газета 'Дуэль' N 15 (514) 
10 АПРЕЛЯ 2007 г.
ЖЕРТВА НА АЛТАРЬ ДЕМОКРАТИИ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ЖЕРТВА НА АЛТАРЬ ДЕМОКРАТИИ

Цитадель мировой демократии США или, как их называли еще совсем недавно, Соединенные Линчующие Штаты, как и жена Цезаря, всегда вне подозрения. Тем не менее, в истории «светоча демократии» есть немало черных страниц, о которых сами американцы предпочитали бы не вспоминать, но их обязаны помнить те народы, которые не хотят стать очередной жертвой дядюшки Сэма.

В марте 1978 г. в посольстве СССР в Кооперативной Республике Гайана появились три человека, которые от имени «Храма народов» передали адресованный советскому послу документ с несколько странным названием:

17 марта 1978 года
Его Превосходительству Послу Советского Союза
Джорджтаун, Гайана, Южная Америка

НАСТОЯТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА

«Храм народов», социалистический сельскохозяйственный кооператив по советскому образцу, в составе более 1000 эмигрантов из США, живущих в Гайане, подвергается жестоким преследованиям со стороны американских реакционеров, решивших уничтожить его. Наши средства находятся под угрозой. Мы обращаемся к Советскому Союзу через Ваше Превосходительство с настоятельной просьбой помочь нам открыть специальный банковский счет для сельскохозяйственного кооператива «Храм народов» в советском банке, чтобы обеспечить сохранность наших средств и, в случае если наша организация будет уничтожена, оставить их под советским контролем...

...Одной из самых последних попыток было намерение уничтожить гайанскую коммуну путем захвата денежных средств нашей организации. Если бы такая попытка удалась, то это был бы не первый в истории Америки случай уничтожения межрасовой братской организации трудящихся и нацменьшинств. Испытав на себе злобность реакционных сил в США, мы и здесь, в отдаленном районе, не закрываем глаза на возможность того, что нас могут буквально физически уничтожить. Нам также известна возможность того, что, хотя большая часть наших средств находится в Гайане, США могут не допустить, чтобы здешнее правительство, придерживающееся социалистической линии развития, следовало своим путем...

...Именно по этой причине мы стараемся перевести наши средства, над которыми нависла опасность, в какой-нибудь банк на территории Советского Союза. Тогда мы, по меньшей мере, были бы уверены в том, что, если наша община окажется тем или иным способом уничтожена, наши заработанные честным трудом и тщательно сберегаемые средства не будут конфискованы или экспроприированы врагами народа и использованы против его интересов, а будут спасены и посвящены тому великому делу, за которое мы боремся, которому мы полностью преданы и для которого в первую очередь предназначаются эти средства, а именно делу народа и социализма...

...Мы решительно заявляем, что ни при каких обстоятельствах не возвратимся в Соединенные Штаты и не будем жить при капитализме, даже если нам будут и дальше угрожать уничтожением. Дорогие товарищи, мы нашли здесь, в Джонстауне, то, ради чего стоит жить и, если нужно, умереть!

Нельзя сказать, чтобы советские дипломаты были сильно удивлены появлению этих людей. Им уже приходилось читать в местной прессе об этом сельхозкооперативе. А первая встреча с его представителями состоялась в декабре 1977 г., когда три члена коммуны в Джонстауне впервые пришли в посольство СССР и в ходе обстоятельной беседы с советским консулом Ф.М. Тимофеевым подробно рассказали ему о своем кооперативе и причинах его появления в Гайане.

И все же сам факт появления такого обращения стал неожиданностью. Что за тучи сгустились над «Храмом народов», если его руководители решили прибегнуть к столь экстравагантному способу сохранения средств сельхозкооператива, и что или кто может угрожать его безопасности в малодоступных джунглях Гайаны?

Джим Джонс и его Храм

Чтобы ответить на эти вопросы нам надо хотя бы вкратце познакомиться с историей создания, жизни и деятельности той организации, которая по американским документам значилась как религиозная община «Храм народов», самоопределялась как социалистический сельскохозяйственный кооператив, а по сути являлась выдающимся социальным экспериментом, у истоков которого стоял американский гражданин Джим Джонс.

Джим Джонс родился в 1931 г. в одном из провинциальных городков на Среднем Западе США. В детстве Джонсу пришлось воочию увидеть ужасающую нищету времен «великой депрессии», столкнуться с проявлениями социальной несправедливости и расизма американского общества. По собственному его признанию, большое впечатление на Джонса произвели радиорепортажи о войне в далекой России и, в частности, о Сталинградской битве. Военные сводки пробудили интерес к Советскому Союзу, юноша стал собирать информацию о жизни СССР, приобщился к чтению коммунистической литературы. К 19 годам Джим Джонс стал убежденным марксистом и активным участником борьбы за дело социализма. Подвергшись остракизму и политическому давлению уже в самом начале своей политической деятельности, - надо отметить, что Джим Джонс никогда не скрывал своих политических убеждений и открыто заявлял их в публичных выступлениях, - Джонс нашел выход в создании собственной церкви. Этому повороту способствовал ряд обстоятельств. Во-первых, какое-то время Джонс действительно был религиозным проповедником и хорошо понимал, какие возможности открывает перед ним статус лидера церкви. Во-вторых, в США всегда существовала масса церквей и всякого рода религиозных организаций, а американское государство благоволило им и даже предоставляло преимущества в налогообложении. Наконец, Джонс отдавал себе отчет, что в церковь люди пойдут более охотно, чем на политическое собрание, и, как показало будущее, действительно многие из тех, кто приходил «просто в церковь», под воздействием проповедей Джонса становились убежденными социалистами.

