газета 'Дуэль' N 40 (588) 
30 СЕНТЯБРЯ 2008 г.
А ТЫ ЗАПИСАЛСЯ ВО ВЬЕТНАМЦЫ НЕПОВИНОВЕНИЯ??
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
15-я ГОДОВЩИНА
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

4 ОКТЯБРЯ

ПОДГОТОВКА К ШТУРМУ ДОМА СОВЕТОВ

В связи с происходящими в Москве событиями президент и правительство Российской Федерации 3 октября 1993 года для подавления сопротивления сторонников оппозиции приняли решение о вводе в город подразделений внутренних войск и Министерства обороны. Привлекались подразделения Министерства обороны и внутренних войск МВД РФ, дивизия им. Ф.Э. Дзержинского, войсковая часть 3111, Таманская дивизия, войсковая часть 23626, войсковая часть 59236 и другие. Общее руководство операцией поручалось заместителю министра обороны генерал-полковнику Г.Г. Кондратьеву.

Вечером в Генеральном штабе проведена разработка операции по блокированию здания Верховного Совета, а командирам частей дана команда сформировать экипажи бронетехники, доукомплектовать подразделения и выдвинуться в Москву к зданию Министерства обороны РФ.

Около 5 часов утра 4 октября в кабинете генерал-полковника Кондратьева прошло совещание, на котором он поставил задачи перед командиром каждой воинской части, привлекающейся к блокированию здания Верховного Совета.

Дивизия внутренних войск МВД РФ им. Дзержинского должна была блокировать Дом Советов со стороны улицы Рочдельской и Глубокого переулка до Краснопресненской набережной, после чего - прикрыть действия спецподразделений, которые будут штурмовать Белый дом.

119-му парашютно-десантному полку - блокировать Дом Советов с тыльной стороны Краснопресненской набережной.

Кантемировской дивизии - взять под охрану Калининский мост, блокировать подходы к Дому Советов и мэрии со стороны Ново-Арбатского проспекта.

Командиру Таманской дивизии генерал-майору В.Г. Евневичу была поставлена задача силами подчиненных ему подразделений занять позиции на Краснопресненской набережной, включая переулок Глубокий, от ул. Рочдельской до набережной вокруг здания Верховного Совета.

При этом, по указанию министра обороны генерала армии П.С. Грачева, Кондратьев приказал разместить на бэтээрах Таманской дивизии членов Союза ветеранов Афганистана, передав им оружие личного состава дивизии.

Всем подразделениям поставлена общая задача не допустить прорыва из здания Верховного Совета и выхода из него вооруженных «боевиков», обеспечивать выход из здания женщин и детей, подавлять огневые точки защитников Белого дома.

Подразделение дивизии им. Дзержинского на бэтээрах, под командованием подполковника Савченко, по указанию заместителя командующего внутренними войсками генерал-лейтенанта Шкирко, полученному, в свою очередь, от генерал-полковника Кондратьева, должно было выдвинуться в район здания Верховного Совета, занять переулок Глубокий от улицы Рочдельской до Краснопресненской набережной.

В 7 часов утра подполковник Савченко и подчиненная ему техника начали движение по направлению к переулку Глубокому. Выехав на ул. Рочдельскую, подполковник Савченко увидел, что улица перегорожена баррикадой, на которой находятся гражданские лица. При приближении боевой техники защитники Верховного Совета стали забрасывать бэтээры бутылками с зажигательной смесью. В результате этого БТР N412 загорелся*. Подполковник Савченко, увидев, что жизнь подчиненных ему военнослужащих подвергается опасности, приказал командирам экипажей открыть огонь по лицам, бросающим бутылки и стреляющим. Экипажи БТР N448, 444, 412, 432 под командованием капитана Иночкина, подполковника Савченко, капитана Минзаева, капитана Мунтяева, продолжая движение, открыли огонь.

В это же время на перекрестке переулка Глубокого и улицы Рочдельской заняли позиции бэтээры Таманской дивизии. Члены Союза ветеранов Афганистана спешились и укрылись за деревьями. Экипажи бэтээров дивизии им. Дзержинского, увидев прятавшихся вооруженных гражданских лиц, приняли их за нападавших боевиков и стали обстреливать. В результате обстрела из бэтээров группы подполковника Савченко гражданину Хабирову Салавату Габдулгариевичу была причинена огнестрельная сквозная рана мягких тканей правого бедра, с проникновением в брюшную и грудную полость с повреждением внутренних органов брюшной полости и левого легкого, то есть тяжкие телесные повреждения.

Командир 3-го батальона Таманской дивизии майор В.В. Евдокимов, находясь в одном из бэтээров на перекрестке улицы Рочдельской и Глубокого переулка, увидел, что неизвестные ему бэтээры движутся со стороны Верховного Совета и ведут интенсивный огонь. Об этом он доложил командиру дивизии генерал-майору В.Г. Евневичу, который, хотя и не смог определить принадлежность техники, все же приказал ответный огонь не открывать.

Спустя некоторое время бронетехника под командованием подполковника Савченко вышла на ул. Николаева, а затем на Краснопресненскую набережную.

