газета 'Дуэль' N 39 (587) 
23 СЕНТЯБРЯ 2008 г.
МАРК СОЛОНИН И ПРАВИЛЬНЫЙ ВОПРОС
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА
ФАКУЛЬТЕТ ИСТОРИИ
ФАКУЛЬТЕТ ИСТОРИИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

МАРК СОЛОНИН И ПРАВИЛЬНЫЙ ВОПРОС

Рис. Рауля Еркимбаева

 

ПОДВЕРНУЛСЯ

Один из читателей сообщил мне, что Марк Солонин написал книгу «Фальшивая история Великой войны», которую издательство «Яуза» выпустило в серии «Мозгоимение!», и в этой своей работе раскритиковал мою книгу «Антироссийская подлость». Читатель предложил мне ответить на это выступление Солонина, поскольку, по его мнению, критика очень глупая - Солонин не понимает, что приводимыми им примерами он как раз и доказывает, что поляков расстреляли немцы.

Меня сейчас «судят» в Савеловском суде Москвы по заказу лобби Израиля, процессы идут каждую неделю, а подготовка к ним у меня занимает уйму времени. Хотя совершенно очевидно, что судья не судит, а исполняет некую формальность, чтобы выполнить заказ израильской агентуры и вынести мне обвинительный приговор, но я не собираюсь помогать превращать ей эту подлость в легкое мероприятие, посему приходится готовить и готовить ходатайства, чтобы мерзость «российского правосудия» представала во всем своем откровении. Поэтому, строго говоря, нет времени обращать внимание на тему, по которой уже давно и книгу написал, и фильм снял, и отослал их Генеральному прокурору.

Однако, все же, на всякий случай попросил принести мне эту книгу, чтобы хоть знать, о чем в этой критике речь идет. Просмотрел труд и решил ужаться во времени, чтобы ответить на «Фальшивую историю...» Солонина, поскольку меня как-то зацепил его еврейский расизм, возможно, как раз в связи с подлостью в Савеловском суде. Короче, подвернулся Солонин мне под руку.

Сначала дам ему слово. Солонин в предисловии пишет: «Но что же делать тем, кто из студенческого возраста и юной праздности уже вышел, кто должен «крутиться» с утра до вечера, у кого время для чтения появляется лишь в вагоне метро или в купе поезда? Язык не поворачивается посоветовать им достать из кошелька деньги и купить одну из моих толстенных военно-исторических книг. Ну какой работающий человек может осилить эти 500-600 страниц мелким шрифтом с таблицами, графиками и картами былых сражений?! Из этих грустных мыслей и родилась идея написать простую и веселую книгу, которая поможет читателю познакомиться и со смехом расстаться с наиболее яркими образцами отечественного исторического «мозгоимения»». Поскольку я очень люблю веселые книги о войне, то сразу почувствовал, что это просто мой долг сделать книгу Солонина еще веселее.

 

ОБ АВТОРЕ

Хотел начать с того, о чем книга. Я ведь советую людям, взявшимся о чем-то написать, в том числе и книги (книги - тем более), что сначала нужно продумать ту последнюю строчку, которой ты свою работу закончишь, тогда вся работа будет автоматически обосновывать твою мысль, твои выводы, твою идею, и в тексте не будет лишней болтовни. Если работу пишет историк, то желательно, чтобы выводом было какое-то историческое открытие - осмысление чего-то такого, что до тебя никто еще не говорил, поскольку какой смысл жевать то, что до тебя уже пережевано? Солонин этим моим советам не следует, поэтому определить, что он в своей книге хотел сказать нового, трудно. У меня осталось впечатление, что он написал книгу с целью сообщить читателям историческую новость о том, что у России только два настоящих историка - он и Виктор Резун по кличке «Суворов». Это из книги следует в явном виде.

Сам же Солонин определил цель своей книги: «Автор высмеивает неуклюжие уловки шарлатанов от истории, пытающихся заморочить людям голову преднамеренным враньем».

Википедия сообщает об этом веселом историке следующее: «Марк Семёнович Солонин (р. 29 мая 1958, Куйбышев) - российский историк-публицист, автор ряда книг и статей, посвященных начальному периоду Великой Отечественной войны. В 1975 году закончил с золотой медалью школу и поступил в Куйбышевский авиационный институт им. С. П. Королева, по окончании которого работал в закрытом ОКБ. В 1987 году стал работать кочегаром в котельной, был одним из организаторов общественно-политических клубов Куйбышева в годы перестройки. Начал работать над темой ВОВ с середины 1980-х».

