газета 'Дуэль' N 48 (546) 
27 НОЯБРЯ 2007 г.
НУЖНО ЛИ ХОДИТЬ НА ВЫБОРЫ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЕЗЗАКОНИЕ
ПОЛИТИКА
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

НУЖНО ЛИ ХОДИТЬ НА ВЫБОРЫ?

РЕЖИМ - ДА

В.М. СМИРНОВ - НЕТ

(В начало)

 КОНТРОЛЬ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

Характерная деталь. Во всех избирательных законах до 2003 г. (а у нас к каждым выборам принимался новый закон, о чем речь еще впереди) существовала норма, по которой результаты выборов должны публиковаться по всей стране вплоть до каждого избирательного участка. Это очень важное положение, поскольку если опубликовать все данные об итогах выборов на участках, то, во-первых, по этим данным можно проверить их результаты снизу доверху. Вот количество участков, вот сколько на них было подано голосов, вот эти данные сводятся в территории, получилась такая-то сумма, а вот в субъект Федерации и дается сумма по субъекту, и вот, наконец, сводные данные в целом по России, которые также можно самостоятельно пересчитать. Каждый может проверить результаты, объявленные Центризбиркомом.

При этом каждый наблюдатель, пришедший на свой избирательный участок и получивший по окончании выборов свою копию протокола подсчета голосов, мог бы проверить, правильно ли учтены данные его участка. И если бы он увидел расхождения (а как мы видели на только что приведенном примере, это случается весьма часто), то он бы мог об этом написать, например, в тот же Фронт Национального Спасения, и сообщить, что им получены другие результаты выборов. Доказательство? Вот подлинный протокол, подписанный председателем избирательной комиссии и секретарем. Другой наблюдатель мог бы сделать то же самое в другом избирательном участке, третий - в третьем и т.д. И когда таких разрозненных данных собралось бы достаточное количество, можно было бы сделать вывод о том, насколько масштабно искажены результаты выборов.

Так вот, несмотря на требования избирательных законов, эти данные в масштабе всей страны не были опубликованы НИ РАЗУ. Ни в 1994, ни в 1996, ни в 2000, ни в 2004 годах. Пухлые сводные отчеты Центризбиркома начинаются только со сводных данных территориальных комиссий; а первичных, участковых протоколов там нет! И, следовательно, проверять нечего.

Кстати, в последней версии избирательного закона, той, по которой пройдут выборы 2007-2008 годов, этому «безобразию» положен конец: требование публикации протоколов участковых комиссий оттуда вообще изъято.

Из этого следует, что результаты выборов не просто фальсифицируются некими нехорошими людьми где-то на местах. Специально созданы и заложены в сам закон условия, чтобы нельзя было раскрыть подлинный масштаб этой фальсификации. А поскольку законы о выборах в действительности пишет под себя сам Центризбирком, и он же выстраивает деятельность подчиненных ему избирательных комиссий, остается только заключить, что фальсификация результатов выборов не случайность, а следствие организаторской деятельности Центризбиркома. Хотя, конечно, он очень старается, чтобы эта деятельность осталась незаметной для широкой публики.

Другой тому пример - отношение Центризбиркома к системам проверки выборов.

Как только ЦИК стали подозревать в фальсификации выборов (а подозревать его в этом стали сразу), родились многочисленные системы, при помощи которых каждый избиратель мог бы проконтролировать, кому пошел его голос. К примеру, одна из идей состояла в том, чтобы каждый избиратель получал некий отрывной талон, вроде лотерейного билета, в котором бы затем по сводной таблице на своем избирательном участке мог бы проверить, каким партии или кандидату засчитан его конкретный голос. Это примерно та же система контроля за выборами, что и с проверкой избирательных протоколов на уровне участковых избирательных комиссий, но доведенная еще ниже - до каждого конкретного избирателя, при которой каждый может убедиться, что его голос посчитан правильно.7 

