Приложение 1   Приложение 3

Приложение 2

Г.А.Литвин. Сломанные крылья Люфтваффе

Об авторе. Литвин Георгий Афанасьевич (род. 1922 г.). Историк. Призван в армию со студенческой скамьи Харьковского авиационного института. С 1941 по 1944 год - механик по вооружению и бортовой стрелок в штурмовом авиаполку. На Ил-2 совершил 57 боевых вылетов, сбил 4 немецких истребителя, награжден боевыми орденами, в числе которых два ордена Славы. Ввиду хорошего знания немецкого языка направлен в 1944 г. в Военный институт иностранных языков, после чего служил в Советской военной администрации и в Группе советских войск в Германии. Лично знаком со многими генералами гитлеровской Германии, по службе и как историк имел доступ ко многим малоизвестным и малодоступным историческим источникам.

Написал 4 книги.

От автора

Практически все свободное время отдаю изучению советских и немецких архивных документов о боевых действиях авиации в Великой Отечественной войне. На основе огромного фактического материала мною опубликованы четыре книги, множество статей в газетах и журналах. Но не покидает мысль, что все сделанное - лишь частичка, лишь подступы к полной правде о войне в воздухе, которая еще там, в неизвестных мне папках с грифами "Секретно", "Совершенно секретно", "Только для высшего командования". Чтобы не ошибиться в будущем, надо знать и понимать прошлое.

Потом, уже углубившись в тему, я начал целенаправленно искать архивные документы, записывать свидетельства участников событий, анализировать, сопоставлять факты ...

И понял, что, несмотря на обилие публикаций, правду о войне найти очень трудно. Как будто бы сама война заваливает горами бумаги те немногие документы и основанные на них публикации, из которых становится многое ясным. Уходят из жизни те, кто войну пережил, почувствовал на себе, те, кто потерял на ней родных и близких. И постепенно начинает казаться, что война - это не так уж и страшно, что этот способ достижения своих политических, экономических или иных целей - нисколько не хуже других, и что, если хорошенько подготовиться, можно достигнуть Победы На Все Времена.

В начале пути

Еще задолго до того, как германский ученый Отто Лилиенталь 1891-1896 годах спроектировал и испытал в воздухе несколько планеров, многим было уже ясно, каким прекрасным средством уничтожения людей может быть самолет. Когда 17 декабря 1903 года совершил полет самолет братьев Райт, до первой мировой войны, в которой авиация сыграла уже немалую роль, оставалось чуть больше 10 лет. Первые формирования военной авиации были созданы почти одновременно в 1910 году в ряде государств. К концу первой мировой войны самолеты стали уже серьезным оружием: скорость истребителей возросла до 200 и более километров в час, потолок некоторых типов самолетов возрос до 7 километров, мощным и разнообразным стало вооружение. В последний год 1-й мировой войны Англия выпустила 32106, Франция - 23669, Германия - 14123 самолета. Несмотря на большие потери в боях, и в результате аварий, к концу 1918 года в мире насчитывалось около 11 тысяч самолетов, в том числе во Франции - 3321, в Германии - 2730, Великобритании - 1758, Италии - 842, США - 740, Австро-Венгрии - 622, в России (к февралю 1917 года) - 1039 самолетов.

После окончания 1-й мировой войны в военных кругах Европы одержало верх мнение, что новая война станет войной моторов и победа будет на стороне того, чья военная, в том числе авиационная, техника, окажется выше качеством и в большем количестве. После окончания войны в распоряжении стран-победительниц остались огромные ресурсы авиационной техники. В конструкторских бюро, лабораториях, на заводах осуществлялись научно-исследовательские изыскания, опытное и экспериментальное строительство более совершенных самолетов.

Германии в соответствии с Версальским договором военную авиацию иметь было запрещено, и приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы замаскировать работы по ее совершенствованию, ведущиеся в тайне. Немцы стали усиленно искать выход из сложившейся ситуации. Возникла идея использовать прямые связи с Красной Армией, поскольку Россия Версальский договор не подписывала. Эта идея нашла одобрение у другой стороны.

В начале 1921 года в Москву приехала группа немецких офицеров во главе с майором Оскаром Нидермайером, чтобы на месте изучить возможности создания учебных центров для разработки и испытаний, запрещенных к производству в Германии видов оружия и военной техники, а также для подготовки армейских кадров. В конце того же года председатель Роввоенсовета Республики Л.Троцкий и начальник штаба РККА П.Лебедев провели переговоры с представителями рейхсвера и деловых кругов Германии о создании в РСФСР производственных структур немецкой военной промышленности под видом совместных российско-германских предприятий и концессий.

Уже на следующий год фирма "Юнкерс" приступила к строительству в подмосковных Филях авиазавода, который с 1924 года выпускал ежегодно несколько сот самолетов.

В июле 1923 года в Берлин прибыл нарком воздушных сообщений РСФСР А.Розенгольц. В ходе его визита было подписано секретное соглашение "О строительстве русской военной индустрии и изготовлении военных материалов для Германии", уточнены условия создания в Липецке немецкого учебно-летного центра, для которого Германия закупила у голландской фирмы "Фоккер" 100 истребителей.

Одновременно немецкие летчики обучались и в Италии.

Поначалу в Липецке проходили переподготовку летчики бывшей кайзеровской авиации, затем в Центр стала прибывать молодежь. По окончании учебы курсантам присваивалось офицерское звание. Все делалось втайне, чтобы избежать огласки и разоблачений. В Липецке были подготовлены 450 человек летного состава, в том числе 120 летчиков-истребителей. Многие из них со временем заняли руководящие посты в люфтваффе, стали известными асами. Испытанные в Центре опытные образцы самолетов послужили основой первых серийных типов истребителей и бомбардировщиков будущих ВВС третьего рейха - люфтваффе.

С приходом в 1933 году к власти Гитлера военно-техническое сотрудничество с СССР начало свертываться. В Германии были созданы министерство авиации и военно-воздушные силы - люфтваффе, как самостоятельный вид вооруженных сил. Возглавил новые структуры ближайший сподвижник фюрера, крупный капиталист, бывший летчик-истребитель Г.Геринг.

И в Германии развитие авиационной промышленности и военно-воздушных сил пошло быстрыми темпами, поскольку научно-техническая база и кадры для них были подготовлены заранее. И эту "тайну" хорошо знали как в СССР, так и на Западе. Начальник генерального штаба люфтваффе генерал Вефер и его заместители генералы Удет и Ешоннек были приверженцами взглядов итальянского теоретика воздушной войны генерала Дуэ, по мнению которого авиация, завоевав превосходство в воздухе, может мощными массированными ударами по важным экономическим и политическим центрам противника одна добиться успеха в войне. Убеждения руководителей гитлеровской авиации проявлялись в ускоренном создании тяжелых бомбардировщиков и самолетов непосредственной поддержки наземных войск.

В Германии увлечение авиацией тоже было массовым. Появилась даже пословица-лозунг "Флигер зинд Зигер!" ("Летчики - значит победители"). К 1933 году в спортклубах Германии было подготовлено 3200 пилотов и 17 тысяч планеристов. На 1 марта 1935 года люфтваффе уже располагали 2500 самолетами. Начали формироваться авиационные соединения, создавалась сеть наземных служб. С учетом опыта авиастроения других стран претерпели изменения взгляды руководства люфтваффе на ведение воздушной войны, а вслед за этим последовали и структурные перемены. Так, в 1936 году было заморожено строительство сверхдальнего "Урал-бомбардировщика", а еще через год вообще тяжелых бомбардировщиков (хотя, скорее всего, эти шаги объяснялись острой нехваткой авиационных материалов, в частности, алюминия и его сплавов).

Возглавлял программу авиационного строительства фельдмаршал Мильх - "тень" Геринга, его соратник со времен 1-й мировой войны.

Всячески раздувались действительные и мнимые заслуги немецких асов времен первой мировой войны - Рихтгофена, Удета и, конечно, Геринга, который хвастливо заявлял на митингах: "Если хоть одна вражеская бомба упадет на Германию, то я тогда буду Герман Майер вместо Германа Геринга!" (Фамилия Майер, как у нас Иванов, - самая распространенная в Германии - авт.). Во время войны, когда советская авиация дальнего действия и авиация союзников наносили бомбовые удары по городам, портам, военно-промышленным объектам рейха, многие немцы недобрым словом поминали "толстого Майера" ...

Важным испытательным полигоном для люфтваффе стала Испания. Здесь действовал небезызвестный "Легион Кондор". Боевой состав этого соединения насчитывал 5000-6000 человек, представлявших все рода войск, и включал 150 самолетов. Почти все командиры были из люфтваффе.

О внимании командования ВВС рейха к "испанскому" опыту свидетельствует хотя бы такой факт: известный немецкий ас В.Мельдерс, командовавший в Испании эскадрильей и сбивший 14 самолетов типа И-15 и И-16, по возвращении был принят Герингом для обстоятельной беседы, и после этого трудился над отчетом о боевых действиях авиации еще два месяца.

С учетом накопленного опыта в люфтваффе первичной тактической единицей стали считать пару самолетов. До начала второй мировой войны вся истребительная авиация Германии перешла на эту систему. Англичане переняли ее в 1940 году.

Командование вермахта считало военную авиацию одним из главных средств ведения "молниеносной" войны, в непосредственном взаимодействии с сухопутными войсками, а на приморских направлениях - и с флотом. Основой воздушной мощи считалась тактическая авиация: бомбардировщики и истребители. Германия к сентябрю 1939 года обладала 5235 самолетами, из них 3350 - боевые. К моменту нападения на СССР - 10980 боевыми машинами. На Германию к этому времени работала почти вся Европа. В основе теоретических взглядов на применение авиации в войне лежал принцип массирования сил на главном направлении при твердой централизации управления. Для осуществления этого принципа предусматривалось, прежде всего, завоевание господства в воздухе, особенно в начальный период вторжения на территорию противника.

С началом второй мировой войны во всех операциях командование вермахта и люфтваффе первоочередное внимание уделяло именно массированным налетам на аэродромы, объекты оборонной промышленности, транспортные узлы, командные пункты противника, его армейские базы и склады. Затем основные усилия авиации переключались на поддержку сухопутных войск. Так было при захвате Польши, оккупации Франции. Правда, особого противодействия люфтваффе в этих странах не испытывали.

В воздушной же войне против Англии гитлеровская авиация понесла значительные потери. По архивным данным, с сентября 1939 по июнь 1941 года люфтваффе потеряли 11 тысяч самолетов и 12 тысяч человек личного состава. Однако Германия приобрела в этих боях большой опыт, который вскоре был использован в войне с Советским Союзом.

Главные задачи ВВС Германии в войне с СССР были определены в директиве ╧21 от 18 декабря 1940 года, известной как план "Барбаросса". На ее основе генеральным штабом люфтваффе была разработана своя директива - план "Гота".

Планируя вторжение войск в пределы СССР, гитлеровское командование делало ставку на массированное применение авиации в целях "молниеносного" решения задач войны. В плане "Барбаросса" говорилось: "Задача ВВС будет заключаться в том, чтобы, насколько это будет возможно, затруднить и снизить эффективность противодействия русских военно-воздушных сил и поддержать сухопутные войска в их операциях на решающих направлениях". Налеты на объекты военной промышленности отодвигались на более поздние сроки, когда сухопутными войсками будут достигнуты цели в маневренных операциях.

Дранг нахт Остен - стремление на Восток

Удар по СССР готовился руководителями Германии и исполнителями долго и тщательно.

На Нюрнбергском процессе Г.Геринг, которого допрашивали о его деятельности на посту главнокомандующего люфтваффе, заявил: "Я должен был в конечном итоге рассматривать вопрос, кто будет противником в войне ... Противником была Россия, которую я рассматривал как главного врага".

Аэродромная сеть, созданная в восточных районах Германии, в Польше и частично в Финляндии и Румынии, обеспечивала рассредоточенное базирование авиации, маневр и взаимодействие воздушных флотов. На воздушные флоты и войсковую авиацию возлагалось авиационное обеспечение сухопутных войск. 1-й воздушный флот - 760 самолетов - должен был поддерживать группу армий "Север", 2-й - 1600 самолетов - группу армий "Центр", 4-й - около 1000 боевых машин - группу армий "Юг", 5-й - 240 немецких и 307 финских самолетов - армейскую группу "Норвегия". В полосе группы армий "Юг" действовали более 600 румынских и до 50 венгерских самолетов. Кроме того, в состав ударных сил входило 60 самолетов Хорватии, 51 - Словакии и 100 - Италии.

