газета 'Дуэль' N 48 (546) 
27 НОЯБРЯ 2007 г.
НУЖНО ЛИ ХОДИТЬ НА ВЫБОРЫ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЕЗЗАКОНИЕ
ПОЛИТИКА
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ НАШЕГО ДВОРЯНСТВА

Прямо не знаю, как я раньше жила. Вспомнить страшно. Хоть я давно подозревала, что Саша мой - аристократ. Есть такие признаки, по которым только женщина может догадаться. А недавно он сам признался, так и есть - аристократ и дворянин. И я теперь дворянка. Говорю, покажи родословную. Ты что, какая родословная, вспомни, какое время было. Но бабушка точно рассказала, даже план нарисовала. В харьковской губернии имение, рядом с Шереметьевыми. У нас с ними конфликт был. Во первых, потому что мы - Рюриковичи и старше их, Шереметевых, на двести лет. А еще шереметевская борзая наших курей душила. Они долго не признавались, ощипывали и за вальдшнепов выдавали. Бабушка говорила: как увидишь идут из-за леса, глянешь на насест, а двух-трех и нет, они уже у Шереметева висят на поясе. Не похожи, говорят. А как они похожи могут быть, ощипанные? Вся поляна в перьях. У нас тоже борзые были. Их, знаете, по-охотничьи зовут, кто как любит. Так у нас были Наливай и Похмеляй. Похмеляй один, а Наливаев два. Наливай утренний и Наливай вечерний.

Наши Рюриковичи ужасно гордые были. Бабушка Саше на ночь рассказывала. Из-за Гришки с самой императрицей разругались. Николай к нам хорошо относился, но знаете, какой был слабовольный, хотел дедушку на закрытом дворянском собрании исключать. Поручик Голицын с корнетом Оболенским не дали, наш дедушка у них третьим был до того, как перешел на нелегальное положение.

Саша говорит, нужно родословную восстанавливать, историческую справедливость. Ты подумай, кем хочешь быть - графиней или княгиней? Выбери что лучше, потому что  два титула в одни руки не дают. Так я отправилась в Москву. А там очередь нужно занимать с утра, столько народу съехалось. Хоть иногородняя, а без очереди не пустят,  еще скажут в спину, по-французски сейчас не все помнят. Но я пока стояла, познакомилась, посоветовалась. Они и подсказали, графиня будет лучше. Княгини бывают простые и великие. За великой нужно отдельную очередь занимать и справку из синагоги, что у них на учете не состоишь. А простую княгиню я сама не хочу. Хотя Туся, моя подруга лучшая, та - княгиня. Но ей легче, чем нам, Рюриковичам. Им, Скоропадским, титулы здесь оформляют, прямо на месте. И порядка больше. Сдаешь через ЖЭК заявление на державной мове, они тебе отмечают: за газ заплатила, за воду, свет там всякий - и приходишь через три дня. Мадам Скоропадская. Без волокиты и коррупции. Так Туся себе еще фольксдойча сделала. Чтобы сразу. На всякий случай. Я спрашиваю, затем тебе фольксдойч, когда ты - баронесса натуральная. (Графини - те худее будут.) А когда немцы придут, фольксдойчам будут телевизоры оставлять. Вот оно как. Так что мы с Тусей теперь дворянки. Я как узнала, не могу на себя в зеркало без восхищения смотреть. И раньше было на кого поглядеть, а теперь особенно. Кровь голубая, в благородном смысле, конечно. Кость белая, сахарная кость, а в ней наш дворянский мозг плавает. Но вообще немцы нас не тронут. Уже объявили. Евреи вообще могут не волноваться, им гарантийное письмо дали. А вы бы не обрадовались, когда такое? Некоторые, которым не терпится, сами в Германию подались, навстречу воинам-освободителям от коммунистического плена. А мы пока здесь, ждем не дождемся..

И вот еще. Я Саше моему говорю, как же так, папа твой коммунистом был, сама штаны ему штопала, которыми он на партийных  конференциях елозил. А он только посмеялся моей наивности. Оказывается, его деникинцы оставили для подпольной работы - внедриться и раскрыть номенклатурные привилегии. Паек первой категории, второй категории. Сам за ними не ходил, рисковал страшно, шофер принесет, этот прожует и тут же шифровку. Те потом меню по Свободе зачитывали, поднимали народ на борьбу.

