последней возможности  во
все века соблюдали русские государи, предпочитая "худой мир доброй ссоре". И
не  зря  вершины  своего  могущества  Российская Империя достигла во времена
царствования Александра III прозванного в народе Миротворцем.
     Мир - дитя любви, любовь же сокрушает все ухищрения вражии,  возвращает
человеку утерянное богоподобие, вводит в рай...
     В  тихой,  мирной  и  немятежной жизни по вере заключено для нас всякое
благо: и временное, и вечное. Благодатный мир очищает соборную  душу  народа
от  греховной  примеси,  содействует  укреплению  добродетелей и искоренению
пороков. Посреди мирного единодушия монастырей  достигают  подвижники  высот
духовного совершенства. По мере того, как мы ценим и храним этот святой мир,
хранит   и   нас  Господь  Своим  Божественным  Промыслом  в  добронравии  и
благочестии,  соблюдает  от  греховных  преткновений  и  страстных  мятежей,
исполняет во благих желания наши и подает все благопотребное для жизни.
     Иные, горькие плоды приносит разделение..
     Сия   пагубная   болезнь   уничтожает  соборное  единство  народа,  его
единодушие и единонравие, открывает дверь общественным  смутам  и  церковным
ересям,  вносит  в  сердца людей мятежи и сомнения, сеет ненависть и вражду.
Человек, отвергая благое иго Закона Божиего, закона любви и правды,  мира  и
безмятежия,  оскорбляет  Божественную  благодать,  и она отступает, оставляя
людей наедине с греховными искушениями  и  страстными  соблазнами.  Тогда-то
исчезает  и целительный внутренний мир, уступая место гибельным разделениям,
расколам  и  мятежам,  разрушающим  государство  и   общество,   существенно
затрудняющим спасение души.
     Тогда  сбываются  древние  предостережения Священного Писания: "Если же
друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы  вы  не  были  истреблены
друг  другом"  (Гал.  5:15).  Среди  единоверцев и единоплеменников исчезает
единодушие, иссякает  любовь,  ослабевает  вера.  Люди  оставляют  заботы  о
духовном  возрастании,  небрегут  об  очищении сердца от страстей и похотей,
вступая в распри и забывая о душеспасительных деланиях...
     Не такова ли печальная судьба России в XX веке? Да, в русской судьбе  и
раньше  неоднократно бывали смуты, но никогда они не достигали такой глубины
и силы, не были  столь  опасны,  всеобъемлющи  и  продолжительны.  Дважды  в
течение  одного  столетия  нашу  страну  и  наш народ пытаются насильственно
отсечь от самобытного прошлого, исказить, подавить, уничтожить русскую душу.
А войны,  голод  и  холод,  разруха  и  террор,  богоборчество  и  русофобия
последних десятилетий?
     Воистину  -  всегда  была  нелегка ты, ноша русская, но никогда - столь
тяжела и безотрадна...