Краснопресненскую набережную в районе переулка Глубокий перегораживала баррикада из рефрижератора, водовозки, железобетонных блоков. Подполковник Савченко, увидев, что около баррикады находятся какие-то люди, решил, что это защитники Верховного Совета. Однако защитников ВС на баррикаде уже не было. В кабине автомашины «МАЗ-Супер» сидел ее водитель, гражданин Литовской Республики Бронюс Юргеленис, охранявший груз кондитерских изделий, привезенный фирме «Гринфилд». За баррикадой находились члены Союза ветеранов Афганистана, спешившиеся с бронетехники Таманской дивизии.

Предполагая, что их группа вновь будет обстреляна, Савченко и подчиненные ему военнослужащие произвели несколько выстрелов в направлении баррикады.

Командир Таманской дивизии генерал-майор Евневич, находясь на другой стороне реки Москвы, увидел, что по набережной в направлении расположения бронетехники подчиненной ему дивизии движутся 4 бэтээра неизвестной принадлежности и ведут огонь. Помня доклад майора Евдокимова о том, что его люди были обстреляны неизвестными бэтээрами, зная из средств массовой информации, что на сторону защитников Белого дома перешли какие-то подразделения внутренних войск и предполагая, что именно эта техника движется для оказания помощи боевикам, Евневич приказал командиру полка выдвинуть навстречу несколько бэтээров дивизии и встретить их огнем.

Бэтээры N189 и 180 под командованием ст. лейтенанта Карандсова и капитана Р.А. Стремоухова развернулись навстречу технике подполковника Савченко и открыли огонь из пулеметов и другого оружия.

В результате между военнослужащими дивизии им. Ф.Э. Дзержинского, возглавляемыми подполковником Савченко, и подразделением Таманской дивизии возникла перестрелка, в ходе которой убит гражданин Литвы Бронюс Юргеленис.

БТР N444 под командованием подполковника Савченко, продолжая движение, стал объезжать баррикаду с левой стороны и выехал на газон. В этом месте он был встречен огнем из пулеметов и другого оружия подразделения Таманской дивизии. В результате БТР оказался подбит и загорелся, подполковник Савченко ранен. Личный состав, оставив раненого, покинул машину. Другие бэтээры стали разворачиваться. В них были открыты люки для приема экипажа бэтээра N444. Одна из пуль попала в открытый люк N412 и навылет пробила голову рядовому Ю.В. Лобову, от чего тот скончался. Раненый подполковник Савченко погиб в горящей машине.

Капитану И.В. Иночкину были причинены множественные огнестрельные оскольчатые слепые ранения правой голени, левых бедра, стопы и кисти, открытый перелом правой большеберцовой кости - тяжелые телесные повреждения. Кроме того, ранения различной степени тяжести - от легких телесных повреждений без расстройства здоровья до легких телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья, причинены членам экипажа БТР N448 - младшему сержанту А.В. Казакову и рядовому Мерзлякову; БТР N432 - капитанам С.В. Романюте, В.В. Мунтяеву и рядовому Р.Г. Наумову; БТР N 412 - ефрейтору Е.А. Смолину.

Бэтээры N448, 412, 432 развернулись, выехали на ул. Николаева и укрылись во дворе жилого дома. Командиры экипажей доложили заместителю командира дивизии полковнику О.И. Калюжному, возглавлявшему подразделения дивизии, о том, что на Краснопресненской набережной произошел бой «с защитниками Белого дома», о гибели подполковника Савченко и рядового Лобова. Техника группы Савченко была выведена в резерв.

Около 10 часов этого дня полковник Калюжный, по указанию заместителя командующего внутренними войсками генерал-лейтенанта А.А. Шкирко, приказал майору С.А. Грицуку возглавить группу из двух бэтээров и, прикрывая подразделение ОМОНа, выдвинуться на Краснопресненскую набережную, где обеспечивать безопасный выход женщин из здания Верховного Совета.

Майор Грицук возглавил группу из двух бэтээров и сам разместился в бэтээре N450. В состав экипажа БТР был также включен старший лейтенант милиции А.А. Маврин, в задачу которого входило поддержание радиосвязи с подразделением ОМОН.

В 10 часов группа из двух бэтээров по улице Николаева стала выезжать на Краснопресненскую набережную. Подразделения Таманской дивизии, увидев бэтээры с такой же окраской, как у тех, с которыми они утром вели бой, и предполагая, что это бэтээры Верховного Совета, открыли по ним огонь.

В результате обстрела майору Грицуку была причинены множественные огнестрельные осколочно-пулевые травмы тела, множественные ранения мягких тканей и внутренних органов. От полученных повреждений Грицук умер.

Множественные оскольчатые ранения передней поверхности обеих голеней, правого бедра, правой верхней конечности с раздроблением обеих костей правой и левой голени в средней и нижней третях, повреждением магистральных сосудов были причинены старшему лейтенанту милиции А.А. Маврину. От острой кровопотери наступила его смерть.

В результате оскольчатого ранения левой голени, сопровождающегося массивной кровопотерей, погиб рядовой Олег Михайлович Петров из войсковой части 3500.

Старший лейтенант Александр Валерьевич Михайлов от множественных оскольчатых огнестрельных ранений головы, груди, правого бедра, паха 18 октября 1993 года умер в госпитале.

