газета 'Дуэль' N 46 (494) 
4 НОЯБРЯ 2006 г.
НАДО ЛИ ЗАКРЫТЬ "ДУЭЛЬ"?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

НАДО ЛИ ЗАКРЫТЬ "ДУЭЛЬ"?

ЕВРЕЙСКИЕ РАСИСТЫ И РОСОХРАНКУЛЬТУРА - ДА

Ю.И. МУХИН - НЕТ

назад

ДЕЛО О ЗАКРЫТИИ «ДУЭЛИ»

Требование доказательств от Росохранкультуры

Продолжение слушания дела было назначено на 6 сентября и передо мной стоял уже вполне оформившийся вопрос: было ясно, что судья в протоколе будет извращать все мною сказанное и в результате все наши доказательства, данные устно, из дела исчезнут - что делать? И я все, что хотел сказать, оформил в виде заявлений и ходатайств к суду и начал с них.

 

«Уважаемый суд! Заявители полагали, что в прошлый раз будет просто прием сторон, затем будет подготовительное заседание, но суд без перерыва начал слушать дело и мы оказались не совсем готовы к слушанию.

Мы оспариваем законность действий органа государственной власти, а эти действия описаны в двух его документах, которые представители Росохранкультуры называют предупреждениями газете «Дуэль», и мы оспариваем только то, что написано в них, т.е. мы оспариваем законность этих документов как документов.

 Но суд при рассмотрении дел в рамках публично-правовых  отношений имеет право выйти за пределы заявления, и вы, уважаемый суд, решили рассмотреть и повод, по которому эти предупреждения вынесены. Сегодня мы готовы и к этому, но сначала все же мы просим рассмотреть именно то, что мы просим в заявлении и к рассмотрению чего оказались не готовы на прошлом заседании, - законность самих этих предупреждений как документов.

Как известно, главным признаком законности документа является не только соответствие его закону и нормативным актам, но и то, что подписавший его не сможет впоследствии отказаться от этого документа. Но посмотрите на эти предупреждения - они ведь умышленно подготовлены так, чтобы подписавший их Боярсков мог легко их дезавуировать в нужных случаях.

Что это за случаи?

К примеру, сам факт получения данных предупреждений наносит «Дуэли» большие убытки в виде расходов на судебные тяжбы, и я мог бы уменьшить эти убытки, предложив Боярскову взятку. И если бы эти предупреждения были исполнены по закону, то Боярсков ничего бы для меня сделать не смог даже за миллион долларов - эти предупреждения так бы и остались предупреждениями. А вот те предупреждения, которые вынесены Боярсковым «Дуэли», можно легко дезавуировать, объявив их просто письмами.

Еще пример. На основании этих предупреждений Росохранкультура в Гагаринском суде инициировала дело о прекращении деятельности «Дуэли», но незаконное прекращение деятельности СМИ является уголовным преступлением, предусмотренным статьей 144 УК РФ. И если уголовное дело по факту незаконного прекращения деятельности «Дуэли» будет возбуждено, то Боярсков заявит, что он никаких предупреждений газете не выносил, а просто направил учредителю некие предостерегающие письма, которые рассмотревшая их судья почему-то взяла и по своей инициативе признала предупреждениями о недопустимости экстремистской деятельности.

Для доказательства того, что эти предупреждения исполнены умышленно незаконно, я прошу суд истребовать у Росохранкультуры доказательства их законности, и убедиться, что этих доказательств нет. В связи с этим у меня есть несколько заявлений с просьбой истребовать у Росохранкультуры доказательства законности вынесенных ею предупреждений».

Поскольку выше в ходатайстве я заявил, что судья начала слушание дела без обязательного подготовительного заседания, то судья вынуждена была разрешить мне фактически письменно повторить то, что я на минувшем заседании говорил устно (все сказанное прилагалось к делу в виде моих заявлений об истребовании доказательств).

«Согласно статье 249 ГПК РФ по делам, возникающим из публичных правоотношений, обязанности по доказыванию законности оспариваемых решений органов государственной власти возлагаются на органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения, в данном случае - на Росохранкультуру.

Общепринято и общеизвестно, что любой распорядительный документ, помимо введения, должен описать проблему, затем, исходя из этого описания, констатировать нарушение и закончиться выводом, исходящим из констатации этого нарушения. К примеру, статья 198 ГПК РФ требует, чтобы судебное решение состояло из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей. Статья 8 закона  «О противодействии экстремистской деятельности» также прямо требует, чтобы в предупреждении о недопустимости распространения экстремистских материалов через средство массовой информации  указывались конкретные допущенные газетой нарушения, т.е. чтобы  в предупреждении была описательная часть.