Так что пора нам пришла герб выбирать. Я, конечно, орла захотела. Но Саша против. Орел сейчас - нужно ветеринара вызывать, непонятно, на чем только корона держится. А пойдет птичий грипп, вообще неясно, что с этим орлом будет. Так что орла не возьмем. Я насчет льва подумала, но у Туси - Лев. Что, так мы и будем ходить в одинаковом. Скромнее нужно быть, не выскочки какие, из столбовых. Да и осторожность не помешает. Так что я выбрала карликового пуделя. На тот случай, если коммунисты вернутся, не дай Бог, конечно. В кармане можно носить, и родословная хорошая.  Честь, фамильная гордость, все, как настоящее.

Сейчас, конечно, я привыкла. Как только узнала, сразу на курсы благородных манер записалась. Удобно, все рядом. Химчистка. Парикмахерская, завивка, перманент. Мозоли с ног срезают. Сами знаете, какие у наших благородных манеры, может, кто из туфли выпить захочет. Саша мой ревнивый: когда в поезде едем, требует, чтобы я ноги из-под одеяла не высовывала. Не кокетничала. Жарко - не жарко, но терпи. Зато дверь в коридор всегда открыта. Я ему говорю, брось свои эмигрантские настроения, ты же видишь, как все удачно для нас благородных складывается. А он ночью спрыгнет с верхней полки, сам голый до пояса, стоит и постель руками разглаживает. Представляешь, говорит, приснилось, что я коня любимого в поход седлаю. На Лейбу Троцкого и всю его краснопузую сволочь. Гладит, гладит, ночь уже, а он гладит, потом назад как запрыгнет. Даешь Каховку! Мы как раз те места проезжали. Сосед проснулся, пить захотел. Из простых, а туда же. Хорошо, что я туфли под голову положила.

Почему мы в поезде? В Алупку ездим, там наши перед дворцом собираются, говорят, скоро будут распределять помещение. Это же сколько хлопот, все теперь нужно восстанавливать, возвращать. Спасибо, заведующая в музее знакомая. По прежней комсомольской работе. Так она нам из музея фарфор выносит, пальму, фаянс, чтобы было на чем гостей принять. Не хочу, говорит, чтобы выскочкам этим досталось, пусть дешевле будет, но зато своим. В благородные наши руки. Там и картины есть. В музее. Немного осталось, но есть. Потому она порядок такой завела. Из дома приносишь, вставляешь в раму вместо той, что висит. Главное, чтобы размер подошел и табличку не менять. У меня знакомый художник. Он теперь у них и Хальс, и Мурильо. Конечно, говорит, я бы лучше написал, чем эти, как их, но пусть хоть так. Зато с обратной отметку сделал, кто руку приложил, а то вправду подумают, что Хальс. А те, музейные, у нас дома висят. Для чего музею Хальс? Действительно. Чтобы крестьянским детям показывать? Хватит. В институте на одной скамейке насиделась. Измучилась вся.

Учишь их, учишь, никакого понятия. Вот Александр Матросов. Беспризорник. На амбразуру кинулся. А чего? Чтобы в советский детдом не возвращаться. Телеведущий объяснил, чего иначе нормальному молодому человеку кидаться. Делать ему нечего. У нас теперь таких миллион. Беспризорных. И еще больше будет. Амбразур на всех не хватит. А вот недавно видела я. Документальный фильм. Так там действительно. Польский граф. Улан. Мало ему, что красавец, так еще на лошади. Буквально. Фамилию запомнила. Камамберский. Отрубил во время кавалерийской атаки у немецкого танка дуло. Лошадь, конечно, на дыбы. А тот еле уполз к себе в Третий рейх, что ему здесь делать без дула. А граф от пороха проветрил, воткнул туда букет хризантем и преподнес невесте. Забыла фамилию. Но тоже графиня. Де - точно помню, как у них принято, а дальше Перпидюк или Пипердюк. Нужно будет у Туси спросить, она с ними в родстве. По Готскому альманаху проверяли. И жили рядом возле Сенного базара. А хризантемы они поставили в вазочку, которую Наполеон ее бабушке подарил. Так вот. Я своего Сашу спрашиваю. Почему ты ничего такого героического не совершил? А он говорит, ты погоди, из аптеки вернусь, покажу, на что мы, дворяне, способны. А пока ждем-с.

Селим ЧЕБАНОВ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100