Кроме того, легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья, были причинены майору А.Э. Сузику, находившемуся в БТР N 450.

При перестрелках пули попали в стоявшие на улице личные автомашины граждан, проживающих в районе Краснопресненской набережной. Некоторые машины были уничтожены. Так, гражданин А.Е. Кокарев 3 октября оставил личный «Москвич М-2141-0» (государственный номер Т 59-23 ММ) около подъезда дома N1/21 по Краснопресненской набережной. Во время боя автомашина была подожжена и полностью сгорела. Кокареву причинен материальный ущерб в сумме 5 600 000 руб.

При аналогичных обстоятельствах во время боя на Краснопресненской набережной был поврежден автомобиль «Запорожец ЗАЗ 968» государственный номер Ю 56-70 МТ, принадлежащий гражданину И.Б. Атепкову. Ему причинен материальный ущерб в 1 055 421 рубль 14 копеек. Полностью сгорела автомашина «Запорожец ЗАЗ 968 М» государственный номер Я 49-52 МТ, принадлежащая гражданину Ю.Н. Червякову, стоявшая около дома N1/2 по Краснопресненской набережной. Червякову причинен материальный ущерб в 1 932 130 рублей 83 копейки.

Под обстрел попал рефрижератор, прибывший в адрес коммерческой фирмы «Гринфилд» с грузом кондитерских изделий. Часть товаров была повреждена. В последующем в связи с гибелью водителя рефрижератора Бронюса Юргелениса машина вскрыта неизвестными лицами, груз расхищен. Общая сумма причиненного ущерба составила 5538,9 доллара США.

Кроме того, в результате обстрела выведены из строя бэтээры N444 и N450. Материальный ущерб, причиненный дивизии им. Дзержинского, составил 31 820 000 рублей.

Полковник Игнатов, командир парашютно-десантного полка, поставил командиру разведроты капитану О.Г. Гущанскому задачу блокировать подъезд к зданию Верховного Совета со стороны ул. Рочдельской. Как пояснил Игнатов, при постановке задачи генерал-полковник Г.Г. Кондратьев предупредил его, что полк должен взаимодействовать с Таманской дивизией и обеспечивать проход ОМОНа к Белому дому. О наличии в районе улицы Рочдельской других подразделений и чужой бронетехники его не предупредили.

Вместе с тем, получив команду от генерал-лейтенанта Шкирко о размещении подразделений на улице Рочдельской, заместитель командира дивизии им. Дзержинского полковник О.И. Калюжный поставил командиру батальона майору С.Т. Фурманову задачу занять участок от сквера имени Павлика Морозова до стадиона «Красная Пресня», включая его территорию. Как пояснил Фурманов, при постановке задачи генерал-лейтенант Шкирко предупредил командиров, что в блокировании Верховного Совета принимают участие Таманская дивизия и десантники, но о местах их дислокации им не сообщили.

Фурманов поставил задачу группе из двух бэтээров и одной БМП во главе с капитаном С.А. Брешенковым занять территорию стадиона «Красная Пресня», расположенного на ул. Рочдельской напротив здания Верховного Совета. Позже к этой группе был направлен еще один БТР N038 во главе с лейтенантом С.Г. Ватутиным.

Около 7 часов группа бронетехники начала выдвигаться на заданные рубежи и занимать определенные им позиции.

БМП N201 под командованием капитана В.А. Полонского, двигавшаяся первой в колонне, подъехала к воротам стадиона, корпусом сбила их и заехала внутрь. Следом за БМП на стадион заехали бэтээры N040 под командованием капитана С.А. Брешенкова и N007 под командованием старшего лейтенанта А.Г. Сергиенко.

В это время шел обстрел близлежащего района из стрелкового оружия. Экипажи бэтээров и БМП отвечали огнем из имевшегося у них оружия.

Военнослужащие парашютно-десантного полка доложили своему командованию, что на стадионе находятся бэтээры неизвестной принадлежности, ведущие огонь. Приняв их за боевые машины Верховного Совета, военнослужащие 119-го ПДП вступили с ними в перестрелку. Командир 2-го батальона 119-го ПДП майор Г.А. Прусаков, прибыв в район стадиона, попытался гранатометом уничтожить один из бэтээров, однако его действия вызвали усиление огня со стороны военнослужащих внутренних войск.

Как пояснили майор Прусаков и капитан О.Г. Гущанский, при постановке задачи им не сообщили, что они должны взаимодействовать с подразделениями внутренних войск. На радиосвязь с ними экипажи бэтээров и БМП внутренних войск не выходили.

Офицеры внутренних войск также пояснили: они не знали о том, что ведут бой с подразделениями парашютно-десантного полка, тем более что из бэтээров им были видны лишь перебежки каких-то вооруженных людей, ведущих по ним интенсивную стрельбу.

В результате перестрелки множественные огнестрельные ранения были причинены ефрейтору войсковой части 59236 Владиславу Викторовичу Панову, который умер на месте.

Был убит капитан Сергей Олегович Смирнов из войсковой части 59236.