В предупреждениях, выданных газете «Дуэль», есть вводная часть, но полностью отсутствует какое либо описание экстремизма (нет ни единой цитаты), соответственно констатация нарушения ничем не обоснована, более того, резолютивная часть не исходит из констатирующей части, а именно: констатируется нарушение Закона «О противодействии экстремистской деятельности», а, в нарушение статьи 8 этого же закона, предупреждение выносится не о недопустимости экстремистской деятельности, а о недопустимости нарушения законодательства Российской Федерации во всем его объеме.

Совершенно очевидно, что такая форма «предупреждения» предназначена для принуждения СМИ к даче взятки: получив взятку, Росохранкультура сама дезавуирует такое свое «предупреждение», объявив его дружеским пожеланием не нарушать законодательство вообще, а поскольку газета «Дуэль» взятку не дала, то Росохранкультура на основе этих своих «предупреждений» обратилась в Гагаринский суд с просьбой прекратить деятельность «Дуэли». И на прошлом заседании представители Росохранкультуры заявили, что у них есть полномочия на такое содержание предупреждений и на такие действия.

В связи с этим и основываясь на положениях статьи 249 ГПК РФ, прошу суд истребовать у Росохранкультуры, как доказательство, нормативные документы, на основании которых Росохранкультура якобы имеет полномочия:

1) выдавать предупреждения СМИ в нарушение статьи 8 Закона  «О противодействии экстремистской деятельности» и в нарушение общепринятых правил -  без описательной части и без логической связи между собой отдельных частей предупреждения;

2) обращаться в суд с просьбой о прекращении деятельности СМИ на основе выданных предупреждений за нарушение вообще всех принятых в России законов, а не только за нарушение тех законов, список которых ограничен статьями 4 и 16 Закона о СМИ»

 

Судья вынуждена была спросить Росохранкультуру, могут ли они представить запрошенные мною доказательства, те, естественно, развели руками. Я продолжил.

 

«Из статьи 19 Закона о СМИ совершенно определенно следует: «Главный редактор представляет редакцию в отношениях с ...государственными органами, а также в суде». Главный редактор, а не учредитель «несет всю ответственность за выполнение требований, предъявляемых к деятельности средства массовой информации настоящим Законом и другими законодательными актами Российской Федерации».  Согласно ст. 18 Закона о СМИ, «учредитель не вправе вмешиваться в деятельность средства массовой информации...», то есть, на вопрос, кто персонально, так сказать, является средством массовой информации, Закон о СМИ отвечает абсолютно однозначно - только главный редактор.

Отсюда - все требования государственных органов должны быть обращены в первую очередь к редакции, т.е. к главному редактору. К учредителю такие требования могут предъявляться только в случае, когда он, согласно последнего абзаца ст. 18 Закона о СМИ, выступает в качестве редакции, но и в этом случае обращение обязательно должно адресоваться главному редактору. В статье 16 Закона о СМИ прямо указано, что предупреждения выносятся за «нарушения редакцией требований статьи 4», а не учредителем, и выносятся «учредителю и (или) редакции (главному редактору)». Это же положение содержится и в статье 8 закона «О противодействии экстремистской деятельности». То есть, если учредитель сам выступает в качестве редакции, то только тогда предупреждение выносится им с  главным редактором вместе, но если редакция является юридическим лицом, то тогда только главному редактору.

Уважаемый суд, посмотрите  на те бумажки, которые представители Заявителя называют здесь предупреждениями, якобы выданными газете «Дуэль». Они ведь адресованы не главному редактору, то есть, не газете «Дуэль», а всего лишь ее учредителю. Тем не менее, учредитель, получив первое «предупреждение» и считая Боярскова честным человеком, решил, что Боярсков просто не знает нового адреса редакции «Дуэли», и тут же написал ему письмо (приложено к заявлению) со словами: «Сообщаю, что редакция газеты «Дуэль» является юридическим лицом: ее функции, в соответствии с учредительным договором, исполняет некоммерческое партнерство «Центр независимой журналистики», о чем еще 26 января с.г. я уведомил Вашу службу, - т.е. в полном соответствии со ст. 11 Закона о СМИ, учредитель «Дуэли» уведомил службу об изменении местонахождения редакции, более того, он еще раз сообщил ее адрес теперь уже в этом письме, - я же как учредитель не вправе вмешиваться в редакционную деятельность «Центра независимой журналистики» и обращаться с обжалованием этого предупреждения в суд. Поэтому я прошу Вас направлять соответствующую корреспонденцию непосредственно ответственному за редактирование газеты «Центру независимой журналистики», находящемуся по адресу... и.т.д.» Но  в ответ на это письмо Боярсков присылает новое предупреждение, и снова не газете «Дуэль» - не ее главному редактору, - а снова учредителю.

