газета 'Дуэль' N 15 (514) 
10 АПРЕЛЯ 2007 г.
ЖЕРТВА НА АЛТАРЬ ДЕМОКРАТИИ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

УСЛУЖЛИВЫЙ ФЕДМЕДЬ ОПАСНЕЕ ВРАГА

Неведомый мне и, судя по фотографии, довольно молодой Федор Раззаков напечатал в одной московской газете, из уважения к читателям которой я её не назову, статью «Златые горы» «красной буржуазии». Сделано это как бы из благородных побуждений - дать отпор показанному 8 января по Первому каналу ТВ фильму «Златые горы» Лидии Руслановой» и защитить некоторые советские ценности. Но что получилось?

Ну, от Первого канала ничего хорошего ждать, конечно, не приходится. Однако защищает ли автор советское время, советское искусство? Странное дело! Показать свой советских патриотизм автор задумал на разоблачении в своё время очень популярных и любимых в народе артисток - Любови Орловой и Лидии Руслановой, а так же их знаменитых мужей - кинорежиссера Г.В. Александрова и Героя Советского Союза генерал-лейтенанта В.В. Крюкова. И вот копошится: какие у этих артисток были концертные ставки, сколько получено за выступление в Киеве, сколько в Одессе, сколько зарабатывали в месяц и сколько получалось в год, где давали «левые» концерты, какие у них были суточные, проездные, и как они удачно выходили замуж, и на каких кроватях спали... То есть Федя работает в том самом гнусном жанре, что и ненавистный Первый канал, но не соображает этого, более того, наверняка считает себя борцом за чистоту искусства.

Вот представьте себе, ему достоверно известно, что думали, чего хотели, какие имели намерения Орлова и Александров 70 лет тому назад: «летом (!) 1938 года решили построить дачу во Внукове». Даже знает, где именно! «Потому в апреле (?) этого года, устраивая свои гастроли в Киеве, Орлова потребовала платить за концерт по 3300 рублей». Позволь, Федя, но ведь решение-то о даче, по твоим агентурно-архивным данным, было принято только летом, а тут апрель. Как же так? Непонятно. Однако важнее другое: Орловой, говорит, такой гонорар понравился, но в мае, приехав в Одессу, она почему-то снизила его до 3000. Но руководство Одесской филармонии отказалось платить столько. И что же? «Орлова  связалась(?) с председателем месткома филармонии», и тот, не боясь руководства, выплатил артистке за восемь концертов 24 тысячи. На каких идиотов вы рассчитываете, Федя? Где доказательства? Как взбрело на ум, что кто-то поверит вам на слово? Ну, допустим, безымянный председатель месткома был столь безрассудно храбр, что плевал он на начальство, но откуда в месткоме нашлись такие деньги? И неужели это так и сошло храбрецу? Молчит. А ведь ещё нельзя не напомнить, что к тому времени Александров поставил знаменитейшие фильмы того времени - «Весёлые ребята», «Цирк», «Волга-Волга», где важные роли играла и Орлова, и, надо полагать, они получили тогда весьма недурные гонорары, и могли построить дачу без незаконных ставок за левые концерты.

Но главная мишень правдолюба - Лидия Русланова. Автор признаёт замечательный талант, дарованный «крестьянской девчонке-сироте». Даже приводит строки письма Шаляпина одному знакомому в Москве: «Опиши ты мне эту русскую бабу. Она так пела (по радио), что у меня мурашки пошли по спине. Поклонись ей от меня». И тем не менее наш разоблачитель уверяет: «Однако её несомненный талант вряд ли бы смог пробить себе дорогу на самый верх, если бы не поддержка извне». Ну, та или иная поддержка сопровождает всякий талант. Если взглянуть на литературу, то Пушкин получил поддержку Державина и Жуковского, Лермонтов - Белинского, Горький - Короленко, Шолохов - Серафимовича, Куняев - Слуцкого и Межирова, Юрий Поляков - Владимира Соколова и Андрея Дементьева и т.д.

А без чьей же поддержки не обошлась бы Русланова? Да и почему? Ведь даже в царское время, когда, по словам Ленина, режим душил таланты из народа тысячами, пробивались именно до самого верха культуры большие таланты из народа: Горький, Шаляпин, Есенин, Коненков...А уж в советское-то время были открыты все дороги, даже чересчур, что и породило нынешнее нашествие Хазановых, Петросянов, Радзинских... Неужели вам неизвестно это, защитник Советской эпохи?