Разумеется, если бы такая система была введена, это значительно повысило бы интерес избирателей к выборам, потому что они бы поняли, что могут проконтролировать результаты голосования, следовательно, их голоса реально учитываются. Но такая система сделала бы недействительной всю ту машину фальсификации выборов, которая была создана в результате государственного переворота 1993 года. Разумеется, что Центризбирком и кремлевская верхушка, которая реально им руководит, допустить этого не может - не для честных выборов эта машина создавалась. В итоге Центризбирком специально внес в Закон о выборах образца 1999 года фразу о том, что «нумерация бюллетеней не допускается» (ст.71). То есть создать систему, при которой каждый избиратель мог бы увидеть, куда конкретно пошел его голос, отныне запрещено законом.

Следующий момент, который еще раз хочется подчеркнуть: вся эта система фальсификации выборов облегчается тем, что Центризбирком, сам для себя пишет избирательное законодательство. То есть, на практике он сам определяет, каковы должны быть нормы закона для того, чтобы он смог выполнить свою задачу - сфальсифицировать итоги выборов.

И хотя Центризбиркому с момента его создания было запрещено заниматься законодательной деятельностью, тем не менее, с первого года своего существования именно этим Центризбирком и занимается. На сегодняшний день ситуация такова, что избирательным законодательством у нас, в отличие от того, что было при Съезде народных депутатов России или в советское время, не занимается никто, кроме самого Центризбиркома, поскольку на практике ни Государственная Дума, ни какой-то иной орган не разрабатывают и не правят избирательное законодательство.

Целенаправленная политика по фальсификации избирательного процесса с внедрением системы ГАС «Выборы» обрела свой автоматизм. Оттачиваясь, она становилась все более четкой, более тонкой, менее топорной. На это ушло почти 14 лет. А, уж, сколько денег ушло на фальсификацию выборов - вообще не счесть.

Для оценки этих расходов: один только сканер для бюллетеней, которыми собираются оснащать избирательные участки России, стоит более 2000 долларов, при цене за обычный сканер, для текстовых документов, где-то долларов 50. Представляете, сколько взяток избиркомовскому начальству на то, чтобы оснастить сим техническим чудом всю Россию, заложено в этой разнице?

Сейчас ГАС «Выборы» официально уже вышла из опытной эксплуатации и перешла в штатный режим работы. Нет, пока по закону8  «данные о ходе голосования и его результаты, полученные с использованием ГАС «Выборы», являются предварительной, не имеющей юридического значения информацией» (ст.87.6). Но в то же время «при подготовке и проведении выборов депутатов Государственной Думы, в том числе при регистрации (учете) избирателей, составлении списков избирателей, установлении итогов голосования и определении результатов выборов, для оперативного получения, передачи и обработки информации используется только ГАС «Выборы»» (ст.87.1). Вот и понимайте как хотите. Информация не имеет юридического значения, но использовать можно только ее.

В действительности это означает следующее. Какими бы ни были данные в протоколах результатов голосования, они становятся законными только тогда, когда будут запущены и переварены системой ГАС «Выборы» - через тот самый компьютер, который управляет всей этой системой в Центризбиркоме. Нарисовали на экранах мониторов столбики, якобы отражающие ход голосования, - вот вам и результаты выборов, они и являются законными. Законными на основании чего? - А внизу подпись стоит «Центризбирком». Перефразируя известное выражение, посмотрите в честные глаза Центризбиркома, - разве они могу лгать? Вот вам и вся процедура достоверности выборов.

Главный результат «созидательной» центризбиркомовской деятельности за этот период в том, что все ранее существовавшие лимиты фальсификации выборов благополучно выброшены за ненадобностью. Дедовские способы вбрасывания подложных бюллетеней и подмены итоговых протоколов уже не актуальны. Теперь результаты выборов в демократической России ограничены только фантазией их устроителей.