Как видите, Боярсков не указал в «предупреждениях» адрес редакции, и этим умышленно не выдал  «предупреждения» газете «Дуэль», следовательно нет другого объяснения: если бы мы дали ему взятку, а не обратились в суд, то он бы дезавуировал эти «предупреждения», объявив их не предупреждениями газете, а некими простыми предупредительными письмами учредителю.

В связи с этим и основываясь на положениях статьи 249 ГПК РФ, прошу суд истребовать у Росохранкультуры, в качестве доказательства, нормативные документы, на основании которых Росохранкультура, якобы, имеет полномочия игнорировать статью 16 Закона о СМИ и статью 8 закона «О противодействии экстремистской деятельности» и не адресовать предупреждения главному редактору СМИ».

 

И на это представители Росохранкультуры ничего внятно не ответили. Я продолжил.

 

«На прошлом заседании представители Росохранкультуры уверяли суд, что у Росохранкультуры есть полномочия выдавать СМИ предупреждения так, как они выдали газете «Дуэль», - без описательной части и, в нарушение статьи 8 Закона «О противодействии экстремизму», - с предупреждением не о недопустимости экстремистской деятельности, а о недопустимости нарушения законодательства вообще, - уверяли, что это принятая в Росохранкультуре форма предупреждения.

Но вот предупреждение, выданное газете «Дуэль» по совершенно диким основаниям 30.07.2004 года, N22\1-8-166 за публикацию в газете статьи «Ичкерийский узел»(прилагается). В этом предупреждении все соответствует требованиям к распорядительным документам и статье 8 закона «О противодействии экстремистской деятельности»: после вводной части идет описательная часть с цитированием тех мест из статьи, которые сочтены экстремизмом, на основе цитат констатируется экстремизм и из этой констатации выводится предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности. То есть, оказывается, Росохранкультура умеет правильно написать текст предупреждения, но обратите внимание на то, что и в этом предупреждении в качестве адресата не указан главный редактор газеты, т.е. и оно незаконно.

В ответ учредитель «Дуэли» В.М.Смирнов своим письмом (прилагается) потребовал от Росохранкультуры разъяснений и пригрозил судом. После этого Росохранкультура прислала  письмо N24\5\1-2786 от 30.11.2004 года (прилагается), в котором сообщила, что указанное выше предупреждение является предостережением. Обратите внимание, уважаемый суд, на какие недостойные махинации способна Росохранкультура - ведь в письме от 30.07.2004 Боярсков не предостерегает, а предупреждает! Тем не менее Росохранкультура извернулась и дезавуировала свое предупреждение, выдав его за предостережение на том основании, что оно не адресовано главному редактору.

 Чем объяснить эти махинации? Только одним: в ответ на предупреждение от 30.07.2004 г. Росохранкультура надеялась получить от «Дуэли» взятку, но под угрозой заведомо проигрышного суда отказалась от этого предупреждения.

Уважаемый суд! Согласно Закону «О противодействии экстремистской деятельности» (ст.6) объявить предостережение о недопустимости экстремистской деятельности имеет право только прокурор, никому другому такое право не дано.

В связи с этим и с целью доказать, что речь идет о принуждении СМИ к даче взяток и что только поэтому Росохранкультура изворачивается и выдает свои предупреждения за предостережения, прошу суд на основании статьи 249 ГПК РФ затребовать у Росохранкультуры нормативные документы, якобы дающие ей право осуществлять прокурорские функции и объявлять СМИ предостережения о недопустимости экстремистской деятельности».

 

Рис. Рауля Еркимбаева

 

Судья вынуждена была спросить представителей Росохранкультуры, имеются ли у них прокурорские функции, на что представители Минкульта застенчиво потупились. Я продолжил.

«Уважаемый суд! Вынесение СМИ предупреждения наносит СМИ огромный моральный и материальный вред: поскольку речь идет о прекращении деятельности СМИ,  то в редакции этим занимаются все - все нервничают и переживают, волнуются читатели, кроме этого требуется тратить деньги на адвокатов. Росохранкультура это прекрасно понимает и осознанно наносит СМИ вред, чтобы главный редактор понял, что дать Росохранкультуре взятку будет дешевле, чем судиться с ней. Судите сами.

Накануне некий Московский антифашистский центр, широко известный разворовыванием миллиарда рублей, выделенных Правительством Москвы на антифашистскую деятельность, подал Генпрокурору заявление с целью возбудить против меня уголовное дело за публикацию в газете «Дуэль», N8 от 21 февраля 2006 г. материалов под заголовками «Ты избрал - тебе судить!» и «Только ты!», т.е. тех материалов, за которые позже Росохранкультура вынесла газете «Дуэль» предупреждения. Меня вызвали в ФСБ по Москве и Московской области для дачи объяснений и, в свою очередь, я потребовал предупредить меня по статье 306 УК РФ об ответственности и вписать в протокол мое заявление с требованием возбудить по этой статье против заявителей уголовное дело, однако оказалось, что ФСБ никого из заявителей не предупредила лично об ответственности за заведомо ложный донос.