Люфтваффе с помощью своих союзников должны были заранее спланированными сосредоточенными ударами уничтожить нашу авиацию, причем гитлеровское командование отдавало себе отчет в том, что осуществить это будет труднее, а времени займет больше, нежели в ходе военной кампании на Западе. Второй основной задачей ставилась авиационная поддержка операций наземных войск, и прежде всего группы армий "Центр", а также северного фланга группы армий "Юг".

После завершения маневренных операций сухопутных войск планировалось начать бомбардировку советских индустриальных центров и объектов военной промышленности на Урале. Отдельные, наиболее важные, цели были специально обговорены на совещании в генеральном штабе люфтваффе 17 марта 1941 года. Именно здесь было принято решение о массированных воздушных налетах на Москву и Ленинград в качестве меры подавления морального духа населения и войск противника.

ВВС Германии накануне нападения на Советский Союз не претерпели существенных организационно-штатных изменений, однако боеготовность их значительно возросла. Это было достигнуто за счет модификации, а главное - увеличения выпуска самолетов, хорошо зарекомендовавших себя в военной кампании в Западной Европе. К середине 1941 г. основу самолетного парка люфтваффе составляли модернизированные с учетом боевого опыта Ме-109 Е-1, Ме-110 Ф-2, Ю-87 Д-1, Ю-88 А-4, Хе-111 Х-6, До-217 Е-2, ФВ-189 А-1, Хш-126, Ю-52 3М.

Накануне агрессии против СССР люфтваффе имели 20,7 тыс. самолетов, из них более 10,9 тыс. боевых, находившихся в строевых частях. Наибольший вес в составе немецких ВВС имела бомбардировочная авиация - 57,8 процентов от общего количества, истребительная и разведывательная составляли соответственно 31,2 и 11 процентов.

Основной тактической единицей считалось эскадрилья, состоящая из трех звеньев по 4 самолета в каждом. Эскадрильи объединялись в авиагруппы, имевшие на вооружении 30-40 самолетов. Две-три авиагруппы сводились в эскадры, которые в свою очередь входили в состав авиадивизий, корпусов и воздушных флотов.

Против СССР на 29 мая 1941 г. было сосредоточено 306 авиационных эскадрилий из имевшихся 443, то есть почти 70 процентов всей авиации Германии. С учетом самолетов ее союзников силы воздушного вторжения включали около 5 тыс. боевых машин. Центральный резерв люфтваффе состоял из 397 самолетов.

Особые надежды возлагались на хорошую летную подготовку немецких летчиков, на тщательно отработанную организацию и тактику боевых действий. Такие надежды, прямо скажем, имели под собой твердую почву.

К сожалению, я не располагаю данными о численности летного состава ВВС Германии к июню 1941 г. Полагаю, однако, что она была не меньше, чем численность самолетов. Пилоты имели достаточно высокий уровень летной подготовки. Более трети из них считались летчиками повышенного разряда, то есть подготовленными к полетам днем и ночью в сложных метеоусловиях.

Первоначальное обучение новобранцев, призванных на военную службу в люфтваффе, осуществлялось в 23 учебных полках ВВС и двух батальонах морской авиации. Пожелавшие стать военными летчиками и годные по состоянию здоровья, образованию и другим качествам юноши направлялись в летные школы.

Для дальнейшей подготовки авиационных кадров люфтваффе располагали 21 школой пилотов, 10 школами боевого применения авиации и 2 авиатехническими школами (в ходе войны их количество постоянно возрастало). На этом этапе обучения определялись летные и индивидуальные личностные качества курсантов, перспективы их дальнейшей службы в истребительной, бомбардировочной, разведывательной, транспортной авиации. Затем подготовка продолжалась в летных школах в соответствии со специализацией.

Офицерский состав пополнялся в основном за счет лучших оберфенрихов (курсантов). Офицеров готовили четыре специальные школы ВВС и две академии: военно-воздушная и военно-техническая. Средний налет выпускников учебных заведений люфтваффе был достаточно высок: более 400 часов, что соответствовало нормам, принятым в то время в ВВС крупных авиационных держав (в США, к примеру, 450 часов).

Немецкая армия всегда отличалась дисциплиной и порядком. Советская официальная пропаганда немало постаралась, показывая немецких офицеров и унтер-офицеров тупыми, жестокими деспотами, однако нельзя отождествлять с солдафонщиной законную и оправданную требовательность, заботу о дисциплине, благодаря которой армия меньше теряет людей на войне, да и в мирное время.

На Нюрнбергском процессе бывший начальник генерального штаба люфтваффе фельдмаршал А.Кессельринг так оценил состояние ВВС Германии в период, предшествующих нападению на Советский Союз: "Все было сделано для того, чтобы сделать германский воздушный флот в отношении его личного состава, боевых качеств самолетов, зенитной артиллерии, службы воздушной связи и т.д. наиболее грозным флотом в мире. Это усилие привело к тому, что в начале войны (второй мировой - авт.) или, самое позднее, в 1940 г. мы имели исключительно высококачественный флот".

Вместе с тем, как отмечают специалисты, немецкие самолеты не были приспособлены к ведению боевых действий с грунтовых аэродромов. Это был существенный просчет специалистов и руководителей люфтваффе.

Подготовка

17 июня Гитлер отдал приказ о нападении на Советский Союз и, в точном соответствии с ним, 22 июня 1941 г. в 3 часа 15 минут Германия обрушила на СССР почти всю свою накопленную к тому времени военную мощь. Но с самого начала вторжения командование немецких воздушных эскадр и корпусов отмечало нарастающее противодействие советской авиации. Отдавая должное мужеству и героизму советских летчиков, надо сказать, что и сами руководители люфтваффе кое в чем просчитались. В частности, выяснилось, что отказ от создания сильной стратегической авиации был ошибкой. Кроме того, ВВС Германии оказались недостаточно подготовленными для эффективной поддержки военно-морского флота. Малочисленность морской авиации, небольшой радиус дйствия самолетов, отсутствие авианосцев не позволяли использовать ее на удаленных от берега морских коммуникациях. Эти трудности дополнялись субъективными факторами: к примеру, Геринг и слышать не хотел о переподчинении морской авиации непосредственно флоту.

Немецкий военный историк, бывший офицер генерального штаба В.Швабедиссен в своей книге "От "Барбаросса" до Сталинграда" также отмечает, что командование люфтваффе, заведомо считая советские ВВС технически слабыми, недостаточно мобильными и устаревшими, не учитывало, что некоторые авиационные части русских уже были перевооружены на новые самолеты. Совершенно не принимались в расчет потенциальные возможности авиационной промышленности и моральные качества советских авиаторов.

Рациональные авиационные специалисты, впрочем как и многие современные военные теоретики и историки, не понимали, к примеру, почему советские летчики применяют такой опасный и малоэффективный прием, как таран, при котором в большинстве случаев погибает и сам атакующий, способный при сохранении жизни еще повоевать и сбить не один самолет. Трудно понять другой народ, тем более забывая, что продолжением недостатков являются достоинства, а продолжением и своих, и чужих достоинств - недостатки. Повышенная эмоциональность советских летчиков, часто безоглядный героизм привели к немалым жертвам, но одержали ли бы мы без этого победу? Немецкий порядок, педантичность зачастую оборачивались формализмом и наиболее умные командиры РККА этим успешно, особенно в конце войны, пользовались. Народ есть народ, и черты его характера устойчивы. Их нельзя игнорировать и трудно изменить.

Как было бы хорошо, если бы народы изучали друг друга не с целью борьбы, а с целью объединения усилий во имя мира. Как много русские могли бы почерпнуть от немцев, а немцы - от русских!

У наших авиаторов существует шутливо-горькое высказывание: "Там, где начинается авиация, там кончается порядок". Во многих случаях это так, к сожалению, и было. Немецкие летчики, к примеру, строго соблюдали правила радиообмена, что значительно повышало эффективность радиосвязи. Советские же авиаторы, особенно в горячке боя, буквально забивали эфир криком. Командиры пытались с этим бороться, но их предупреждения действовали до очередной схватки. Немецкие летчики такой безалаберностью умело пользовались: по именам, прозвищам и другим косвенным данным выявляли командиров, ведущих групп, известных на данном участке фронта своей результативностью летчиков и устраивали на них буквально охоту. Сколько лучших воздушных бойцов погибло именно по этой причине ...

Истребители люфтваффе в основном придерживались правила: увидели противника, приняли решение, атаковали, ушли. Атаковать рекомендовалось лишь тогда, когда атака для противника неожиданна, при этом следовало подходить к нему как можно ближе и сбивать первой очередью. Летчик был полностью самостоятелен в принятии решения, объект атаки выбирал сам, но ставил в известность своего ведомого. При встрече с группой самолетов старались в первую очередь сбить самого слабого летчика (опытные пилоты таких определяли безошибочно по поведению в воздухе), зазевавшегося или отставшего. Расчет был на то, что потеря товарища, вид горящего самолета сильно влияют на психику летчиков.

Рассуждения о трусости, о том, что мог сделать и не сделал летчик, в люфтваффе не практиковалось. Сбил или не сбил, продолжил бой или ушел - любое решение летчика не подвергалось сомнению. Зато за нарушение дисциплины и порядка спрос был строгим. Характерно и то, что командиры авиагрупп, известные асы, зачастую сами в воздушные схватки не вступали, а страховали молодых пилотов.

В немецкой истребительной авиации действовало правило: если ведущий потерял своего ведомого, то в дальнейшем, невзирая на чины и заслуги, он летал ведомым (исключением были случаи, когда в происшедшем обвиняли только ведомого). "Ас номер один" люфтваффе Э.Хартман, будучи еще лейтенантом, однажды потерял ведомого - майора, незадолго до этого переведенного в истребительную авиацию из бомбардировочной. Майор, ввязавшись по привычке "бомберов" в воздушный бой с советскими истребителями на виражах, естественно, оторвался от ведущего и был подбит. Хартмана от списания в "вечные" ведомые спасло то, что была признана недисциплинированность подопечного, а также то, что майор под его прикрытием благополучно сел в районе расположения немецких войск.

Это - факты. Я был немало удивлен, поняв из бесед с современными советскими летчиками, что они этого не знают! Справедливости ради надо сказать, что очень искаженное представление о минувшей войне и у многих немцев. Вообще в пропаганде на основе исторических фактов (это касается не только авиации) я заметил характерную особенность: нужны лишь некоторые факты, ловко выдернутые из множества! И вокруг них годами крутится вся система воспитания новых поколений людей. Более того, многое придумывается. Если такой "факт" не разоблачен сразу и увидел свет в каком-либо "исследовании", то потом из книги в книгу кочуют, размножаясь, ссылки - вот уже не понять, откуда же истекает ложь. Невольно сравниваешь ситуацию с каким-нибудь ограблением банка: бандиты меняют машину за машиной и отрываются от преследования. И вот уж в очередной машине едут солидные, добропорядочные граждане ...

В ход идут и прямая подтасовка фактов, и перевертывающий истину с ног на голову комментарий к событиям минувшей войны, и искусное сосредоточение внимания читателя, зрителя на выгодных кому-то моментах истории, другие приемы.

Откровенная тенденция к замалчиванию массового героизма, боевого мастерства советских авиаторов, к созданию привлекательного образа только асов люфтваффе, утаивание документальных данных или приуменьшение потерь люфтваффе на советско-германском фронте заметны во многих публикациях о войне в воздухе. Назову, для примера, такие книги, как вышедшая из-под перьев полковника американской армии Толивера и журналиста Констейбла "Хорридо" о летчиках-истребителях Германии, мемуары бывшего командующего истребительной авиацией люфтваффе А.Галланда "Первый и последний", аса Г.Кноке "Я летал для фюрера", изданные в США военно-исторические исследования "Немецкие ВВС против России" А.Почера, "Русские ВВС глазами немецкого командования" В.Швабедиссена.

Но есть и правда о той войне. Она и в сохранившихся советских и немецких архивных документах, а также в основанных на подлинном фактическом материале публикациях советских и зарубежных авторов. К их числу можно отнести книгу "История войн в воздухе с 1910 по 1980 гг." О.Грелера, "Война в воздухе" Я.Пакилькевича. Некоторые цифры и примеры из этих публикаций будут приведены ниже.

1941

... Из 3509 немецких и свыше 1000 боевых и транспортных машин союзников Германии в первый день войны против СССР приняло участие 3100 самолетов. Уже в 2 часа ночи 22 июня специально подготовленные экипажи-ночники - 637 бомбардировщиков и 231 истребитель - были подняты в воздух для подавления советской истребительной авиации на аэродромах, а также средств ПВО. Чуть позже, с рассветом, следующая волна - 400 бомбардировщиков и большое количество истребителей - нанесла удар по остальным приграничным аэродромам и другим целям. Немецкая авиация подвергла массированным бомбоштурмовым ударам десятки крупных городов, железнодорожные узлы, районы дислокации штабов, объекты связи и управления войсками.