В середине 60-х годов в Индианаполисе Джим Джонс открыл церковь «Храм народов». С самого момента создания церковь заняла активную гражданскую позицию. В своих проповедях Джонс заявлял, что находится в состоянии «войны с системой, которая придает большую ценность вещам, чем человеку, ... а также в состоянии войны с правительством США по вопросам гражданских прав, расовой справедливости, мира». Активность Джонса и «Храма народов», которые пропагандировали расовое равенство и интеграцию, добиваясь ликвидации расовой сегрегации, не осталась незамеченной. Джим Джонс постоянно подвергался преследованию со стороны расистов, в его адрес раздавались угрозы, совершались покушения на него самого и на его детей.

В 1965 г., спасаясь от преследования расистов, семья Джонса переехала в Калифорнию, однако гонения на «Храм народов» продолжились и там. Тем не менее, организация численно росла и продолжала свою деятельность.

«Храм народов» оказывал финансовую и организационную поддержку на выборах либерально-прогрессивным политикам, левым партиям и их лидерам. Поддерживал морально и материально тех, кто по политическим мотивам подвергался преследованию со стороны властей. Активно боролся за освобождение политзаключенных: Анджелы Дэвис, Бена Чейвиса, членов «Уилмингтонской десятки», лидера американских индейцев Д. Бэнкса и других.

«Храм народов» занимался обширной благотворительностью среди беднейших слоев населения, содержал «Международный отель», где проживало более 3 тысяч человек, уволенных за участие в демонстрациях, организовывал ежедневные бесплатные обеды, целевые пособия семьям без кормильцев. Содержал собственную клинику и физиотерапевтическое отделение для калек, клинику для лечения наркоманов, юридическую консультацию, дом для умственно отсталых детей, четыре детсада и четыре дома престарелых.

Кроме того, финансировал медицинские исследования по борьбе с раковыми и сердечными заболеваниями, субсидировал «Телеграф-хилл медикал клиник», «Американский союз борьбы за демократические свободы», «Национальную ассоциацию содействия прогрессу цветного населения», «Профсоюз фермерских рабочих» и т.д.

Со временем «Храм народов» превратился в весьма крупную организацию. В нем состояло более 20 тысяч человек, которые принимали участие во всех акциях общины и оказывали ей регулярное финансовое содействие. Община имела собственный автопарк из 13 автобусов, дома в разных городах США, содержала больницы, детские сады, дома для престарелых. Ежегодный бюджет «Храма» составлял 600 тысяч долларов, он почти полностью формировался из индивидуальных добровольных пожертвований. «Храм» не использовал средства никаких частных фондов и не получал от правительства США никаких субсидий.

Наиболее важные решения «Храм народов» обычно принимал путем голосования на открытых общих собраниях, причем бывало, что принятое решение не совпадало с мнением Джонса. Однако правом принятия чрезвычайных решений обладало также Правление в составе 50 постоянных членов.

Лидер общины Джим Джонс получал 20 тысяч долларов в год на дорожные расходы и содержание семьи. Кроме него зарплату получали еще 4 сотрудника, которые проживали в арендованных «Храмом» домах. Все остальные члены общины работали в ней в свободное от основных занятий время на общественных началах.

Вопреки портрету, нарисованному официальной американской пропагандой, (где Джонс изображается лицемером в золотых перстнях и шикарных костюмах, наркоманом и психопатом), он выглядит весьма достойно. Имея собственного сына, Джонс с женой усыновил и удочерил восемь детей всех рас, жил подчеркнуто аскетично, одевался в секонд-хенде, для экономии отказывался передвигаться на самолетах, используя только автобусы, принадлежащие организации, никогда не останавливался в дорогих гостиницах и ресторанах. Он был очень принципиален: в студенческие годы ушел из парикмахерской с полуостриженной головой, когда парикмахер отказался стричь негра, в 22 года, будучи помощником пастора в церкви для белых, приглашал на службу негров, а после конфликта с церковным советом покинул ее, заявив: «Любая церковь, где я буду пастором, будет открыта для людей всех рас».

Разумеется, столь активная борьба против устоев американского общества не могла остаться безнаказанной. Джим Джонс и «Храм народов» подверглись ожесточенной травле и физическому преследованию.  И постоянные клеветнические кампании в «желтой» прессе - это еще цветочки по сравнению с нападениями на дома «Храма народов», запугивание и террор против его членов. В один из автобусов организации была подложена бомба, дом собраний в Сан-Франциско был взорван и сгорел. Было избито и убито несколько членов общины, в том числе правая рука Джонса - Льюис. Предпринимались попытки подкупить людей, чтобы они свидетельствовали против «Храма народов» и Джонса, или внедрить в общину провокаторов.