Как видим, Солонин не профессионал, а любитель-историк, что мне импонирует, поскольку больше толку от человека любящего историю, нежели от того, кто поступил на исторический факультет потому, что больше никуда не смог поступить, а работать на заводе не хотел. «В голове нормального человека не укладывалась мысль о том, что за длинной подписью «доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой новейшей истории» скрывается зажиревший чиновник, который, во-первых, ничего не знает, а во-вторых, знать ничего не желает про новейшую (равно, как и иную прочую) историю. А не желает он ничего знать потому, что хочет спокойно спать и красиво жить, причем жить не на покрытой копотью заводских труб улице Красных коммунаров, а где-нибудь на Фрунзенской набережной в Москве. Но на Фрунзенскую набережную просто так не пускали. Там нужны были только «социально близкие». Только те, кто своим солидным видом и внушающей трепет подписью скрепят (от слова «крепить») дикий бред, высочайше предписанный к распространению в отделе агитации и пропаганды ЦК КПСС», - пишет Солонин, и я под этими его словами без колебаний подпишусь.

Однако в случае с самим Солонинным Клио сменила шило на швайку.

 

УМНИК

Судя по «монографиям» Солонина (у него их целых четыре, и он их сам уважительно называет только так - монографии), Марк Семенович - типичный интеллигент из тех самых, о которых писал Ленин, поскольку основной метод Солонина - поток слов и чисел без образного представления о том, что они описывают.

«Правильный ответ начинается с правильно сформулированного вопроса. Этому меня научили в славном Куйбышевском авиационном институте - за что, пользуясь моментом, я хочу еще раз поблагодарить наших преподавателей. Выражаться столь же афористично я пока не научился, поэтому сформулирую свою мысль довольно длинной фразой: нежелание задавать правильный вопрос часто свидетельствует о нежелании (или боязни) услышать правильный ответ», - сообщает о себе сведения Солонин, а у меня некоторое недоумение - неужели в славном институте золотого медалиста не сумели научить ничему больше? Он ведь и смысла этого афоризма не понимает, а когда речь заходит о том, чему должны были учить в школе и институте, то тут перлы Солонина коробят.

Вот он начинает умничать в первой же главы: «Почетное право открыть галерею я предоставляю одному забавному высказыванию, которое восхитило меня своей предельной, алмазной прозрачностью и простотой, сравнимой разве что с  химической формулой алмаза». Парень, у алмаза нет химической формулы ни простой, ни сложной. Это углерод - химический элемент, а не химическое соединение. Из школы надо было не только золотую медаль уносить, но и сколько-нибудь знаний!

Завалялась у меня «монография» Солонина «22 июня, или когда началась Великая Отечественная война», и там глаз зацепился за: «А до этого, в условиях «мирной передышки» (которая для простого народа оказалась гораздо страшнее империалистической войны) новая элита «пролетарского государства» не столько закалялась, сколько - говоря языком сталеваров - отпускалась». Солонин по образованию машиностроитель, а закалка и отпуск - это как раз одна из технологий машиностроения. Так вот, в образном примере это выражение Солонина выражает примерно такую мысль: кондуктор не варил суп в ресторане, а солил. Возникнут вопросы: при чем тут кондуктор в ресторане? почему варка супа противопоставлена его солению?

А это спросите у умного интеллигента, пять лет мозолившего зад в институте машиностроительного профиля. Закалку и отпуск проводят одновременно - это, по сути, одна операция. Закалка увеличивает твердость стали, а отпуск снимает у закаленной детали внутренние напряжения. При изотермической закалке это вообще одна операция. Сталевары имеют дело только с жидкой сталью и, пожалуй, даже слов-то «закалка и отпуск» не знают. Но конструктор-то обязан указывать в чертежах, какой термообработке должна подвергаться разработанная им деталь! Конструктор обязан и в бессознательном состоянии понимать, что такое закалка, отпуск, отжиг. Солонин, по биографии, 7 лет работал конструктором. И после такого стажа в таком элементарном вопросе ни «бэ», ни «мэ»??

И вот эдакий интеллигент, который даже после пяти лет обучения и семи лет практической работы не понимает элементарного в своей специальности, берется разоблачать факты в областях деятельности человека, в которых он уж точно - совершенно «ни уха, ни рыла».

 

АРИФМЕТИК

Тут следует сказать, что хотя Солонин критикует и А. Исаева, но сам, по сути, «птенец гнезда» этого историка. Они оба (и еще достаточно историков их пошиба) имеют черту - их гордость просто распирает от того, что они сами ходят в архив и там копируют какие-то документы. В чем суть написанного в документах, как это в жизни выглядело, они не понимают, но льют в свои книги из этих документов потоки фактов и чисел, не имеющих никакого отношения к тем идеям, которые, судя по всему, эти «историки» пытаются отстоять. Читать их очень трудно из-за невозможности продраться сквозь частоколы каких-то номеров дивизий и бригад, численности батальонов и рот, количества снарядов, фамилий лиц десятого плана и т.д.

Исаев, правда, любит, чтобы источники были импортные (английский знает - не хухры-мухры!), а Солонин обходится и переводами, зато Солонин знает арифметику и, пользуясь этим преимуществом, еще и множит количество чисел в своих книгах результатами собственных арифметических расчетов. И, как настоящий интеллигент, он, само собой, не понимает, что сначала надо понять, что считаешь, а только потом считать.