x x x

     Не поняв,  какая  же  злая  сила  ввергает  нас  в  пучину  бесконечных
бедствий, не поймем мы и того как избежать дальнейших зол.
     Анализируя  причины  общественных  смут, пытаясь постичь тайные пружины
нестроений, терзающим русский народ, необходимо прежде всего  уясни  и.  что
корень  всяческих  бед  человеческих  -  грех  и  ее  производные: гордыня и
тщеславие, сребролюбие и властолюбие, гнев и похоть... "От  высокомерия  про
исходит  раздор",  -  говорит  Священное  Писание (Притч, 13:10), "Надменный
разжигает ссору" (Притч 28:25), "Беззакония ваши произвели  разделение  (Ис.
59:2).
     Как  высший дар, как искру благодатного богоподобия даровал нам Господь
свободную волю, потому что истинная Любовь не терпит насилия. Но  -  увы!  -
история  человечества свидетельствует, что гораздо охотнее мы сослагаем свою
волю с лукавыми помыслами и страстными  вожделениями.  Отвергая  благое  иго
Закона  Божия,  стремясь  устроить  свое  бытие в соответствии с собственным
разумением,  народ  незаметно  для  себя  теряет  здравое  понимание  своего
предназначения, смысла и цели бытия. Закономерный итог такой страшной потери
- нравственная  смерть  общества  и распад державного государственного тела,
расколы и смуты, хаос и развал...
     Итак: в нас самих - в нашем грешном, мятущемся  человеческом  сердце  -
первопричина всех и всяческих бед.
     Вспомним  печальную  историю  грехопадения. Возгордившись могуществом и
властью,  ниспал  во  ад  сатана,  совратив  за   собой   бессчетные   сонмы
небожителей.  Се - первый и главный раскол с момента творения и даже до сего
дня. С того мгновения и доныне диавол остается отцом и первоисточником  всех
дальнейших разделений, расколов и мятежей.
     Адам,  не  послушавший  голоса  Истины и вкусивший по вражьему наущению
запретный плод - плод зла и ненависти, греха и  губительной  страсти  -  был
изгнан  от  лица  Господня.  Каков  же первый горький результат его падения?
Разделение и раскол!
     Православная Церковь учит, что пребывая  в  раю,  первозданный  человек
содержал  все силы своего естества, все его составляющие: дух, душу и тело -
в гармонии и благодатном, соборном единстве. Теперь же дух, некогда святой и
безгрешный, оказался порабощенным душевными страстями и телесными  похотями!
Душа, до того момента совокуплявшая все силы свои - мысли, чувства и желания
- в  блаженном  познании  Красоты  и  Добра,  Любви  и  Правды - утеряла сие
драгоценное единство, предоставив уму блуждать в бесплодных,  а  зачастую  и
богопротивных  помыслах,  чувству - коснеть в страстях гнева, себялюбия и им
подобных, желаниям - увлекать волю к разрушительному сладострастию.
     Внутренний раскол соответствующим образом явил себя и вовне. Первые  же
сыновья  Адама  разделились  в своем выборе смысла жизни. Движимый завистью,
возникшей на основании такого разделения, Каин убил Авеля, и  не  только  не
раскаялся,   но   даже  не  ужаснулся  содеянному,  за  что  и  был  осужден
Божественным судом на вечную казнь...
     С каждым  поколением  потомков  Адама  губительная  рознь  все  сильнее
наполняла человеческие сердца, разделяя их с Богом - единственным источником
милосердия   и   сострадания,   праведности  и  справедливого  общественного
устройства. Так продолжалось до тех пор, пока нечестие не достигло  крайнего
предела  и  благодать  Духа  Святого  не  отступила от нечестивцев, не желая
пребывать  "в  человецех  сих"  (Быт.  6:3).  Велением  Божиим  даже  стихии
ополчились   на   людей,   уничтожив  развратившееся  человечество  в  водах
Всемирного потопа.
     Но разве образумился человек? Разве перестал искать "своей" истины  вне
бога,  коснея в мятежном разделенном своем бытии равно в области внутренней,
душевной,  и   внешней,   общежительной?..   Первое   же   поколение   детей
благочестивого   Ноя,   единственого   праведника,   спасшегося,   благодаря
благочестию, от потопных вод, разделилось в своем выборе. И  разделение  это
продолжается в человечестве до сих пор, затрагивая все грани нашей жизни.
     Бес  раздора  и  мятежа  упорен и неутомим падшее человеческое естество
легко склоняется к внушениям страсти...