 

ЗАКОН, ЧТО ДЫШЛО

Самое наглядное свидетельство того, что российские выборы превратились в аферу, состоит в том, что наше избирательное законодательство переписывается к каждым выборам. Поскольку выборы - это соревнование, то в сравнимых понятиях это выглядит так, как если бы каждый чемпионат страны, ну, скажем, по футболу, проводился по новым правилам.

Надо сказать, что многие страны, как демократические, так и не очень, гордятся тем, что их избирательное законодательство не меняется в течение десятилетий. Этим подчеркивается, что выборная система неконъюнктурна, стабильна, зависит только от воли избирателей, и каждый раз президенты или парламенты избираются по одному и тому же правилу. Иначе говоря, никто не пишет к каждым выборам правила и законы, как меня, всенародно любимого, вернее избрать, а точнее - переизбрать. Как правило, все изменения в избирательных законодательствах большинства наших образцов демократии - западных стран - происходят в плане уточнения границ избирательных округов от выборов к выборам, поскольку каждый раз депутаты избираются от определенного количества населения. Естественно, что за период от выборов до выборов численность населения меняется, поэтому возникает такая необходимость. Но это происходит абсолютно во всех избирательных системах, ничего здесь особенного нет. Сам закон как таковой, то есть, принцип голосования при этом не меняется.

А в России же абсолютно к каждым выборам, начиная с 1993 года, принимается новый закон. Точнее говоря, в 1993 году, когда народу явили ельцинскую конституцию, вместе с ней было опубликовано положение о выборах, введенное указом президента.

Надо сказать, что в то время для видных «демократов» (сторонников президента) одной из любимых тем обсуждения было то, как на осколках советской системы пишутся нетленные российские демократические ценности, включая самые демократичные нормы выборов. Это вам, мол, не советская лоскутная конституция, в которую внесли более 300 поправок. Здесь все незыблемо: пишется на века.

Действительно, с 1993 года ельцинская Конституция никаких изменений не претерпела. Есть, правда, другой нюанс: ее просто не исполняют. Самый простой, хотя и формальный, пример - те самые объединения регионов, которые прошли в результате так называемых референдумов, например, объединение Красноярского края.

Дело в том, что количество субъектов Федерации, то есть этих самых округов, областей и краев, расписано в самой российской конституции. Конституция является высшим законом государственной жизни. Выше ее закона в государстве нет. А это значит, что если в этой конституции прописаны определенные субъекты федерации - автономные округа, то никакие их слияния или упразднения без изменения Конституции невозможны и недействительны. А они, тем не менее, происходят. И все ветви власти, включая так называемую четвертую - крупные СМИ, делают вид, будто ничего особенного не случилось.

Впрочем, что там слияние краев да округов - высокая политика! Попробуйте-ка обратиться в любой российский суд (кроме разве что Конституционного) и оспорить что-либо на основании российской конституции. Той самой, которая прямого действия и выше любого российского закона. Вы увидите, куда вас тот суд пошлет. Скорее всего, туда же, куда всем наблюдателям на выборах, начиная с 1993 года, советуют засунуть их протоколы голосования. Так что неизменность конституции отнюдь не гарантия исполнения того, что в ней написано.

В любом случае положению о выборах 1993 года повезло меньше, чем конституции. Еще до первого голосования, его успели уже дважды поправить. Сначала добавили в Думу 50 депутатских мест, а потом, еще подумав, объявили весьма демократичную норму, по которой голосование против всех, собиравшее наибольшее число голосов, обязывало провести новые выборы, - недействующей. Правда временно, и только на выборах в Госдуму 1993 года. Но зато очень вовремя: как оказалось, в 32 округах кандидат «против всех» собрал больше голосов, чем любой из кандидатов.9  Кстати, эта норма перекочевала в положение о выборах 1993 года из советского избирательного закона, но до своего применения, как видите, так и не дожила: планка советской демократии оказалась слишком высокой для демократических выборов. Само собой разумеется, на следующих выборах о ней уже никто не вспоминал.