Вот, к примеру, Солонин разоблачает «фальшивые» числа ЦСУ СССР. Простите за длинную цитату, но из нее можно почувствовать и то, что представляет собой текст его книги.

«Наконец, стоит усомниться в том, что применительно к Советскому Союзу списочная численность рабочих, служащих и ИТР, занятых на предприятиях наркомата авиационной промышленности, и реальное количество людей, занятых в производстве самолетов, совпадают. Именно к такому предположению приводит внимательное изучение документов. Берем составленный в ЦСУ Госплана СССР (разумеется, секретный) «Баланс труда по СССР на 1 апреля 1945 г.» (РГАЭ, ф. 1562, оп. 329, д. 1523, л. 99). Что мы видим? В городах числится 36,7 млн человек трудоспособного населения (причем в это число включены «работающие подростки 12 - 15 лет»). В том числе 19,3 млн. «рабочих, служащих и кооперированных кустарей». Что же делают, где работают эти 19 млн. рабочих и служащих? Открываем монографию Н. Симонова «Военно-промышленный комплекс СССР в 1920 - 1950 гг.» (М.: РОССПЭН, 1996 г.). На страницах 157-167, с конкретными ссылками на документы Архива экономики РФ, указана следующая численность рабочих, служащих и ИТР, занятых на военном производстве в 1944 году:

- наркомат авиапрома 733 тыс. человек;

- наркомат боеприпасов 398 тыс. человек;

- наркомат вооружений 316 тыс. человек;

- наркомат танковой промышленности 244 тыс. человек;

- наркомат минометного вооружения 160 тыс. человек;

- наркомат судостроения 136 тыс. человек.

Итого: 1987 тыс. человек.

Гончаров оперирует несколько отличающейся цифрой (640 тыс. человек, занятых на предприятиях авиапрома в январе 1944 г.), но проблема вовсе не в этом неизбежном разбросе статистических данных. Странный, можно сказать - загадочный вопрос заключается в том, что же делали остальные 17 миллионов рабочих и служащих? Неужели в стране, которая поставила к станку «работающих подростков 12- 15 лет», в военном производстве было занято всего 2 млн. человек, т.е. 10,3% городских рабочих и служащих? Да, конечно, были еще и металлургия, транспорт, угольная и горнодобывающая промышленность, нефтехимия, кто-то шил гимнастерки и выпекал хлеб. Как пишет Н. Симонов, в «военных» наркоматах было занято порядка 25% всех работников промышленности. Но в этом случае 100% - это 10 млн. Чем же были заняты остальные 9,3 млн. рабочих и служащих?

У меня нет ответа на эти вопросы. Есть лишь твердое убеждение, что мы имеем дело с «лукавыми цифрами». Возможно, разгадка заключается в том, что огромное количество людей, фактически занятых в военном производстве, было выведено за рамки списочной численности работников соответствующих наркоматов. По вполне понятной причине  - кадровому работнику наркомата авиапрома надо дать бронь от призыва и повышенный паек. Для 1944 года это была непозволительная роскошь...».

Во-первых, коробит бред про «бронь».

Ведь у этого «историка с монографиями» не хватает ума понять даже элементарно простое из реалий тех лет. Бронь - освобождение от призыва - давалась не только работникам авиапромышленности, а абсолютно во всех отраслях хозяйства. Солонин не понимает, что реальные пайки металлургов или шахтеров были выше, чем в авиапроме, а ценились те же сталевары, которых нужно готовить лет десять, намного больше какого-нибудь слесаря с конвейера, которому хватит пару военных месяцев ремесленного училища.

Во-вторых. Мало того, что Слонин не представляет, как было жить в военные годы, но ведь он не может себе представить и промышленность вообще. Наркоматы (министерства) военного производства были конечными по военной продукции, но до них миллионы человек в промышленности делали и привозили на заводы наркоматов то, из чего делалась военная продукция. Да разве дело только в продукции? Ну, оглянулся бы вокруг - сколько твоих знакомых заняты в промышленности и какой процент они составляют? Вот, скажем, в 1985 году, когда Солонин еще обозначал не историка, а конструктора в «закрытом ОКБ», из примерно 100 миллионов работников не сельского хозяйства в промышленности работали менее 40%, около 11% - на транспорте, 1,5 % - в связи, 12% - в строительстве, 7,5% - в торговле; 3% - в жилищно-коммунальном хозяйстве, 5% - в здравоохранении, 7,5% - в образовании и т. д., и т. п.

И вот с таким убогим представлением об элементарных вещах этот специалист берется высчитывать «лукавые цифры»!