Расчет командования вермахта был ясен: нейтрализовать советскую авиацию, обеспечить свое безраздельное господство в воздухе и переключить основные усилия люфтваффе на непосредственную поддержку наземных войск. Реализация этого замысла привела к тому, что, по данным немцев, в первый день войны на земле было уничтожено 888, а в воздухе - 223 советских самолетов. Эти данные ненамного отличаются от данных, содержащихся в советских официальных источниках: всего потеряно около 1200 самолетов, из них 800 - на аэродромах.

Однако намерения нападавшей стороны одним-двумя мощными ударами разгромить советскую авиацию в приграничных районах, деморализовать личный состав частей и соединений ВВС, не были реализованы в полной мере. В первый день войны советские летчики выполнили около 6 тыс. боевых вылетов, сбили десятки самолетов противника.

"Несмотря на достигнутую немцами внезапность, - признавали немецкие генералы и офицеры, - русские сумели найти время и силы для оказания решительного сопротивления".

Командование и штаб ВВС Одесского военного округа, например, опираясь на данные разведки, 21 июня привели авиационные части в боевую готовность и рассредоточили их на запасных аэродромах. При налетах немецкой авиации здесь на земле и в воздухе было потеряно всего 6 самолетов, вражеских же было сбито гораздо больше. И в других приграничных округах, где боевое дежурство и боевые действия авиации были организованы лучше, враг встретил упорное сопротивление.

В период с 22 июня по 5 июля люфтваффе потеряли на Восточном фронте 807 самолетов (в это число входят полностью уничтоженные и требующие капитального ремонта). С 6 июля по 2 августа - еще 843 самолета. Всего же с утра 22 июня по 31 декабря 1941 г. боевые потери немецкой авиации составили 4543 самолета, из них 3827, или 82 процента - на Восточном фронте. По летному составу потери люфтваффе таковы: общие потери убитыми, раненными и пропавшими без вести - 7666 человек, из них 6052, или 79 процентов - на Восточном фронте.

Командование люфтваффе в своих донесениях отмечало, что с началом войны на Востоке разрыв между потерями самолетов, летного состава и получаемым пополнением постоянно увеличивался. По сути дела это был провал "блицкрига" и для авиации.

За потери и возрастающие трудности кто-то должен был нести ответственность. Первым "козлом отпущения" стал генерал Удет, отвечающий в имперском министерстве авиации за производство авиационной техники. Не выдержав тяжести свалившихся на него обвинений, 17 ноября 1941 г. Удет застрелился. Волей судьбы его смерть косвенно послужила причиной гибели еще одного известного немецкого аса - генерала Мельдерса. Он разбился, вылетев 19 ноября на похороны Удета.

Командующий авиацией при группе армий "Юг" информировал штаб люфтваффе о потерях самолетов-разведчиков за период с 22 июня по 4 октября 1941 г.: "Уничтожено противником 97 наших разведывательных самолетов. Погибло летного состава 92 человека. Ранено 41. Эти потери в основном от истребителей противника. Кроме того, уничтожено самолетов транспортных и связи, которые подчинялись этим эскадрильям, 27. Погибли и повреждены еще 38 самолетов без воздействия противника. Примечание: самолеты, получившие в боях повреждения и восстановленные в частях, в учете не указаны". Штаб группы армий "Юг" 10 октября 1941 г. в телеграмме командованию сухопутных войск сообщил, что зенитная артиллерия не справляется с сильной авиацией противника и настоятельно просит дополнительно перебросить в район боевых действий зенитные батареи из Румынии и Болгарии. Пятью днями позже командующий 11-й армией Манштейн обратился к командующему группой армий "Юг" с просьбой усилить авиацию на его участке фронта четырьмя группами бомбардировщиков, двумя - пикировщиков двумя - истребителей. По его словам, "потрясающие" удары советской авиации задержали наступление 11-й армии в Крым.

10 июля 1941 г. Командование 4-го воздушного флота докладывает командующему группой армий Рундштедту: "В районе Бердичев, Шепетовка, Житомир, Новгород-Волынский новые скоростные истребители противника затрудняют действия воздушного флота. То же происходит в районе Тернополя. У нас большие потери летчиков-истребителей, так как русские сражаются отважно. Русские бомбардировщики атакуют плотными группами наши войска, не обращая внимания на сильный огонь зенитной артиллерии. В связи с этим воздушный флот стеснен в своих действиях. Атакуя с утра до вечера колонны и аэродромы противника, мы подвергаемся сильному противодействию советской авиации, весь день отражая атаки их истребителей" ...

Сравнивая потери люфтваффе за один месяц на Восточном фронте с теми, что имелись за такое же время в период "битвы за Англию" и при захвате Германией европейских стран, приходим к однозначному выводу: в России немцы теряли больше самолетов и летчиков.

Для наращивания производства техники и вооружения было принято решение об объединении усилий соответствующих фирм и централизации руководства ими. Эту работу поручили фельдмаршалу Мильху. Казалось: вот еще одно усилие, и глиняные ноги колосса рухнут. Как хотелось верить в блицкриг!..

Считая падение Москвы и успешное окончание похода на Восток делом решенным, гитлеровское командование начало подготовку к развертыванию активных действий на Западном фронте. Накануне контрнаступления советских войск под Москвой руководство люфтваффе передислоцировало штаб 2-го воздушного флота и части II воздушного корпуса на средиземноморский театр военных действий. Из Ростова-на-Дону в Брюссель был бы переброшен V воздушный корпус 4-го воздушного флота.

Но вскоре изменившаяся обстановка на Восточном фронте заставила командование вермахта не только вернуть в Россию эти силы, но и добавить к ним часть других, противостоящих союзникам СССР на Западе, например, VIII воздушный корпус по приказу Гитлера от 16 декабря 1941 г. получил четыре группы (полка) бомбардировщиков, группу ночных истребителей и пять групп транспортных самолетов. В Крым из Бельгии был перебазирован V воздушный корпус. Из его остатков и остатков I воздушного корпуса сформировали 1, 2 и 3-ю авиадивизии, предназначавшиеся для непосредственной поддержки войск.

Наиболее боеспособные IV и VIII воздушные корпуса были передислоцированы на южное направление. В феврале 1942 г. произошли изменения в структуре и подчиненности разведывательной авиации. До этого разведчики подчинялись командованию сухопутных войск и потеряли за шесть месяцев войны треть своего состава. Теперь созданные 35 групп ближней и 23 группы дальней разведки передавались воздушным корпусам и дивизиям. Несколько ранее последние эскадрильи морской авиации были также выведены из состава флота и вошли в люфтваффе.

По немецким данным, за период с 1 января по 31 августа 1942 г. общие потери самолетов люфтваффе составили 8301 машину. В том числе на Восточном фронте - 4460, на Западе и в Германии - 2121, в Африке и на Средиземноморье - 1520. Убитыми, раненными и пропавшими без вести значилось 8870 человек летного состава: на Восточном фронте - 4689, на Западе и в Германии - 2381, в Африке и на Средиземноморье - 1800.

Но Германия еще могла восполнять потери, хотя со все большим трудом. Если в декабре 1941 года люфтваффе имели 5178 самолетов, то в июне 1942 года - уже 6821. Полностью боеготовыми были 4264 машины. Примерно 3000 из них находилось на советско-германском фронте, где действовали четыре воздушных флота люфтваффе: 1-й действовал в районе Ленинград-Волхов, 4-й дислоцировался на Украине и в Крыму, 2-й - в центральной части фронта, 5-й со штабом размещался в Норвегии.

Наиболее сильным был 4-й флот. В его состав входили VIII воздушный корпус ближнего действия, IV воздушный корпус, а также самолеты командования "Юг". Кроме того, этому воздушному флоту оперативно подчинялись авиационные части Румынии и Венгрии. Германское командование готовило широкомасштабное наступление на южном участке советско-германского фронта и руководство военно-воздушных сил Германии стремилось максимально пополнить свое соединения и части, чтобы усилить поддержку с воздуха наступающих войск.

С самого начала наступления на южном направлении вермахт встретил упорное сопротивление советских войск. Резко возросли потери. С 1 мая по 30 ноября 1942 года люфтваффе потеряли на всех фронтах 10535 самолетов, из них на Восточном - 3193 бомбардировщика, 892 пикировщика и 3325 истребителей.

Сталинград

К ноябрю 1942 года германским войскам удалось достичь района Сталинграда и предгорий Кавказа, и почти захватить районы нефтедобычи. С этих рубежей командование вермахта планировало начать весеннее наступление 1943 года. Снова казалось: ну, еще чуть-чуть!.. Не могли же быть жертвы напрасными!

Но цели наступления и на этот раз полностью достигнуты не были. 19 ноября 1942 года советские войска неожиданно для противника перешли в контрнаступление и окружили в районе Сталинграда 6-ю армию Паулюса и часть 4-й танковой армии. До 300 тысяч человек оказались в "котле".

Остановимся на действиях авиации в ходе Сталинградской битвы чуть подробнее. Считается, что перелом в войне в воздухе произошел весной 1943 года в ходе воздушных боев на Кубани, но, по-моему, уже в ходе Сталинградской битвы победа в воздухе во многом перешла на сторону советских войск.

В ходе оборонительного периода битвы за Сталинград советская авиация произвела 77710 самолето-вылетов, в том числе на поддержку сухопутных войск в тактической зоне - до 65 тысяч. Было сброшено 685937 бомб, ампул КС, и выпущено реактивных снарядов общим весом 23 тысячи тонн. По войскам и технике противника было выпущено 747 тысяч снарядов из пушек ШВАК, 408 тысяч снарядов из пушек ВЯ, 176 тысяч пуль из пулеметов ШКАС. За этот же период авиацией и зенитной артиллерией уничтожено и повреждено на аэродромах и в воздухе 2638 самолетов противника. Потери советской авиации составили 1505 единиц. По данным советских архивов, активность немцев снизилась с 35166 самолето-пролетов в октябре 1942 года до 12708 в ноябре.

Гитлеровское военное командование, исходя из "стратегических интересов", запретило войскам вырываться из окружения и приказало позиции не сдавать. Людям была обещана всемерная помощь с воздуха и деблокада войсками вновь созданной группировки "Дон" под командованием фон Манштейна, самого опытного из командующих армиями. Кстати, до 1933 года он нередко бывал в СССР, присутствовал на военных учениях, неплохо знал сильные и слабые стороны Красной Армии.

Организация снабжения окруженной группировки по воздуху была поручена генералу Морцику - командующему транспортной авиацией люфтваффе. В 1923-1925 годах, в период тесного сотрудничества рейхсвера и Красной Армии, Морцик был летчиком-испытателем на немецком заводе "Юнкерс", размещавшемся в Филях под Москвой, так что он тоже неплохо знал русскую авиацию.

При его назначении учитывалось, очевидно, и то, что он проявил себя с лучшей стороны, командуя транспортной авиацией, снабжавшей окруженную советскими войсками в районе Демянска стотысячную 16-ю армию. Тогда этой армии удалось продержаться. Летом 1942 года она даже участвовала в окружении и разгроме советской 2-й ударной армии под командованием генерала Власова. Очевидно, и под Сталинградом немецкое командование надеялось сберечь войска и удержать плацдармы для дальнейших боев. 24 ноября 1942 года Гитлер передал Паулюсу, что его армия будет ежедневно получать не менее 500 тонн грузов. Однако, несмотря на то, что приданные авиационные силы и средства наращивались из месяца в месяц, обещание фюрера так и не было выполнено. Красная Армия, научившись воевать на горьком опыте поражений в Крыму, под Харьковом и на Волховском фронте, поддерживаемая все более мощным тылом, не позволила этого сделать.

Усиление немецкой авиационной группировки под Сталинградом происходило за счет переброски транспортных авиачастей из Средиземноморья, а также самолетного парка летных школ, размещенных на территории Германии. Начальник учебных заведений люфтваффе передал вместе с самолетами лучшие инструкторские кадры. Изымались и направлялись на Восточный фронт транспортные самолеты, имевшиеся в распоряжении различных рейхс-министерств ...

Общее командование этими силами с 29 ноября 1942 года принял командующий VIII воздушным корпусом генерал-лейтенант Фибиг, тот самый Мартин Фибиг, который в 1927-1928 годах в чине капитана вместе с еще тремя офицерами рейхсвера работал в Военно-воздушной академии имени профессора Н.Е.Жуковского в Москве. Его донесения в штаб рейхсвера, копии которых находятся в моем архиве, довольно интересны.