Итак, в 1995 году, вместо положения о выборах, Государственной Думой был принят избирательный закон. При этом уже тогда в процессе его принятия начал принимать активное участие Центризбирком, хотя при его создании всего два года назад специально оговаривалось, что ему до законотворческого процесса нет никакого дела - ему полагалось не продвигать законы, а их исполнять. В частности Центризбирком настаивал, чтобы партии сдавали в свою поддержку вдвое больше подписей - 200.000, и добился своего. О результатах сдачи этих подписей я уже писал выше.

В 1999 году, накануне новых выборов, вдруг оказалось, что опять необходим новый избирательный закон. И он снова был принят, причем фактически его полностью разрабатывал Центризбирком.

К 2003 году, когда снова подошли выборы, само собой, потребовался очередной избирательный закон. Причем когда он появился, а сама череда этих законов стала объектом политических анекдотов, было объявлено, что к следующим выборам будет готовиться уже избирательный кодекс. Мол, это будет уже не просто закон, а некий свод законов, который по самому своему названию - кодекс - подразумевает полноту и неизменность.

Без сомнения, всех законописателей завораживает кодекс Наполеона, который, будучи принят еще в 1804 году, с некоторыми поправками действует во Франции до сих пор и, кстати, приносит ему посмертную славу.

Российские кодексы столько не живут. Даже те, что есть - гражданский, налоговый и другие, - как только принимались, тут же начинали правиться, корректироваться, доводиться, переписываться так, что теперь они напоминают лоскутное одеяло.

На самом деле, существенным во всей этой истории было лишь то, что, только что приняв к выборам 2003 года новый избирательный закон, в Кремле уже не сомневались, что к следующим выборам его снова потребуется переиначить, и лишь прикидывали, что лучше: лоскутный кодекс или очередной закон-анекдот.

Выбор был сделан в пользу анекдота. Поэтому думские выборы сейчас проходят по новому избирательному закону, последние правки в который внесены 24 июля 2007 года - за 4 месяца до выборов. Не надо забывать, что выборы президента происходят по своему собственному закону, который тоже больше одних выборов не служит. А под обоими лежит как опора базовый акт: федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации. Тоже одноразового пользования. А если какой из них и доживет до следующих выборов, то число заплат на нем будет равносильно новому закону10 .

По этой причине всерьез анализировать эти законы-памперсы вряд ли имеет смысл, поскольку сам законодатель России низвел их на уровень туалетной бумаги. Хочу лишь обозначить тенденцию - ради чего они меняются.

Первое - это проблема явки избирателей. Порог явки, при котором выборы считаются состоявшимися, за все годы «демократизации» России шел «вверх по лестнице, ведущей вниз», и, наконец, дошел до нуля. Можно обоснованно предположить, что в дальнейшем он уже опускаться не будет - некуда.

Реально отсутствие этого порога явки означает, что избирателю хотят запретить «проголосовать ногами», то есть, своей неявкой сделать выборы недействительными. Ведь то, что (по мнению большинства избирателей, которое они и выражают этой неявкой) российские выборы просто фальшивка, - прекрасно известно и властям, почему они и снизили порог явки до нуля. Ибо отказаться от фальсификаций и этим привлечь избирателей на избирательные участки, власти не хотят, так как уверены, что без фальсификации проиграют выборы, а убедить избирателей, что выборы честные, уже не могут.

Второй момент - это упразднение голосования против всех. Как я уже говорил выше, возможность протестным голосованием высказать свою гражданскую позицию и провалить нечестные выборы не пережила избирательной кампании 1993 года. На выборах в Федеральное Собрание ее ликвидировали еще до голосования, а там где не ликвидировали, все равно не исполнили, наплевав на закон. Я имею в виду ситуацию с Московской Думой 1993 года избрания, в которой у 31 депутата из 35, голосов «против всех» оказалось больше, чем поданных за них, но, тем не менее, выборы сочли состоявшимися. Однако сама графа «против всех» как память о демократии советского образца, до недавнего времени еще стояла в избирательных бюллетенях, хотя уже никаких юридических последствий не имела. На нынешних выборах не будет и ее.