 

О ДЕЗЕРТИРАХ С ПРЕДАТЕЛЯМИ

В приведенном выше примере он еще сообщает, откуда числа берет, и за то спасибо. А то ведь этот ненавистник советского народа и Сталина и так может порадовать:

«Очень важным для понимания образа мыслей товарища Сталина является тот факт, что в приказе N 270 он не счел нужным даже упомянуть о таких высоких мотивах, как «защита завоеваний Октября», «спасение человечества от фашистского варварства», не вспомнил ни про Дмитрия Донского, ни про Александра Невского. Просто и без обиняков военнослужащим Красной Армии напомнили о том, что семьи являются заложниками их поведения на фронте. Современному читателю трудно, наверное, понять конкретный смысл фразы «лишить государственного пособия и помощи», но те, кто выслушал приказ N 270, стоя в строю, уже знали, что по взлетевшим до небес ценам «колхозного рынка» на среднюю зарплату рабочего можно было купить примерно 4 кг хлеба или два куска мыла. На выбор».

Меня такая вот словесная блевотина злит, и я со злости возьму и соглашусь с Солониным...

Да, современному читателю трудно, наверное, понять образ мысли тех, кто перебегал к немцам или дезертировал с фронта. Судите сами. В глубоком тылу Красной Армии сидели евреи, а немцы евреев под корень изводили. И русский солдат должен был жизнь отдать, чтобы евреи в тылу плодились?? Легко ли это было солдату? Поэтому, само сбой, должна была солдат посещать мысль, что если к немцам перебежишь или в плен к ним сдашься, то вместе с немцами можно будет заняться благородным делом - перестрелять всех евреев. Вот и сдавались в плен, вот и дезертировали с фронта, чтобы немцы могли быстрее до Куйбышева и Ташкента дойти и  там  евреев в какой-нибудь яр загнать.

Можно понять и образ мысли товарища Сталина. Он был интернационалистом и считал своим долгом защищать евреев тоже, но, главным образом, он считал своим долгом защищать тех честных советских солдат, которые сражались насмерть с немцами. Ведь предатели и дезертиры бросали их одних в окопах, и честные советские люди гибли в неравных боях. Задам правильный вопрос: обязан ли был товарищ Сталин помочь честным солдатам?

Солонин считает, что никоим образом - что в убийстве евреев никому нельзя мешать! Само собой разумеется - Солонин считает, что Сталин обязан был помочь предателям, дезертирам и немцам убить как можно больше честных советских граждан! Да, Сталин так не считал и в этом сильно провинился перед Солониным. Сталин считал, что предателей и дезертиров нужно уничтожать, а их семьи лишать государственной помощи за потерю кормильца. Раз  кормильцы занялись благородным делом помощи немцам в уничтожении евреев, то пусть немцы или такие, как Солонин, этим семьям и выплачивают пособие.

Так что и дезертиров с предателями можно понять, и Сталина можно понять, а вот как понять еврея Солонина в его ненависти к Сталину за то, что Сталин жестокими мерами препятствовал немцам полностью уничтожить евреев, в том числе и родителей Солонина? Солонин, я правильно поставил вопрос? Так поставил, как вас учили в Куйбышевском авиационном институте?

Правильный ответ на мой правильный вопрос о том, как понять Солонина, я рассмотрю ниже, а сейчас обратим внимание на количества хлеба, которое можно было купить на рынке на зарплату рабочего. Это количество взято Солониным неизвестно из какого источника и походя дано им в тексте, как безусловный общеизвестный факт.

Цены на рынках во время войны у меня нходятся в двух источниках. Один открытый - брошюра председателя Госплана Вознесенского «Военная экономика СССР в период Отечественной войны», опубликованная в 1948 году, когда еще весь советский народ хорошо помнил эти цены. В 1943 году по сравнению с 1940 годом цены на продукты растениеводства выросли в 12,6 раза, а на продукты животноводства - в 13,2 раза. В секретном докладе Сталину наркома финансов Зверева, сделанном в 1947 году, эти цены ниже и усреднены, но зато даны по годам: в 1941 году рыночные цены были выше по сравнению с 1940 годом в 1,1 раза, в 1942 - 5,6 раз, в 1943 - 10,2 раза, в 1944 - 8,2 раза, в 1945 - 4,3 раза. Отличие может быть объяснено тем, что эти цены справочные и могли быть взяты для доклада Зверева и Вознесенского на разных рынках СССР, но порядок цен, как видим, один и тот же: в самые тяжелые годы войны цены на базарах подскочили примерно в 10 раз по сравнению с довоенными.

Средняя месячная зарплата составила в 1940 году 339 рублей, в 1944 году - 435 рублей. Цена за килограмм белого хлеба в 1940 году была 90 копеек. Если даже брать по максимуму и считать, что она выросла до 11 рублей, то в самые плохие 1943-1944 годы на среднюю зарплату можно было купить не 4, а почти 40 килограммов хлеба. Но дело в том, что никто хлеб на рынке не покупал - его там при необходимости докупали, поскольку основные продукты питания распределялись по карточкам, а цены по карточкам по сравнению с 1940 годом за всю войну выросли всего на 5% (за исключением цен на водку и табак). И карточек не лишали никого.

