газета 'Дуэль' N 37 (485) 
12 СЕНТЯБРЯ 2006 г.
ВВЕДЕНИЕ "ЖЫДА" В РОССИЮ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМА
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ФАКУЛЬТЕТ
СПЕЦПРОПАГАНДЫ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

НЕУЧИТЫВАЕМЫЕ ФАКТОРЫ "ТАТАРСКОГО ИГА"

С интересом прочел Измайлова-правнука в N29(477). Когда то, встречаясь с очевидными нелепостями официозной (карамзинской) историографической доктрины, я примерно так же и думал. Новые факты заставляют предположить и искать нечто более интересное, неожиданное.

Отметим прежде его неточности, т.к. от полемики со стороны противников Гумилева, строящих аргументацию на цитатах из двух книг (Греков и Кузьмин), трудно ждать конструктива. Неверно, что городища редки в лесостепной Руси. Городки, чьи имена, как правило, неведомы, существовавшие некогда - свидетельствуемые остатками фортификационных сооружений в б. Черниговской, Киевской, Подольской, Волынской губерниях, считают сотнями (П.И. Лященко «История народного хозяйства СССР», т. 1-й, 1947, с.94; Анат. Варшавский «Всё, что выше материка», 1964, с.45 и дал.; Д.Я. Самоквасов «Северянская земля по городищам и могилам», 1908).

По археологическим данным (Д.А. Авдусин «Археология СССР», 1977), на территории Украины строительным материалом глина служила издавна - и в 1-м тыс. до н.э., и в 1-м тыс. н.э.. Древнерусским городкам - поселениям выходцев с Балканского полуострова, из долины Дуная - она хорошо известна (Лященко, т. 1-й, с.82). Укрепления южнорусских городов (Белгород, Чёрный город, Рязань) так и строились - вязались длинные бревенчатые клети, которые заполнялись внутри глиной и бутовым камнем (Варшавский, с.41); интересно, что эта техника характерна для Латенской культуры - для Средней и Западной Европы (Б.Н. Граков «Ранний Железный век», 1977, гл. 2-я), вопрос лишь, кто у кого ее заимствовал: потомки создателей ее - кельтов, вторгшихся в долину Дуная, влахи-аромуны - убежденнейшие пастухи - оседлого образа жизни избегали вплоть до ХХ в...

А рубленая изба - жилье лесного пояса. Генезис его, к слову, совершенно неясен: могилы (имитирующие жилище) в виде опущенных в землю бревенчатых срубов известны уже Афанасьевской культуре (Минусинская котловина, 3-е тыс. до н.э.), сами же избы (их остатки) археологи находят в довольно поздних культурах... Андроновцы (2-е\1-е тыс. до н.э.) вязать бревна в сруб умели (Е.Е. Кузьмина «Древнейшие скотоводы Памира и Тянь-Шаня», 1986), однако свои жилища возводили в виде главным образом полуземлянок с вертикально установленными бревнами либо плитняком, скрепляемым глиной. Что уже ставит вопросы - о характере климата и растительности Южной Сибири и Казахстана, в то время.

В ХI - ХIII в.в. н.э. влажность была выше, чем теперь (см. В.Н. Абросов «Гетерохронность периодов повышенного увлажнения гумидной и аридной зон», Изв. ВГО, N4\1962 г.): леса распространялись южнее, «бяху, около града (Киева) лес и бор велик», - пишет летописец (Лященко, т. 1-й, с.85); так что вплоть до низовий Дона обитал лесостепной подвид зубра, не доживший до ХVIII века (М. Ивин «Чтобы жить», 1974). Хотя Л.С. Берг («Климат и жизнь», 1947) и писал, что Украинская степь была безлесна с момента образования, похоже, в этом он ошибся.

Уже в Причерноморье - более влажном, нежели Казахстан, снежный покров высок, так что западные (причерноморские) кипчаки - половцы были лишь полукочевниками, вынужденные создавать запасы сена в зимниках (С.И.Руденко «К вопросу о формах скотоводческого хозяйства». Материалы по этнографии ВГО, вып. 1-й, 1961; Л.Н.Гумилев «В поисках вымышленного царства», 1994, с.62). Это использовали князья, нанося удары по половецким вежам весной, когда в них кончались запасы сена, лошади слабели от бескормицы, а воины-степняки не могли уклониться от боя (ср.: Лященко, т. 1-й, с. 135\136). Начиная с правления Владимира Мономаха - когда Русское войско управлялось централизовано, а страну не раздирали междоусобицы, - Половецкая земля западнее Дона была смирена, и ханы могли грабить Русь, не опасаясь карательной экспедиции, лишь в качестве федератов сильнейшего из князей (чему почин, увы, положил тот же Владимир Мономах - приведя через всю Русь кипчаков на Двину для разгрома Полоцкого княжества).