x x x

     Увы нам! Ныне гибельные плоды этих разделений видны повсюду.  Дерзостно
и  нагло,  как  никогда  ранее,  лжеименный человеческий разум претендует на
самоценность,  на  некое  высшее  значение  и  знание,  бросая  вызов  Богу,
бесстрашно  попирая  Закон Божий, отвергая Крестную Жертву Христову. Большая
часть обезверившегося человечества отвергает  Единую  Соборную  Апостольскую
Церковь  -  Церковь  Православную, которую "нашего ради спасения" оставил на
земле Сам Христос. В этом страшном море всеобщей апостасии  малым  островком
спасения  еще  удерживается  Православная  Россия,  недавно,  освободившаяся
милостию Божией от многодесятилетнего богоборческого пленения...
     Не исчислить и не описать  все  бедствия  и  горести,  в  которые  были
ввергнуты  люди по причине пагубного разномыслия в основополагающих вопросах
бытия. Но страшнее всех иных расколов и  разделений  -  смуты  междоусобные,
разрушающие   соборное  единство  народной  души,  раздирающие  единое  тело
государственное, ввергающие общество в страшное противостояние "всех  против
всех".
     "Всякое  царство,  разделившееся  само в себе, опустеет; и всякий город
или дом, разделившийся сам в себе, не устоит",  -  предрек  некогда  Христос
(Мф.  12:25),  поучая,  что  лишь  общее, всенародное стояние в Истине может
избавить людей  от  подобной  напасти.  "Умоляю  вас,  братия,  -  взывал  к
неразумным апостол Павел, - чтобы все вы говорили одно, и не было между вами
разделений,  но  чтобы  вы  соединены  были  в одном духе и в одних мыслях."
(1Кор. 1:10-13).
     Вдумаемся: скорби и беды, терзающие в нынешнем столетии  Россию,  не  с
того  ли начались, что русский народ утратил свое духовное единство, отрекся
от тысячелетних святынь и заветов предков?
     Святая Русь испокон веков удерживала рвущееся в  мир  сатанинское  зло.
Врагу  рода  человеческого  и  его земным слугам нелегко пришлось в борьбе с
могучей российской государственностью, всей своей мощью  надежно  защищавшей
животворные истины веры, бережно хранимые Церковью и народом в его нерушимом
соборном  единстве.  За  девять  столетий  с  момента крещения Руси ни козни
иноземцев, ни нашествия иноплеменников, ни внутренние гражданские смуты,  ни
ересь  жидовствующих,  ни старообрядческий раскол не смогли замутить чистоту
церковной Истины, не сумели разобщить народ.
     Однако того, чего не добились ненавистники России  силой,  того  достиг
сатана  коварством,  ложью  и  лестью. Мало-помалу под маской "просвещения",
"прогресса" и "цивилизации" начал  набирать  силу  процесс  "расцерковления"
русского  общества,  достигший  к  началу  XX  столетия  ужасающих размеров.
Увлеченная материалистическими, богоборческими теориями, занесенными к нам с
Запада, русская интеллигенция объявила Православию настоящую войну. Соборное
единство  России  было  разрушено,  общество   раскололось   по   классовым,
национальным, сословным и религиозным признакам.
     Казалось,  час  торжества  темных  сил  настал,  когда  могучий  колосс
Православной Державы рухнул, подточенный зловредными микробами богоборческой
(полуатеистической, полуиудейской) заразы. От земли был отъят "Удерживающий"
- Русский Православный Царь,  и  реки  мученической  крови  обагрили  Святую
Русь...
     С  величайшим  трудом,  ценой  ужасных  лишении  и жертв, русский народ
восстановил разрушенную революцией и гражданской войной страну. Невзирая  на
жесточайшие  антихристианские,  антицерковные  гонения - сохранил веру, явив
миру  неисчислимые   сонмы   новомучеников   и   исповедников   пред   лицом
богоборческой,  антирусской  власти.  Победил  в  мировой  войне. Постепенно
создал предпосылки для ненасильственного, эволюционного  возвращение  страны
на  путь  исторической  России.  И...  был вновь цинично, расчетливо и подло
предан политиканами без веры, без чести и совести!..
     Как и прежде,  как  многократно  ранее,  орудием  разрушения  послужила
изощренная технология раскола, разобщения и противопоставления русских людей
- на этот раз под лозунгами "плюрализма, "гласности" и "демократии". Принцип
"разделяй   и   властвуй",   многократно   усиленный  всей  мощью  "мирового
сообщества", стал главным принципом очередной русской смуты.
     Результаты сегодня не требуют комментариев...

x x x

     Люди, Люди!...  Несчастные,  заблудшие,  возлюбленные  соотечественники
мои...  Одумайтесь,  исправьтесь,  взгляните здраво - на что вы тратите свои
силы, ради чего истощаете таланты?... Богатство? Власть? Почет? Что из этого
вечно, что сможете вы взять с собой, когда, окончив земной путь, предстанете
пред Высшим Судией  человеческих  поступков,  слов  и  помыслов,  Всеведущим
обличителем наших тончайших сердечных движений?
     Вспомни,  народ  русский,  страшное  в  своей  непреложности обетование
Господа: "В чем застану, в том и сужу!" В чем же ныне застанет нас посещение
Божие? В междоусобицах и политических распрях?..  В  беспощадной  борьбе  за
посты,  чины  и  деньги  -  борьбе  на  развалинах  великой державы, нами же
преданной и проданной. Державы, созидавшийся из века в век трудами  и  потом
многих   поколений  наших  пращуров,  а  ныне  -  в  одночасье  разрушенной,
растерзанной во имя удовлетворения мелких и гадких страстишек... В духовной,
нравственно-религиозной     дикости,      подобной      дикости      древних
язычников-варваров,  не  знавших  Христа-Спасителя, не имевших понятия о Его
святых заповедях! В погоне за грубыми, чувственными удовольствиями...
     Хватит, безумные, хватит!...  Плачет  сердце,  глядя  на  растерзанное,
одурманенное  Отечество,  полнится  жалостью и скорбью душа, взирая на позор
некогда  Святой  Руси,  на   великое   грехопадение   некогда   могучего   и
благочестивого народа...
     Довольно  хаоса  и  смуты!  Довольно жестокости и лицемерия, алчности и
злобы,  тщеславия  и  властолюбия!..  Ведь  не  безотрадна  наша  беда,   не
окончательна  гибель,  не  утерян спасительный путь Объединимся же под сенью
родных святынь, объединимся сознательно и прочно, сбросим  иго  чужебесия  и
безверия,  разврата  и  губительной  гордыни.  Обратимся  к  Богу с сыновней
молитвой, с раскаянием за вероотступничество и осквернение собственной  души
- тогда  обретем  силы  для  исправления  жизни  для  воссоздания  Руси, для
возрождения великого русского мира...
     Вместо междоусобиц - соборное единство, вместо споров  и  разделений  -
единодушное  стояние в Истине под благодатным покровом Закона Божиего. Это -
говоря языком светским, политическим - важнейший лозунг момента. Не воплотив
его в жизнь, нечего и мечтать об исправлении последствий русской трагедии XX
столетия.
     Людям верующим и церковным скажу: молитесь, кайтесь  в  грехах,  будьте
терпеливы  в  скорбях  и  мужественны  в  исповедании Истины. Тогда Господь,
сказавший: "Хотением не хочу смерти грешного, но  якоже  обратитися  и  живу
быти ему", - помилует и спасет Россию.
     Тем  же,  чьих  сердец еще не коснулась благодать живой веры, посоветую
так - вслушайтесь, братия и сестры, в голос совести своей. Се - глас Божий в
душе человеческой. Не попирайте ее, не прекословьте ей, когда она велит  вам
встать  на  защиту  поруганных святынь и растоптанных идеалов. Последуйте ее
велениям, и на этом пути мы непременно обретем вновь утерянное нами в  суете
и смуте единство народной души. Аминь.
     7995 год.