Солонин, как видите, брешет, и брешет нагло - «имеет» мозги доверчивого читателя самым изощренным способом. Но пока оставим без ответа и правильный вопрос, откуда у него такое безудержное желание облить Сталина своим собственным дерьмом.

 

МОШЕННИК

Солонин не только ученик А. Исаева, но и верный адепт другого выдающегося историка Вити Резуна. В частности, Витиной идеи, что Сталин хотел первым напасть на Европу, да Гитлер его упредил. Оснований для подобных утверждений у резуновцев два: наличие так и неутвержденного плана Генштаба (который назван «Соображения») о предупреждающем ударе по сосредотачивающимся у границы немцам и, к моему удивлению, резуновцы подтащили к доказательствам своего бреда сценарии штабных игр января 1941 года.

Вообще-то Солонин понимает, что сегодня делать из Сталина кретина могут только кретины от рождения, поэтому золотой медалист даже хвалит Сталина за разработку плана упреждающего удара: дескать, зачем было отдавать инициативу немцам? Однако же игнорирует то, что этот план даже не подписан и, тем более, не намечался к осуществлению в обозримом будущем. За кадром остается и то, что в любом Генштабе обязаны быть планы на все случаи развертывания будущей войны, поскольку без оценки этих случаев невозможна и политическая защита государства. А в ситуации, когда Гесс уже был в Англии и вероятность перемирия англичан с немцами была очень велика, была велика и опасность, что драться с немцами пришлось бы один на один. В этом случае целесообразность требовала проявить инициативу и иметь план такой инициативы.

Однако, повторю, на июнь 1941 года этот план был не больше, чем справочный материал, оценивающий принципиальную возможность приченения немцам серьезного урона в случае нанесения СССР первого внезапного удара в тот момент, когда немцы к этому еще не будут готовы. Резун уцепился за эти «Соображения» и таскает их, как щенок обглоданный мосол.

И вот Солонин добавляет в доказательство агрессивности СССР еще и сценарии штабных игр.

«Последние сомнения в том, что майские «Соображения» являются одним из многих документов практической разработки плана вторжения в Европу, а вовсе не теоретическим упражнением, пропали после того, как в первой половине 90-х годов были опубликованы другие аналогичные документы.

...К документам, фактически раскрывающим оперативные планы советского командования, следует отнести и материалы январских (1941 г.) оперативно-стратегических игр, проведенных высшим командным составом РККА. К такому выводу нас подводит не только простая житейская логика, но и опубликованная лишь в 1992 г. статья маршала А.М. Василевского, который прямо указывает на то, что «в январе 1941 г., когда близость войны уже чувствовалась вполне отчетливо, основные моменты оперативного плана были проверены на стратегической военной игре с участием высшего командного состава вооруженных сил».

И что же мы видим? Все известные ныне оперативные планы представляют собой фактически один и тот же документ, лишь незначительно меняющийся от одного варианта к другому. Имеет место не только смысловое, но и явное текстуальное совпадение всех вариантов Большого Плана. Все планы без исключения представляют собой план крупномасштабной наступательной операции, проводимой за пределами государственных границ СССР. Боевые действия на собственной территории не рассматривались даже как один из сценариев для штабной игры. Вся топонимика театра предполагаемых военных действий представляет собой наименования польских, румынских, словацких и восточно-прусских городов и рек».

Итак, есть пусть и неутвержденные, но «Соображения» о том, как атаковать немцев первыми, и есть две стратегические штабные игры, в которых учебные бои велись по картам Румынии и Восточной Пруссии. Что еще надо человеку с обычной житейской логикой, чтобы не сомневаться в том, что Сталин 32 июня 1943 года планировал напасть на Европу? Солонин, конечно, не поймет что надо, но я скажу - нужна некая уверенность в том, что факты тебе дает порядочный человек, а не подонок. Вот этого требует «простая житейская логика».

Дело в том, что раз Солонин ссылается на эти стратегические игры,  он обязан знать о них подробности, поскольку в любом случае к сообщению об играх дано хотя бы такое их описание («Западные» - немцы, «Восточные» - Красная Армия):

«По условиям игр «Западные» осуществили нападение на «Восточных». Естественно бы выглядело рассмотрение в играх вариантов отражения такого нападения, но самым существенным недостатком игр являлось то, что из розыгрыша полностью исключались операции начального периода войны. Из заданий для сторон на первую игру видно, что «Западные», осуществив 15 июля 1941 года нападение на «Восточных», к 23-25 июля достигли рубежа Шауляй, Каунас, Лида, Скидель, Осовец (70-120 км от государственной границы), но затем под ударами «Восточных» к 1 августа были отброшены с указанного рубежа в исходное положение (РГВА, ф. 37977, оп. 5, д. 564, лл. 32, 34; д. 365, л. 13), и уже с этого положения разыгрывались дальнейшие действия сторон. По такому же сценарию начиналась война и во второй игре: Юго-Восточный фронт «Западных» после вторжения на территорию «Восточных» на рубеже Львов, Ковель (50-70 км от госграницы) был встречен «сильным контрударом «Восточных» и, потеряв до 20 пд, к исходу 8.8.1941 отошел на заранее подготовленный рубеж» (РГВА, ф. 37977, оп. 5, д. 570, брошюра 14, л л. 1-2)».