Когда Смирнов получил от Росохранкультуры первое предупреждение, то он сообщил в ответном письме (которое приложено к нашему заявлению в суд), что прокуратура уже проверяла данные публикации и не нашла оснований не только возбудить уголовное дело, но и вынести газете предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности, которое прокуратура согласно статьи 8 Закона «О противодействии экстремистской деятельности» обязана была бы вынести сама, если бы в указанных публикациях были признаки экстремизма

Почему прокуратура не вынесла это предупреждение?

Дело в том, что газета «Дуэль» более 9 лет - с января 1997 года - в каждом четном номере публикует призыв к гражданам России вступать в ряды Армии Воли Народа (АВН). Призыв публикуется под заголовком «Ты избрал - тебе судить!» Цель АВН - непосредственным выражением власти народа России, т.е. референдумом, принять поправку к Конституции России и Закон об ответственности президента России и членов Федерального собрания за последствия своего правления.

Непосредственное выражение власти народа - его воли - является основой конституционного строя России, записанной в ст.3 Конституции в главе «Основы конституционного строя».

Таким образом, деятельность по организации и проведению референдумов это и есть основа конституционного строя России.

Согласно ст.1 закона «О противодействии экстремистской деятельности», деятельность организаций и физических лиц, направленная на «насильственное изменение основ конституционного строя», является экстремизмом. Следовательно, деятельность любых организаций и физических лиц, направленная на то, чтобы с применением любых видов силы помешать народу России непосредственно выразить свою властную волю на референдуме, является экстремизмом.

Поскольку проведение референдума невозможно без его подготовки, то применение любых видов силы для срыва этой подготовки также является действием, направленным на «насильственное изменение конституционного строя», т.е. также является экстремизмом, поскольку имеет своей целью в нарушение ст.3 Конституции РФ не дать народу России непосредственно выразить свою власть, свою волю.

И, соответственно, если исключить пропаганду, то любые попытки помешать АВН организовать референдум являются насилием над основами конституционного строя и экстремизмом, и проходимцы Московского антифашистского центра пытались с помощью либо возможных олухов, либо негодяев в прокуратуре осуществить экстремистскую деятельность.

Таким образом, даже если в Росохранкультуре никто не понимал о чем это уже девять лет подряд в каждом втором номере пишет «Дуэль», то Росохранкультура прекрасно знала, что ФСБ и Мосгорпрокуратура, проведя проверку, не нашли в указанных публикациях признаков экстремизма. Ведь это со всей определенностью доказывается тем, что Мосгорпрокуратура сама не вынесла предупреждения газете и не объявила лично мне предостережения, как того требуют от нее статьи 6 и 8 Закона «О противодействии экстремистской деятельности».

И зная это, в ответ на письмо Смирнова Росохранкультура вынесла второе предупреждение, и это неопровержимо доказывает, что Росохранкультура имела целью не борьбу с экстремизмом, а исключительную цель нанести газете моральный и материальный вред.

Опровергнуть это доказательство может только факт того, что Росохранкультура запросила в прокуратуре материалы проверки и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а специалисты Росохранкультуры их сами перепроверили и нашли выводы ФСБ и прокуратуры незаконными. Ведь только после этого  Росохранкультура, не проводящая проверок в том объеме, в котором их проводят ФСБ и прокуратура, имела право сама выносить предупреждение по делу, по которому уже имеется решение следственных органов не выносить предупреждение.

В связи с этим и основываясь на положениях статьи 249 ГПК РФ прошу суд истребовать у Росохранкультуры, как доказательство, ее внутренние документы перепроверки материалов проверки следственными органами публикации в газете «Дуэль», N8(457) от 21 февраля 2006 г. материалов под заголовками «Ты избрал - тебе судить!» и «Только ты!» на предмет экстремизма и установления Росохранкультурой незаконным факта отказа прокуратуры от вынесения предупреждения газете «Дуэль»».

 

Нет, - заявили представители Росохранкультуры, - они никаких документов в прокуратуре не запрашивали. Я продолжил.

 

«Несмотря на то, что по закону те письма, которые Росохранкультура выдает здесь за «предупреждения», таковыми не являются, Росохранкультура предлагает суду рассмотреть суть публикаций в газете «Дуэль»,  N 8 от 21 февраля 2006 г. материалов под заголовками «Ты избрал - тебе судить!» и «Только ты!» на предмет экстремизма. Совершенно очевидно, что этим Росохранкультура свои преступные действия по прекращению деятельности СМИ пытается скрыть за возможной некомпетентностью суда.