Касательное пулевое ранение губы получил сержант этой же части Юрий Алексеевич Ясновский. Множественные слепые оскольчатые ранения мягких тканей правой ягодичной области, левого бедра, а также повреждение боковых связок левого коленного сустава причинены лейтенанту Г.А. Дворскому.

В результате боевых действий и перестрелок между подразделениями различного подчинения причинен материальный ущерб совместному предприятию «Асмарал», арендующему стадион «Красная Пресня». Были повреждены ворота стадиона, покрытие футбольного поля, ограждения кортов и самого стадиона, административные здания и другое имущество на общую сумму 8 662 273 рубля.

Согласно заключению военно-уставной экспертизы, проведенной в ходе следствия группой преподавателей военной тактики и организации боевой подготовки мотострелковых войск Военной академии им. Фрунзе, основными причинами перестрелок, возникших между подразделениями различного подчинения, явились:

1. Отсутствие нормативно-правовых документов, регламентирующих основы и способы совместных действий подразделений Министерства обороны и Внутренних войск МВД.

Основным руководящим документом, регламентирующим действия сухопутных войск при овладении укрепленными зданиями и сооружениями при штурме города, является Боевой устав сухопутных войск (часть 1, 2 ст. 214-219). Однако в указанном документе взаимодействие в процессе боевых операций подразделений внутренних и сухопутных войск не предусмотрено, опыт и практика такого взаимодействия отсутствуют.

2. Крайне ограниченное время на планирование операции и подготовку к ее выполнению подразделениями.

Как установлено следствием, решение о введении войск в Москву принято вечером 3 октября. Подразделения начали прибывать в город к 23 часам, а в 4 час. 30 мин. командирам уже была поставлена боевая задача о начале боевых действий в 7 часов утра.

3. Противоречивость и неясность сложившейся обстановки и отсутствие необходимой информации о составе, вооружении и намерениях участников массовых беспорядков у командиров частей и подразделений, непосредственно выполняющих поставленную задачу.

4. Разнородность привлекаемых подразделений, отсутствие у офицеров и личного состава необходимого опыта и навыков действий в подобных ситуациях.

Практически все экипажи бронетехники как со стороны подразделений Таманской дивизии, так и со стороны дивизии им. Дзержинского были доукомплектованы военнослужащими из других экипажей, рот и даже частей, многие не знали ранее друг друга. Ведь еще 3 октября подразделения занимались своей повседневной деятельностью (караулы, внутренние наряды, хозяйственные работы, командировки).

5. Отсутствие единого пункта управления действиями всех привлекаемых подразделений, на котором находились бы представители соответствующих ведомств.

Фактически привлекаемые подразделения управлялись из трех пунктов. Генерал-полковник Кондратьев с группой управления находился на набережной Москвы-реки, перед главным входом в здание Верховного Совета в командно-штабной машине. Командир Таманской дивизии генерал-майор Евневич с группой управления в КШМ расположился у здания гостиницы «Украина». Заместитель командующего внутренними войсками генерал-лейтенант Шкирко разместил свой КП в районе сквера им. Павлика Морозова.

6. Отсутствие единой радиосети управления и взаимодействия привлекаемых подразделений.

Непосредственной связи между командирами, руководившими действиями подразделений различной подчиненности, не было. Это затрудняло согласованные действия подразделений Министерства обороны и внутренних войск, а также определение их места нахождения и взаимного опознавания.

В связи с тем, что описанные выше боевые действия между воинскими подразделениями различной подчиненности не связаны непосредственно с изданием Указа N1400 и противодействием его реализации, они расследовались в самостоятельном производстве Главной военной прокуратурой отдельно от уголовного дела N18/123669-93.

Сотрудник ГВП, расследовавший боевые действия между войсками МВД и Министерства обороны РФ, 3 февраля 1995 года уголовное дело прекратил в соответствии с положениями ст. 5 п. 2 УПК РСФСР (за отсутствием состава преступления)**.

 

ШТУРМ

В 4 час. 15 мин. 4 октября по распоряжению министра обороны России П.С. Грачева командир Кантемировской дивизии генерал-майор Б.Н. Поляков выдвинул в Москву роту танков (10 единиц) под командованием подполковника Г.В. Баканова. Вначале конечным пунктом продвижения танковой роты был определен Генеральный штаб. Позже, по приказанию заместителя министра обороны РФ Г.Г. Кондратьева, рота должна была прибыть к гостинице «Украина», танки должен был сопроводить представитель администрации президента РФ полковник А.А. Волков.

Около 7 часов утра подразделения 119-го парашютно-десантного полка, следовавшие к Дому Советов для блокирования его и прикрытия во время штурма спецподразделением «Альфа», были обстреляны со стороны Белого дома, а также из других зданий вокруг места событий. При этом погибли пять, ранен 21 военнослужащий этого полка***.

В 10 час. 45 мин. одно из подразделений полка под командой капитана А.И. Емельянова достигло Дома Советов и проникло через окно первого этажа внутрь здания.

На третьем этаже десантники встретили вооруженную группу под командой генерал-полковника А.М. Макашова. Емельянов предложил Макашову сложить оружие и прекратить кровопролитие. Однако Макашов и бывшие с ним люди сдаться отказались. После этого Емельянов и его подразделение покинули здание.