Как видите, ни о каком внезапном ударе по немцам с захватом Европы и речи не шло, игра предусматривала вторжение немцев на территорию СССР до 120 километров, затем их отступление к подготовленным рубежам, причем, на юге эти рубежи немцев уже были в глубине Польши и Румынии. И только после этого начиналась собственно игра - отработка на картах наступления на немцев, засевших в Румынии и Польше в обороне.

Ну, и как тут этому Солонину хоть в чем-то верить?

 

ТРЕБОВАНИЯ РАСИЗМА

Но, в отличие от шизика Резуна, которого национальные заморочки не волнуют, Солонин стоит враскорячку, поскольку ему как еврейскому расисту, надо еще и обгадить советский народ и Сталина в еврейском вопросе. Поэтому от книги Солонина остается впечатление шизофрении - Солонин практически во всех примерах доказывает правоту Сталина, а в итоге у него Сталин - гад! Почему? Не вижу другого объяснения: - Сталин - вождь советского народа, а советский народ очень сильно провинился перед евреями, значит, Сталин уже по своей должности ненавистный Солонину негодяй.

Вот давайте с этой точки зрения рассмотрим цитату из «монографии» Солонина «22 июня».

«Очень яркой иллюстрацией ко всему сказанному может служить такой отрывок из упомянутого в предыдущей главе отчета К.Ю. Мэттэ - одного из руководителей подполья Могилева:

«...В первые месяцы оккупации немцы физически уничтожили всех евреев. Этот факт вызвал много различных рассуждений (заметьте - не ненависть к палачам, не сострадание к жертвам, а «различные рассуждения»! - М.С.). Самая реакционная часть населения, сравнительно небольшая, полностью оправдывала это зверство и содействовала им в этом. Основная обывательская часть не соглашалась с такой жестокой расправой, но утверждала, что евреи сами виноваты в том, что их все ненавидят, однако было бы достаточно их ограничить экономически и политически...

...Остальная часть населения, советски настроенная, сочувствовала и помогала евреям во многом, но очень возмущалась пассивностью евреев, так как они отдавали себя на убой, не сделав ни одной, хотя бы стихийной попытки выступления против немцев в городе или массового ухода в партизаны... просоветски настроенные люди отмечали, что очень многие евреи до войны старались устроиться на более доходные и хорошие служебные места, установили круговую поруку между собой... «И вот теперь евреи тоже ожидают помощи от русских Иванов, а сами ничего не делают», - говорили они...

Учитывая настроение населения, невозможно было в агитационной работе открыто и прямо защищать евреев... так как это, безусловно, могло вызвать отрицательное отношение к нашим листовкам (подчеркнуто мной. - М.С.) даже со стороны наших, советски настроенных людей или людей, близких нам».

Доклад Казимира Мэттэ очень большой и касается всех аспектов и трудностей воодушевления населения в тылу врага на борьбу с фашистами, но поскольку Солонин в этом эпизоде пишет про евреев, то нет возражений тому, что он изъял из доклада только соответствующие места про евреев. Но, как вы видите по многоточиям, Солонин и изъятый текст изрядно кастрировал, изменив этим его контекст - тот смысл, который хотел донести до нас Мэттэ.

Скажем, последнее предложение второго абзаца Солонин оборвал, а звучало оно у Мэттэ так (я выделил убранные Солонинным места): «...было бы достаточно их ограничить экономически и политически, а расстрелять только некоторых, занимавших ответственные должности». Не хочется Солонину сообщать нам, что до войны евреи в Минске в начальниках ходили. Это понятно.

И в третьем абзаце предпоследнее предложение оборвано: «...многие евреи до войны старались устроиться на более доходные и хорошие служебные места, установили круговую поруку между собой, часто позволяли нетактичное отношение к русским, запугивая привлечением к ответственности за малейшее выступление против еврея и т. д.». Не хочется Солонину сообщать нам, что до войны евреи в Минске вели себя заносчиво по отношению к русским и издевались над ними. И это понятно.

И последовавшие за последним процитированным абзацем выводы самого Мэттэ Солонин тоже счел для нас излишними: «Общий же вывод у населения получился таков: как бы немец не рассчитался со всеми так, как с евреями...2. Вскоре зверское обращение с русскими военнопленными и массовая их гибель в лагерях подтвердили такое предположение и вызвали большое озлобление против немцев и среди значительной обывательской части».