Таким образом, если уж избиратель пришел на выборы, то выразить свой протест против избирательного лохотрона ему все равно теперь нечем. Остается только проголосовать. И лучше сразу за кого надо.

Кстати, возможности проголосовать за кого не надо, у избирателя тоже в действительности нет. Ибо главные, основные усилия Центризбиркома по переделке избирательного законодательства сводились к тому, чтобы не допустить до выборов оппозицию, не контролируемую из Кремля. Собственно, это главное условие превращения выборов в избирательное шоу с заранее известным исходом. На этом стоит остановиться поподробнее.

 

ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ПРОХОДЯТ

Участие в выборах общественных организаций до государственного переворота 1993 года было исключительно свободным. Тогда любая общественная организация, будучи зарегистрированной как всероссийская, могла выставить свой список кандидатов по всей стране. Собственно для чего еще регистрироваться и создавать официально действующую общественную организацию? Для участия в жизни общества, к которой, разумеется, относятся выборы.

Начиная с 1993 года, избирательное законодательство лишило общественные организации права на свободное выдвижение кандидатов, обязав их собирать подписи в поддержку своего списка. Самого их всероссийского статуса уже оказалось недостаточно. Для победивших «демократов» планка советской демократии опять оказалась слишком высока.

Но каждый раз власть все же озадачивалась вопросом: а что же будет, если все же вдруг когда-то какая-то организация, тот же ФНС, соберет подписи в свою поддержку да так, что этого нельзя будет оспорить даже самым скандальным способом? Поэтому «совершенствуя избирательное законодательство» она стремилась последовательно сузить возможность участия в выборах для всех общественных и политических организаций до размеров, чтобы через оставленное ушко могли пройти только контролируемые Кремлем.

Для начала, в избирательном законе 1995 года количество собираемых подписей увеличили вдвое - со 100.000 до 200.000. Логика была проста: те, кто нам нужен, могут сдать в Центризбирком хоть резаную бумагу. Он все равно вас зарегистрирует. А вот те, кто не нужны, пусть попробуют их собрать.

К следующим выборам решили подойти и с другой стороны. Законом 1999 года участвовать в выборах разрешили только тем организациям, у которых в уставе специально записано, что они занимаются политической деятельностью, а в названии присутствует слово «политическая». Таким образом, организации, которые хотели участвовать в выборах, должны были перерегистрироваться. Хотя по своей сути - это глупость. Политическая деятельность - это вид общественной деятельности, и заниматься ей имеет право каждый гражданин страны, а уж, тем более, ее общественные организации. Если речь идет о демократии, то для этого не требуется некое разрешение, выдаваемое власть предержащими.

Собственно, планировалось, что грязную часть работы по запрету выборной деятельности неугодных организаций выполнит Министерство юстиции и не даст таким организациям пройти перерегистрацию. Так в ряде случаев и получилось, но, скажем, с ФНС это не сработало. Пришлось Центризбиркому опять действовать теми же топорными методами, что и в 1995 году.

Кстати, регистрация всероссийской политической организации почему-то не мешала требовать от нее сбора все тех же 200.000 подписей в свою поддержку. Хотя, если организация политическая и всероссийская, то кому же, как не ей, участвовать в выборах? А если ее список кандидатов находит поддержку у 200.000 избирателей, то какая разница, политическая она или нет?

