газета 'Дуэль' N 25 (473) 
20 ИЮНЯ 2006 г.
ЭПОХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ. В НИКУДА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА
НАУКА
ФАКУЛЬТЕТ ПОЛИТОЛОГИИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ХОЛУИ ХОЛУЕВ

В рядах украинских националистических партизан, которые громко именовали себя Украинской Повстанческой Армией, действительно воевали представители других народов - граждане СССР, иностранцы, а также лица без гражданства. Именовались эти люди в украинской националистической пропаганде, как «запрыязненные народы» (западноукраинский диалект), т.е. «дружественные народы».

В 1942-1944 гг. в рядах УПА были целые подразделения из татар, узбеков, азербайджанцев, восточных украинцев («схыднякив»), было некоторое количество цыган и евреев. Последние, как правило, занимали различные хозяйственные и медицинские должности. Что касается русских, то осенью 1942 - зимой 1943 их сравнительно небольшое количество также было сформировано в отдельное подразделение, но ненадолго. Как указывают украинские источники, «Русское подразделение принимало участие в боях, отличалось большой храбростью, но из-за конфликтов с представителями других национальностей было расформировано».1

Тут автор, проживший во Львове 50 лет, считает необходимым прокомментировать вышеприведеную цитату: без сомнения, все русские, волею судеб попавшие в ряды УПА, были уничтожены самими украинцами - бойцами УПА - или по приказу немцев, или по приказу командования УПА. Учитывая совершенно патологическую ненависть, которую западные украинцы (как греко-католики, так и православные) испытывали (и испытывают) ко всем русским, без малейшего исключения, такое развитие событий совершенно очевидно. И не помогли тем русским ни воинские знания, ни смекалка, ни «большая храбрость»...

Забегая вперед, скажу, что участь тех несчастных русских разделили рано или поздно все неукраинцы, в силу обстоятельств служившие в рядах УПА в годы Второй мировой войны. Эту же печальную участь разделили и восточные украинцы («схыдняки»).

Существенной общей чертой людей разных национальностей, воевавших в рядах УПА, было то, что среди них практически не было добровольцев, идейных борцов с коммунизмом. «Идейные» служили непосредственно немцам. А бандеровцы, мельниковцы, бульбовцы2 использовали в качестве рекрутов пленных красноармейцев, окруженцев из числа красноармейцев, а то и откровенных преступников - дезертиров и мародёров. Представители других народов шли в УПА по двум причинам: или уберечь свою жизнь, или чтобы пограбить (иногда по обеим причинам сразу).

Следует отметить, что, несмотря на внутренние разногласия и распри, в 1942-1944 гг. боевой дух бойцов УПА в целом был достаточно высок, хотя особых неприятностей они ни Красной Армии, ни тем более гитлеровцам не причиняли. Деятельность УПА была направлена, в основном, на 1) борьбу с советскими партизанами; 2) этнические чистки (уничтожались поляки, евреи, цыгане, белорусы); 3) бандеровцы, мельниковцы и бульбовцы враждовали между собой и часто вступали друг с другом в боестолкновения. При этом они всячески доносили немцам друг на друга, а «бульбовцы» даже искали союзников в лице советских партизан...

Так или иначе, но общее количество бойцов УПА зимой 1943 - весной 1944 года достигало своего максимума - 30-40 тысяч человек, включая все национальные формирования, которые насчитывали в то время около 2 тысяч человек. «Наверное, первыми перебежчиками в УПА были старые союзники украинского народа - татары. Кажется, не было подразделения УПА, в котором не присутствовали бы татарские бойцы, преимущественно, пулемётчики. Заклятущие враги большевиков, они охотно вступали в бой с большевистскими партизанами».3

В рядах УПА на постоянной основе находилось свыше 300 гитлеровских офицеров и солдат, которые выполняли функции инструкторов, связистов и медиков.