Оказывается, говорит, Русланова не могла состояться как певица без поддержки ВЧК и мужей. «В 1919 году она удачно вышла замуж. Её супругом стал Наум Наумин, влиятельный сотрудник такого авторитетного ведомства, как ВЧК». Ну, допустим, Наум Наумин, хотя я слышу это странное имя впервые. И чем же этот влиятельный сотрудник авторитетного ведомства поспособствовал артистической карьере жены? Она что, всюду козыряла тем, что её муж работник ВЧК, и это открывало ей все пути вверх? Нет, об этом ни слова. Но, оказывается, «именно благодаря его стараниям Русланова в начале 20-х годов переезжает в Москву и становится солисткой театральное бюро Центрального Дома Красной Армии».

Тут много загадок, Федя. Во-первых, откуда переезжает Русланова и где работал означенный Наум? Если в центральном аппарате, а Русланова жила, как можно понять, в Саратове, то она законно переехала к мужу в Москву - и никаких науминых стараний. Если он начинал работать в Саратове, а потом его перевели в столицу, то опять же ехал туда Наум с женой, и старания требовались только для упаковки вещей. Или он отправил её в Москву, а сам остался в Саратове и так длилось до развода в 1929 году? Трудно в это поверить. Мог бы ты, Федя, десять лет прожить с любимой женой в разных городах? То-то...

 Кроме того, в начале 20-х, о которых идёт речь, ЦДКА, увы, просто не существовало, он был создан только в 1928 году, а это не начало, а уже конец 20-х. В начале же 20-х Русланова выступала в Ростове-на-Дону. Но главное-то, она, молодая и талантливая, легко могла попасть в Москву и безо всякого влиятельного Наума. Сколько тогда понаехало народу, в частности, писателей и артистов, из Ленинграда, Киева, Ростова, Одессы! Михаил Булгаков, Леонид Утёсов, Валентин Катаев, Бабель....Несть им числа. А при большом таланте не составило бы Руслановой труда и попасть в помянутое театральное бюро ЦДКА, если бы оно тогда уже существовало. Так что, Федя, вы просто очень плохо знаете Советское время.

Это видно и из дальнейшего. Разойдясь с вашим загадочным Науминым, Русланова выходит замуж за конферансье Михаила Гаркави. Это автор расценивает как «ещё один шаг вверх». Даётся понять, что только благодаря Гаркави в 1933 году она становится солисткой Государственного объединения музыкальных и цирковых предприятий (ГОМЭЦ). Где доказательства? Опять никаких! Федя, да Русланова была тогда популярней, чем этот Гаркави, жирный и скушный.

Но вот, говорит, уже в начале 30-х «по стране ходили слухи о её роскошных хоромах, о драгоценностях, среди которых, как уверяла народная молва (излюбленное оружие демагогов. - В.Б.) были золотой царский портсигар и брошь жены Пушкина». Чтобы оценить эту народную молву в полной мере, надо еще принять во внимание, что у Руслановой «помимо роскошной квартиры в центре Москвы было еще две в разных районах города (в каких? Секрет!- В.Б.), две дачи (где? Военная тайна! - В.Б.), четыре автомобиля...А спала певица на огромной (6 кв.м) кровати из карельской березы, которая ранее хранилась в Зимнем дворце и принадлежала Екатерине Великой, её доставил из Ленинграда муж».

Едва ли, читатель, вам приходилось встречать таких дотошных исследователей и аналитиков: и площадь кровати измерил, и установил из чего она, и кто на ней спал двести лет тому назад. Потрясающе! Но всё-таки мыслимое ли дело в советское время иметь три квартиры и две дачи? Тут обращает на себя внимание, что автор говорит о Руслановой так, словно она жила в одиночестве. Но ведь у неё был муж. И вполне вероятно, что у него тоже была и квартира, и дача. Вот, разве что, их Федя и зачислил на персональный счёт артистки. Так это жульничество. А как удалось мужу утащить кровать из Зимнего? Это ж не статуэтка Нефертити- сунул за пазуху и пошёл. Это шесть неподъёмных квадратных метров! Или её выбросили, а любящий муж подобрал? Тогда откуда известно, что она именно екатерининская?