В 7 час. 30 мин. танковая колонна Кантемировской дивизии прибыла к месту назначения, о чем подполковник Баканов доложил генерал-полковнику Кондратьеву, явившись к нему на командный пункт, располагавшийся рядом с гостиницей «Украина». Кондратьев приказал загрузить танки боеприпасами, подвезенными к тому времени к гостинице, и выдвинуть две машины на Калининский мост для ведения с него огня, остальные 8 танков - расположить на набережной им. Шевченко слева от моста напротив Белого дома. После занятия танками позиций вращением башен и движениями стволов имитировать прицеливание, демонстрируя тем самым серьезность намерений. Заместитель министра обороны тогда же указал Баканову, что огонь из танков можно открыть только по его, Кондратьева, команде и только по тем этажам Белого дома, которые укажет он.

В 9 час. 03 мин. танковые экипажи заняли исходные позиции: танки N148 и 187 - на Калининском мосту, танки N350, 351, 353, 312, 315, 376 и 177 - на набережной им. Шевченко, развернувшись в боевую линию с расстоянием по фронту 150-200 м.

В 9 час. 30 мин. Г.Г. Кондратьев, вызвав к себе на командный пункт Баканова, поставил ему задачу: произвести одним из танков, стоявших на мосту, два выстрела по 3-му этажу правого крыла Белого дома. Вернувшись на набережную, Баканов передал по рации приказ Кондратьева командиру танка N148 лейтенанту А.В. Киселеву. Приказ был выполнен.

В 10 час. 30 мин. по команде Кондратьева по одному выстрелу произвели танки N312 и 350, которыми командовали капитан С.Я. Костюк и майор А.С. Витковский. Они стреляли по 4-му этажу левого крыла «башни» Белого дома.

В 11 час. 20 мин., когда стихшая было стрельба возобновилась, по приказу Кондратьева, продублированному Бакановым по рации, был произведен залп из орудий танков N353, 312, 350 с набережной им. Шевченко по окнам 7-го этажа «башни» Белого дома. Через 3-4 минуты такой же залп был произведен по окнам 8-го этажа «башни» Белого дома.

После этого стрельба была прервана: начались переговоры с защитниками Белого дома. Они окончились безуспешно. В 16 час. 05 мин. генерал-полковник Кондратьев через Баканова отдал приказ произвести одним из танков с Калининского моста 2 выстрела по 6-7-му этажам правого крыла «башни» здания. Баканов дал эту команду командиру танка N376 старшему лейтенанту А.А. Русакову. После этих выстрелов начался массовый выход из Белого дома его защитников, находившихся там граждан, сдача руководителей оппозиции и депутатов.****

Расследованием установлено, что ввод войск в связи с имевшими место в Москве 3-4 октября событиями был произведен по устному приказу министра обороны РФ генерала армии П.С. Грачева N081 от 4 октября 1993 г., отданному во исполнение Указа Президента РФ N1575 от 03 октября 1993 г. «О введении чрезвычайного положения в г. Москве». (В письменной форме приказ МО N081 был разработан Главным оперативным управлением Генерального штаба 5 октября и подписан П.С. Грачевым 6 октября 1993 г.)

Согласно приказу МО N081 от 04 октября 1993 г. общее руководство воинскими частями и другими привлекаемыми силами в действиях по обеспечению режима чрезвычайного положения, нормализации обстановки в городе и восстановлению правопорядка возлагалось на заместителя министра обороны РФ генерал-полковника Г.Г. Кондратьева.

Приказ обязывал Кондратьева «с целью оказания помощи войскам МВД в поддержании общественного порядка и локализации возможных действий незаконных формирований к 9 часам 4 октября 1993 г. разработать план применения привлекаемых войск и определить им боевые задачи».

Однако, как установлено следствием, план применения войск разработан не был. В частности, начальник Главного оперативного управления Генерального штаба генерал-полковник В.М. Барынкин на допросе показал, что план применения привлекаемых войск и определения им боевых задач, предусмотренный приказом N081, не разрабатывался. Плана совместных действий с МВД тоже не было.

В 05.00 4 октября Президент РФ издал Указ N1578 «О безотлагательных мерах по обеспечению режима чрезвычайного положения в г. Москве», согласно которому министр внутренних дел РФ В.Ф. Ерин, министр безопасности РФ Н.М. Голушко, министр обороны РФ П.С. Грачев были обязаны «к 10.00 4 октября 1993 г. создать объединенный оперативный штаб по руководству воинскими формированиями для обеспечения чрезвычайного положения в г. Москве».

Названными выше министрами Указ Президента РФ N1578 от 04 октября 1993 г. в этой части выполнен не был. Как показал на следствии начальник Генерального штаба, первый заместитель министра обороны РФ генерал-полковник М.П. Колесников, объединенный оперативный штаб МО, МВД и МБ по руководству воинскими формированиями и другими привлекаемыми силами не создавался, все вопросы взаимодействия решались в рабочем порядке.