Существует (и продолжают издаваться) много материалов, посвящённых УПА, где украинские авторы приводят довольно произвольно необоснованно завышенные цифры общего количества войск УПА - называют и 80 тысяч, и даже 200 тысяч бойцов. Соответственно раздуваются и данные о количестве неукраинского контингента УПА. Согласно некоторым украинским, американским и канадским авторам, десятки тысяч казахов и татар, узбеков и армян, азербайджанцев и уроженцев Северного Кавказа радостно и чуть ли не массово перебегали из Красной Армии в ряды УПА с единственной целью - поскорее начать бить большевиков-кацапов. Такая, знаете ли, антирусская повстанческая идиллия. Более осторожные и трезвомыслящие украинские историки-исследователи темы УПА пишут: «...С большой вероятностью можно утверждать, что наивысшего количества УПА достигла в 1944 г., что составляло 25-30 тысяч воинов. Надо учитывать и тот факт: те, кто сознательно преувеличивает фактическое количество воинов УПА, тем самым преуменьшает их большие успехи в борьбе с намного более многочисленными врагами».4 Этому вторит пан П. Содоль в своём справочнике «Украинская Повстанческая Армия. 1943-1949». Львов - 1993 г.: «Число неукраинских воинов УПА быстро росло и достигло своего верха (от одной до двух тысяч воинов максимум) осенью 1943 года». Далее он же добавляет: «Все подразделения УПА, сформированные из других национальностей, были или разбиты, или перешли на сторону большевиков».

«Неукраинских воинов УПА» бандеровское командование ставило в самые опасные места, жертвовало ими направо и налево, а ситуация к лету 1944 года требовала всё новых и новых жертв. Вплотную приблизился фронт, УПА стала нести всё более ощутимые потери как от советских партизан, так и от польской Армии Крайовой, которая, также действуя партизанскими методами, мстила УПА за массовое истребление поляков. Да и гитлеровцы перестали церемониться со своими ненадёжными союзниками - украинскими националистами. В связи с катастрофическим ухудшением военно-политической обстановки к августу 1944 года верхушка ОУН-УПА стала издавать указы, граничащие с паранойей. Так, в частности, стали уничтожаться так называемые «покручи» и «крыжаки». Эти мирные жители западноукраинских сёл и местечек (а некоторые даже служили в УПА) имели несчастье родиться в смешанных семьях - «покручи»  или добровольно перейти в греко-католическую веру из другой конфессии - «крыжаки». Кровавая вакханалия к осени 1944 года достигла своего апогея - соседи резали соседей, кум - кума, свояк - свояка; «чистый» («правдывый» - западноукраинский диалект) украинец убивал зачастую школьного товарища, друга детства, за наличие у этого несчастного польских (белорусских, русских, еврейских) предков. Что уж тут говорить о восточных украинцах («схидняках»), которых иначе как «москалями» зачастую и не называли... Большинство их (кто не был убит в боях) также попали под этнические чистки.

Дальше - больше. Служба безпеки (безопасности) ОУН-УПА вновь провела безжалостные чистки в рядах УПА в ноябре 1944 года, когда немецкие оккупанты были уже изгнаны с украинской земли и последние надежды на скорую победу над «москалями» у бандеровцев растаяли. Охваченные бешенством главари ОУН-УПА (наряду с приказом об уничтожении советских и партийных работников) издали в тот период и такое распоряжение:

«Секретно, секретно, секретно! При новой ситуации складываются новые способы борьбы с большевиками.

...Массовость нашего движения неминуемо ускорит его полную ликвидацию (выделено мною. - С.И.). Под влиянием большевистской действительности менее стойкие элементы, безусловно, в абсолютном большинстве перейдут на сторону большевиков... Они вдвойне опасны для нашей дальнейшей борьбы с большевизмом. Их массовый переход на сторону большевиков подорвёт престиж ОУН-УПА, а их активная борьба, в которую они, безусловно, включатся вместе с большевиками против ОУН-УПА, исключит какую-либо возможность нашей подпольной работы даже на западноукраинских землях... А поэтому необходимо немедленно и как можно более тайно во имя великого национального дела вышеуказанные колеблющиеся элементы ликвидировать двояким способом:

а) Высылать большие и малые отряды УПА на бой с большевиками и создавать ситуации, чтобы их уничтожали большевики на постоях и из засад.

б) Местные боёвки и других личностей станичного и подрайонного масштаба, надрайонная и районная СБ (служба безпеки) должна уничтожить под видом большевистских агентов».5

Так, только вблизи села Тинное на Ровенщине бандеровцы задушили 37 человек, заподозренных в желании покинуть схроны.

Если столь безжалостно расправлялись со своими, что уже говорить о «чужих»? Количество неукраинцев в УПА к 1945 году сократилось до минимума.