Недостатка в лошадях Древняя Русь не испытывала. Они разводились в вотчинах южнорусских князей - предводителей дружин - с ХI в. конных, покупавших либо бравших трофеями половецкие табуны, выписывавших племенных коней далеко на Востоке (Лященко, т. 1-й, с.132, ссылки); в именье Новгород-Северских князей Рахна табун насчитывал 3 тыс. кобыл и 1 тыс. жеребцов (В.Г.Федоров «Кто был автором «Слова о полку Игореве», 1956, с.28). К тому же, в лесостепной (как и степной) и лесной полосе, вплоть до Польши, в те века обитал тарпан - дикая европейская лошадь,* поддающаяся приручению и хозяйственному использованию (там же). В ХIХ веке при ликвидации зверинца Люблинского воеводства содержащиеся в нем тарпаны были розданы окрестным крестьянам - их потомки, скрещенные с домашней лошадью, используемые в хозяйстве, были обнаружены в ХХ в., когда гиппологи тщетно пытались восстановить линию чистокровного тарпана, и живут ныне в Беловежской Пуще (Б. Кестер, С. Шостак «Прошлое и настоящее Беловежской Пущи», 1968, с.с. 43-45).

Пахали на юге на волах - способных поднять степной дерновник (Лященко, т. 1-й, с.131), о чем свидетельствует еще «Русская Правда», и если бы пашенное хозяйство было целесообразно - пахали бы и на Севере: климатически пригодном для разведения коров более, чем лошадей.

* * *

Раскопки Новгорода, Пскова, Твери, Старой Ладоги - городов, в почве которых не истлевают органические материалы, выявили интересный археологический факт. Были обнаружены массово остатки кожаной обуви - при том в находках совершенно отсутствовали лапти. Легенда о "лапотной Руси" (по крайней мере для Древней Руси) - пропагандистский ярлык, материалистической наукой опровергаемый (поищите, сколь отражен он в исторических курсах, заметен ли по "историческим" кинофильмам)! В конце ХIХ в. А.И. Соболевский, выдающийся русский палеограф и историк, проведя исследование почерков, коими писаны древнерусские грамоты, и подписи под оными, пришел к заключению о массовости грамотности в Древней и Средневековой Руси. "Историками" вывод был "разоблачен", М.Н. Тихомиров отрицал его вплоть до 1950-х гг. - когда после новгородских находок его отрицать уже стало невозможно (см. Б.В. Сапунов "Русская книга в ХI-ХIII вв.", 1978).

В наше время Борис Викторович Сапунов (см. там же), применив "дедуктивную" методику - использовав косвенные данные, попытался оценить порядковые размеры числа рукописей, выполненных в Древней Руси. Им был взят в расчет необходимый минимум книг, нужных священнику при древнерусском богослужении и исполнении треб, а также ориентировочное количество церквей и часовен, функционировавших в Древнерусском государстве. Результаты получились впечатляющие: минимальное, при многих допущениях, число постоянно используемых служебных книг, священнических и находящихся в собственности приходов, должно было исчисляться десятками тысяч. Исследование сохранившихся рукописей ХI - ХIV вв. (ок. 1 тыс., с учетом фрагментов), наложенное на эти данные, потребовало сделать далеко идущие выводы: выяснилось, писцы - люди низкооплачиваемого труда, что видно по дошедшим известиям о цене "массовых зданий", совершенно не экономили на материале, на размерах полей, превышавших 50 % площади листа. В отличие от Европы - на Руси практически неизвестны рукописи, писанные поверх более старого, стертого с пергамента письма!