Бомбардировочный корпус генерала люфтваффе Фибига наносил уничтожающие сосредоточенные удары по окруженному Севастополю, а затем и по Сталинграду.

На решение задачи снабжения окруженных войск были брошены также 55-я и 57-я бомбардировочные эскадры. Это был вынужденный шаг, ослабляющий удары с воздуха по наступающим советским войскам.

Основным самолетом, предназначенным для переброски войск и грузов, в люфтвафе был Ю-52 с грузоподъемностью до 2 тонн. В ноябре 1942 года 4-й воздушный флот имел в своем распоряжении 200 таких самолетов, в декабре - 240, а в январе 1943 года - уже от 300 до 500. Для транспортировки грузов в ноябре 1942 года использовались также 100 бомбардировщиков Хе-111, в декабре - 130, в январе - до 200. Имелось также 60 бомбардировщиков Ю-86 с грузоподъемностью до 1 тонны. Таким образом, "воздушный мост" обеспечивали с ноябре 1942 года примерно 300 самолетов, в декабре - до 430 и в начале января уже 550. С 9 по 14 января 1943 года в район Сталинграда прибыло еще 20 четырехмоторных самолетов ФВ-200 и 30 Хе-177. Общее число машин достигло 600. Теоретически такого количества самолетов было достаточно, чтобы обеспечить подачу в "котел" ежедневно обещанные Гитлером 500 тонн грузов, однако на деле даже в удачные дни удавалось переправить не более 300 тонн.

Почему? И здесь причина та же, что привела к поражениям не одного стратега: переоценка своих сил и недооценка противника. Мощь советских ВВС к этому времени значительно усилилась, советские летчики, сражаясь по-прежнему героически, многому научились и в больших количествах уничтожали немецкие самолеты всех типов. Генерал Хубе отметил, что "советские ВВС делали над "котлом" все, что хотели". День и ночь советская авиация бомбила аэродромы внутри кольца. Наземные войска захватывали аэродромы. Так, в январе 1943 года советские танкисты в ходе стремительного наступления ворвались на аэродром Тацинская и уничтожили 72 самолета Ю-52. Умело была организована противовоздушная оборона, хорошо действовала зенитная артиллерия. Немцы несли потери и на земле, и в воздухе. К середине января положение немецких войск стало катастрофическим: кольцо окружения сжималось. Все призрачнее становились надежды на деблокирование армии Паулюса.

Документы немецких штабов свидетельствуют:

Радиограмма

26.12.1942 г. Совершенно секретно. Только для командования.
Из оперативного отдела (1а) за ╧ 414/42 группы армий "Дон".
Верховному командованию сухопутных войск. Оперативному управлению.

Командующий 6-й армией докладывает:

С 23.12 14.00 до утра 25 туман, нет снабжения. 25.12. здесь улучшение летной погоды, но в течение дня не было ни одного самолета, ибо соединения "хейнкелей" принимали участие в боевых действиях.

Ночью с 25/16.12 до 7.00 прибыло всего 32 машины только с 30 тоннами грузов снабжения. Сопротивление армии должно будет прекратиться, если скоро не будут приняты все меры по снабжению.

Кроме продовольствия, горючего, боеприпасов нужно немедленно ежедневно подавать боеспособное пополнение в количестве 250 человек - это предварительное условие длительной и стойкой обороны.

Подпись.

Сообщение

31.12.42 г. Командование 6-й армии

Усилия группы армий самостоятельно и возможно скорее освободить 6-ю армию приостановлены. Современная обстановка и соотношение сил требуют ограниченного отступления восточного фронта на запад для того, чтобы собрать силы для наступления. Для собирания сил требуется больше времени. 6-я армия должна длительное время держаться в окружении.

На требование группы армий основательно усилить снабжение окруженных главнокомандующий люфтваффе приказал снабжение по воздуху в ближайшее время увеличить в среднем до 300 тонн ежедневно. Соответствующие мероприятия через верховное командование люфтваффе проводятся. После того, как снабжение улучшится, будет подаваться по воздуху и пополнение людьми.

Командующий группой армий "Дон". Оперативный отдел

╧0396/42

Подпись

14 января 1943 года немецкое командование поручило дело снабжения своих войск в районе Сталинграда заместителю Геринга - генерал-фельдмаршалу Э.Мильху. Тот еще раз "прочесал" все учреждения и летные школы. Дополнительно было изыскано 222 Ю-52 и 50 Хе-111. Авиапромышленность смогла поставить 12 Хе-111 и 30 ФВ-200. Для решения задач транспортирования грузов было решено дополнительно привлечь 4, 6 и 27 бомбардировочные эскадры. Кроме того, на южный участок советско-германского фронта были переданы новейшие, только что сошедшие с заводского конвейера самолеты Ме-323. Сюда же направлялась 1-я учебная эскадра тяжелых транспортных планеров с 64 самолетами-буксировщиками. 170 грузовых планеров типа DFS-230 и Go-242 должны были прибыть на Украину к 18 января 1943 года.

Мильх считал, что ему удастся этими силами с 20 января 1943 года ежедневно подавать в "котел" свыше 450 тонн грузов, а с 1 февраля - уже по 570 тонн. Но и этим планам не суждено было сбыться. Прибывший 16 января в Таганрог, в штаб 4-го воздушного флота, Мильх установил, что реальная мощь приданных соединений, предназначенных для транспортировки грузов, стала меньше на 25 процентов. Он доложил в Берлин, что самолеты Ю-52 ввиду сильного сопротивления советских ВВС смогут летать только ночью. В его докладе за 17 января отмечается, что только 63 транспортника готовы к выполнению заданий, остальные повреждены или ремонтируются. 18 января он просил срочно прислать Ме-110, а также Ю-88Г6 - так называемые "многоцелевые разрушители", способные противодействовать советским истребителям, в том числе и днем. Однако штаб люфтваффе мог прислать только 12 таких самолетов, на другие требовалось установить дополнительные бензобаки. Мильх издал строгие приказы, касающиеся как летного, так и наземного персонала, однако и это уже не помогало.

Победы нельзя достигнуть только усилиями, приложенными в течение периода боев. Победы, как и поражения, закладываются за много лет до этого, и очень связаны друг с другом.

Итак - крупное поражение люфтваффе. За девять недель были сбиты 495 немецких самолетов, привлекавшихся к транспортированию грузов, из них 369 Ю-52, 169 Хе-111, 42 Ю-86, 9 ФВ-200, 6 Ю-290. С учетом уничтоженных на земле потери составили свыше 800 самолетов.

К 15 января 1943 года масса грузов, ежедневно доставляемых окруженной группировке, упала до самого низкого уровня. Советские войска заняли аэродром Гумрак - последний в "котле". Доставка теперь осуществлялась только путем сброса грузов, которые чаще доставались Красной Армии. Немцы начали отвод всех самолетов, предназначенных для транспортных операций, в тыл: остатки Ю-52 были переброшены в Таганрог, Хе-111 перебазировались в Ворошиловград (Луганск), Сталино (Донецк) и Макеевку.

31 января прекратила сопротивление южная группировка во главе с фельдмаршалом Паулюсом, а 2 февраля - северная под командованием генерала Штрекера. Так закончилась величайшая из битв всех времен и народов, в ходе которой советские войска нанесли сокрушительное поражение крупной группировке противника, составлявшей пятую часть всех его сил, действовавших на Восточном фронте.

В период контрнаступления под Сталинградом и при организации воздушной блокады окруженной группировки противника советская авиация совершила 35929 самолето-вылетов. И это при том, что из 76 суток только в 28 была полностью летная погода. Сброшено 141 тысяч авиабомб, ампул КС и выпущено около 32 тысячи реактивных снарядов общим весом 8039 тонны. Выпущено более 300 тысяч снарядов из пушек и около 2581 тысяч пуль из пулеметов. Проведено 950 воздушных боев.

Авиация противника за это же время произвела только 18500 самолето-пролетов, потеряв на земле и в воздухе 1416 самолетов.

Потери люфтваффе на советско-германском фронте с каждым днем войны возрастали. Вот немецкие данные за период с 1 декабря 1942 года по 30 апреля 1943 года. Всего германские ВВС недосчитались 8810 самолетов, в том числе 1240 транспортных, 2075 бомбардировщиков, 560 пикировщиков, 2775 истребителей. Это две трети всех потерь на фронтах.

Кубань

Стабилизировав фронт, немецкое командование с весны 1943 года начало подготовку к летнему наступлению под Курском. В осуществлении намеченного плана важное значение придавалось укреплению группировки в Крыму с целью сохранения плацдарма для наступления на Кавказ, а также отвлечения на второстепенные направления как можно большего числа советских войск.

К середине апреля 1943 года противник сосредоточил на аэродромах Крыма и Кубани основные силы 4-го воздушного флота, имевшего 820 самолетов. Кроме того, он мог привлекать более 200 бомбардировщиков с аэродромов юга Украины. Сосредоточение с обеих сторон большого количества самолетов для действий в ограниченном районе предопределило упорную и напряженную борьбу в воздухе.

На Тамани оборонялась 17-я немецкая армия и румынские войска. Поддерживала их авиация 4-го воздушного флота под командованием генерала Отто Деслоха, насчитывающая в марте 1943 года свыше 1000 боевых самолетов: 580 бомбардировщиков, 250 истребителей и 220 разведчиков. Штаб 4-го воздушного флота находился в Днепропетровске. Штаб VIII-гo воздушного корпуса - в Полтаве, IV-ro воздушного корпуса - в Донецке, а штаб 1-го воздушного корпуса - в Симферополе. На Кубань и в Крым прибыли лучшие истребительные эскадры люфтваффе: 3-я "Удет", 51-я "Мельдерс", и 52-я, а также пикирующие бомбардировщики, которыми командовал полковник Эрнст Купфер.

I-м воздушным корпусом командовал генерал Гюнтер Кортен, который первым делом разместил истребительные эскадры как можно ближе к линии фронта. Там же действовало по одной эскадрилье словаков, хорватов и румын, которые находились в оперативном подчинении у немцев. Летали они на "мессершмиттах". Собрав такой мощный авиационный кулак на относительно узком участке фронта, немцы начали авиационное наступление. Так, 6 апреля 1943 года силы люфтваффе совершили здесь 750 вылетов, а советские авиачасти - всего 307. 12 апреля - соответственно 862 и 300, 15 апреля - 1560 и 447.

17 апреля немецкие войска силами 5-го армейского корпуса начали операцию "Нептун" по уничтожению советского плацдарма на Мысхако. С утра до вечера волнами по 25 самолетов пикирующие бомбардировщики атаковали позиции десантников. 17 апреля пикировщики сделали 511 самолето-вылетов. Всего же немецкая авиация 17 апреля совершила 1560 самолето-вылетов а советская - всего 538, но немцы не смогли уничтожить советских десантников. 18 апреля на Северо-Кавказский фронт по приказу Ставки прибыли маршал Г.К.Жуков и командующий ВВС генерал А.А.Новиков. Новиков приказал из резерва немедленно перебросить на Кубань 2-й бомбардировочный, 3-й истребительный, 2-й смешанный авиационные корпуса и 282-ю истребительную дивизию. Силы советской авиации увеличились до 900 самолетов. Из них: 370 истребителей, 170 штурмовиков, 165 бомбардировщиков, 195 ночных бомбардировщиков. Советские ВВС здесь уже имели до 65% новых самолетов типа Як-1, Як-7б и Ла-5, а также английские и американские самолеты-бомбардировщики Б-20 и Б-3, а также истребители "Эйркобра" и "Спитфайр".

Всего над Кубанью произошло три воздушных сражения. По количеству воздушных боев и участвовавших в них самолетов на узком участке фронта они были первыми такими крупными за всю войну.

Первое воздушное сражение началось 17 апреля, когда противник попытался ликвидировать десантные части на плацдарме в районе Мысхако. На войска 18-й армии противник бросил 450 бомбардировщиков и около 200 истребителей. С советской стороны для противодействия немецкому наступлению в районе Мысхако привлекалось 500 самолетов, в том числе 100 бомбардировщиков. В этот день немецкие бомбардировщики совершили более 1000 самолето-вылетов в район Мысхако.

20 апреля противник вновь предпринял мощное наступление, но за 30 минут до начала наступления советская авиация силами 60 бомбардировщиков и 30 истребителей нанесла по противнику упреждающий удар, а через несколько минут - снова удар группой в 100 самолетов, что сорвало наступление противника. Затем, с 29 апреля по 10 мая, развернулись бои в районе станицы Крымской. Об их интенсивности говорит то, что за три часа наступления немецкая авиация произвела более 1500 самолето-вылетов.