Специальные службы, в первую очередь ФБР, терроризировали активистов «Храма народов», через подставных лиц возбуждали судебные преследования против участников этой организации, вели травлю в печати. Это вынудило руководство общины на политическую эмиграцию.

Исход в Джонстаун

В октябре 1974 г. небольшая группа членов общины «Храм народов» переехала в Гайану и основала в малодоступном районе страны среди джунглей сельскохозяйственную коммуну, которую назвали Джонстауном. Правительство Гайаны с радостью приняло колонистов и выделило им под поселение 4000 акров джунглей вблизи Порт-Кайтума. Первоначально было расчищено 30 акров и построен дом, где поселились первые 11 человек.

Население сельхозкооператива быстро росло и вскоре достигло тысячи человек. Около четверти составляли дети, самым старым колонистам, «папаше» Джонсону и миссис Джексон, было 106 и 103 года соответственно. Среди покинувших американский рай и отказавшихся от хваленого американского образа жизни оказались люди самых разных профессий, что позволило колонистам создать самодостаточное и очень эффективное в экономическом и социальном планах сообщество. В джунгли Гайаны перебрались 200 сельхозрабочих и животноводов, 200 строителей и рабочих, 20 инженеров, водители и механики, медицинские работники, представители других профессий. Кроме того, здесь были художники и музыканты, певцы и актеры, программисты и бухгалтеры и даже адвокаты. Всем им в коммуне нашлось занятие по душе. 

Всего за несколько лет существования колония достигла потрясающих успехов, прямо посреди джунглей выросла образцовая сельскохозяйственная коммуна.

Здесь выращивали картофель, огурцы, капусту, ананасы, сахарный тростник, тыкву и многое другое. Так как среди колонистов оказалось несколько агрономов, были проведены успешные эксперименты по выращиванию новых культур в тропических условиях. Были построены свиноферма, скотный двор, птицеферма. Работали лесопилка, мебельный цех, ремонтная база.

В общине были ясли, детский сад, школа, клуб. Образование находилось на очень высоком уровне, так как квалифицированных преподавателей хватало. Библиотека коммуны составляла более 10 тысяч книг, в том числе полные собрания сочинений Маркса и Ленина!.

В Джонстауне была лучшая в регионе больница - терапевт, хирург (нейрохирург по образованию), педиатр, диетолог, штат дипломированных медсестер и фармацевт с опытом преподавательской работы. Оборудование позволяло снимать ЭКГ, делать полный перечень анализов, флюорографию, рентгенографию. Каждые полгода проводилась всеобщая диспансеризация, составлением меню в столовой ведал диетолог. Больница работала круглосуточно и бесплатно для проживающих в окрестностях индейских племен, с которыми колонисты были в дружественных отношениях. Работала коротковолновая радиостанция, которая служила для связи с общиной в Калифорнии и для пропаганды своих идей.

В коммуне не было никаких денежных отношений, но существовал «бесплатный магазин», где по требованию выдавались необходимые товары. На каждого посетителя заполнялась учетная карточка. Чистый доход коммуны составлял около четверти миллиона долларов в год.

Вместе с тем коммуна не была сектой, здесь никого не держали силой и не лишали контактов с внешним миром. Колонисты в любой момент могли вернуться в США, поехать туда по делам или чтобы навестить родственников. Правда, были случаи, когда колонистов изгоняли из коммуны за какие-либо проступки или по подозрению в шпионаже.

За время существования коммуны ее посетило более пятисот визитеров, гайанских и иностранных граждан: чиновников, журналистов, политиков, сотрудников посольств, аккредитованных в Гайане. По свидетельству советского консула Ф.М. Тимофеева, который не раз приезжал в Джонстаун, в толстенной книге отзывов все записи были положительными: «...я обратил внимание на то, что в этих записях часто встречалось слово «рай» - люди писали о возникшем у них впечатлении, будто они побывали в раю и видели счастливых, одухотворенных людей, живущих в гармонии с собой и дикой, первозданной природой».

Регулярно посещали коммуну и сотрудники посольства США в Гайане. Посольские работники выполняли требования госдепартамента о «...расследовании обвинений о задержке американских граждан против их воли...». Во время всех посещений американские чиновники имели доступ во все строения Джонстауна без ограничения и имели личные беседы без свидетелей с любым жителем по своему желанию. Отчеты посольства гласят, что они постоянно предлагали своим собеседникам покинуть колонию, обещая им свою защиту и гарантируя неприкосновенность, но все как один отвечали, что уезжать не хотят, что они не живут в страхе и очень счастливы.

Кроме того, американские власти проводили проверки на предмет ввоза в Гайану контрабандного оружия, наркотиков или других запрещенных законом вещей. В сентябре 1977 г. и январе 1978 г. таможенные службами США и Гайаны провели внезапные доскональные проверки грузов, предназначенных для Джонстауна. Ничего незаконного обнаружено не было.

Нити заговора

Однако «Храму народов» не суждена была спокойная жизнь. Самим фактом своего существования коммуна давала другим пример того, что иная жизнь возможна. А пример, как известно, дело заразительное. Американским властям удалось вытолкнуть наиболее активных членов организации за пределы страны, но даже там они продолжали представлять для Америки серьезную опасность.