Допрошенные по поводу правовых оснований привлечения вооруженных сил РФ для ведения боевых действий против сторонников Верховного Совета начальник Генерального штаба, начальник Главного оперативного управления Генерального штаба, командующий Московским военным округом, начальник штаба МВО и командиры воинских частей заявили, что при вводе в Москву войск для обеспечения чрезвычайного положения они руководствовались Указом Президента РФ N1575 от 03 октября 1993 г. и изданным во исполнение его Приказом министра обороны РФ N 081 от 04 октября 1993 г.

Согласно Указу Президента Российской Федерации N1575 от 03 октября 1993 г. чрезвычайное положение в Москве вводилось с 16 часов 00 минут 3 октября 1993 года до 16 часов 00 минут 10 октября 1993 года. Пункт 2 Указа гласил: «Совету Министров РФ (В.С. Черномырдину), Министерству внутренних дел РФ (В.Ф. Ерину), Министерству безопасности РФ (Н.М. Голушко), Министерству обороны РФ (П.С. Грачеву), Правительству Москвы (Ю.М. Лужкову) принимать все меры, необходимые для обеспечения режима чрезвычайного положения и скорейшей нормализации обстановки, восстановления правопорядка и ликвидации угрозы безопасности граждан.

С этой целью могут устанавливаться меры, предусмотренные ст. 22, 23, 24 Закона Российской Федерации «О чрезвычайном положении».

Но в перечисленных статьях 22, 23 и 24 Закона РФ от 17 мая 1991 г. не указываются основания, по которым при введении чрезвычайного положения для обеспечения общественного порядка, охраны жизни, здоровья, безопасности, прав, свобод и законных интересов граждан помимо сил и средств Министерства внутренних дел и Министерства безопасности могут быть привлечены войсковые части.

Статья 21 (п. 3) Закона РФ «О чрезвычайном положении» предусматривает привлечение вооруженных сил при введении чрезвычайного положения в исключительных случаях по основаниям, установленным п. «б» статьи 4 того же Закона РФ, т.е. при стихийных бедствиях, крупных авариях, ставящих под угрозу жизнь и здоровье населения и требующих проведения аварийно-спасательных и восстановительных работ.

Ввод войсковых подразделений в Москву при массовых беспорядках и их применение против гражданских лиц - участников массовых беспорядков - не предусмотрен нормативными актами.

4 октября 1993 года во время подготовки к штурму Дома Советов, во время штурма и непосредственно после него погибли либо скончались от ранений, полученных в этот период, 74 человека, телесные повреждения различной степени тяжести получили 172 человека.

В приведенных сведениях о пострадавших (погибших и раненых) не учтены жертвы событий, расследовавшихся в самостоятельных уголовных делах, - убитые и раненые при боевых действиях между различными подразделениями правительственных войск либо в результате мероприятий по осуществлению режима чрезвычайного положения, граждане, избитые после задержания, и т.п.

С учетом этого во время расследованных в данном уголовном деле событий погибли либо умерли от ранений, полученных в этот период, 123 человека. Ранения различной степени тяжести получили 348 человек.

 

ПОДСЧИТАЛИ...

В результате штурма комплекса зданий Верховного Совета, московской мэрии, гостиницы «Мир» были причинены значительные разрушения. В Доме Советов и мэрии начались пожары, выгорела значительная часть зданий, причинен громадный материальный ущерб.

Тушение пожаров, начавшихся в помещениях Дома Советов, осуществляли сотрудники и военнослужащие в/ч 5102, 5103, 5108 Государственной противопожарной службы МВД. Охраной здания Дома Советов и находившихся там материальных ценностей, очисткой от взрывных устройств и могущих взорваться боеприпасов, сбором брошенного и спрятанного оружия занимались как участвовавшие в штурме войсковые части МВД, Министерства обороны, так и специально привлеченные подразделения внутренних войск.

Комендантом Дома Советов после его взятия был назначен командующий Московским округом внутренних войск генерал-майор А.Г. Баскаев (ныне - депутат Госдумы. - Прим. «Д»).

Инвентаризацией имущества распущенного Верховного Совета РФ по состоянию на 10 октября 1993 года была выявлена недостача товарно-материальных ценностей на сумму 367 131 559 рублей. Пропало значительное количество находившегося на вооружении департамента охраны Верховного Совета огнестрельного оружия, а также боеприпасов. Во время событий и после них исчезли некоторые личные вещи народных депутатов, сотрудников аппарата Верховного Совета, обслуживающего персонала.

Расследование показало, что хищение имущества, огнестрельного оружия и боеприпасов во многих случаях совершали военнослужащие войсковых частей, осуществлявших охрану здания и тушение пожаров.

Так, 4 октября 1993 года военнослужащие в/ч 5102 капитан С.М. Кустарев, рядовые С.В. Белов и А.Н. Турдаков во время тушения пожара обнаружили бронежилеты, которые после выполнения своей задачи вывезли из Дома Советов и присвоили. У каждого из них в ходе следствия изъято по одному бронежилету.

6 октября 1993 года заместитель командира в/ч 5470 старший лейтенант С.А. Лигус скрыл от учета обнаруженный в одном из помещений пистолет ПСМ с 16 патронами. Похитив пистолет и боеприпасы, он длительное время незаконно, без соответствующего на то разрешения хранил его, а 17 октября продал прапорщику К.К. Касумову.