Есть в этой замечательной картине и другие неясности. Так, с одной стороны, читаем что ещё «у Руслановой была шкатулка из красного дерева, полная драгоценностей». С другой, сообщается, что «в квартире её бывшей няни в изразцовой печи был обнаружен тайник, в котором хранились 208 бриллиантов, а также изумруды и сапфиры». Во-первых, что за няня, как у графини, если Русланова росла в приюте? Во-вторых, коли она опасалась, то почему же не у няни в печи, а дома держала шкатулку? И почему не прятала более сотни картин известных художников?

Однако же, если забыть о трех квартирах, екатерининском ложе, изразцовой печи няни и некоторых других подобных экстравагантностях жанра, то надо признать, что отчасти картина верна. Квартира у Лидии Андреевны действительно была «как музей».

Но откуда эти богатства? Да всё оттуда же - огромная популярность, левые концерты. Автор пишет, что власть прекрасно знала обо всём этом, но «советский режим(!) разрешал своей «красной буржуазии» жировать и барствовать в обмен на лояльность». Федя уже наговорил немало гадостей о Советской власти, которая для него, как для Сванидзе, - «режим». Тут он продолжает разоблачение режима. Но хотелось бы понять, какую нелояльность можно было ожидать от крестьянской сироты, воспитанницы приюта к Советской власти, которая дала ей всё и сделала знаменитой на всю страну? Тут мы подходим к главному.

Оказывается, просвещает нас Федя, Русланова-то вовсе не Русланова. Советские люди десятки лет восхищались её русским талантом, а она вовсе и не русская, и сам Шаляпин дал маху насчёт «русской бабы». Она еврейка. Да как же так? Ведь сам уверял, что крестьянская девочка из саратовского села Чернавка, а много ли среди крестьян евреев? А часто ли оказывались в приюте еврейские дети? Ну, Абрамович...Однако Федя, оказывается, и фамилию знает: Лейкина. А в приюте ей дали фамилию Русланова. Да с какой же стати, зачем, и как она согласилась? Был до революции писатель Лейкин, работал я когда-то в газете «Литература и жизнь», где ответственным секретарём был Наум Лейкин,- им их фамилии не мешали, а тут девочка-подросток зачем-то меняет фамилию! А какие доказательства? Да опять же никаких! Может, директор приюта уже тогда чудным образом предвидел, что девочка пойдёт на эстраду и еврейская фамилия будет ей мешать? Господи, да сколько там таких фамилий было и есть: тот же Гаркави, Хенкин, Райкин, Менделевич, Миров и Новицкий... Далеко не у всех так удачно, как у Задорнова. А почему осталась Лидией Андреевной, а не стала, допустим, Лией Абрамовной? Словом, мы опять оказались в области повышенной интеллектуальной сейсмичности, где постоянно трясёт от недоумения.

Но, в конце концов, что ж, если еврейка - тем выше её талант: так сумела проникнуться русским духом, что обманулся даже гениальный русак Шаляпин. Но Федя именно на этом строит дальнейшее разоблачение Советской власти: «У Руслановой на квартире часто собирались представители еврейской прослойки советской творческой элиты и вели острые разговоры на разные темы, в том числе на политические». Интересно. Только вот ещё бы узнать, кто же именно из этой элиты точил лясы у Руслановой. Эренбург? Рейзен? Вольф Мессинг?.. Увы, опять секрет.

Драматизм повествования нарастает. В мае 1948 года, говорит, был создан Израиль, он «стал врагом СССР», началась пропагандистская кампания против него, и тут еврейская душа Рулейкиной не выдержала, она негодовала и «откровенно говорила об этом в своих застольных беседах». Допустим, всё так, но вот вопрос: как терпел эти еврейские антисоветские посиделки генерал Крюков, член партии, русский человек, за которого артистка «опять удачно» вышла замуж? Неужели молчал?