Джим Джонс и его товарищи не желали быть безмолвными барашками, и в Гайане они с новой силой стали вести активную пропагандистскую кампанию, распространяя по миру информацию о своей жизни, выступая в защиту униженных и оскорбленных в самой Америке и разоблачая агрессивную политику американского государства.

Тогда Вашингтон попытался оказать дипломатический нажим на правительство Гайаны с тем, чтобы побудить его выдворить из страны жителей Джонстауна. Но власть Гайаны  не поддалась на американское давление и не пошла на поводу у США.

В 1977 г. адвокат Тимоти Стоун обвинил Джима Джонса в том, что тот якобы насильственно удерживает членов общины в Гайане, применяя к ним различные методы физического и морального давления. На протяжении ряда лет этот человек тесно сотрудничал с «Храмом народов», являлся юридическим советником общины. Как впоследствии оказалось, Стоун еще со студенческих лет являлся сотрудником ЦРУ, выполнял задания в Западном Берлине. После того, как его связь с ЦРУ была раскрыта, Стоуна изгнали из Джонстауна. Тогда он организовал и возглавил «Ассоциацию обеспокоенных родственников», от лица которых продолжал клеветать на Джонса и «Храм народов».

В том же 1977 г. «Ассоциация обеспокоенных родственников» с подачи Тимоти Стоуна предприняла попытку освобождения детей из Джонстауна. Для этого они обратились в частное детективное агентство, владелец которого Мэйдзор лично возглавил группу захвата. Он же позднее и рассказал об этом рейде в прессе. Отряд наемников был переправлен в Гайану и через джунгли вышел к Джонстауну. Каково же было удивление «освободителей», когда они не обнаружили ни колючей проволоки, ни вооруженных охранников. Мало того, дети, которых им предстояло освобождать, бегали и развлекались, как ни в чем не бывало, в то время как их родители работали на полях. Двое суток самозваные рейнджеры скрытно наблюдали за жизнью поселка, но, поняв, что их используют втемную, отказались выполнять задание и вернулись в США.

22 июня 1978 г. некий Джеймс Кобб обратился в Верховный Суд США с иском против «Храма народов» и Джима Джонса. Дж. Кобб утверждал, что 14 марта было опубликовано открытое письмо с угрозой массового самоубийства членов общины, находящихся под контролем Джонса в окрестностях Джонстауна. Также он утверждал, что 18 апреля «Храм народов» в заявлении для печати сообщал о единодушном решении членов общины в Гайане умереть. Однако суд отказался рассматривать иск, так как Дж. Кобб не смог предъявить документальных подтверждений своим обвинениям, ведь ни «Храм народов», ни сам Джонс никогда не делали подобных заявлений.

Говорят, что у лжи короткие ноги. Наверное это так, но, к сожалению, память людей еще короче, ведь удалось же впоследствии западным СМИ «убедить» мировое сообщество, что «Храм народов» - это изуверская человеконенавистническая секта.

События, которые предшествовали Джонстаунской трагедии, тогда еще могли казать случайными и не связанными между собой, но после 18 ноября 1978 г. все встало на свои места, и не осталось никаких сомнений в том, что все они есть звенья одной цепи, выкованной в ЦРУ.

Смертный грех

В сентябре 1978 г. генеральный секретарь «Храма народов» Ричард Д. Троп передал в советское посольство в Гайане еще один документ:

18 сентября 1978 года
Его Превосходительству Послу Советского Союза
Джорджтаун, Гайана

Уважаемый сэр!

В интересах безопасности нашего кооператива, которому угрожают американские реакционеры, ибо он представляет собой успешно развивающийся социалистический коллектив с марксистско-ленинской перспективой и полностью поддерживает Советский Союз, мы заявляем от имени общины (группы американцев, прибывших в Гайану, чтобы оказывать помощь в строительстве социализма) о своем желании направить делегацию членов нашего руководства в Советский Союз для обсуждения вопроса о переезде наших людей в Вашу страну в качестве политических эмигрантов.

Информация о населении кооператива: всего населения: 1200 (включая 200 жителей США, которые вскоре должны прибыть в Гайану)

до 18 лет: 450 человек

от 18 и старше: 750 человек.

Срок пребывания в СССР: постоянный, пока условия в США не позволят вернуться, чтобы приносить пользу в процессе социальных преобразований в этой стране.

Условия пребывания: любые, приемлемые для СССР, - или социалистический кооператив, или поселение семей по отдельности. Мы привыкли к коллективной жизни. Мы могли бы создать модель, которая, возможно, была бы полезной Советскому Союзу. Наш подход в достаточной степени гибкий. Мы предпочитали бы более теплый климат, ибо наши престарелые члены общины привыкли к нему, но будем благодарны, если нам позволят поселиться в любом месте.

Финансирование: мы в течение длительного времени собирали необходимые средства. Некоторые люди (например, Джим Джонс) пожертвовали все свои личные средства на нужды коллектива...

...Мы озабочены будущим наших детей и безопасностью наших стариков. Мы обеспокоены также сохранностью наших финансовых средств, находящихся под угрозой из-за имеющих место попыток подорвать нашу общину, которые вполне возможно будут продолжаться. Против нас ведется война. Мы надеемся, что сможем совладать с нападками на нас и продолжать строить нашу общину как модель социалистической кооперации, обеспечивая такую жизнь ее членам, какую в условиях угнетения, господствующего в Соединенных Штатах, никогда не смогли бы создать.