Он же по сговору с офицерами Малышевым, Шотиным, Шешуновым и другими военнослужащими организовал вывоз похищенных из здания Верховного Совета РФ различных материальных ценностей в г. Владимир, к месту дислокации части.

Военнослужащий в/ч 5470 В.А. Шотин 7 октября 1993 года похитил найденные рядовым А.В. Алексеенко пистолет ПМ и два магазина к нему, незаконно хранил их до изъятия следователем 5 июля 1994 года. Он же похитил видеомагнитофон «Электроника ВМЦ-8220», а затем сбыл сослуживцу старшему лейтенанту А.А. Удовенко, тот же, в свою очередь, в период несения службы в здании бывшего Верховного Совета РФ похитил и вывез в г. Владимир 3 видеокассеты, 2 спальных мешка, 10 противогазов, салатницу, поднос «Гжель», клавиатуру от компьютера, настенные часы.

Заместитель командира роты в/ч 5470 старший лейтенант Л.В. Малышев во время пребывания в здании бывшего Верховного Совета РФ похитил видеомагнитофон «Фишер».

9 октября 1993 года рядовой в/ч 5470 Д.В. Ушаков присвоил обнаруженные им на территории бывшего Верховного Совета РФ 60 патронов калибра 7,62, два магазина к автомату АКМ-74; 40 патронов калибра 9 мм. Похищенные боеприпасы Ушаков вывез во Владимир, где незаконно хранил до изъятия 24 июня 1994 года.

Свидетель С.Н. Енюхин показал, что 5 октября 1993 года на первом этаже здания бывшего Верховного Совета РФ хранилось 13 телевизоров японского производства, 3 факса, 2 компьютера, 2 ксерокса, 2 коробки с часами, 8 телефонных автоответчиков, меховые шубы стоимостью от 8400 до 31 000 долларов США и другие промышленные товары. В период до 7 октября 1993 года все имущество, за исключением 2 телевизоров, было присвоено и вывезено офицерами. Енюхин видел, как солдаты конвойного полка выносили из Белого дома и вывозили автомашинами телевизоры и видеомагнитофоны.

Бывшие военнослужащие в/ч 5470 признали факты хищения различного имущества. В.В. Блинов похитил телефонную приставку «Корвет». С.Е. Чешков - магнитофон «Филипс» с принадлежностями, М.Н. Шишкин - микрофон и импортную клавиатуру для компьютера, С.И. Быковский - различную одежду и обувь.

Свидетели В.Н. Кошелев, С.Е Чешков, К.В. Сальков, А.К. Борисов, С.И. Быковский, Д.А. Алексеев, В.В. Блинов рассказали, что командир роты в/ч 5470 А.К. Шешунов присвоил импортный видеомагнитофон. Они же пояснили, что военнослужащие внутренних войск вывезли из принятого под охрану здания 3 пишущие машинки, японский проигрыватель, компьютеры, телевизоры, зонтики, свитера, сигареты, полушубки и другие материальные ценности.

Свидетель С.И. Быковский, кроме того, пояснил, что старший лейтенант Л.В. Малышев нашел в здании бывшего Верховного Совета и присвоил кошелек, в котором были рубли и доллары.

Были основания полагать, что оружие и материальные ценности могли расхищать военнослужащие и других войсковых частей, в т.ч. Министерства обороны.

Хищения оружия и материальных ценностей уже после прекращения массовых беспорядков и боевых действий не относятся к событиям, связанным с изданием Указа Президента РФ N1400 и противодействием его реализации. Поэтому они не входили в предмет доказывания по уголовному делу N18/123669-93. В действиях расхитителей налицо признаки составов преступлений, предусмотренных ст. 144 ч. 3, 218 ч. 1, 218-1 ч. 1 УК РСФСР.

6 сентября 1994 года по фактам хищений из Дома Советов РФ материальных ценностей, оружия, боеприпасов, их незаконного хранения и сбыта было возбуждено уголовное дело. В тот же день оно выделено из уголовного дела N18/123669-93 и направлено для расследования по подследственности в Главную военную прокуратуру.

В ходе следствия разыскано и изъято 926 единиц огнестрельного оружия, а также иное боевое снаряжение, расхищенное во время расследовавшихся событий:

1. 5,45-мм автоматы АКС-74у - 174

2. 5,45-мм автоматы АКС-74 - 3

3. 5,45-мм автоматы АК-74 - 17

4. 7,62-мм автоматы АКМ - 8

5. 7,62-мм автоматы АКМС - 28

6. 9-мм пистолеты Макарова - 420

7. 5,45-мм пистолеты ПСМ - 132

8. 9-мм пистолеты АПС - 51

9. 7,62-мм пистолеты ПСС - 10

10. 9-мм пистолеты-пулеметы ПП-90 - 26

11. 5,45-мм пулеметы РПК-74 - 1

12. 12,5-мм пулемет ПКТ - 1

13. 7,62-мм винтовки СВД - 2

14. Гранатометы РПГ-26 - 2

15. Гранатомет РПГ-7 В1 - 1

16. 23-мм карабины КС-23 - 4

17. 5,6-мм карабины ТОЗ-18-01 - 10

18. 5,6-мм спортивные винтовки ТОЗ-12-01 - 10

19. 5,6-мм пистолет ТОЗ-36 - 1

20. 5,6-мм пистолеты Марголина - 16

21. 5,6-мм пистолет МЦ-2-01 - 1

22. 7,62-мм револьвер Иж-34 - 1

23. 6,5-мм пистолет ТК - 1

Все это возвращено по принадлежности в органы внутренних дел, войсковые части, либо передано вместе с возбужденными уголовными делами по подследственности в другие правоохранительные органы.