     Биография Высокопреосвященнейшего Иоанна,
     митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского . >

     Часть I. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ
     Последнее целование
     Он никогда не оставит своих духовных чад
     Будут жить труды владыки
     Слово сеятеля
     "Для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение"
     Блаженны чистые сердцем
     Памяти мудрого друга
     Его выстрадала наша душа
     Он соединял нацию
     Прощаясь - не прощаемся
     Солнце русской духовности

     Часть II. ПОЛОЖИ МЯ, ЯКО ПЕЧАТЬ, НА СЕРДЦЕ ТВОЕ...
     В великой скорби познается любовь
     Не от мира сего
     Заступник

     Часть III. СКЛОНЯЮСЬ К СТОПАМ ВАШИМ
     Произношу Ваше имя с благоговением
     Душа заблудилась
     На Вас и на Бога одна надежда
     Ничто не отлучит нас от любви к Вам
     Не повторяйте моих ошибок!
     Почему я стал православным христианином
     Вашими молитвами
     Да будет Русь воистину свята
     Под сильнейшим впечатлением
     Потребность души
     Я свой выбор сделала
     Я поверил в Вас
     Помним, молимся о Вас

     Часть IV. ГОРЕ МНЕ, ЕСЛИ НЕ БЛАГОВЕСТВУЮ
     Радуйтесь, усовершайтесь
     Душе моя, покайся
     "Господи, вот я, а вот дети мои!"
     О спасении души
     Быть русским!
     Путь ко спасению
     Битва за Россию
     Плач по Руси великой
     Еще и ныне горька речь моя


     В книге использованы фотографии из личного архива митрополита Иоанна, а
также снимки Ю. Костыгова

     Издательство   приносит   благодарность   за  оказанную  материал.  ную
поддержку  в  выпуске  книжной  серии  "Духовное   возрождение   Отечества":
Торгово-промышленной  палате  Российской  Фелера  ции,  Международному банку
Храма Христа Спасителя, Акционер  ному  обществу  "Петролсиб",  Акционерному
банку "Роспищин вест", "Пермьинвестбанку" и Акционерному обществу "РОСС-4"
     ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ Венок на могилу митрополита Иоанна
     Составитель К.Ю.Душенов
     Редактор Е. И. Душенова Ответственный за выпуск С. И. Астахов Корректор
Е. В. Суворова Снимки из личного архива митрополита Иоанна и фотографа Ю. П.
Костыгова

     Подписано в печать 13.05.96 г.
     Бумага  офсетная.  Усл.  печ.  л. 19. Тираж 50 т. экз. (I завод - 25 т.
Зак. 33.
     Издательская лицензия ЛР No 063816 от 05.01.95 г.
     Издательство "Царское Дело"
     193144, Санкт-Петербург, ул.Моисеенко.10.
     АО "Санкт-Петербургская  типография  No  б".  193144,  Санкт-Петербург,
ул.Моисеенко, 10.



     (1)- Сегодня переиздание книги вышло "усеченным", соответствующие главы
просто выброшены.



     Источник: ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ
     ВЕНОК НА МОГИЛУ МИТРОПОЛИТА ИОАННА

     Новиков Василий Иванович
     пятница 9 Октября 1998 21:30













Rambler's Top100