Советская авиация с 26 мая по 7 июня произвела 845 самолето-вылетов по аэродромам противника Саки, Сарабуз, Керчь, Тамань, Анапа. Немецкая бомбардировочная авиация действовала и с аэродромов Крыма и Украины. Воздушные бои над Кубанским плацдармом были ожесточенными. На сравнительно узком, 25-30 километров, участке фронта, в день происходило до 40 групповых воздушных боев, в каждом из которых с обеих сторон участвовало 50-80 самолетов.

В ходе воздушных сражений советская авиация произвела около 35 тысяч самолето-вылетов, из них 77% - фронтовая, 9% - авиация дальнего действия и 14% - авиация Черноморского флота. По советским данным, противник потерял 1100 самолетов, в том числе более 800 - в воздушных боях.

И снова о точности учетных данных. По данным советских архивов, ВВС РККА уничтожили все самолеты 4-го воздушного флота (всего их было 1050). Немцы же, со своей стороны, сообщили, что уничтожили в воздушных боях свыше 1000 советских самолетов и 300 самолетов сбили зенитным огнем, то есть больше, чем их было на этом участке фронта ... Обе воюющие стороны относительно потерь противника действовали по старому правилу: "Пиши поболее, что их жалеть-то, басурманов!". Так что истину можно понять только из сопоставления многих данных. Однако то, что на Кубани происходили грандиозные воздушные сражения, в которые обе противоборствующие стороны бросили лучшее из имеющегося у них, и что потери с обеих сторон были огромны, сомнению не подлежит. Архивными данными, публикациями, самими участниками подтверждено, что на Кубани действовали самые лучшие, хорошо подготовленные, имевшие большой боевой опыт немецкие летчики, зачастую летавшие парами с 1939 года, умело использовавшие в бою радиосвязь и эшелонирование по высоте. Даже молодые летчики из пополнения имели не менее 200 часов налета, а прибыв во фронтовые части, они должны были налетать еще не менее 100 часов в прифронтовой полосе, прикрывая свои аэродромы, изучая местность, и только потом вводились в бой под прикрытием опытных летчиков. Немцы, исходя из того, что у русских больше самолетов и летчиков, своих берегли. В люфтваффе считалось: если в бою был сбит один советский самолет и при этом потерян один немецкий, то это не победа, а поражение. На основании изучения немецких документов, литературы, изданной в ФРГ, и моих личных бесед с бывшими летчиками люфтваффе я уяснил формулу боя, которой руководствовались немецкие летчики: "Увидеть противника, оценить обстановку, принять решение, ударить, уйти".

С советской стороны, наряду с летчиками, имевшими уже солидный боевой опыт, такими, как А.И.Покрышкин, Г.Г.Голубев, А.Ф.Клубов, Н.Ф.Смирнов, В.Г.Семенишин, В.И.Фадеев, Б.Б.Глинка, Д.Б.Глинка, Г.А.Речкалов и многими другими асами, были молодые пилоты, имевшие после окончания летных школ мизерный налет, а также летчики, прибывшие из внутренних округов и с Дальнего Востока, и не имевшие боевого опыта.

На командном пункте командира немецкой авиагруппы всегда находились два радиста: один прослушивал переговоры своих самолетов, и с его помощью командир руководил боем, а второй, знающий русский язык, прослушивал переговоры советских самолетов. А послушать было что. Противник составлял списки фамилий наших летчиков, определял среди них командиров и ведущих групп. У пленных летчиков немцы отбирали групповые фотокарточки, уточняли личности и делали фотоальбомы. Вот откуда предупреждающие команды: "Покрышкин в воздухе!" и другие. Много потерь среди опытнейших советских летчиков было и в результате неумения распознать радио игру противника. Услышав сообщение: "Фадеев! Я Петров! Нахожусь там-то, веду бой, помоги!", советские асы, не задумываясь, бросались на помощь, а там их уже поджидали особые "охотники", такие, как "кубанский лев" Иоганн Визе ...

Немцы же своим известным асам позывные часто меняли. Например, будущий ас ╧1 люфтваффе Эрих Хартман в боях на Кубани участвовал под своей фамилией, а уже став известным, фамилию менял. В частности, под Курском он уже летал под псевдонимом "Рабутски".

Попробуем все-таки оценить потери в воздушных боях. О наших потерях на Кубани даже спустя 50 лет после окончания войны полностью достоверных данных нет, хотя публикации есть. Нужно оценить боевые потери самолетов, сбитых в воздушных боях или сбитых зенитной артиллерией противника, и не включать в это число те, которые разбились при перелетах, учебных полетах на фронтовых аэродромах, хотя и эти потери, естественно, считаются боевыми. Немцы, например, различают такие потери: "погиб под воздействием противника" и "погиб без воздействия противника". Вот данные из немецких архивов о потерях летчиков 52-й истребительной эскадры на Кубани с 17.04 по 17.06 1943 года. Всего потеряно 35 летчиков (убиты, ранены, пропали без вести). Указаны имена, фамилии и воинские звания. Учитывая, что здесь сражались три истребительные эскадры такого же уровня подготовки, то потери истребителей по аналогии можно будет оценить: 35х3=105 человек. В румынской, словацкой и хорватской эскадрильях было 60 летчиков. Так как их подготовка была гораздо хуже, можно ожидать, что они потеряли до 50% летного состава, то есть 30 летчиков. Получается: потери летчиков-истребителей на Кубани за этот период составили около 135 человек, что составляет почти 50% первоначального состава. Кстати, 30 апреля 1943 года в воздушном бою на Кубани был тяжело ранен лейтенант Ешоннек, сын начальника генерального штаба люфтваффе генерал-полковника Ешоннека, также учившегося в Липецкой авиашколе в период тесного сотрудничества рейхсвера и Красной Армии. Рассказ сына о возросшей мощи советской авиации удручающе подействовал на начальника генерального штаба, отвечающего за подготовку и ведение боевых действий люфтваффе.

На Кубани действовала и особая эскадрилья ночных истребителей под командованием оберлейтенанта Петцольда. Эта эскадрилья,. умело используя радиосвязь, четко взаимодействовала с зенитчиками и прожектористами, нанося большие потери советским ночным бомбардировщикам. Сама же она потерь практически не понесла. Точных данных о потерях немецкой бомбардировочной и разведывательной авиации за данный период у меня пока нет, но нужно отметить, что на Кубани действовали опытные летчики и в том числе самый известный - полковник Рудель. Самолеты имели надежное прикрытие истребителями по пути следования к цели и обратно, а также над полем боя. Однако советские командиры уже научились хорошо пользоваться радиостанциями и наводили истребителей по радио. Истребители имели самую главную задачу: сбивать в первую очередь немецкие бомбардировщики, не допуская их к цели, поэтому потери немецких бомбардировщиков были значительными, особенно среди пикирующих бомбардировщиков Ю-87. Воздушные бои и сражения, проведенные на Кубани, показали возросшее мастерство летного состава и авиационных командиров. Четко была организована система оповещения и наведения истребителей на противника, широко применялось наращивание авиационных сил в ходе воздушного сражения. Широко применялись вертикальный маневр, эшелонирование по высоте боевых порядков, своевременный ввод в сражение резервов, управление групповым воздушным боем с наземных пунктов управления. Истребители часто применяли способ "свободной охоты" и блокирование аэродромов противника. Перехват бомбардировщиков осуществлялся сильными маневренными группами истребителей на дальних подступах к линии фронта.

На Кубани немцы встретились уже с более организованным противником, который за прошедший период войны многому научился и стал представлять собой все более грозную силу. Ас ╧1 Германии Эрих Хартман, который с октября 1942 года и до конца войны сражался на восточном фронте, приводя список потерь своей 52-й истребительной эскадры, самой лучшей по результативности в истребительной авиации, говорил об этом периоде войны: "Этот список потерь помогает разрушить легенду о том, что с русскими было гораздо легче воевать. Особенно с 1943 года об этом не могло быть и речи. Интересно, что известные немецкие асы, сражавшиеся на западном фронте, а затем переброшенные на восточный, вскоре погибали или попадали в плен. Вспомните, например, таких асов, как Аси Ган, Зигфрид Шнель, Герхард Хомут, Эрих Лейе. Причины различны: психологические, технические, материальные и даже погодные. Многое зависело от тылового снабжения и организации аэродромной службы. Восточный и западный фронты нельзя сравнивать ...".

Особо хотел бы остановиться на действиях на Кубани немецкой зенитной артиллерии. Зенитных средств было немало: здесь действовали все штатные дивизионы пехотных дивизий 5-го армейского корпуса и приданных ему частей. Там же действовала особая 9-я зенитная дивизия люфтваффе. В моей библиотеке есть изданная в ФРГ книга "От Кубанского плацдарма до Севастополя". Автор книги - командир этой дивизии генерал-лейтенант Пиккерт, сильный и умный противник. Ранее дивизия входила в состав армии Паулюса, была в "котле". К концу сражения под Сталинградом остатки личного состава и артиллерии дивизии были приданы другим частям, а ее штаб на самолетах был переброшен на Кубань, где была воссоздана под тем же номером за счет пополнения из Германии.

Имея на вооружении крупно-, средне- и мелкокалиберные пушки, артиллеристы могли вести прицельный и заградительный огонь по целям, летящим на разных высотах. Спаренные 20-миллиметровые пушки были установлены на самодвижущихся лафетах. Хорошо организованное с командных пунктов взаимодействие по радио между истребителями и зенитчиками давало возможность встречать советские самолеты заградительным огнем.

Согласно немецким документам, в этой моторизованной зенитной дивизии было 779 стволов и 196 прожекторных установок. Командир дивизии был одновременно и командующим всей зенитной артиллерией Крыма. На Кубанском полуострове находился полк этой дивизии, который одновременно координировал здесь действия всей зенитной артиллерии. От огня зенитной артиллерии было много потерь среди советских штурмовиков Ил-2, которые атаковали с бреющего полета. С того времени, как на Ил-2 появились стрелки, их больше сбивали зенитки, чем истребители противника.

Перелом

Перед операцией "Цитадель", по данным архивных документов люфтваффе, состав авиационных группировок противоборствующих сторон выглядел так:

Таблица 12

Типы самолетов 4-й и 6-й воздушные
флоты
2, 16 и 17 воздушные
армии ВВС РККА
1. Бомбардировщики 660 502
2. Штурмовики и пикировщики 540 900
3. Истребители 630 1062
4. Ночные бомбардировщики 80 172
5. Разведчики 140 14
ВСЕГО: 2050 2650

4-й воздушный флот действовал в районе Белгорода, 6-й - Курска. На орловское направление нацеливалась 1-я воздушная дивизия.

В 15 часов 4 июля 1943 года немецкая авиация нанесла мощный удар по оборонительным позициям советских войск. Как считал начальник генерального штаба люфтваффе генерал Ешоннек, лично руководивший здесь авиацией, по своим результатам он должен был стать решающим. В 3 часа 5 июля экипажи немецких бомбардировщиков еще готовились к массированному налету на советские аэродромы, а в это время более 100 советских штурмовиков и около 300 истребителей уже атаковали аэродромы VIII-го воздушного корпуса. Правда, немцам все же удалось поднять значительную часть своих самолетов для выполнения поставленной задачи. Но фактор внезапности, боевая инициатива были утрачены. И, хотя немецкая авиация при начавшемся отступлении своих войск достаточно эффективно их прикрывала, сдерживая продвижение советских танков и механизированных соединений и частей, решающего влияния на ход боевых действий она оказать уже не смогла. С 5 июля по 23 августа советские летчики совершили 118 тысяч самолето-вылетов и уничтожили большое количество немецких самолетов, завоевав господство в воздухе. Это была катастрофа, и, думается, многие руководители люфтваффе понимали ее последствия. Так, генерал Ешоннек, не дожидаясь "оргвыводов" за провал своей миссии в Курском сражении и разгрома ракетной базы в Песнемюнде авиацией союзников, покончил с собой.

Как показали дальнейшие события войны, Германия так и не могла восполнить понесенные авиацией потери.

А в России темпы производства авиационной техники и вооружений быстро росли, что позволяло командованию Красной армии и не только компенсировать боевые потери в частях, но и формировать новые авиационные соединения, создавать крупные резервы, перевооружать полки и дивизии на технику, не только не уступавшую, но по ряду тактико-технических характеристик превосходившую соответствующие типы немецких самолетов.

