газета 'Дуэль' N 48 (546) 
27 НОЯБРЯ 2007 г.
НУЖНО ЛИ ХОДИТЬ НА ВЫБОРЫ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЕЗЗАКОНИЕ
ПОЛИТИКА
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

НЕНАСТОЯЩАЯ УГРОЗА

ПАРИЖ. В газете «Монд» под заголовком «Возрождение российской армии» опубликована статья Лоран Дзеккини, в которой, в частности, говорится: Это похоже на хорошо продуманную стратегическую игру: повторяя практику холодной войны, российские бомбардировщики возобновили полеты над районами Крайнего Севера России. Не проходит и недели, чтобы некоторые из них не приблизились к воздушным границам стран Северной Европы или США, провоцируя поднятие в воздух боевых самолетов НАТО. Такая активность в воздухе вполне соизмерима и с другими примерами демонстрации силы, которые свидетельствуют о новом стремлении русских усилить свои позиции как в военном, так и геополитическом плане. Объявление 29 мая об испытаниях ракеты РС-24, способной «обмануть» любую уже существующую, да и новую систему противоракетной обороны, испытание 11 сентября «самой мощной в мире» неядерной бомбы, испытания, часто безуспешные, межконтинентальных ракет «Булава» и «Тополь-М», способных «прорвать любые оборонительные системы», можно рассматривать как составляющие этой демонстрации. Когда командующий ВМС говорит о присутствии кораблей российского флота в Средиземном море на постоянной основе, когда Россия проводит совместно с Китаем военные учения или сообщает о том, что ее мини-субмарина закрепила государственный флаг на глубине 4000 метров под Северным полюсом, она тем самым демонстрирует все ту же политическую волю. Россия времен Владимира Путина хочет выйти из стратегической летаргии, в которую ее «погрузили» закончившаяся холодная война и США. Она считает, что США воспользовались этим ее состоянием и хотят  «взять ее в кольцо», используя с этой целью расширение НАТО за счет десяти стран, которые Москва считала когда-то своими союзниками. Отсутствие необходимых средств в период падения берлинской стены вынудило ее отправить на переплавку сотни танков, ракет, боевых самолетов, кораблей и подводных лодок, которые она не могла поддерживать в состоянии боеготовности. Она вывела из Восточной Европы сотни тысяч солдат и сократила численность армии с 3,4 миллионов человек до 1,1 миллиона. После 11 сентября 2001 года она якобы пошла на сближение с Западом и приняла участие в провозглашенной Вашингтоном войне с терроризмом. Затем она фактически признала, что «стратегическое партнерство» с США было лишь уловкой. Между тем подпитываемая доходами от экспорта энергоносителей российская экономика начала возрождаться, и Кремль, став «рупором» генералов, которые не смирились с унизительной ситуацией утраты статуса сверхдержавы, посчитал, что пришло время вновь вкладывать средства в так называемые атрибуты суверенитета; Россия вновь вооружается, медленно, но верно. Кремль, тем не менее, безусловно допустил ошибку или просчитался, вообразив, что, увязнув в Ираке и Афганистане, США позволят России восстановить свои позиции в «ближнем зарубежье». Размещение элементов ПРО в Польше и Чехии, с точки зрения Москвы, стало последним провокационным шагом в стратегии дальнейшего сдерживания России.

Не так легко понять показную воинственность Москвы, Это как бы театр теней, некое начало стратегического поворота, и было бы неверно недооценивать возрождение ее военного потенциала. Армии многого не хватает, что не дает возможности поддерживать на необходимом уровне как личный состав, так и технику, моральное состояние плохо оплачиваемых военных, не имеющих достойного жилья, находится на очень низком уровне, число случаев уклонения от военной службы постоянно растет, уровень самоубийств в армии удручающе высок. Российская армия не может надеяться обрести стратегический паритет с США, но она, по крайней мере, располагает бюджетными средствами, чтобы затормозить этот процесс все большего отставания. Расходы на военные нужды увеличились на 23 процента в 2007 году - на 69 процентов по сравнению с 2003 годом. Если уйти от официальных цифр, которые ниже реальных, военные расходы в 2007 году оцениваются в 60 миллиардов долларов. Это в десять раз меньше, чем в США /623 миллиарда долларов/, но если Америка выделяет на оборону около 5 процентов своего ВВП, Россия лишь приближается к 4 процентам. Поскольку процесс строгой экономии на военных вслед за годами холодной войны продолжался несколько лет, около 50 процентов российских бюджетных средств в ближайшие годы будут направлены на стратегические силы. Этот приоритет свидетельствует о намерении российского военно-политического истеблишмента любыми средствами сохранить статус империи, переживающей эпоху заката, и красноречиво свидетельствует о его устаревшем взгляде на мир. Политические руководители ничего не сделали, чтобы повлиять на воззрения российских генералов. Они так и не ушли от «блокового» менталитета и идеи крупномасштабных военных конфронтаций, включая ядерные. Новая доктрина обороны, которая должна заменить прежнюю 1993 года, еще не родилась: российские генералы трудятся над созданием некоей классификации по степени серьезности угроз жизненно важным интересам России, пересмотреть устаревшие стратегические концепции, трансформировать мотомеханизированные дивизии в «задуманные» и модернизированные силы. Эта задача облегчается, если одновременно клеймить стратегию «окружения» прежними врагами /США, НАТО/ и возобновить подобие гонки вооружений. Риск новой конфронтации с Западом - отнюдь не установленный факт. Совет НАТО-Россия функционирует уже десять лет, школа НАТО в Обераммергау принимает российских офицеров, российские и американские ВМС совершают походы с заходом в порты, и американское командование в Европе сотрудничает с Россией. Уже в течение пятнадцати лет программа Нанна-Лугара по уничтожению российского ядерного арсенала позволила дезактивировать 7 тысяч ядерных боеголовок. Отношения между Россией, Европой и США, безусловно, достигли своей критической точки. Первая должна себя убедить, что она ничего не выиграет, укрепляя свою военную мощь, вторые, даже если они не могут принять российское понятие геополитической буферной зоны, тем более должны учитывать российскую «специфику», пусть устаревшую, и дать России время. «Мы наблюдаем возвращение к России времен царей, - заметил один дипломат. - От русских не исходит настоящей военной угрозы, но мы наблюдаем возврат к дипломатии с позиции силы, и никто не знает, куда это может завести». 

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100