Поскольку речь идет о новом Законе, судебная практика по которому еще невелика, то наиболее компетентными экспертами в этом деле являются законодатели - депутаты Государственной Думы. В связи с этим мы послали копии нашего заявления в Пресненский суд, копии «предупреждений» Росохранкультуры и письмо Смирнова в Росохранкультуру депутату Госдумы, доктору политических наук А.Н. Савельеву с просьбой дать экспертное заключение, ответив на четыре вопроса, поставленных нами по этому делу (я их зачитал). 31 августа этого года письмом NСАН-950 депутат А.Н.Савельев выслал экспертные ответы на запрошенные нами вопросы. Мы просим приобщить их к делу (я их тоже зачитал).

Кроме этого, уже без нашей просьбы, депутат А.Н. Савельев обратился с запросом к министру культуры РФ А.С. Соколову и Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке с просьбой  проверить со своей стороны законность действий Росохранкультуры».

 

Судья приняла заключение Савельева как письменное доказательство. Я продолжил.

 

«Уважаемый суд! Как следует из полного названия Росохранкультуры, эта служба обязана надзирать за законностью в  сфере массовых коммуникаций, в которой основным нормативным документом является Закон «О средствах массовой информации» и, следовательно, статья 49 этого Закона, которая гласит: :«Государство гарантирует журналисту в связи с осуществлением им профессиональной деятельности защиту его чести, достоинства, здоровья, жизни и имущества как лицу, выполняющему общественный долг». То есть, Росохранкультура обязана защищать работников СМИ от клеветников и проходимцев, пытающихся с помощью государственных органов и судов пресечь в России свободу слова, совершив преступление, предусмотренное статьей 144 УК РФ.

Из статьи 58 Закона о СМИ следует: «Ущемление свободы массовой информации, в том числе посредством:

- незаконного прекращения либо приостановления деятельности средства массовой информации;

- влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации»

А из статьи 144 УК РФ следует: «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов... совершенное лицом с использованием своего служебного положения, - наказывается исправительными работами на срок до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет...» - и объективной стороной этого преступления является «незаконное прекращение или приостановление деятельности средств массовой информации».

Как следует из этого дела, Росохранкультура, используя свое служебное положение, не защищает СМИ, а скорее всего, в вожделении получения от СМИ взяток, сама совершает действия, подпадающие под признаки статьи 144 УК РФ, то есть препятствует законной деятельности журналистов, пытаясь незаконно прекратить деятельность газеты «Дуэль». Это безусловно доказывается материалами этого дела.

1. Материалы в газете «Дуэль», N8 от 21 февраля 2006 г. под заголовками «Ты избрал - тебе судить!» и «Только ты!» абсолютно законны, что доказывается экспертным заключением доктора политических наук депутата Государственной Думы А.Н. Савельева, следовательно, вынесение предупреждений по этим материалам умышленно незаконно.

2. Законность этих публикаций подтверждена и тем, что прокуратура и ФСБ, проведя проверку, не вынесли газете «Дуэль» предупреждения, хотя обязаны были это сделать по положению статьи 8 закона «О недопустимости экстремистской деятельности»

3. Более того, воспрепятствование публикации этих материалов является попыткой насильственного изменения конституционного строя России, что само по себе является экстремизмом.

4. Содержание и адресация «предупреждений» доказывают, что Росохранкультура сознательно составляла их так, чтобы после получения взятки самой их дезавуировать, объявив какими-то «предостережениями»:

а) «предупреждения» не посланы главному редактору;

б) в них отсутствует описательная часть нарушения;

в) в «предупреждениях» нет собственно предупреждения о недопустимости экстремистской деятельности.

5) письма Росохранкультуры от 30.07.2004 N22\1-8-166 и от 30.11.2004 N 24\5\1-2786 доказывают умышленность махинаций Росохранкультуры, следовательно, умышленность ее преступных действий.

Уважаемый суд! Из статьи 226 ГПК РФ следует, что  «в случае, если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, суд сообщает об этом прокурору».

Мы просим суд, руководствуясь ст.226 УК РФ, вынести частное определение, в котором сообщить Пресненскому прокурору о перечисленных выше действиях руководителя Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия Б.А. Боярскова, подпадающих под признаки преступления, предусмотренного ст. 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов»».

 

Судья на это ходатайство ответила, что она примет его во внимание при вынесении Решения по делу. Заявления и ходатайства у меня закончились.

Далее суд спросил представителей Росохранкультуры, принесли  ли они заключение «внутренней экспертизы»? Те принесли, и мы начали знакомиться с ним. Познакомьтесь и вы.