Слушайте дальше: «В итоге в сентябре того же 1948 года органам МГБ была дана команда (!) наказать певицу за произраильскую позицию. (Неужели Сванидзе не возьмет эту статью на вооружение?) И если раньше всё могло обойтись публичной поркой (статьей в газете), то теперь Русланову было решено арестовать вместе с мужем». Не совсем так: мужа арестовали 18 сентября, а жену  - 25-го, т.е. не её - с ним, а его - с ней.

И тут уже не до шуток Дальше произошло страшное... После того, как летом 1946 года маршал Жуков оказался в опале, министр МГБ В. Абакумов, впоследствии фальсификатор «Ленинградского дела» и других подлостей, за что в декабре 1954 года и был расстрелян, затеял против маршала подлую интригу, намереваясь обвинить его в антиправительственном заговоре. С этой целью были арестованы несколько военных, так или иначе близких когда-то к Жукову. Из них стали выбивать нужные показания. В их числе оказался и Владимир Викторович Крюков. Правдолюб Раззаков называет его просто «известным военным», подло умалчивая, что он был генерал-лейтенантом и Героем Советского Союза. Да ещё имел много самых высоких боевых наград, в том числе - два ордена Ленина, два ордена Суворова обеих степеней, Кутузова 1-й степени, Красного Знамени и другие награды.

Раззаков пишет, что за В.В. Крюковым «тоже имелись грехи: ему вменили в вину моральное разложение - якобы он содержал бордель для высокопоставленных деятелей в одном из военных госпиталей». Для каких ещё деятелей? Это новый образец антисоветского тупоумия в духе Сванидзе и Радзинского. Конечно, факты морального разложения бывали и в советское время, случались пьянки и даже оргии (вспомним дело министра культуры Александрова), но - бардак в госпитале?.. Правдолюб спутал эпохи. Это сейчас такие газеты, как МК, дают объявления проституток, телевидение показывает половые акты, а президент и патриарх делают вид, что это свобода личности и под колокольный звон лепечут о духовном возрождении страны.

Генералу Крюкову шили совсем другое: у него выбивали показания против Жукова и сведения о личном участии в заговоре. Об этом можно прочитать на страшных страницах журнала «Военные архивы России», N1’93. Но Сталин будто бы сказал: «Жукова я в обиду не дам». Дело развалилось. Тогда, боясь разоблачений, Абакумов постарался упрятать арестованных по «делу Жукова» подальше и понадёжней. Русланову осудили на 8 лет, Крюкову влепили 25, что означало почти наверняка пожизненный срок, ибо ему уже было за пятьдесят. Раззаков и тут верен себе: «Никаких ужасов в заключении с артисткой не происходило». Во-первых, зато уж столько «происходило» с Крюковым, что он, прошедший три войны, не раз смотревший смерти в глаза, не выдержал и подписал лживый протокол допроса. А, во-вторых, интересно посмотреть бы на тебя, Раззаков, после даже не восьми лет тайшетского лагеря, а хотя бы - восьми месяцев.

А дальше было вот что: в июле 1951 года Абакумова, наконец, сняли и арестовали. В 1952 году Жуков снова был избран в ЦК, а в марте 1953-го стал 1-м заместителем министра обороны.

И вот тогда, отбыв уже за здорово живешь четыре с половиной года, заключенный Крюков 25 апреля 1953 года послал из лагеря в Тайшете (Иркутская область) заявление в ЦК партии, а копию с небольшим письмом - Жукову.

В заявлении говорилось, что, помимо обвинения в заговоре, «вторым обвинением уже к концу следствия было присвоение трофейного имущества... К делу была приобщена опись имущества на квартире моей жены Крюковой-Руслановой, у которой действительно было много ценностей в виде золотых изделий с бриллиантами, 110 полотен русских мастеров и другого имущества. Это всё было её собственностью и никакого трофейного имущества, кроме двух радиоприёмников, принадлежавших мне. Всё имущество Руслановой было приобретено ею значительно раньше Отечественной войны и моей женитьбы на ней. Все эти картины, фарфор, драгоценности, мебель находились в её квартире десятки лет. Есть знакомые и друзья жены, её бывший муж Гаркави, которые могут это подтвердить.