Дешевизна опойков, шедших на изготовление пергамента, говорит о количестве молочных телят, забиваемых на мясо, - в т.ч. в северорусских городах, размерах товарно-денежных отношений, бытовавших в данной отрасли. Объяснений встречать мне не приходилось. Возможно, пастбищами служили гари, истощенные посевами и оставленные, зараставшие молодым лесом (именно этот тип хозяйства, "подсечно-огневое скотоводство", был характерен для лесной зоны Европы, начиная с энеолитических культур шнуровой керамики и сверленых топоров, определяемых как протоиндогерманские  (см.: Д.А. Авдусин, 1977; В.С.Титов «Древнейшие земледельцы в Европе» в сб. «Археология Старого и Нового Света», 1966).

Упадок Руси, внешне проявившийся в беспрепятственном проходе через нее монголов (значительное сопротивление заметно лишь в Торжке, Козельске и может быть, Киеве - хотя несоразмерно слабое, сравнительно с мощью его укреплений), однако, очевиден. Монгольские корпуса располагали осадным парком, отсутствовавшим у европейских кочевников, отчего падение каменных твердынь Ростово-Суздальской и Киевской земли оказалось неожиданным (аналогичный просчет в войне с монголами допустили в 1220 г. хорезмийцы, планируя затяжную войну с опорой на города). Но в 1230-х и вплоть до 1280-х гг. каменное строительство, в т.ч. церковное, прекращается по всей Русской Земле, хотя татарскому погрому подверглось не более трети княжеств, сильнейшие же из них - Галицко-Волынское и Новгородское (исключая падение Торжка) - в 1238 - 1240 г.г. отразили нашествие.

Причины, видимо, в вековых колебаниях климата, вызывающих изменения в целых ландшафтных поясах, на адаптацию хозяйства к которым требуются усилия нескольких поколений. В сводах ХI века отмечено 25 экстремальных природных явлений, в сводах же ХII века - их в 5 раз больше (Е.П. Борисенков, В.М. Пасецкий «Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы», 1988, с.134). В 1230-х гг. климат стабилизируется (там же), и то - в 1230 г. в Средней Руси было землетрясение(!), в зимы 1232 и 1234 гг. замерзали южные моря (там же, с.265), однако восстановление нормальной жизни - требовало многих десятилетий. Иначе не объяснить видимую «простоту» поражений русских князей, возможную, лишь когда они попросту не имели ресурсов содержать необходимое число профессиональных воинов, а города - должным образом снарядить и подготовить рать ополченцев (ожесточенные войны между княжествами, характерные для конца ХI - ХII веков, инициировались прежде всего городским патрициатом): военное дело Руси первой половины ХIII века, не взирая на татарское нашествие, переживает подъем (А.Н. Кирпичников «Военное дело на Руси ХIII - ХV веков», 1976).

Видимо, хозяйственный ренессанс был достигнут едва к 1310-м гг., когда Тверской князь оказывается способен успешно сражаться с татарами, а Московский - выкупать у них право сбора ясака. Характер ландшафтно-климатических изменений, воздействовавших на жизнь Руси того века, - вопрос, адресованный более географам, нежели историкам. Зимы 1232 и 1234 гг. намекают путь поиска: морозная зима бывает в Европе при развитии полярного зимнего антициклона, когда ослабевает Гольфстрим и массы холодного воздуха Арктики, по ультраполярной оси (определение Б.П. Мультановского) от Урала на юго-запад текут в Европу; что характерно: эта климатическая флуктуация не затрагивает климат Восточной Азии, формируемый Тихоокеанским муссоном (что установил еще А.И. Воейков, обрабатывая наблюдения Н.М. Пржевальского), т.е. сила азиатских держав остается при этом константой.

Возможно, отказ Буша принять Россию в ВТО простимулирует некоторое внимание к климату со стороны промышленников, соответственно, «ученые» перестанут рассказывать сказки про идущее «техногенное потепление» и вернутся к наследству Б. Мультановского, Э. Лесгафта, В. Визе, Л. Берга, Л. Гумилева, К. Маркова, В. Абросова - кажется, еще здравствующего (судя по отсутствию пометки с годом смерти в каталоге ГПБ) биолога из Красноярска, доктора физико-математических(!..) наук, первым выстроившего подтверждаемую модель «асимметричного» течения климатических процессов в Сев. полушарии.

Р. ЖДАНОВИЧ

*Последние особи тарпана, обитавшие на воле, истреблены в 1870-х гг. («Заповедники СССР», т. 1-й, 1951, с.307), чистокровный тарпан, содержавшийся в неволе и пойманный жеребенком, пал в 1918 г. (прим. авт.).

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100