Уже в феврале 1942 года руководство авиационной промышленности Германии отмечало: "Захваченные в качестве трофеев советские самолеты доказывают, что в последние годы имел место неожиданный технический рывок в развитии самолетостроения в СССР. Причем в отдельных областях отмечается их конкурентоспособность по сравнению с лучшими изделиями Европы и Америки". А вот строки из документа, датируемого апрелем 1942 года: "Необходимо отметить, что советское моторостроение сделало неожиданно большой рывок и не только в количественном, но и в качественном отношении по сравнению с другими воюющими государствами".

Существенные изменения произошли не только в техническом оснащении советских ВВС. На более высокую ступень в своем развитии поднялись оперативное искусство и тактика родов авиации, управление войсками и планирование боевых действий, организация взаимодействия. Все эти и другие факторы, в том числе морально-психологический, делают вывод исследователи, сыграли решающую роль в изменении соотношения сил в воздушной войне.

Война покатилась на Запад - туда, откуда пришла ...

О мастерстве и отваге советских авиаторов в советской печати написано немало. Интересно посмотреть на войну в воздухе и глазами противника. Ас ╧2 Германии, командир 52-й истребительной эскадры подполковник Бакгорн, совершивший около 1200 боевых вылетов, говорит в книге "Хорридо": "Я сражался против всех видов советских самолетов, и в том числе полученных по ленд-лизу. Лучшим истребителем считаю Як-9 ... В начале войны русские летчики были неосмотрительны в воздухе, действовали сковано, и я их легко сбивал неожиданными для них атаками, но все же нужно признать, что они были намного лучше, чем пилоты других европейских стран, с которыми нам приходилось сражаться. В процессе войны русские летчики становились все более умелыми воздушными бойцами. Приведу пример. Однажды, в 1943 году, так получилось, что мне пришлось на Ме-109Г сражаться с одним советским летчиком, летавшем на ЛаГГ-3. Кок его машины был выкрашен в красный цвет. Это был летчик из гвардейского полка. Это мы знали из данных нашей разведки. Наш бой продолжался около 40 минут, и я не смог его одолеть. Мы вытворяли на своих машинах все, что только знали и могли. Все же были вынуждены разойтись. Да, это был настоящий мастер!".

По данным архивных документов, немецкая авиация с 22 июня 1941 года по 31 декабря 1943 года потеряла только истребителей около 15 тысяч. Из них на Западном фронте и над Германией при отражении налетов англо-американской авиации был сбит 2581 немецкий самолет, или 17 процентов от общего числа потерь.

Несмотря на то, что промышленность Германии постоянно увеличивала выпуск самолетов и в 1943 году довела их производство до 25 тысяч, даже это огромное число машин не покрывало боевых потерь. К началу 1944 года на Восточном фронте было сосредоточено 3340 самолетов из 6 тысяч, находившихся в составе люфтваффе. Вроде бы немало. Но вот сведения о потерях истребителей только за два месяца: в феврале советские летчики уничтожили 466, в марте - 431 самолет. По подсчетам, основанным на изучении документов люфтваффе, ежемесячные потери противника превышали число поступавших в немецкие части истребителей с заводов и после ремонта.

Вынужденные перемены коснулись и системы подготовки летного состава люфтваффе. Вот факты: если в 1942 году обязательный налет для курсантов летних школ был определен в 260 часов, то в 1943 он сократился до 110, в 1944 году - до 50 часов.

Количество немецких самолетов всех типов на советско-германском фронте составляло на заключительном этапе войны примерно половину наличных сил люфтваффе и колебалось вокруг цифры 2500.

Руководители люфтваффе пытались хоть как-то повлиять на соотношение сил в воздухе, форсируя разработки реактивной техники. В 1944 году в боевых действиях начали применяться самолеты с реактивными двигателями: Ме-163 В-1, Ме-262 А-1, Хе-162 А-2, Ар-234, но их было мало, они были несовершенны, чем объяснялось большое число аварий и катастроф. Таким образом, новое оружие играло скорее пропагандистскую роль, чем военную.

10 июля 1943 года англо-американские войска высадились на Сицилии. В то же время их авиация совершала массированные налеты на города Германии. Для усиления ПВО рейха часть истребительных эскадр была снята с Восточного фронта. Военное руководство Германии искало пути перелома складывающейся военной ситуации. Одна из концепций предусматривала создание сверхдальних бомбардировщиков, способных достигать как американского континента, так и военно-промышленных объектов СССР, вплоть до Урала. Ускоренно велась и доработка существующих бомбардировщиков. При 6-м воздушном флоте генерал Грейм создал специальное соединение, предназначенное для нанесения бомбовых ударов по крупным промышленным центрам в советском тылу: в Астрахани, Саратове, Туле, Ярославле и других городах. Однако наступление советских войск заставило немецкое командование перенацелить специально подготовленные для этих целей 3-ю, 4-ю и 55-ю эскадры на поддержку отступающих войск.

Можно считать, что с начала 1944 года в войне в воздухе был открыт второй фронт. В феврале над Германией и на западном направлении было сбито 533 немецких истребителя, а на восточном - 446. В марте соответственно - 567 и 431. Имеются данные, что на 26 марта 1944 года на советско-германском фронте люфтваффе располагали 326 боевыми истребителями - вдвое меньше, чем на Западе.

По мере наступления советских войск вермахт и люфтваффе стремились любыми способами сдержать этот натиск. Например, для того, чтобы остановить советские войска на рубеже реки Висла, немецкое командование вынужденно было снять 150 бомбардировщиков с Западного фронта и перебросить часть сил 4-го воздушного флота из Румынии. "Латание дыр" на различных участках фронтов приводило к большим потерям. В люфтваффе все больше ощущалась нехватка летного состава.

Во время проведения советскими войсками Висло-Одерской операции немецкое руководство почти всю свою авиацию перебросило на противодействие им. К 3 февраля 1945 года количество боевых самолетов здесь составило 1838 единиц. Об интенсивности их использования говорит такой факт: вместо обычных 500-600 вылетов в день немцы стали выполнять до 1000, а в отдельных случаях даже до 2000.

Но это была уже агония.

Советские ВВС, численно превосходя противника более чем втрое, нанесли ему сокрушительное поражение. Ни реактивные самолеты, ни тем более 10 экипажей гитлеровских камикадзе, специально подготовленных для нанесения ударов по переправам через Одер, не могли отодвинуть крах люфтваффе и всей фашистской военной машины.

Война пришла туда, откуда начиналась ...

И об этих следует сказать

Естественно, в процессе своих послевоенных исследований я искал и ответа на вопросы: как немцы относились к нашим летчикам, попавшим к ним в плен, как оценивали их бойцовские качества. Узнал и о беспримерном мужестве пленных летчиков, но пришлось столкнуться и с предательством: в армии Власова, оказывается, была и авиация.

С началом боевых действий, учитывая беззаветную храбрость советских летчиков, совершивших воздушные тараны, а также направлявших подбитые и горящие машины в скопления немецкой техники, Геринг отдал приказ: уцелевших после воздушных и наземных огненных таранов летчиков, после допроса, расстреливать.

Вообще к авиаторам было особое отношение: для летного и наземного персонала советских ВВС были созданы отдельные лагеря военнопленных, так как немцы считали, что в авиации служили наиболее преданные коммунизму люди - "сталинские соколы". В люфтваффе говорили: "Наши орлы воюют против сталинских соколов".

В первые дни войны на восточном фронте Геринг отдал приказ о расстреле в воздухе летчиков, спасающихся на парашюте. Позже, в 1943 году приходилось уже учитывать, что за такие действия, произведенные на виду большого количества людей, когда-нибудь, возможно, придется отвечать. Например, в приказе командующего немецкими войсками в Крыму 31 августа 1943 года отмечалось, что "... В последнее время отмечаются случаи, когда в тылу немецких войск выбросившиеся с парашютом советские летчики обстреливаются немцами и многие из них гибнут. Это недопустимо, ибо их нужно допросить, получить от них интересующие командование сведения. Запрещается стрелять по парашютистам кроме того и в таких случаях: а) когда видно, что спускающийся на парашюте вражеский летчик приземляется на своей территории; б) когда вражеские парашютисты приземляются в тылу наших войск и нет возможности их захватить в плен. Об этом немедленно нужно сообщить в соседние воинские части, чтобы организовать поимку. Захваченных парашютистов немедленно сдавать в разведотдел ...".

В начальный период войны в немецкий плен попало много авиаторов из наземных служб, ибо они отходили на восток последними, выпустив в полет летчиков, зачастую, когда немецкие танки уже врывались на аэродром. Летчики попадали в плен, потеряв ориентировку или сев на уже занятый немцами аэродром, о чем они не знали. Попадали в плен и после прыжка с парашютом из горящего самолета. Добровольные перелеты на сторону противника были чрезвычайно редки, хоть немецкая пропаганда и утверждала, что перелеты в плен были массовыми. Но предатели все-таки были.

Война, как и любое резкое изменение жизни страны, поднимает из глубин души как самое светлое, так и самое темное. Появляется желание использовать изменение обстановки для достижения давно вынашиваемых планов. В Красной Армии служили и бывшие солдаты и офицеры белой армии, из которых далеко не все примирились с советской властью, жертвы раскулачивания, расказачивания, обиженные советской властью в ходе бескомпромиссной борьбы с религией, недовольные методами проведения национальной политики и т.д. И просто расчетливые трусы, посчитавшие, что с советской властью покончено.

Были такие и среди летчиков.

На основании архивных документов и послевоенных публикаций немецких авторов относительно авиации армии Власова вырисовывается такая картина. В августе 1942 года бывшие советские летчики майор Филатов, капитан Ракушинский, лейтенант Плющев и, возможно, другие, в Осинторфе (Осиновке) под Оршей, предложили свои услуги немцам. Осенью 1942 года под командованием майора Филатова было создано подразделение при группе армий "Центр". По сведениям из архивных документов, действовало оно до февраля 1943 года. Начальником штаба этого подразделения был полковник Рил (национальность не указана), а затем полковник Боярский. Авиационным подразделением это формирование назвать трудно: фактически это была использовавшаяся немцами в борьбе с партизанами стрелковая бригада, в которой служили советские военнопленные и эмигранты. Правда, в ней было несколько летчиков.

Известны случаи использования пленных авиамехаников, мотористов для работы под присмотром немцев, в частности, на аэродроме Заднепровье (район Смоленска).

На должность командующего власовской авиацией немцы готовили бывшего генерала Мальцева, 1895 года рождения, происхождения из крестьян Владимирской области. В Красной Армии он служил с 1918 года, до 1937 года был членом ВКП(б). Командовал ВВС Сибирского военного округа, впоследствии репрессирован. В 1939 году реабилитирован и назначен начальником санатория Гражданского Воздушного Флота в Ялте. После оккупации немцами Ялты стал ее бургомистром.

В 1943 году вербовка советских летчиков в спецлагерях для авиаторов, где режим был очень строгим, в армию Власова, активизировалась. Сборный пункт для летчиков был в городе Сувалки. После отбора кандидатов их в течение двух месяцев учили, затем восстанавливали воинские звания, которые они имели в Красной Армии, и направляли в авиагруппу "Хольстерс" (по фамилии командира авиагруппы) в район Морицфельде возле города Инстенбург (Восточная Пруссия). Здесь летчики восстанавливали свои летные навыки на советской трофейной авиатехнике. Обслуживали эти машины также бывшие военнопленные и, возможно, эмигранты. Часть авиационных инженеров направлялась на аэродром Берлин-Темпельсгоф, где они вместе с немцами изучали трофейные новые советские самолеты.

Летчики учились летать и на немецких самолетах. Затем их использовали в основном в качестве "перегонщиков" немецких самолетов с заводских аэродромов на аэродромы люфтваффе.

В Прибалтике действовали 11-я авиагруппа, включавшая три эскадрильи эстонских летчиков, 12-я авиагруппа из двух эскадрилий латышей, и 1-я, "восточная" эскадрилья - из русских. По немецким данным, "русская" эскадрилья до июня 1944 года совершила не менее 500 боевых самолето-вылетов против "своих". В Белоруссии против партизан воевало 9 экипажей-предателей на самолетах У-2. Отдельные экипажи, состоящие из бывших советских граждан, воевали и в составе немецких авиаэскадр. Некоторые из бывших советских летчиков были награждены немецкими орденами.

Вот данные о некоторых "бывших сталинских соколах".

Полковник Ванюшин - бывший начальник штаба ВВС Орловского военного округа, а затем командующий авиацией 20-й общевойсковой армии; Герои Советского Союза капитан Бычков и старший лейтенант Анпилевский; капитан Метл из ВВС Черноморского флота; капитаны Артемьев, Победоносцев, майор Суханов и другие. Воззвания к авиаторам о переходе на сторону немцев подписывали Бычков, Анпилевский, женщина майор Ситникова, бывший начальник связи 205 истребительной авиадивизии, дезертировавший из Красной Армии командир полка полковник Будак, летчик Хакимов и другие.