И тем не менее мы не настолько наивны, чтобы не понимать: существует реальная возможность уничтожить наше движение. В Советском Союзе мы находились бы в безопасности. Нашим детям там было бы обеспечено светлое будущее. Мы все желаем с энтузиазмом работать в Советском Союзе в интересах социализма...

Нет никаких сомнений, что о содержании этого обращения скоро узнали в Лэнгли. С этого момента вчера еще частная проблема становилась достоянием большой политики: допустить эмиграцию в СССР столь большой группы американских граждан, да еще и по политическим мотивам, да еще и под предлогом обеспечения собственной безопасности,   американские власти не могли ни при каких условиях.

А руководство «Храма народов» еще и подлило масла в огонь. 4 октября 1978 г. через газеты «Сан-Франциско экзаминер» и «Сан-Франциско сан-рипортер» оно сообщило, что в течение трех месяцев собирается вменить иск на крупную сумму ЦРУ, ФБР, министерству почт, Федеральной комиссии связи и «Внутренней службе доходов» за незаконное препятствие деятельности «Храма народов». Были собраны показания десятков свидетелей, а также документы, подтверждающие, что государственные структуры США пропустили через банк одной из центральноамериканских стран большую сумму денег, которая была потрачена на лоббистские мероприятия и судебные процессы против «Храма». Адвокаты «Храма» пообещали сообщить на суде имя человека, проводившего эту финансовую операцию и передавшего деньги лоббистам и истцам.

Наконец, 7 ноября 1978 г. в советском посольстве на приеме в честь годовщины Великой Октябрьской социалистической революции появились 6 представителей «Храма народов». Их присутствие на официальном мероприятии вызвало переполох среди американских дипломатов. Советник посольства США Дуайер и вице-консул Деннис Рис пытались убедить консула Ф.М. Тимофеева, что этим людям не место на дипломатическом приеме. Кроме того, американские дипломаты попытались прозондировать степень готовности руководства «Храма народов» переселиться в СССР, их тон выдавал озабоченность этой надвигающейся проблемой.

Похоже, что именно после этого события было принято решение о срочном начале спецоперации, которая давно уже готовилась в недрах спецслужб США. А для обитателей Джонстауна с этого момента начался обратный отсчет времени...

Визит конгрессмена Райана: первый акт трагедии

Конгрессмен Лео Райан имел в США репутацию независимого и неподкупного политика. Он решил посетить «Храм» по просьбе своего друга, Сэмми Хьюстона, фотографа «Вашингтон пост», чьи внуки против воли родителей присоединились к Джонстаунской коммуне. Неудивительно, что те, кто возводил наветы на «Храм народов», были крайне не заинтересованы в такой авторитетной и непредвзятой проверке. В адрес конгрессмена, по словам его матери, Отум Мид Райан, пришло около сотни писем с предостережениями не лететь и не расследовать это дело, но письма только раззадорили Райана.

В свою очередь и руководство коммуны, которое привыкло к враждебности и проискам государственных структур США, не желало этого визита и долго не давало своего согласия на приезд Лео Райана. Тем не менее, визит состоялся.

17 ноября. Конгрессмен Лео Райан в сопровождении группы журналистов и родственников колонистов прибыл в столицу Гайаны и в тот же день уехал в Джонстаун.

 В тот же день в Гайану прибыла группа туристов из США, 50-60 человек, все мужчины. Они остановились в отелях «Парк» и «Тауэр» и арендовали для своих целей самолеты. С американскими «туристами» встречался Тимоти Стоун.

18 ноября. Инспекция Райана вопреки опасениям прошла очень хорошо. Конгрессмен и журналисты были поражены жизнью обитателей коммуны и полностью изменили свое поначалу предвзятое мнение. «Я должен сказать вам прямо сейчас, - сказал Райан колонистам, - для некоторых, с которыми я беседовал, а может быть и для большинства из вас Джонстаун является самым лучшим, что когда-либо было в вашей жизни».

А в это время...

13:00. Из аэропорта гайанской столицы Джорджтауна в Порт-Кайтум вылетел самолет, арендованный неизвестными американцами якобы для туристического осмотра этого городка. По свидетельству местных жителей, в Порт-Кайтуме из самолета вышло около двух десятков молодых мужчин, отправившихся осматривать окрестности. Ни один гайанский самолет не перевозил эту группу обратно в Джорджтаун.

Расставаясь с колонистами, конгрессмен Райан спросил, кто хочет вернуться в США. В конечном счете только две семьи, Эл Симмонс с детьми и семья Парксов, решили покинуть Джонстаун. В последний момент к отъезжающим присоединился и Лари Лейтон, который бросил таинственную фразу: «Джонс сошел с ума, он хочет убить членов экспедиции».