Но оставались ещё немцы. Помимо тех, о ком уже упоминалось, с лета 1944 года, особенно после разгрома фашистов под Бродами (Львовская область), в ряды УПА влились ещё около 200-300 (данные различных источников примерно совпадают) немецких офицеров и солдат - окруженцев и дезертиров. Их, волей или неволей потерявших связь со своими стремительно отступающими частями, местные жители охотно укрывали и передавали в УПА.

Следует признать, что помимо ряда ошибок и неудач в 1944-1945 годах, руководство ОУН-УПА сумело правильно оценить военно-политическую ситуацию и сделать шаги к сохранению УПА. После целого ряда чисток, в конце 1945 года была проведена нелегальная мобилизация молодёжи в УПА, как на Западной Украине, так и в украинских сёлах в горных Карпатских районах Польши и Словакии. Отряды УПА в 1946 году действовали и в приграничных с Украиной сопредельных государствах. Помимо немцев, которых насчитывалось к тому времени 250-350 человек (Петро Мирчук «Украинская Повстанческая Армия»), в различных отрядах УПА было ещё около 100-150 отчаянных личностей (много тогда, сразу после войны, разного сброда шаталось по лесам и горам), которых правильнее всего было бы назвать «людьми без национальности». Ходу назад им не было - у всех руки были по локоть в крови (именно такая «преданность» и ценилась в УПА). Кроме того, большинство отщепенцев «без национальности» были опустившимися алкоголиками, так как на протяжении длительного времени их основным времяпровождением было пребывание в сырых землянках или подземельях - схронах, где, зачастую, из-за боязни быть обнаруженными, нельзя было разжечь огонь, разговаривать, а то и вообще двигаться. Местное население знало, как задобрить «лесовиков» - дешёвый самогон у последних не переводился.6

«Ми українські партизани,
                   б’ємо ми всіх більшовиків.
Їмо ми м’ясо, п’єм сметану,
                   ще й самогон із буряків».

С советских времён у широкой общественности сложилось сформированное официальной советской пропагандой  мнение, что, дескать, местное население западноукраинских областей было запугано бандеровцами и помогало им большей частью из страха. Дескать, если бы не страх бандеровской расправы, то трудящиеся массы Западной Украины изгнали бы «украинских буржуазных националистов» со своей родной земли, а затем незамедлительно и радостно влились бы в ряды строителей коммунизма... Это не совсем так. «Простые» западные украинцы (галичане, волыняне, полищуки, закарпатцы и т.д.) действительно в какой-то мере были запуганы националистами и устали от войны. Однако помощь бандеровцам и УПА местное население оказывало отнюдь не только из-за страха. Бандеровцы (в том числе и бойцы УПА) пользовались и искренней поддержкой, и сочувствием значительной части местного населения, причём эта всесторонняя поддержка, особенно в военные и первые послевоенные годы, носила, зачастую, массовый характер (выделено мною. - С.И.)... Так что не только самогона, но и мяса, и сметаны, и тёплой одежды у бандеровцев в то время было вдоволь. Были и подземные госпитали с полным набором инструментария и медикаментов, включая и прививочные вакцины.7 Медиками в УПА преимущественно были немцы и евреи. Главари бандеровского подполья, в том числе и командиры УПА, до начала 50-х годов ездили на курорты (по поддельным, ясно, документам), причём не только на местные: Трускавец, Шкло, Яремче, но и в Крым, Закопане (Польша) и Карловы Вары (Чехословакия).8

1946 год оказался переломным для ОУН-УПА в том смысле, что им пришлось резко поменять «хозяев». Новыми хозяевами и покровителями после разгрома фашистской Германии стали для ОУН-УПА Соединённые Штаты Америки. Американцы с самого начала повели себя жёстко и требовательно, выставив свои условия, одним из первых было - избавиться от «балласта». Этим «балластом» были немцы, до сих пор пребывавшие в рядах УПА. На их ликвидации особенно настаивало мощное еврейское лобби в американском сенате. Что касается «людей без национальности», безымянных головорезов, откликавшихся только на соответствующие клички «Кнур» («кабан»), «Щур» («крысак»), «Варьят» («Псих») - то с ними было проще. В том же 1946 году, послу переговоров с американцами, главари УПА создали для этого инородного отребья невыносимые условия. Их, «людей без национальности», стали постоянно, без отдыха, ставить в караулы, отправляли на заведомо невыполнимые задания или просто придирались к плохому состоянию оружия и амуниции. Наказание в этих случаях было только одно - смертная казнь «на сухо», т.е. «зашморгом» (удавкой). Предпочитали не стрелять - берегли патроны и опасались шума. От такого «обращения» «лишние люди» в рекордно короткие сроки сократились «до нуля». Большинство из них было удавлено, кое-кто успел удрать, куда глаза глядят.