 

Заключение Отдела надзора за соблюдением законодательства в сфере СМИ по публикации «Ты избрал -тебе судить!»,
опубликованной в
газете «Дуэль» в N 8 за 2006 год 

«Отделом надзора за соблюдением законодательства в сфере СМИ проанализирован материал «Ты избрал - тебе судить!», опубликованный газетой «Дуэль» в N 8 за 2006 год. Установлено, что данный текст с определенной периодичностью публикуется газетой «Дуэль» от имени некой «Армии Воли Народа» (по нашей информации, не имеющей государственной регистрации). Материал имеет постоянный заголовок «Ты избрал - тебе судить!». Редакция использует прием подачи материала в форме некоего законодательного акта.

По содержанию, по приемам, используемым газетой при его размещении (определенная периодичность, постоянный заголовок, неизменяемый текст самого «документа» и пояснений к нему, постоянное место - первая полоса рядом с заголовком), данный текст является пропагандистским материалом, то есть материалом, целью которого является распространение в обществе каких-либо идей и воззрений путем постоянного (настойчивого) их разъяснения.

С настойчивостью распространяемыми газетой идеями являются идеи введения в России не предусмотренных Конституцией Российской Федерации и законодательством РФ «суда народа», «смертной казни за уклонение от суда народа», «возложение обязанности приведения в исполнение смертного приговора на каждого гражданина России и ее иностранных друзей».

Целью всего вышеперечисленного и пропагандируемого газетой является следующее: Президент и члены Федерального Собрания подлежат смертной казни за «ухудшение жизни народа без всяких причин». При этом авторы материала, публикуемого газетой с навязчивым постоянством, даже не пытаются дать критерии, по которым будут определять «ухудшение» или «улучшение» жизни народа.

Публикуемые газетой «Дуэль» призывы к приведению смертного приговора в отношении граждан России «самими гражданами»: «Если исполнительные органы власти России по любым причинам не приведут в исполнение приговор,.. то обязанность приведения приговора в исполнение ложится на каждого гражданина России и ее иностранных друзей. Им дается право в отношении этих преступников и их пособников действовать самостоятельно, любыми способами и в любой точке земного шара», - с позиций действующего законодательства и практической истории может рассматриваться не иначе как деятельность средства массовой информации, направленная на возбуждение социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию.

Каждый раз, заканчивая публикацию данного материала, еще раз подчеркнем, по нашему мнению, для большей пропагандистской убедительности оформленного в виде законодательного акта, газета печатает один и тот же текст следующего содержания: «Принять эти Поправку и Закон мы планируем таким способом. Соберем в ряды Армии Воли Народа 20-50 тыс. бойцов, соберем 2 млн. голосов избирателей, достаточных для проведения референдума. На референдуме народ примет Поправку и Закон, и мы заставим его исполнять.

Если нам будут мешать пройти это законный путь, то АВН силой заставит мешающих исполнять законы России.

Если ты Человек, а не только организм, - становись в ряды АВН!»

Данная лингвистическая конструкция состоит из двух взаимоисключающих по содержанию частей. В первой - редакция, пытается изобразить некую легитимность, предлагаемых действий. Во второй -призывает на откровенно антиконституционный путь, прямо призывает к насилию.

Однако уже и в первой части данной речевой конструкции просматривается агрессивная стилистика и лексика: «народ примет Поправку и Закон, и мы заставим его исполнять». Глагол «заставлять» в соответствии с толковым словарем русского языка обозначает принуждать делать что-либо и имеет синонимы приневоливать, насиловать, оказывать (производить) давление на кого; наступать на горло, приставать с ножом к горлу. То есть несет в своем значении признаки агрессии. Использование для обозначения членов незарегистрированной, то есть незаконной организации, Армия Воли Народа, слова «боец», определяемого толковым словарем русского языка как участник боя, сражения; воин, лишь усиливает восприятие данного текста как агрессивного, направленного на призыв к насилию.

Впрочем, во второй части данного лексического фрагмента звучит следующее: «Если нам будут мешать пройти этот законный путь, то АВН силой заставит мешающих исполнять законы России».

Лингвистическая конструкция  «силой заставит», которая в соответствии со словарным значением обозначает устранение кого-либо с помощью физического воздействия, насилия, примененная по отношению к той части общества, которая авторами текста обозначается прилагательным «мешающие», то есть являющиеся препятствием, тормозом, помехой, стоящими поперек дороги, доказывает наличие в распространяемой информации прямого призыва к насилию, а противопоставление одной части общества другой - в данном случае АВН и «мешающих» - возбуждению социальной розни.

Таким образом, данный материал несет в себе информацию, призывающую к осуществлению экстремистской деятельности, обосновывающую или оправдывающую необходимость осуществления такой деятельности. Начальник Отдела И.И. Новиков» (подпись и печать).