Один из сопровождавших Лео Райана журналистов Чарльз Краузе вспоминал позднее: «Джонс выдал всем желающим вернуться паспорта и 5 тысяч гайанских долларов на проезд домой... Я скорее восхищался целями Джонса, чем критиковал их. «Храм народов» не произвел на меня впечатления организации фанатиков... Ни один житель поселка, в том числе возвращавшиеся, не привел никаких доказательств, что 900 жителей Джонстауна умирают с голоду, страдают от плохого обращения или удерживаются там против своей воли. Эдит Паркс, одна из уехавших с нами, сказала мне, что она вернется в Джонстаун после того, как навестит свою семью в Калифорнии. Сотни людей, которые добровольно остались, выглядели очень довольными своей жизнью...».

17:00. Конгрессмен Лео Райан и сопровождающие его лица покинули Джонстаун. Они направились на ближайший аэродром в поселке Порт-Кайтума.

Сразу же после отбытия группы конгрессмена Джим Джонс созвал общее собрание, чтобы информировать о завершении визита и о возможных последствиях. В тревожной обстановке, воцарившейся после этих известий, внедренные в общину провокаторы стали раздувать панику и провоцировать беспорядки.

О том, что произошло в аэропорту Порт-Кайтума, рассказывает Чарльз Краузе: «Эй, смотрите! - воскликнул кто-то, указывая вдаль. Через взлетную полосу ехали грузовик и трактор с платформой. Тем временем к самолетам приближались трое неизвестных. Они выглядели агрессивно... Но я не очень тревожился, потому что местная полиция была здесь... Боб Браун и Стив Санг нацелили свои камеры на трех приближающихся мужчин, которые оттолкнули нескольких гайанцев ... выхватили винтовку у оторопевшего гайанского полицейского... И тут началась стрельба. Раздались крики. Я ... побежал вокруг хвоста самолета, миновал группу NBC, ведущую съемки, и спрятался за колесо... Кто-то упал на меня и скатился... Я понял, что ранен... Еще чье-то тело упало на меня и скатилось... Беспомощно я лежал... Ждал выстрела в спину. Стрелявшие хорошо делали свое дело, добивая раненых в упор... Как я миновал смерти, я никогда не пойму... На взлетной полосе находился еще один самолет, который должен был доставить ... «озабоченных родственников» и тех, кто покинул коммуну. После начала стрельбы самолет пытался взлететь. Но в салоне открыл стрельбу Ларри Лейтон. Он убил Монику Багби и Вернона Госнея. Потом пистолет заклинило, и Паркс смог выбить его из рук Лейтона...».

Именно Лейтон порочил Джонстаун. По пути на аэродром он сообщил Краузе, что решил покинуть Джонстаун, «потому что там происходят ужасные вещи», но ему никто не поверил.

Позднее Лейтон был отдан под суд, но за отсутствием свидетелей суд присяжных не признал его виновным.

Есть очень важное свидетельство Джозефа Холсинджера, помощника Райна: «Наше правительство располагало разведывательными данными от своих людей ... до приезда Лео Райана. Мне известно, что свидетелем его (Лео Райана) смерти был по меньшей мере один сотрудник ЦРУ. Во второй половине дня 18 ноября мне дважды позвонили ... из Вашингтона. Первый звонок ... из отдела госдепартамента ... сообщили об инциденте со стрельбой ... три человека убиты и 15 ранены... В течение следующих 15 минут мне позвонили опять. На этот раз сотрудник аппарата Белого Дома... Он сказал, что ... убиты пять человек... Когда я сказал, что его информация отличается от той, которую я получил от госдепартамента, он ответил: «Джо, наша информация верна. Мы получили донесение ЦРУ с места событий».

Во время этой акции конгрессмен Лео Райан и три сопровождавших его журналиста были убиты. Журналисты в упор снимали нападавших, но ни конгресс, ни ФБР не смогли назвать имена убийц. Не смогли опознать стрелявших и те члены коммуны, которые находились в самолете и уцелели после убийства. А ведь жители Джонстауна знали друг друга в лицо...

Жертвоприношение на алтарь Демократии

18:00. С аэродромов Панамы и Довэра (штат Дэлавер) стартовали транспортные самолеты С-141 и взяли курс на Гайану. Подлетное время составляло 3 часа 40 минут. В окрестностях Джонстауна был выброшен авиадесант. Видимо, в это время группа наемников сужала кольцо вокруг Джонстауна. У всех было оружие и противогазы. Общее число участвовавших в этой операции составляло около 120 человек.

19:30. В Джонстауне появился приемный сын Джонса Джонни Джонс. Он вбежал в дом отца, где находилось все руководство общины, и сообщил об убийствах в аэропорту Порт-Кайтума. Известие потрясло всех. И в этот момент завыла сирена. Мужчины бросились к складу, где хранились несколько арбалетов и дробовиков, но на окраинах поселка уже раздались автоматные очереди. Специальная группа прорвалась к дому Джима Джонса и убила его одним из первых. По свидетельству адвоката коммуны Марка Лейна, давшего пресс-интервью в Джонстауне 20 ноября, он лично насчитал 85 выстрелов из автоматов. «Джонс закричал: «О, мама, мама, мама!» - вспоминает Лейн, - затем прозвучал первый выстрел. Побежав вместе с адвокатом Чарльзом Гэрри в джунгли, мы услышали за спиной множество выстрелов и крики людей, в том числе детские».