С немцами было сложнее. Они держались сплочённо, дисциплине следовали безукоризненно, оружие и амуницию держали в образцовом порядке (даже бывшие дезертиры). Бежать им было некуда - Германия перестала существовать, повсюду были враги. Сдаваться в плен им, большей частью, эсэсовцам, не имело смысла. Немцы не могли прибиться к местному населению, как уповцы-славяне, не могли бежать в никуда, полагаясь только на животный, но чрезвычайно развитый инстинкт самосохранения, как цыгане или евреи. Немцы, стиснув зубы, до последнего служили своему хозяину - ОУН-УПА. При этом, вероятно, многие из них, немцев, тайно молились Богу и плакали. Но никто и ничто уже не могло им помочь. Все они были убиты, поодиночке или небольшими группами. К началу 1947 года ликвидация немцев была закончена, за исключением нескольких немецких врачей - ввиду их крайней полезности (впоследствии ликвидировали и их).

Весной 1947 года в УПА не осталось никого, кроме западных украинцев. Дальнейшая их участь известна.

С.Р. ИЖЕВСКИЙ,
severen0421@mail.ru

1 «Порыв» Львов - 1994 р. Издательство «Основа».

2 Украинская Повстанческая Армия не была единой и делилась по идейным и другим соображениям на 1) УПА - бандеровская (лидер - Бандера); 2) УПА - мельниковская (командир - Мельник); 3) УПА - бульбовская, или «Полісська Січ», с которой в октябре 1942 г. и пошла УПА. Командир - Боровец, он же «Тарас Бульба». Организация Украинских Националистов также была разделена на два враждующих лагеря: ОУН «б» - бандеровцы, ОУН «м» - мельниковцы. Поскольку бандеровская ОУН и бандеровская УПА были наиболее многочисленными и боеспособными, в дальнейшем будем называть бойцов УПА «бандеровцами».

3 «История украинского войска». Киев - 1991 год, издательство «Панорама».

4 Б.Якимович, «Вооружённые Силы Украины: очерк истории». Львов, 1996 год.

5 «С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны» В. Масловский. Москва - 1999 год, стр. 226.

6 Ох уж этот дармовой самогон из буряка (свёклы). Он стоил жизни и многим нашим советским воинам, а всего их полегло в боях с бандеровцами (1944-1952 гг.) 25 тысяч солдат, офицеров и генералов (чего греха таить).

7 С прививочными вакцинами связан такой случай. На послевоенных западноукраинских землях процветал «чёрный рынок», где можно было купить и прививочные вакцины. Бандеровская верхушка, опасаясь эпидемий в рядах бойцов УПА, через своих агентов скупала на «чёрном рынке» лекарства и прививочные вакцины. НКВД, узнав об этом, изготовил партию ядовитых препаратов, закамуфлированных под вакцины. Потери среди вояк УПА от этих «вакцин» - были.

8 Кое-кто из этих бандеровских главарей назад с курортов не вернулся - был арестован, убит при задержании или бежал на Запад (не с пустыми, естественно, карманами).

Литература:

1. В.И. Масловский. «С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны» Москва - 1999 г.

2. Бульба-Боровец Т. «Армия без державы». Львов, 1993 г.

3. Лысяк-Рудницкий М. «Исторические эссе». Киев, 1994 г.

4. Мирчук П. «Украинская повстанческая армия 1942-1952 г.». Торонто, 1952 г.

5. Б.Якимович «Вооружённые Силы Украины: очерк истории». Львов, 1996 г.

6. «История украинского войска». Киев - 1991 г.

7. П. Содоль «Украинская Повстанческая Армия 1943-1949 гг.». Львов - 1993 г.

8. «Порыв» Львов - 1994 р. Издательство «Основа».

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100