Впрочем, логика явно не была сильной стороной этого закона. Тем более, что он разрешил регистрироваться за деньги и без подписей. Вносишь около 100.000 долларов и выставляй свой список на здоровье! Как говорила популярная поговорка того времени: за ваши деньги - любой каприз! Правда, ни в одной другой демократической стране еще не додумались до того, чтобы так называемый избирательный залог был столь огромным. Курс Центризбиркома обозначился уже тогда: российская политика должна была стать чем-то вроде утехи для олигархов.

К выборам 2003 года никакой новой изюминки придумано не было (что, впрочем, не помешало принять новый избирательный закон). Поэтому решили развить лучшее, до чего дошла предшествующая законодательная мысль.

Во-первых, раз уж выборы стали игрушкой для олигархов, то чего стесняться-то! Разве 100.000 долларов для олигарха деньги? И сумма избирательного залога была увеличена аж в 15 раз, до 37.500.000 рублей. Пресловутые западные демократии со своими копеечными залогами (у кого они есть) остались далеко позади.

Проступали черты новой, путинской демократии, которую позже назовут суверенной. Суверенной от народа.

Во-вторых, идея фильтрации организаций еще на подступах, не доходя до выборов, пришлась Кремлю по вкусу и была еще более усилена. Теперь оказалось, что быть всероссийской политической организацией уже мало. Надо быть партией!

Но, чтобы стать ею в путинской России, общественная организация должна была, по сути, превратиться в предприятие. Только с политическим профилем деятельности вместо коммерческого. Что тщательно расписывалось в только что принятом законе о партиях.

По этому чудесному акту получалось, что подлинная политическая партия - чисто общественная организация, имеющая свои политические взгляды, - участвовать в выборах не могла. Ибо она должна была для начала трансформироваться в политическое предприятие со своей дирекцией, бухгалтерией, отделом кадров и т.д. При этом переписать поименно всех своих членов и сдать эти списки в соответствующие органы. Так, что если у такой партии оказались бы действительно независимые взгляды, то кремлевской администрации такие списки пришлись бы весьма кстати! Поскольку свежеиспеченный закон о партиях удачно дополнялся одновременно принятым законом об экстремизме, который как раз и предназначался для закрытия партий и СМИ, ибо под понятие экстремиста можно подвести любого, кто не согласен с такой политической системой. Ну, а как «прессуют» не то что членов, а просто граждан, подписавшихся за выдвижение неугодных кандидатов, было известно еще с прошлых выборов.

Попутно, как всегда, оказалось, что система советской демократии опять слишком либеральна. Это в Советском Союзе, с его почти 300-миллионным населением, политической партии достаточно было иметь 5.000 членов. В наполовину меньшей по численности путинской России их требовалось уже вдвое больше - 10.000. При этом тем, кто прошел через все эти тернии, все равно надо было собирать 200.000 подписей! Или готовить 1,5 миллиона долларов, чтобы Центризбирком, так уж и быть, позволил участвовать в выборах.

Кстати, для тех хитрецов, которые вздумали бы уклониться от столь заманчивых условий политической борьбы, был предусмотрен и кнут. Если два раза не участвуешь в предвыборной кампании, или же тебя не избирают (то есть, в действительности, Центризбирком со своей ГАС «Выборы» тебя не выбирает), - партия закрывается.

С какой стороны не крути, а получается, что теперь политика стала таким же лицензируемым видом деятельности, как, скажем, транспортировка рыбы или переработка лома черных металлов. Выдача лицензий на участие в политической жизни общества стало безусловным ноу-хау суверенной путинской демократии.

К выборам 2007 года удачный эксперимент был расширен. Размер избирательного залога еще более возрос - сейчас он составляет уже 60.000.000 рублей (почти 2,5 миллиона долларов). Для политических партий, несмотря на сокращение численности населения России за последние четыре года, уже мало 10.000 членов. Они должны иметь их как минимум 50.000!