20:00. С территории Венесуэлы без ведома местных властей с взлетных площадок частных миссий «Нуэвос Трибос» и «Резистенсия», служивших прикрытием баз ЦРУ, стартовали три вертолета. Подлетное время составляло 1 час 10 минут.

Свидетельствует консул Ф.М. Тимофеев: «Около 20:00 меня вызвал из зала ... сотрудник посольства... Я увидел Дебору Тушет и Паулу Адамс... Все были крайне взволнованы... Дебора сказала, что она получила сообщение из Джонстауна: «Там творится что-то ужасное. Я не знаю подробностей, но жизнь всех членов коммуны в опасности. Поселок окружен вооруженными людьми. Что-то стряслось с Райаном. Кто-то напал на него, когда он возвращался в Джорджтаун. Прошу вас взять на хранение это». - И Дебора протянула мне увесистый кейс. Я спросил, что в нем? - «Здесь очень важные документы нашего «Храма», деньги и записи на магнитофонных кассетах», - отвечала она».

В это же время в квартире консула Тимофеева раздался телефонный звонок. К телефону подошла жена советского дипломата. Звонила Шэрон Амос. Шэрон плакала и говорила, что Джонстаун окружили вооруженные люди. Несмотря на помехи, она приняла радиограмму, что над поселком кружат вертолеты. «Помогите, Джонстаун гибнет! - кричала она. - Они не пощадят никого! Кто-то ломится в мою квартиру! Сделайте все, чтобы спасти нас!». Линия разъединилась. Жена Тимофеева тут же позвонила в полицию, ей ответили, что к дому Амос уже выслан усиленный наряд... Но Амос и трое ее детей погибли. Их зарезал агент ЦРУ, бывший морпех Блейки, внедренный в организацию Джонса. Позднее его объявили умалишенным и где-то надежно укрыли от любопытных глаз.

А в Джонстауне тем временем началось массовое истребление людей. Когда выстрелы смолкли, в живых осталось не более половины деморализованных жителей коммуны, в основном женщин, детей и стариков. Их собрали вокруг центрального павильона, затем разбили на группы по 30 человек и под конвоем рассредоточили по поселку. Каждую группу выстроили в очередь для приема «успокоительного», которое было смесью транквилизаторов и цианистого калия. После того как первые жертвы стали корчиться в предсмертных судорогах, среди колонистов опять началась паника. Снова раздались выстрелы. Угрожая оружием, коммунаров уложили на землю и стали делать им инъекции яда через одежду прямо в спину. Детям вливали яд насильно, зажав нос. Когда все было кончено, трупы сложили в штабеля для предполагаемого массового сожжения. Кроме того, существует предположение, что убийцы распыляли в воздухе отравляющие вещества. На это указывает смерть всех животных в поселке, вплоть до собак. 

В эту ужасную ночь с 18 на 19 ноября США совершили в Джонстауне одно из наиболее страшных своих преступлений: они расстреляли, зарезали, отравили 918 американских граждан.

Концы в воду

Сразу же после этого преступления американские газеты озвучили официальную версию правительства США: массовое самоубийство на религиозной почве. Двое суток армия и спецслужбы США занимались в Джонстауне «непонятно чем». Поселок был изолирован от внешнего мира, в него не допускались даже представители гайанских властей. Лишь 20 ноября гайанские чиновники и три журналиста смогли попасть туда. Стали проявляться нестыковки в американской версии произошедшего. Первые сведения, переданные армией, гласили: обнаружено 400 трупов. Через день, когда «посторонних» допустили на место преступления, число трупов вдруг выросло до 800. И, наконец, 26 ноября «обнаружилось» еще 110 трупов.

В США, как и большинстве других стран мира, если возникают какие-либо сомнения в причинах смерти, тело умершего подвергается вскрытию. Заключение патологоанатома - основной документ в процессе следствия. Трагедия в Джонстауне очень напоминает по количеству тел и по удаленности от мест цивилизации падение авиалайнера в джунглях. Для подобных случаев существуют стандартные процедуры, такие, как фотографирование каждого тела, лица и позы, взятие частиц тканей и жидкостей, отметка на земле места и посмертной позы трупа контуром - после этого тело можно перемещать для полевой аутопсии или в морг, или, при необходимости, бальзамировать. По свидетельству д-ра Уэхта, (патологоанатома, юриста и члена комиссии по расследованию обстоятельств смерти Дж.Ф. Кеннеди), ведущих судебных экспертов США Сиднея Б. Уайнберга и Лесли И.Лукоша, сразу же после распространившейся информации о «групповом самоубийстве» они потребовали аутопсии и предложили свои услуги. Также ими было предложено использовать военный морг в Окленде, так как большинство покойных имели родственников в Калифорнии, что очень облегчило бы опознание.

Как же поступило правительство США?

Сначала оно обратилось к правительству Гайаны с просьбой захоронить тела в специально вырытом рве. Вопрос об аутопсии даже не поднимался. Гайанское правительство ответило отказом.