 

Подлость и глупость «в одном флаконе» все больше становится каким-то знаком качества Министерства культуры России, и мы стали обращать внимание суда на то, что в этом «заключении», на основании которого, якобы, Боярсков подписал предупреждения, не содержится даже упоминания о публикации «Только ты!», и, соответственно, в связи с чем тогда Боярсков вынес предупреждение и за нее? В заключении не определен тот экстремизм, что в предупреждениях, более того, когда мы с адвокатом стали требовать, чтобы представители Росохранкультуры указали суду, в каком именно виде экстремизма «Дуэль» обвиняется в заключении, представитель начинал снова и снова читать его с начала. Я просил его пальцем показать суду те слова в заключении, которые описывают экстремизм, а он начинал читать: «Заключение Отдела надзора за соблюдением законодательства в сфере СМИ...». В конце концов не выдержала судья и, обращаясь ко мне, сказала, что он - сторона процесса, поэтому так и будет твердить одно и то же.

 

О судье

Теперь необходимо сказать пару слов о судье Пресненского суда Т.А. Печениной. Внешне она выглядит, примерно, как Новодворская - тех же лет, но гораздо тяжелее последней, на мой взгляд, передвигается не без труда. Было видно, что она сдерживается, но из нее все время прорывалось хамство. Скажем, я ошибся при записывании времени суда, и от нее тут же последовало: «Вы что - глухой? Я сказала 11.30!». Между прочим, я лет на 15 ее старше, кроме того, такая точность этой судье была ни к чему, поскольку нам приходилось ожидать начала суда после назначенного судьей времени порою до трех часов и еще ни разу мы не ждали менее часа.

Такой вот штрих. У всех судей секретарь суда сидит или с торца того длинного стола, за которым сидит сама судья, или за столом рядом со столом судьи, ведь секретарь - должностное лицо суда. У Печениной же секретарь суда сидит на месте одной из сторон процесса, в результате - этой стороне нужно или сидеть в зале суда, раскладывая бумаги не на столе, а на лавочке возле себя, либо примащиваться  на лавочку к тем, с кем идет спор. Причем, какого-то смысла в таком размещении совершенно не видно, поскольку в Пресненском суде залы раза в два больше, чем в тех судах Москвы, в которых мне пришлось бывать. Похоже, весь смысл такого размещения только в том, чтобы судья могла рявкнуть на сторону: «Что вы лезете к секретарю?! Нет места - сядьте в зале!»

Но к этому моменту мне показалось, что дело настолько понятно, что и судья уже все поняла до конца, и что никакого другого решения, кроме отмены предупреждений, она вынести ну никак не может. Я уже решил  прекратить ходатайства и дать судье вынести решение, но ко мне из зала подошел мой адвокат Г.И. Журавлев: «Не верь ей, сейчас самое время заявить ходатайство о назначении экспертизы, иначе будет поздно - представитель Росохранкультуры смотрит на судью и лыбится!»

(Мне со своего места этого было не видно, а перед заседанием мы с Журавлевым договорились, если Росохранкультура представит в суд что-то существенное и наукообразное, то в противовес этому мы будем просить независимую экспертизу, но ведь Росохранкультура не представила ничего, что можно было бы считать доказательством, более того...)

Я заколебался: с одной стороны, судья чуть ли не явно сочувствовала нам, но, с другой стороны, куда деть опыт адвоката, насмотревшегося на российских судей? И я заявил ходатайство о назначении политико-социальной  экспертизы, предложив назначить экспертом доктора политических наук Савельева, поскольку он уже знаком с этим делом. Но судья отклонила эту кандидатуру на том основании, что депутаты Госдумы не имеют права быть экспертами, а у нас не было времени рыться в ГПК и выяснять, откуда она это взяла. Тогда я сказал, что нам нужно время, чтобы найти  и договориться с каким-либо другим экспертом или учреждением. Судья спросила, знаю ли я, что с экспертным учреждением необходимо договориться и что экспертиза стоит дорого, а мне придется за нее заплатить? Почему мне? Но обсуждать и этот вопрос времени не было, и я сказал, что мы заплатим и потом попросим суд возложить судебные расходы на виновников - на Росохранкультуру. Судья прервала заседание для поиска нами экспертов.

Прежде всего я связался с Савельевым и спросил его, правда ли , что депутатам нельзя быть экспертами в суде? Он возмутился и сказал, что запросит официальное разъяснение правового управления Госдумы. Затем и я, и мой адвокат нашли государственные институты, которые согласились провести необходимую экспертизу, но прежде чем заключить договор на ее проведение, оба института попросили ознакомиться с материалами дела, и это естественно - вдруг у них нет специалиста с необходимыми знаниями? Однако к этому времени у меня родилась другая идея, даже две идеи, поэтому я договорился со своим  адвокатом, что он предложит в качестве эксперта институт, с которым имел договоренность, только после того, как я реализую эти свои задумки.