Но главной изюминкой нового избирательного закона стал перевод думских выборов на полностью пропорциональную систему, то бишь, по партийным спискам. Теперь будущий депутат Думы должен был быть предварительно отфильтрован партийной машиной. А чтобы партии не вздумали участвовать в выборах вскладчину, им было запрещено объединяться в предвыборные блоки. Учитывая то, что нынешнее участие в выборах подразумевает колоссальные финансовые затраты, партийная деятельность на нынешних выборах окончательно стала уделом олигархов.

Нужно пояснить, что огромные избирательные залоги, о которых шла речь выше - только верхушка финансового айсберга избирательной кампании. Избирательным законом предусмотрено, что во время избирательной кампании все политические партии получают бесплатный телевизионный эфир и доступ к другим средствам массовой информации. Однако если по итогам голосования какая-то партия не перешагнула 3-х процентный барьер, не набрала определенного установленного законом количества голосов - она обязана оплатить телеканалам, радиостанциям и газетам расходы за агитацию. Причем расценки на эту политическую рекламу СМИ устанавливают сами. Например, по итогам избирательной кампании 2003 года, долг политических партий за бесплатную агитацию через СМИ составил 620 миллионов рублей.11  Причем если долг не погашен, то больше бесплатного времени партия не получит.

А ведь еще есть и платный эфир, стоимость телевизионных роликов, агитационных материалов, газет и т.д. Получается, что участвовать в избирательной кампании могут только те, за кем стоят крупные деньги. А они - только у того, кому покровительствует Кремль, поскольку даже те олигархи, к кому он не расположен, в лучшем случае сидят в эмиграции, а в худшем - за решеткой, как Ходорковский. Так что оплачивать расходы политических партий и формировать партийные списки кандидатов могут только «свои».

Но даже им полного доверия нет. Списки кандидатов от всех политических партий проходят обязательное согласование в Кремле. Всех без исключения, в том числе так называемых «оппозиционных», допущенных к парламентским выборам. «Не устраивать массовых акций, не сотрудничать с «Другой Россией» и не включать в списки определенных политиков - обязательные условия, которые Кремль ставит перед всеми партиями, включая КПРФ».12 

Отдельно согласуется так называемая «тройка» - три первых кандидата партии, имена которых значатся в избирательных бюллетенях. Оцените тонкость градации: есть те, кого Кремль так и быть, может пропустить в общий список, но быть одним из трех первых - доверие особое!

Например, недавно, из уже утвержденного съездом и даже заверенного в Центризбиркоме списка «Справедливой России» выкинули N2 - писателя Сергея Шаргунова. Как выяснилось, еще в 2001 году он позволил себе назвать нынешних кремлевских властителей «пигмеями». Об этом конкуренты-единороссы стукнули Путину и - вот результат. Тройка «Справедливой России» стала двойкой13 .

Существует список политиков, которых вообще запрещено допускать до выборов. Вот, например, как Сергей Глазьев попал под запрет: «В 2004 г. он решил, вопреки обещанию, баллотироваться в президенты, чем разочаровал президента: теперь все понимают, что его присутствие в списках нежелательно»12.

Таким образом, на выборах не могут выразить свою волю не только простые избиратели, но и те, кто организовался или хотя бы имеет возможность сорганизоваться в общественные политические организации с тем, чтобы коллективно проявить свою волю на выборах. Избирательная система, созданная сейчас в России, не только фальсифицирует итоги голосования граждан, но и фактически запрещает выдвигать тех кандидатов, которых общество или те или иные слои общества хотели бы, объединившись, вывести на выбор избирателей. Иначе говоря, фальсифицируется не только процесс выборов снизу, искажая само голосование, но и сверху, не давая выдвинуть тех кандидатов в депутаты, за которых избиратели могли бы проголосовать.