Конечно, нужно критически относиться к публикациям немцев, ибо эти обращения были частью проводившейся ими пропаганды с целью перехода солдат и офицеров Красной Армии на их сторону, однако нужно осторожно относиться и к оправданиям тех, кто якобы подписывал обращения. Может быть, кто-то из них пытался схитрить, вырваться из ада лагерей и потом как-нибудь перелететь к своим, но жизнь сурова ... После окончания войны около 200 авиаторов из армии Власова были по требованию советского правительства возвращены из Франции в СССР. На суде над Власовым и его сообщниками в качестве свидетелей выступили Бычков, Анпилевский, майор Тарновский, которые заявили, что их насильно зачислили в армию Власова и они воззваний не подписывали, и что это сделали за них немцы. Генерал-майор Мальцев во Франции пытался покончить с собой, но его вылечили, доставили в Москву на суд и по решению военного трибунала повесили вместе с Власовым и другими предателями.

Надо отметить, что авиация армии Власова реальной военной силой не обладала и играла скорее пропагандистскую роль. Одна истребительная эскадрилья из 15 самолетов, бомбардировочные эскадрильи, состоящие одна - из 5 бомбардировщиков Хе-111, другая - из 12 пикировщиков Ю-87, несколько учебных самолетов и самолетов связи, уже упомянутые несколько У-2, влияния на ход войны оказать не могли. Да и сама армия Власова тоже была не очень многочисленной и не надежной. Немцы боялись ее держать на фронте целиком и использовали только отдельные подразделения под тщательным своим контролем ...

Большинство советских летчиков и в плену остались верными присяге. Пример тому - судьба летчика-истребителя Девятаева из авиадивизии А.И.Покрышкина. Ему удалось на немецком аэродроме захватить бомбардировщик Хе-111 и вместе с несколькими другими военнопленными перелететь через линию фронта. После подвига - снова лагерь, теперь уже советский. Когда Девятаева реабилитировали и встал вопрос о присвоении ему звания Героя Советского Союза, совет профессионалов в Главном штабе ВВС обсуждал вопрос: мог ли летчик-истребитель, никогда не летавший и на своих бомбардировщиках, поднять в воздух и перегнать через линию фронта вражеский бомбардировщик? Один из "околоавиационных" генералов упорно доказывал, что не мог, если только его не готовили немцы. Но другой генерал, заслуженный летчик-фронтовик, убежденно доказывал, что есть обстоятельства, в которых смелый и умелый может все. Так Девятаев стал Героем Советского Союза. Как жаль, что такой генерал не встретился ему раньше, перед отправкой в "родной" лагерь!..

Цифры

Не многие читатели любят цифры, но для человека, который действительно хочет в чем-то разобраться нет ничего лучше цифр. Поэтому я закончу свою работу цифрами самолетного парка Германии и потерь люфтваффе, сведенными в таблицы, на основании немецких архивных документов.

Таблица 13

Самолетный парк люфтваффе во Второй Мировой войне
Месяц, число Количество
1940 г. 
На 11 мая5298 единиц
1941 г. 
21 июня5599 + 596 в резервных частях. Всего - 6195
6 декабря5245
1942 г. 
31 января5421
28 февраля4063
28 марта4442
30 апреля4684
31 мая5856
30 июня5976
31 июля5740
31 августа5819
30 сентября5852
31 октября5904
30 ноября5451
31 декабря5168 + 1293 в резервных частях. Всего - 6461
1943 г. 
31 января5044
28 февраля5542
31 марта6434
30 апреля6498 + 1600 в резервных частях. Всего 8098
31 мая6882 + 1682 в резервных частях. Всего 8564. Кроме того:
почтовых - 321, связи - 139, ночных штурмовиков - 220, морских - 103
30 июня7089 + 1595 в резервных частях. Всего - 8684
31 июля6203 + 1551 в резервных частях. Всего - 7754
31 августа6097 + 1545 в резервных частях. Всего 7642. Кроме того: почтовых - 315,
связи - 152, ночных штурм. - 206, морских - 112, грузовых планеров - 1535
30 сентября6077 + 1542 в резервных частях. Всего - 7619. Кроме того: почтовых - 293,
связи - 148, ночных штурм. - 228, морских - 111, грузовых планеров - 1446
31 октября6334 + 1489 в резервных частях. Всего - 7823. Кроме того: почтовых - 318,
связи - 147, ночных штурм. - 264, морских - 116, грузовых планеров - 1263
30 ноября6476 + 1617 в резервных частях. Всего - 8093. Кроме того: почтовых - 318,
связи - 152, ночных штурм. - 262, морских - 110, грузовых планеров - 1280
31 декабря6584 + 1660 в резервных частях. Всего - 8244. Кроме того: почтовых - 323,
связи - 150, ночных штурм. - 296, морских - 98, грузовых планеров - 1310
1944 г. 
31 января6730 + 1660 в резервных частях. Всего - 8390. Кроме того: почтовых - 355,
связи - 152, ночных штурм. - 314, морских - 107, грузовых планеров - 1292
29 февраля6771 + 1714 в резервных частях. Всего - 8485. Кроме того: почтовых - 402,
связи - 136, ночных штурм. - 372, морских - 114, грузовых планеров - 1303
31 марта6642 + 1600 в резервных частях. Всего - 8242. Кроме того: почтовых - 427,
связи - 138, ночных штурм. - 417, морских - 129, грузовых планеров - 1258
30 апреля6488 + 1601 в резервных частях. Всего - 8089. Кроме того: почтовых - 385,
связи - 116, ночных штурм. - 551, морских - 121, грузовых планеров - 1155
31 мая6725 + 1567 в резервных частях. Всего - 8292. Кроме того: почтовых - 444,
связи - 150, ночных штурм. - 424, морских - 131, грузовых планеров - 814
30 июня6519 + 1569 в резервных частях. Всего - 8088. Кроме того: почтовых - 443,
связи - 295, ночных штурм. - 563, морских - 131, грузовых планеров - 839
31 июля6590 + 1250 в резервных частях. Всего - 7840. Кроме того: почтовых и связи
не показано, ночных штурм. - 551, морских - 115, грузовых планеров - 638
31 августа6483 + 1344 в резервных частях. Всего - 7827. Кроме того: почтовых - 443,
связи - 245, морских - 118, грузовых планеров - 943
30 сентября6762 + 1488 в резервных частях. Всего - 8250. Остальные не показаны
31 октября7338 + 1247 в резервных частях. Всего 8585
30 ноября7666 + 1523 в резервных частях. Всего 9189
31 декабря6910 + 1854 в резервных частях. Всего 8764
1945 г. 
1 января8764 (в фронтовые соединения вошли и резервные части)
1 февраля8365
1 марта8753
1 апреля7835

Таблица 14

Наличные силы самолетов люфтваффе на Советско-Германском фронте
с июля 1941 г. по декабрь 1944 г.
Год Месяц Ближние
развед-
чики
Дальние
развед-
чики
Истре-
бители
Тяжелые
бомбарди-
ровщики
Бомбар-
диров-
щики
Пикирующие
бомбарди-
ровщики
Самолеты
морской
авиации
Всего: % от
общего
кол-ва
1941 июль
сентябрь
декабрь
400
331
298
246
237
221
763
677
619
81
82
68
830
834
768
316
297
269
32
34
25
2668
2492
2268
68,1
59,8
58,5
1942 март
июнь
сентябрь
декабрь
246
242
253
256
200
196
196
195
562
544
554
553
74
85
105
109
686
693
707
685
255
263
266
265
18
16
22
24
2041
2039
2103
2089
47,8
46,8
47,5
46,9
1943 март
июнь
декабрь
253
254
243
195
196
191
548
549
525
109
116
411
662
650
609
264
275
-
24
26
31
2055
2066
2010
45,9
45,2
42,7
1944 март
июнь
сентябрь
декабрь
247
246
247
249
189
186
182
180
513
504
495
490
427
443
462
471
574
556
538
510
-
-
-
-
33
34
33
34
1983
1969
1957
1934
41,3
40,6
40,1
38,9

Таблица 15

Распределение самолетов люфтваффе по фронтам с августа 1943 г. по ноябрь 1944 г.
  август
1943 г.
октябрь
1943 г.
декабрь
1943 г.
январь
1944 г.
март
1944 г.
май
1944 г.
июнь
1944 г.
август
1944 г.
ноябрь
1944 г.
Советско-германский
фронт
2896 2312 2888 2726 2999 3215 3267 2948 2675
Западный фронт 744 936 1147 1303 1037 1039 1450 1130 1356
Итальянский фронт 841 571 341 441 556 424 353 189 104
Балканский фронт 451 583 537 533 604 564 567 566 -
В районе Норвегии 203 217 170 165 202 197 204 218 295
ПВО Германии 1498 1526 1537 1482 1627 1625 1572 1284 2096
Итого 6633 6145 6620 6650 7026 7064 7413 6335 6526

Таблица 16

Потери самолетов люфтваффе на фронтах с 22 июня 1941 г. по 14 марта 1942 г.

Период



 
1941 г.
22.06-28.06
29.06-05.07
06.07-12.07
13.07-19.07
20.07-26.07
27.07-02.08
03.08-09.08
10.08-16.08
17.08-23.08
24.08-30.08
31.08-06.09
07.09-13.09
14.09-20.09
21.09-27.09
28.09-04.10
05.10-11.10
12.10-18.10
19.10-25.10
26.10-01.11
02.11-08.11
09.11-15.11
16.11-22.11
23.11-29.11
30.11-06.12
07.12-13.12
14.12-20.12
21.12-27.12
28.12-03.01.42 г.
1942 г.
04.01-10.01
11.01-17.01
18.01-24.01
25.01-31.01
01.02-07.02
08.02-14.02
15.02-21.02
22.02-28.02
01.03-07.03
08.03-14.03

Общие потери
за неделю

полностью
уничтожено
повреж-
дено
  
335185
14367
11866
8847
12355
9144
7336
8553
6928
6737
5727
6846
6722
4619
4424
5331
5732
4225
2923
4936
2618
3119
3128
2817
1517
3619
3426
3821
  
4633
3817
4519
4617
4129
6549
3929
6449
8449
4933

Из них потери на
советско-германском фронте

полностью
уничтожено
повреж-
дено
в % к общим
потерям
   
28016585,5
1215985,7
724563,5
674180,0
874674,7
763380,7
502467,9
643874,0
432866,4
552778,8
381967,9
523071,9
511574,1
411687,5
371677,9
412983,3
412169,7
231759,7
191667,3
312262,3
171572,7
161664,0
202067,8
141053,3
101165,6
161658,2
171858,3
251365,5
   
292669,6
24960,0
341779,7
261158,7
262268,6
303052,6
322177,9
423769,9
634480,5
222253,6
Уточненные данные
потерь нарастающим
итогом на советско-
германском фронте
полностью
уничтожено
повреж-
дено
  
--
429247
550336
719452
849532
968606
1063662
1148721
1211767
1283812
1356852
1445912
1510948
1578983
16401026
17131076
17831118
18261155
18891198
19481242
19791280
20261305
20551330
20811344
21101366
21511379
21781406
22131435
  
22591475
23001493
23501522
23811539
24281567
24821606
25251634
25471691
26501768
26871810

Таблица 17

Потери личного состава летных частей и самолетов люфтваффе
за период с 1 по 31 августа 1942 г. на фронтах*)
Фронт Убитых Раненых Пропавших
без вести
Полностью
потеряно
самолетов
Повреждено
самолетов
Советско-германский
фронт
842 1168 2196 2087 1624
Западный фронт 494 265 901 979 411
Северная Африка
и Средиземноморье
320 257 920 775 280
Общие потери
на фронтах:
1656 1690 4017 3541 2315
ПВО Германии
и потери в Германии
899 553 55 1020 1425
Всего потеряно: 2553 2243 4072 4561 3740

*) Данные подготовлены для доклада Гитлеру 7 сентября 1942 г.