В Германии мы после войны покупали целый ряд вещей. На каждую вещь имелись счета (в деле их не оказалось). Три машины, обнаруженные у меня, тоже значатся как присвоенные, а на самом деле одна была подарена Верховным Главнокомандующим, на что имелись соответствующие документы; вторая куплена с разрешения Главнокомандующего оккупационными войсками. В акте значится как присвоенная даже служебный «Бьюик» выпуска 37 года. На все машины имелись документы. В акт внесена как присвоенная мной даже вся казенная мебель в моей служебной квартире в городе Черняховске...

Виновен ли я в присвоении трофейного имущества?

Да, виновен, но не такого количества, как фигурирует в деле. И уж ни в какой степени не виновна моя жена, которая никакого отношения к этому не имела...

Да, виновен. Не к лицу коммунисту и советскому генералу заниматься подобными делами. Я заслужил наказание, но за эти тряпки, которые выеденного яйца не стоят, меня лишили доверия Партии и Правительства, лишили свободы на 25 лет, семьи, звания и наград, кровью заработанных на поле боя. И я не верю, что это покарали меня Партия и Советская власть. Это сделали враги Партии и Правительства...

Я прошу ЦК КПСС назначить комиссию по пересмотру как моего дела, так и дела моей жены Руслановой» (Военные архивы России, N1’93, с.219).

Как думаете, Раззаков, мог человек в той ситуации и в письме по такому адресу говорить неправду? И теперь сопоставьте, правдолюб, эфемерную екатерининскую кровать покойной народной любимицы Руслановой и реальные яйца Фаберже, болтающиеся у вашего современника Вексельберга, ненавидимого всеми, кроме Путина.

Получив письмо, Г.К. Жуков написал Хрущёву: «Крюкова В.В. знаю с 1931 года как одного из добросовестнейших командиров, храброго в боях против гитлеровских захватчиков».

Вскоре и Крюков и Русланова были освобождены и реабилитированы. Владимира Викторовича восстановили в партии, в звании генерал-лейтенанта, Героя Советского Союза, вернули все ордена...

Что же в итоге? Как видим, автору мало тех мерзостей, что творятся у него на глазах. Он решил еще вытащить из 70-летней советской дали кое-какие дела и показать: смотрите, и там были хапуги, рвачи, халтурщики. Нынешние рвачи, конечно, весьма признательны ему: это же в немалой степени оправдывает их,- все, дескать, мы, артисты, одним миром мазаны.

А ведь в своё время была статья в газете  о левых концертах Орловой. (Всякую критическую статью о ком-либо Федя в присущем ему стиле называет «публичной поркой». Так он, должно быть, назовет и данную статью.) Значит, артистка понесла наказание, а ведь надо бы учесть и то, что она немало сделала для нашего прекрасного советского кино, и умерла уже лет 35 тому назад. Так, может быть, не следовало ворошить её незаконные доходы, полученные всё же за личный труд и талант, а не с потолка, как ныне наглые бездари хапают миллионы и миллиарды? Нет, правда превыше всего! - слышим мы от патриота. И дачу Орлова с мужем построили на свои трудовые. А как, например, получил особняк Хазанов? Вот бы чем поинтересоваться-то, любезный - живой современностью, а не архивной пылью.

 Да, и Русланова любила жить широко, но опять же не за счёт других, а всё зарабатывала своим трудом и талантом. И труд свой она начала ещё девчонкой в саратовских деревенских клубах, в годы Гражданской войны с русскими народными песнями выступала перед красноармейцами, и во время Великой Отечественной одной из первых поехала на фронт, уже в июле пела под Ельней, бывала в блокадном Ленинграде, выступала на многих фронтах, в 44 году пожертвовала деньги на батарею «Катюш», а её концерт у стен рейхстага в только что взятом Берлине был всенародной песней нашей великой Победы. За всё это она была награждена боевым орденом Красной Звезды. Но Раззаков и тут пытается принизить артистку и её мужественную бескорыстную работу: «В годы войны не было артистов, которые не прошли бы через фронтовые концертные бригады». Лжёте, сударь. Были такие, да ещё сколько.

Генерал Крюков умер 19 августе 1959 года. На поминках, устроенных Руслановой, были Жуков и Буденный. А она умерла 21 сентября 1973 года. Вас, Раззаков, не пригласили на её поминки как еврея? Ведь известный тогда журналист-международник Борис Изаков - ваш родственник?

В. БУШИН

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100