За переходом с мажоритарной на пропорциональную систему выборов в России кроется вполне доступная пониманию цель. При пропорциональной системе выборов кандидатов выдвигает только партия. Избиратель в данном случае ничего сделать не может, - какой список кандидатов партия выдвинула, за тот он и голосует. Фактически это голосование за этикетку-партию, будь то Единая, Справедливая, Великая, Стабильная или еще какая-нибудь Россия. Что это конкретно будут за люди, какие это будут кандидаты в депутаты - избирателя больше не касается.

Это означает, что с одной стороны этих кандидатов выбирает партийная машина. Но другая сторона медали состоит в том, что эти кандидаты реально утверждаются президентской администрацией. И если Кремль увидит в избирательном списке какого-то не того кандидата, то он просто не даст этой партии получить голоса на выборах. И каждая партия понимает, что у администрации президента есть для этого вполне реальные рычаги: при помощи ГАС «Выборы» так нажать на кнопки, чтобы столбики пошли в нужном ей направлении. И таким образом ненужные кандидаты исчезают из списков как бы сами собой. При этом для широкой публики создается иллюзия, что и Кремль здесь ни при чем. Демократия сделала свой выбор! А подконтрольные СМИ, рейтинговые агентства и социологические службы еще и подведут под это обоснование, почему этот список кандидатов и не должен был победить.

Так ныне в России формируется «демократическая» власть: под непосредственным контролем, а фактически при политической цензуре действующей администрации президента. И избиратель, даже если он сдуру и придет на выборы, думая, что ему еще осталось, что выбирать, то выбирать он будет из того, что уже предварительно отобрали за него. Этот выбор похож по смыслу и вкусу на котлету, которую один раз уже кто-то ел.

Но даже если он на выборы не придет, то все равно, при любом проценте явки голосование будет считаться состоявшимся. А если подумает, что лучше проголосовать хоть за карманную оппозицию, вроде КПРФ, то его голос при помощи системы ГАС «Выборы» все равно посчитают так, как нужно. И победит та партия, которую Кремль уже назначил правящей.

Поэтому результаты выборов фактически сформированы в полном объеме еще до выборов. Можно считать, что даже на персональном уровне. И никто не удивится, если еще до того, как состоялось голосование, в администрации президента найдется персональный список всех тех, кто реально будет «избран» в Государственную Думу. Не кандидатов, а самих депутатов. С поданным за них процентом голосов, явкой на выборы избирателей и т.д. И если такого списка вдруг нет, то только потому, что он пока не нужен. Существующий механизм аферы российских выборов составить его вполне позволяет.

Все же прочее: политическая агитация, голосование, подсчет голосов в ночь выборов, столбики результатов по разным регионам на телеэкранах, предварительные прогнозы, которые на удивление точно совпадают с итогами голосования, - все это не более чем декорация. Все это только прикрывает реальный режим фальсификации выборов, доведенный сейчас до такой степени совершенства, что уже ни один незапрограммированный кандидат не может появиться даже на подступах к органам государственной власти.

К выборам 2007 года избирательная афера в России стала тотальной, всеохватывающей и, как идеальное преступление, приобрела логическую завершенность.

В.М. СМИРНОВ

7 В. Авраменко. Проект системы голосования. «Дуэль» N11, 1996 (Назад)

8 Закон о выборах депутатов Государственной Думы от 18.05.2005 N 51-ФЗ в редакции от 24.07.2007 (Назад)

9 А.Е. Любарев. Голосование «против всех»: мотивы и тенденции. (Назад)

10 Любопытствующие могут взять в интернете любой действующий закон о выборах, оценить список уточняющих его актов, а потом заглянуть в сами эти акты. И убедиться, что количество исправлений в этих законах на уровне пресловутых 300 поправок к конституции РСФСР. (Назад)

11 Бесплатный эфир по действующим расценкам. «Коммерсантъ», N166 от 13.09.2007 (Назад)

12 Согласованная Россия. «Ведомости», N137 от 26.07.2007 (Назад)

13 «Справедливая Россия» не тянет на тройку. Газета.ру от 19.10.2007 (Назад)

(Окончание)

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100