Через два дня пустых разговоров, убедившись, что власти США не предпринимают никаких действий по вывозу разлагающихся в тропической жаре трупов из джунглей и получив отказ американцев проводить аутопсию, гайанские власти стали проводить свое собственное полицейское расследование и опознание жертв трагедии с помощью выживших колонистов. Некоторое количество экспертиз смог провести главный медэксперт Гайаны д-р С. Лесли Муту. На его неоднократные просьбы о помощи от американских специалистов ответа не последовало. Обследовав лишь небольшую часть трупов, гайанский патологоанатом обнаружил, что 83 умершим были сделаны инъекции цианистого калия в спину. Он добавил, что не смог продолжить исследование от усталости, нехватки оборудования и полного отсутствия помощи.

Лишь после того, как трупы пролежали под лучами тропического солнца четыре дня, первые сорок тел были упакованы и отправлены в столицу Гайаны Джорджтаун. Там они пролежали на земле еще несколько дней, дожидаясь прилета «своего» самолета. Только на 10-й день последние трупы были доставлены на базу Довер (штат Делавэр). Там без аутопсии и без взятия образцов было проведено их бальзамирование.

Наконец, 15 декабря была проведена экспертиза останков Джима Джонса и шести колонистов. Патологоанатомы отметили отсутствие замороженных образцов, взятых немедленно после смерти. На их претензию, высказанную д-ру Круку (ответственному за вывоз тел из Гайаны), последний ответил: «У меня не было даже карманного ножа, не говоря о спецоборудовании и средствах для сохранения образцов». Возможно, он сказал правду, но надо вспомнить то обстоятельство, что в Джонстауне была прекрасно оборудованная клиника, и несложно было обратиться за помощью к гайанским властям.

Подводя итог проделанной работе, специализированный журнал «Лэб Уорд» (солидное издание, предназначенное для директоров лабораторий и судебных патологов США) писал: «Противоречия, несоответствия и сомнения, наличие которых стало очевидным в результате данных интервью, оставляют многие вопросы без ответа. Фактически этот эпизод указывает на плохую организацию правительством США всех операций или намеренное сокрытие им действительных факторов».

После короткого формального расследования все трупы коммунаров были сожжены в обстановке строжайшей секретности на военно-воздушной базе Довера.

Невзирая на то, что абсолютно все факты свидетельствовали об убийстве, основные средства массовой информации США, такие как «Нью-Йорк Таймс» и «Ассошиэйтед пресс», немедленно назвали трагедию «массовым самоубийством». Газеты, как по команде, в одних и тех же выражениях чернили имя Джонса и колонистов. Этой трагедии посвящена целая серия книг и кинофильмов, к которым ЦРУ приложило свою руку, поощряя авторов этих дезинформирующих материалов.

Сохранившиеся фото- и киноматериалы, запечатлевшие лица убийц и последние минуты жертв, так и не были опубликованы. Магнитофонные записи, на которых якобы записаны последние часы Джонстауна, когда Джонс призывает всех к «революционному самоубийству», появившиеся через продолжительный промежуток времени, скорее всего, сфабрикованы задним числом в лабораториях спецслужб США.

«Интернэшнл геральд трибюн», 25 января 1979 г.:

«Официально смерть «Храма народов» наступила в конце короткого слушания в суде в переполненном зале муниципалитета Сан-Франциско. После тридцатиминутного слушания судья Ира Браун зачитала решение о расформировании организации ... прокурор Й. Аппалас не возражал».

«Интернэшнл геральд трибюн», 6 ноября 1981 г.:

«Ссылаясь на осложнения юридического характера, специальная комиссия палаты представителей отменила планировавшееся публичное расследование деятельности официальных представителей госдепартамента по делу о массовом самоубийстве ... Депутат от штата Флорида Данте Б. Фасчелл заявил, что слушание в той его части, которая касается трагедии в Джонстауне, будет отложено на неопределенное время...»

И.Р. Григулевич, выдающийся советский разведчик-нелегал, членкор АН СССР, профессор:

«Первая тысяча инакомыслящих американцев в джунглях Гайаны была лишь головным отрядом огромной армии потенциальных политических беженцев из США... Такого массового бегства из «капиталистического рая» никак не ожидали власти Вашингтона, и нужны были «экстраординарные средства», чтобы пресечь этот прогрессирующий процесс... Бойня в Джонстауне была частью крупного комплекса мероприятий карательных органов США, цель которых состояла в ликвидации движений политического протеста: «Черных пантер», «Везерменов», «Новых левых» и др. ... Участников объявленных «террористическими» организаций «Черных пантер» и «Везерменов» убивали прямо на улицах и в квартирах, открывая стрельбу без предупреждения. Таким образом радикальные движения политического протеста были полностью разгромлены».

Доктор Н.М. Федоровский, врач посольства СССР в Гайане:

«Я не политик и, может быть, не очень профессионально сужу о некоторых событиях. Но даже недостаточно сведущему в тонкостях политики человеку ясно, что одновременная гибель членов сельскохозяйственного кооператива, вернее, коммуны, убийства в Джонстауне и Джорджтауне, смертельные выстрелы в мэра Сан-Франциско, дружившего с Джимом Джонсом, - звенья одной преступной цепи политических убийств. И мне думается, уничтожение сотен людей в Джонстауне так же похоже на «самоубийство», как похожа на «самоубийство» гибель жителей вьетнамской деревни Сонгми или жертв сионистов в лагерях палестинцев Сабра и Шатила».

Михаил ВАЛЕНТИНОВ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100