Какой же материальный ущерб понесла Россия в результате октябрьского противостояния? Окончательные цифры определить так и не удалось, но даже то, что подтверждено документами, свидетельствует об объеме ущерба, равного почти годовому бюджету Москвы. Приведу только некоторые цифры:

1. Общий ущерб, причиненный комплексу «Мир», составляет свыше 17 миллиардов рублей. Для восстановления его работоспособности правительство Москвы дополнительно, кроме указанной суммы, вынуждено было закупить импортного оборудования на сумму свыше 19 миллионов долларов США;

2. Муниципальное предприятие «Олимп»: общий ущерб 21 миллиард рублей, плюс 193 миллиона рублей - стоимость восстановительных работ;

3. 37 иностранным и российским коммерческим организациям, расположенным в здании московской мэрии на ул. Новый Арбат, причинен ущерб на сумму более 1,5 миллиарда рублей;

4. 105 гражданам, работавшим в здании мэрии, чьи кабинеты, сейфы, столы, шкафы, где находились их личные вещи, были вскрыты как участниками массовых беспорядков, так и теми, кто подавлял эти беспорядки, в результате уничтожения и расхищения имущества причинен ущерб на 19 миллионов рублей;

5. Сумма ущерба, причиненного учреждениям, организациям и гражданам в районе Дома Советов и мэрии, составляет 760 миллионов рублей;

6. Территориальному управлению «Арбат» причинен ущерб на сумму 743 миллиона рублей;

7. Территориальному управлению «Пресненская» причинен ущерб на сумму 243 миллиона рублей;

8. Московским городским коммунальным, транспортным, дорожным предприятиям - сумма ущерба составила почти 700 миллионов рублей;

9. Ущерб, причиненный организациям и гражданам в результате попытки захватить телецентр «Останкино», составил около 2 миллиардов рублей;

10. Ущерб, причиненный учреждениям и органам внутренних дел г. Москвы, составил 152 миллиона рублей;

11. Материальные потери внутренних войск МВД составили почти 225 миллионов рублей;

12. Ущерб, причиненный Белому дому, составил 49 миллиардов рублей плюс почти 60 миллионов долларов США.

Таким образом, общая сумма без потерь Министерства обороны и Федеральной службы контрразведки, сотен коммерческих структур и тысяч граждан, не заявивших в силу различных причин о возмещении причиненного им ущерба, составил более 100 миллиардов рублей. К этой сумме необходимо добавить более 70 миллионов долларов США, затраченных на восстановление уничтоженной либо поврежденной импортной техники. (Все оценки в рублях по курсу осени 1993 года.)

Олег ГАЙДАНОВ

* В этот «факт» может поверить только такой законник как Гайданов. (Здесь и далее прим. «Д».) (Назад)

** Молодец сотрудник ГВП! Имели место боевые действия между подразделениями двух министерств, израсходована уйма боеприпасов, убиты и покалечены люди, погублена и повреждена военная техника, имущество граждан, нанесен материальный ущерб организациям. Ведь кто-то же это организовал! Однако для следствия этот «кто-то» интереса не представляет, потому что состава преступления нет! (Назад)

*** «Со стороны Белого дома» - опять враньё! Люди, находившиеся в Доме Советов отчётливо сознавали мизерность своих военных сил - несколько десятков автоматов с запасом 30 патронов к большинству из них... Поэтому была сильна надежда на помощь армии. Следовательно, каждое подходившее подразделение встречалось настороженно, но с надеждой. Кто же в надежду станет стрелять! (Назад)

****Насколько же поверхностно было проведено следствие! Даже не установлена причина прекращения сопротивления... (Назад)

 

Послесловие «Дуэли». Ознакомление только с частью материалов дела позволяет в очередной раз сделать вывод: тот бал правили бесы! Сделать так, чтобы вооружённые «сторонники президента» истребляли вооружённых «сторонников президента» (которые на самом деле в большинстве своём сторонниками Ельцина совершенно не являлись!), нисколько не опасаясь невооружённых «сторонников Верховного Совета», с которыми расправиться можно было и потом... Воистину затмение нашло на умы военных руководителей, действовавших под влиянием СМИ, вравших о штурме, которого не было, ожесточённом сопротивлении «хасбулатовцев», которого тоже не было (не было же штурма!). В противном случае руководители «союзников» - армии и внутренних войск - быстро бы договорились между собой. О политическом руководстве, которое должно было организовать взаимодействие министерств, и говорить нечего - там мозговое затмение началось ещё в период внутриутробного развития.

Вот и стрелял Иван в Ивана на радость Джону. И уверенности, что такого никогда не повторится, нет...

Люди, когда же вы станете бдительны?!!

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100