Таблица 18

Потери самолетов люфтваффе с сентября 1943 г. по октябрь 1944 г.
(всего, в скобках - полностью)
Месяц Италия -
Балканы
Запад и
Северная Европа
ПВО
Германии
Восточный
фронт
Всего
1943 г.          
сентябрь 545 (401) 556 (279) 426 (267) 572 (341) 2099 (1288)
октябрь 372 (253) 399 (212) 628 (341) 539 (277) 1938 (1083)
ноябрь 312 (214) 328 (169) 527 (338) 343 (183) 1510 (904)
декабрь 212 (127) 371 (223) 457 (283) 282 (161) 1322 (794)
1944 г.          
январь 376 (238) 587 (303) 674 (433) 472 (270) 2109 (1244)
февраль 287 (193) 655 (321) 846 (521) 477 (270) 2265 (1305)
март 390 (239) 756 (426) 1043 (612) 706 (369) 2895 (1646)
апрель 470 (312) 791 (405) 1274 (759) 917 (459) 3452 (1935)
май 490 (310) 646 (361) 1460 (863) 642 (308) 3238 (1842)
июнь 234 (149) 1686 (1096) 955 (424) 588 (312) 3463 (1954)
июль 201 (132) 1177 (729) 1269 (628) 1130 (647) 3777 (2136)
август 171 (89) 1112 (749) 1157 (609) 849 (520) 3289 (1967)
сентябрь 296 (223) 324 (230) 1328 (799) 412 (229) 2360 (1481)
октябрь 112 (91) 397 (239) 763 (387) 671 (423) 1943 (1140)
Всего: 4468 (2971) 9785 (5715) 12807 (7264) 8600 (4769) 35660 (20719)

Поврежденные самолеты: разница между всего и полностью.

Далее необходимо дать потери личного состава люфтваффе, но я решил дополнить их потерями всех вооруженных сил Германии по тот период, по который они еще подсчитывались. Цифры взяты из очень редкой книги немецкого историка Фрица Гана "О потерях вермахта в людях и технике", который в свою очередь взял их из последних докладов Генштаба Гитлеру. Безвозвратные потери немцев от начала войны до 1.09.1944 г. даны в табл.19.

Таблица 19

Безвозвратные потери вермахта по периодам 2-й Мировой войны, человек
(в скобках - в том числе офицеры)
    1.9.39-
1.9.40
1.9.40-
1.9.41
1.9.41-
1.9.42
1.9.42-
1.9.43
1.9.43-
1.9.44
Итого:
Сухо путные войска          
Убито Против-
ником
Травмы,
болезни,
самоуб.
?
Пригов.
к смерти
Всего
убитых
64204
(3239)

12159
(821)
-

485 (3)
76848
(4063)
122585
(6230)

17399
(1355)
2

392 (-)
140378
(7585)
422311
(15399)

31021
(1886)
9

1394 (8)
455635
(17293)
374084
(13341)

36570
(2026)
73

2282 (23)
413009
(15390)
570882
(20386)

49591
(1894)
139

3257 (35)
623869
(22315)
1554066
(58595)

147640
(7982)
223

7810 (69)
1709739
(66646)
Другие
причины
Без вести
пропавшие
и пленные
Из них
пленные
Уволены

Предатели

2038
(64)
488
(20)
16644
(227)
4 (-)

8769
(229)
1222
(49)
38894
(724)
3 (-)

58049
(1119)
11002
(299)
58818
(1697)
22 (-)

33094
(9339)
43547
(1928)
98987
(1964)
230 (-)

1141069
(14406)
185841
(4518)
165765
(2747)
334 (-)

1540829
(25157)
242100
(6814)
379108
(7341)
593 (-)
Всего потерь 95534
(4354)
188044
(8538)
572574
(20109)
843130
(26675)
1931037
(39468)
3630269
(99144)
Люфт ваффе (ВВС)          
Убито Против-
ником
Травмы,
болезни,
самоуб.
?
Пригов.
к смерти
Всего
убитых
6480
(925)

1573
(123)
1

26 (-)
8080
(1048)
11631
(1373)

2642
(205)
-

40 (-)
14313
(1578)
17842
(1231)

4269
(237)
2

135 (2)
22248
(1470)
31117
(2188)

4903
(252)
19

274 (2)
36313
(2442)
63464
(3059)

4844
(270)
25

500 (11)
68833
(3340)
130534
(8776)

18231
(1087)
47

975 (15)
149787
(9878)
Другие
причины
Без вести
пропавшие
и пленные
Из них
пленные
Уволены

Предатели

1989
(383)
799
(100)
1549
(17)
-

4360
(789)
1857
(448)
3948
(52)
1 (-)

6479
(915)
1034
(78)
14291
(151)
-

53993
(2607)
3988
(383)
11025
(227)
13 (-)

74199
(3015)
19441
(791)
18047
(304)
18 (-)

141020
(7709)
27113
(1800)
48860
(751)
32 (-)
Всего потерь 11618
(1448)
22062
(2419)
43018
(2536)
101344
(5276)
161097
(6659)
339699
(18338)
Военно- морской флот          
Убито Против-
ником
Травмы,
болезни,
самоуб.
?
Пригов.
к смерти
Всего
убитых
3021
(183)

400
(41)
-

4 (-)
3425
(224)
4218
(198)

1249
(116)
-

13 (-)
5480
(314)
5557
(307)

2042
(207)
-

119 (-)
7418
(514)
12412
(911)

2562
(216)
-

228 (3)
15202
(1130)
16108
(820)

3777
(258)
-

364 (1)
20249
(1079)
41016
(2419)

10030
(838)
-

728 (4)
51774
(3261)
Другие
причины
Без вести
пропавшие
и пленные
Из них
пленные
Уволены

Предатели

1393
(52)
1390
(52)
151
(2)
-

1099
(74)
1062
(71)
360
(7)
-

1316
(90)
1172
(80)
2968
(80)
7 (-)

5070
(302)
2087
(144)
2491
(88)
49 (-)

23327
(1340)
3277
(178)
4414
(84)
51 (5)

32205
(1858)
8988
(525)
10384
(261)
107 (5)
Всего потерь 4969
(278)
6939
(395)
11709
(684)
22812
(1520)
48041
(2508)
94470
(5385)
Всего вермахт            
Убито Против-
ником
Травмы,
болезни,
самоуб.
?
Пригов.
к смерти
Всего
убитых
          1725616
(69790)

179901
(9907)
270

9513 (88)
1911300
(79785)
Другие
причины
Без вести
пропавшие
и пленные
Из них
пленные
Уволены

Предатели
         
1714054
(34724)
278201
(9139)
438352
(8353)
732 (5)
Всего потерь           4064438
(122867)

Не менее интересными представляются и цифры потерь Вооруженных сил Германии, с разбивкой не только по родам войск, но и по фронтам. Эти цифры были представлены Гитлеру в феврале 1945 г. (табл. 20) и итожат потери по сухопутным войскам и люфтваффе по 31 января 1945 г., а по ВМС - по 31 декабря 1944 г.*)

Таблица 20

Потери вермахта по фронтам Второй Мировой войны, чел.
(в скобках - в том числе офицеры)
Фронты Убитые Раненные Пропавшие без вести Всего
Сухопутные войска      
Восточный фронт 1105987
(41594)
3498059
(89655)
1018365
(16572)
5622411
(147821)
Балканы 19235
(741)
55069
(1500)
14805
(224)
89109
(2465)
Африка и Италия 50481
(2053)
163602
(4464)
194250
(4758)
40833
(11275)
Западный фронт
- до высадки
союзников
- после высадки
союзников

- в Норвегии

40721
(2103)
66321
(2439)
16639
(530)

118272
(3566)
221584
(6052)
60451
(1435)

2263
(134)
411978
(5041)
7157
(144)

161256
(5803)
699883
(13892)
84247
(2109)
Умершие от ран 295659
(10141)
-
-
-
-
295659
(10141)
Травмы, болезни,
самоубийства
160237
(8580)
-
-
-
-
160237
(8580)
Невыясненные
обстоятельства
17051
(811)
-
-
687
(17)
17738
(828)
Запасные части 10467
(369)
42174
(941)
1337
(18)
53978
(1328)
Всего: 1782708
(69361)
4159211
(107613)
1650842
(27268)
7592851
(204242)
Люфтваффе (ВВС)      
Западный фронт
и Германия
34147
(3010)
46157
(2371)
52610
(2961)
132914
(8342)
Запад с момента
высадки союзников
11066
(556)
25673
(744)
41217
(1339)
77956
(2639)
На южных фронтах 22625
(1270)
42613
(1521)
54325
(2292)
119563
(5083)
Восточный фронт 52932
(2499)
116818
(4318)
49210
(2569)
218960
(9386)
Потери на авиазаводах
и в летных школах
28892
(2630)
10991
(1157)
- 39883
(3787)
Травмы, болезни,
самоубийства
19976
(1201)
-
-
-
-
19976
(1201)
Всего по ВВС: 158572
(10610)
216579
(9367)
156145
(822)
531296
(27799)
из них:

- летного состава

- десантники

43517
(6527)
21309
(732)

27811
(4194)
56388
(1206)

27240
(4361)
43896
(889)

98568
(15082)
121593
(2827)
Военно- морские силы    
Атлантика 39256
(2215)
15854
(382)
92509
(1896)
147619
(4393)
Средиземное море 5836
(186)
6691
(125)
3840
(107)
16367
(418)
На Востоке 3812
(173)
2714
(47)
3907
(171)
10433
(391)
Травмы, болезни,
самоубийства
11125
(862)
-
-
-
-
11125
(862)
Всего по ВМФ: 60029
(3336)
25259
(554)
100256
(2174)
185544
(6064)
Всего по вермахту: 2001399
(83307)
4401049
(117534)
1907243
(37264)
8309691
(238105)

*) В таблице встречаются ошибки при суммировании (Прим. ред.)

Германию вынудили капитулировать ее потери в живой силе. Оружия и техники у нее в принципе хватало, даже самых новых и передовых образцов, таких, скажем, как баллистические ракеты, реактивные самолеты, мощные танки и т.д.

Против фашистской Германии с ее сателлитами воевала коалиция союзников: СССР, Англия и США. И с точки зрения нанесения Германии определяющих потерь, посмотрев на таблицы, можно определить, кто же из союзников играл в той войне главную роль.

Потери Военно-морского флота Германии безусловно определены боевыми действиями флотов и авиации Англии и США. И хотя к декабрю 1944 г. Балтийский флот еще не сказал своего окончательного слова и капитан Маринеску еще не утопил всю школу подводного флота Германии и не стал личным врагом фюрера, но отдадим союзникам должное - наверное и в итоге они определили потери немцев на море почти на 95%. Но человеческие потери немцев на море к началу 1945 г. составляют чуть более 2% их общих учтенных потерь.

В воздухе к середине войны Англия и США давили немцев своим численным превосходством, естественно, что главные силы люфтваффе всегда были на защите территории собственно Германии и здесь они несли серьезные потери. Тем не менее, если просуммировать потери живой силы люфтваффе только от боевых действий (первые четыре суммы итоговой колонки), то получим боевые потери - 549393, из которых 218960 - это потери на Восточном фронте, или 39,8% всех боевых потерь ВВС Германии.

Если мы примем, что потери летного состава люфтваффе на всех фронтах были пропорциональны, то на Восточном фронте, немцы должны были бы потерять 39,8% всех своих летчиков. Количество убитых в числе без вести пропавших не известно, предположим, что половина летного состава, числящегося в пропавших, была пленена, а половина - погибла. Тогда ориентировочная сумма погибшего летного состава на 31.01.1945 г. будет (43517 + 27240/2) = 57137 человек, а 39,8% от этого числа составит 22740 человек.

Советские ВВС за всю войну потеряли 27600 летчиков. Если учесть, на каких самолетах им пришлось летать в начальный период войны (за первые 6 месяцев мы потеряли более 20 тыс. самолетов, а немцы около 4 тыс.), то постоянно муссируемые сказки о каком-то сверхпревосходстве немецких летчиков над советскими не выглядят убедительными. Ведь к этим цифрам немецких потерь надо добавить и потери после 31.01.45, и потери финнов, венгров, итальянцев и румын.

И, наконец, потери сухопутных войск фашистской Германии на всех фронтах (шесть верхних чисел итоговой колонки соответствующей части таблицы) на 31.01.1945 г. составили - 7065239 человек, из которых 5622411 человек немцы потеряли на советско-германском фронте. Это составляет 80% всех их боевых потерь.

Так как немцы неохотно сдавались в плен войскам Красной Армии, то можно подсчитать и долю убитых немецких солдат на Восточном фронте, от всех убитых на 31.01.1945 г. Эта доля составляет более 85%. Это за период с 1 сентября 1939 г.

На 31.01.1945 г. немцы на всех фронтах в воздухе и на морях потеряли в боях, как минимум (по ВМС, напомню, потери даны на 31.12.1944 г.) - 7789051 человека. Из них в боях с Красной Армией, советскими ВВС и флотами - 5851804 человека, или 75% всех потерь Германии. Один союзник из трех вытащил на себе 3/4 всей войны. Да, были люди!

Приложение 1   Приложение 3













Rambler's Top100