Давайте пока сами, без комментариев Солонина, зададим правильные вопросы по этой информации партизана, дерущегося с немцами в смертельном бою. Итак, часть евреев ушла с Красной Армией и теперь вместе с другими евреями восточной части СССР и остальными советскими людьми дралась с немцами под руководством коммунистов и советской власти. Некоторые там же, в Белоруссии, ушли в подполье и в партизаны под руководством все той же Советской власти. Эта часть советского общества руководствовалась идеей, которую даже Сталин считал русской: «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!».

А вот основная масса евреев осталась в Минске и тут же попала под власть юденратов - еврейских советов гетто, руководимых сионистами. Сионисты начисто исключили любые попытки борьбы евреев с немцами, а после этого организовали убой евреев местными коллаборационистами. Эта часть советского общества руководствовалась идеей, авторство которой придется отдать евреям: «Сдохни сегодня ты, чтобы я мог сдохнуть завтра!». Мало этого.

«К примеру, в составленной в 1942 г. начальником Разведывательного управления Центрального штаба партизанского движения Аргуновым «Справке о провокационных методах борьбы с партизанами», в частности, говорилось: «Для забрасывания в партизанские отряды в качестве разведчиков немцы используют евреев, надеясь на то, что партизаны, зная, что немцы евреев жестоко преследуют, будут оказывать им больше доверия... Немецкая разведка... особо красивых женщин и девушек снабжает ядовитыми веществами с задачей влиться в отряд, войти в доверие командного состава и потом производить отравление». 10 августа 1943 г. командир Осиповичского партизанского соединения Королев докладывал в Москву: «В последнее время гестапо использует евреев в целях шпионажа. Так, при Минском и Борисовском гестапо были открыты 9-месячные курсы для евреев. Шпионы рассылались по квартирам в городе и засылались в партизанские отряды, последние снабжались отравляющими веществами для отравления партизан и командиров. В Минской зоне был разоблачен целый ряд таких шпионов».

Возникает правильный вопрос - почему сионисты не организовали борьбу евреев с немцами, почему основная масса евреев, которая до войны занимала в СССР «доходные и хорошие служебные места», после прихода немцев начала вести себя так, как будто ее война не касается? Почему эта еврейская масса вела себя так, что даже коммунисты, вербующие в тот момент партизан из кого только можно было, не могли евреев даже в листовках защищать? Это правильный вопрос? Но Солонин и не думает на этот вопрос отвечать, он увидел в этом, им же усеченном тексте совсем другое.

«Текст потрясающий. Судя по нему, население воспринимает происходящее как войну между евреями и немцами», - пишет Солонин. Где и как он это прочел даже в своей усеченной цитате? Где он увидел войну между евреями и немцами? Нужна особая наглость, чтобы в цитате прочитать упреки евреям в том, что евреи не встали на борьбу с немцами, а объяснять смысл цитируемого, как равнодушие русских к отчаянной и ведущейся в одиночку борьбе евреев с немецкими оккупантами.

«Меньшинство активно выступает на стороне немцев, основная масса тихо злорадствует («евреи сами виноваты»). Самые лучшие возмущаются пассивностью евреев, но при этом сами сидят в городе и в партизаны уходить не собираются («немцы же нас не трогают»), - продолжил Солонин. Где и в каком подтексте он прочел про злорадство русских, где он увидел, что немцы русских не трогают? Да, «реакционная часть населения» видела в этом месть за издевательства евреев над русскими до войны, но ведь остальные, несмотря на это издевательство, возмущались, сочувствовали и помогали! Какой же скотиной надо быть, чтобы так извращать очевидное? Где Солонин увидел, что русские не шли в партизаны? А кто тогда партизанил? И потом, какая вам, евреям, разница, шли русские в партизаны или нет? Вы, евреи, довоенные интернационалисты, почему не шли?

И если уж говорить о злорадстве, то по поводу расстрела евреев больше всех злорадствовали сами евреи, не попавшие в очередную партию на расстрел. Если бы не злорадствовали над своими несчастными соплеменниками, то выступили бы в их защиту. А они не восставали, значит, безмерно радовались, что увели не их.

«Одна только мысль о том, что «русский Иван» должен влезть в эту чужую для него драку, вызывает крайнее раздражение у этих замечательных «советски настроенных людей». Одним словом - монолитное единство и глубокий интернационализм», - итожит выводы Солонин. Где он драку увидел? Если овца тупо подставляет горло под нож мясника, это, по Солонину, драка?? И если Солонин мое сравнение с овцами воспримет, как оскорбление, то это не мое оскорбление. Только в «1995 году раввинат Израиля вычеркнул из поминальной молитвы, произносимой в День памяти Катастрофы и Героизма, слова «...шли, как овцы, на убой»», - сообщила «Международная еврейская газета».