22 сентября я сразу начал с ходатайства, но сначала пару слов о нем. Для нас, да думаю и для тех читателей, которые следят за дракой «Дуэли» с еврейско-расистской агентурой из «Union of Council for Soviet Jews», орудующей в России подпольно во главе со своим резидентом Бродом, было понятно, что Росохранкультура действует по команде Брода. Ведь Брод не скрывал, что его партнерами по усвоению тех миллионов, которые идут ему из-за рубежа на подрывную работу против России, является и Министерство культуры России. Мы пытались добиться от представителей Росохранкультуры подтверждения, что им нас «заказали», но те уклонялись от ответа и представляли дело так, что вроде они регулярно читают «Дуэль», как их к этому обязывает служба контроля за СМИ, и вот наткнулись на этот экстремизм. Но я обратил внимание, что на каждом заседании и Пресненского, и Гагаринского судов присутствует в качестве наблюдателя Брода его «шестерка» - Дашевский. Перед каждым заседанием он консультировал Росохранкультуру, а на заседаниях с умным видом что-то записывал, короче, имел вид точь в точь как у Паниковского из «Золотого теленка». И я решил попросить суд допросить его в качестве свидетеля, раз он уж все равно здесь ошивается. Но начал я не с этого.

 

«Уважаемый суд! На прошлом заседании представители Росохранкультуры заявили, что депутат Госдумы по своему статусу не имеет права выступать в суде экспертом. Мы сообщили об этом депутату Савельеву, что его удивило и возмутило, поскольку он уже выступал в судах в качестве эксперта. Он заявил, что если суд откажет ему в праве быть экспертом только по причине того, что он депутат Госдумы, то это будет ничем немотивированным попранием его гражданских прав. Он тут же запросил Правовое управление Госдумы дать ему разъяснение по этому вопросу, и получил ответ, в котором сообщается, что  «таким образом, вопрос об участии конкретного лица (вне зависимости от его должностного положения) в качестве эксперта в судебном заседании по конкретному делу решается соответствующим судом согласно указанным требованиям названных законодательных актов».

Мы просим суд приобщить к делу копию ответа Правового управления Государственной Думы России как доказательство того, что доктор политических наук А.Н. Савельев может быть экспертом в этом деле, если ему это поручит суд».

Я отдал судье это ходатайство и заявил следующее.

«Уважаемый суд! Напомню, что некий Московский антифашистский центр в лице своего директора, некого Прошечкина, подал Генпрокурору ложный донос с целью возбудить против меня уголовное дело за публикацию в газете «Дуэль»,  N 8 от 21 февраля 2006 г. материалов под заголовками «Ты избрал - тебе судить!» и «Только ты!», т.е. тех материалов, за которые Росохранкультура вынесла газете «Дуэль» предупреждения.

Мы утверждаем, что прокуратура уже проверяла данные этих  публикаций и не нашла оснований не только для возбуждения уголовного дела, но и вынесения газете предупреждения, а мне предостережения о недопустимости экстремистской деятельности, которое прокуратура, согласно статьям 6 и 8 Закона «О противодействии экстремистской деятельности», обязана была бы вынести сама, если бы в указанных публикациях были признаки экстремизма.

Однако это наше утверждение остается ничем не подтвержденным, поскольку представители Росохранкультуры заявили, что они никаких данных в УФСБ по Москве не запрашивали.

В связи с этим, для правильного разрешения этого дела я предполагал просить суд сделать запрос на имя начальника УФСБ по Москве и Московской области генерал-полковника В.М. Захарова о высылке в адрес суда копии Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам статьи 280 УК РФ против главного редактора газеты «Дуэль» Мухина Ю.И.

Но сейчас этого можно избежать.

В зале сидит заместитель Прошечкина Виктор Дашевский, который лично участвовал в клевете на «Дуэль» и на меня, а посему он все знает об отказе в возбуждении уголовного дела по своему ложному доносу.

Я прошу суд допросить его как свидетеля и обязать ответить на мои вопросы, связанные с проверкой в УФСБ публикаций, экстремизм которых мы сейчас рассматриваем».

 

Поскольку я поставил суд как бы перед альтернативой - запросить в ФСБ Постановление об отказе возбудить уголовное дело или допросить Дашевского, - то судья согласилась допросить его, и заставила выйти из зала, причем сделала мне что-то вроде одолжения, сказав, что так не полагается, поскольку Дашевский слушает дело с самого начала. (Вот тут и думай: либо у нее исключительная память и она, рассматривая по десятку дел в день, помнит, кто и когда сидел у нее в зале в качестве зрителя в течение двух месяцев, либо она знает Дашевского и знает, что он должен был сидеть в зале в ходе всех слушаний.) 

продолжение

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100