Как видите, Солонин возлагает на русских и Сталина ответственность за судьбу самой ничтожной по уму и духу части еврейского народа - той части, которую и в Израиле презирают, а те евреи, которые вместе с русскими сражались с немцами, Солонину безразличны.

Вот он в разбираемой мною книге «Фальшивая история Великой войны» льет очередное дерьмо на вождя русских:

«Не будем, однако, забывать и о том, что Сталин пристально наблюдал за действиями своего берлинского конкурента и все «ценное» брал на свое вооружение. В частности, Сталин - об этом многие привычно забывают - отнюдь не отказывался и от проведения «этнических чисток», от массовых репрессий по сугубо национальному принципу. Речь идет не только о судьбе так называемых репрессированных народов (крымских татар, чеченцев, ингушей, калмыков), которых Сталин обрек на внесудебную массовую депортацию в гиблые места Сибири и Казахстана в качестве наказания за реальное или вымышленное сотрудничество этих национальных групп с гитлеровскими оккупантами».

Прерву Солонина. Крымские, татарские, чеченские, калмыкские, немецкие и ингушские мужчины вместе с семьями, со скарбом и деньгами за оставленное имущество переселялись в те места, где уже работали русские женщины и дети, которые эвакуировались, порою, только в том, что на них было. И пока мужчины этих народов, находясь в безопасности, делали новых детишек, русские мужчины умирали в атаках на немцев, в связи с чем послевоенный рост численности этих народов намного опережает рост численности русских. И вы посмотрите, как этот «историк» Солонин нагло ставит все с ног на голову: да, расселение этих народов было и наказанием за сотрудничество с немцами, но «страдания» этих народов недостойны и упоминания по сравнению со страданиями русских!

Однако еврейскому расисту наплевать на страдания кого-либо, и все стоны нужны для запуска в оборот вот такой брехни:

«В скобках отметим, что в очереди на расправу стояли и советские евреи (лишь смерть диктатора в марте 1953 г. избавила их от участи других «репрессированных народов»), обвинить которых в сотрудничестве с гитлеровскими нацистами было бы затруднительно даже для сталинской пропаганды».

И что, Солонин, ваши родители могут показать нам номерок от той очереди на расправу, в которой они стояли? Ведь вы, Солонин, уже и не знаете, в какое еще свое дерьмо Сталина измазать, а все равно тужитесь. Репрессированные народы с мест исторической родины расселялись по восточным районам СССР. А где в СССР у евреев историческая родина? В Биробиджане? Что, «диктатор» хотел евреев из Биробиджана в Москву переселить? Или у евреев историческая родина - Москва? У вас, еврейских расистов, даже от мыслей о честной жизни и труде поджилки трясутся.

Я 22 года прожил в 150 километрах к востоку от того самого Экибастуза, в котором «страдал» Солженицын, и уехал в Москву не по своей воле. А там у меня были друг Григорий Чертковер и приятель Александр Гаврильман, евреи, которых наверняка тошнит от завываний Солонина про «гиблые места Сибири и Казахстана». Очень уважаемые всеми люди, и уважаемые потому, что они настоящие евреи, способные своим умом и трудом занимать достойное место в любом интернациональном обществе. Повторю - настоящие евреи, а не ленивые и тупые расисты, которые не работают, а «устраиваются», да еще и требуют, чтобы остальные народы их за это в задницу целовали.

Мне, наверное, не удалось скрыть свое мнение об умственных способностях Солонина, но ведь в вопросах евреев и оценки Сталина у Солонина начинается то, что называют шизофренией, и он начисто теряет логику. Почему?

В книге «Фальшивая история Великой войны» Солонин практически прямо утверждает, что немецкие фашисты были русским чуть ли не как братья и русских вовсе не уничтожали. А на СССР напали с единственной целью вместе с русскими уничтожить отары мирных евреев. Солонин в подтексте прямо винит русских в гибели евреев, но при этом не видит ничего предосудительного в поступках руководивших в то время евреями сионистов. Почему?

Думаю, чтобы ответить на этот вопрос, нужно мысленно представить себя еврейским расистом. В их понимании ты, еврей, высшее существо, ты богоизбранный, а русские - это животные. Прямо об этом им говорить нельзя, но расист уверен, что это так. И эти животные обязаны тебе, еврею, а ты им ничего не обязан. И во время войны  животные-русские обязаны были ценой своей жизни отбить евреев у немцев и на руках вынести в безопасное, теплое и сухое место, а русские этого не сделали и за это на всю жизнь перед солониными виноваты. А вместе с ними виноват и Сталин, который не захотел целью войны сделать спасение высокородных евреев.

Да, конечно, Солонин нам, этого никогда не скажет, но его признание «без необходимости» - достаточно посмотреть на то, что и как он пишет.

Ю.И. МУХИН

(Окончание)

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100