газета 'Дуэль' N 18-19 (467) 
2 МАЯ 2006
ДЕЕСПОСОБНА ЛИ МОСКВА?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
УНИВЕРСИТЕТ
ПОЕДИНОК
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ

РУССКАЯ НАУКА У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

Наука эпохи «демократии»

Научно-технический потенциал - основа военной, экономической, социальной и экологической безопасности страны - это прописная истина. В СССР этот потенциал был достаточно высок, чтобы конкурировать с суммарными возможностями развитых капиталистических государств - это также неоспоримый тезис. За годы «демократических реформ» этот потенциал практически уничтожен. Осенью 2004 года президент В.В. Путин за заседании Госсовета по поводу ситуации в науке привёл следующие данные: за последние 10 лет финансирование науки сократилось в 10 раз и в настоящее время в 200 раз ниже, чем в США;  число научных сотрудников сократилось втрое, за последние 5 лет - на 800 тысяч; средний возраст работающих в науке достиг 56 лет.

По данным академика В.Н.Страхова, численность русской науки ныне составляет не более 600 тысяч человек, основная часть оборудования старше 20 лет. По данным В. Маркусовой, научного руководителя гранта INTAS, вклад России в мировую науку за 15 лет сократился в 15 раз и ныне составляет 3,75%. Вот ещё некоторые цифры, почерпнутые из многочисленных публикаций, посвящённых разгрому русской науки.

1. За период с 1990 по 2003 год количество научных и проектных организаций сократилось в 7,8 раза, конструкторских бюро - в 3,6 раза, научно-технических подразделений на промышленных предприятиях - в 1,8 раза. Власти планируют сокращение научных организаций ещё на 40%.

2. Со времён Ельцина бюджетные ассигнования на науку принимались законом в размере 4%, но ни разу не выполнялись. Год от года финансирование сокращается:

1997 год - 2,8%, 2003 год - 1,4%.

3. Зарплата доктора наук в РАН равна примерно 4 тыс. рублей, что меньше зарплаты уборщицы. Пенсию как у уборщицы профессор может получить, проработав на 8-9 лет дольше, т.к. в его трудовой стаж не засчитываются годы обучения в институте и аспирантуре.

4. Эмиграция молодых специалистов составляет около 10-15 тыс. в год. В настоящее время за границей работает около полумиллиона учёных из России, только в штате Нью-Йорк насчитывается 146 тыс. Выходцы из России составляют существенную долю научного персонала Силиконовой долины в штате Калифорния.

В ближайшие годы наука покончит своё существование по чисто физиологическим причинам, ибо средний возраст научного сотрудника уже перевалил за 60 лет, действительного члена РАН - за 70. Совершенно очевидно, что под информационным прикрытием «реформ» идёт целенаправленное и методичное уничтожение русской науки, что логично вписывается в общую программу превращения России в сырьевую колонию Запада. Такова политика властей России эпохи «демократии», осуществляемая под надзором теневых структур глобального управления. Однако, не следует возлагать всю вину за разрушение науки на власти. В свой час они понесут ответственность за содеянное. Вопрос в том, какое сопротивление разрушению своей отрасли оказали сами учёные. Ведь это их обязанностью было, опираясь на свои знания и интеллект, быстро сориентироваться в ситуации, разоблачить ложь о «реформах», внятно предупредить общество о катастрофических последствиях уничтожения научно-технического потенциала страны, жёстко воспротивиться втаптыванию науки в нищету, стать идеологическим ядром оппозиции. Справилась наука с этой ролью? Нет. Более того, наука продемонстрировала своё нравственное падение, в изобилии снабдив кадрами разрушителей отечества-«реформаторов» - от академика Б.Березовского и доктора наук Е.Гайдара до «правительства мнс-ов» эпохи Ельцина. Среди научных работников оказалось достаточно много умельцев в добывании грантов - ремесле, ничего общего с наукой не имеющем. Некоторые достигли таких коммерческих успехов, что даже далёкие от патриотизма «демократические» власти сочли их деятельность опасной для страны, определив таких «учёных» на скамью подсудимых. Этот список возглавляет высокий научный чин - Е. Адамов.

Руководство научных учреждений - по закону выборное, а в действительности несменяемое - быстро применившись к «рыночным реформам», научилось извлекать личную выгоду из сдачи зданий институтов в аренду, коммерциализации экспериментальных подразделений и т.п. и принялось обзаводиться квартирами, особняками, дорогими иномарками и пр. Ныне ситуацию в науке определяют люди, которые наживаются на разрушении своей отрасли, и очевидно, что решения, которые они принимают, будут направлены на дальнейшее её разрушение. Высшая научная администрация заняла трусливо-молчаливую позицию, продиктованную исключительно заботой о сохранении собственного кресла. На заседаниях Правительства РФ является неизменно безмолвный Президент Российской Академии Наук Ю.Осипов, хотя ему впору кричать, потому что он - глава организации, которой нет. Весьма любимый правителями - и советскими, и «демократическими» - академик Е.Велихов неизменно вещает нечто невразумительное, но отчётливо лояльное властям.

Честная оценка ситуации такова: при существующих условиях работа в науке практически невозможна, наука не функционирует уже в течение нескольких лет. Однако, большинство членов научного сообщества старательно избегает этой формулировки, имитируя некую деятельность, что делает их полноценными соучастниками процесса уничтожения науки. Имитацией заботы о науке занимаются и власти страны, время от времени декларируя ни к чему не приводящие намерения чем-то науке помочь. «Демократы» любят клеймить сталинские репрессии, однако нынешняя ситуация в науке хуже, чем в те годы. Тогда даже в «шарашках» можно было работать, что-то создавать, ныне же все научные учреждения России представляют собой один большой концлагерь, в котором вымирает обнищавшая, униженная, деморализованная интеллектуальная элита страны. 

Ныне распространено мнение, что кризис русской науки вызван только резким снижением финансирования. К повышению финансирования сводятся и робкие протесты тружеников науки, хотя очевидно, что простое вливание средств ситуацию не исправит, ибо наука - не только русская, но и мировая - переживает тяжёлый системный кризис.  

Кризис науки

Кризис науки в России и в мире начался отнюдь не в 90-е годы, а на вершине её могущества, когда наука оказалась в состоянии решать глобальные проблемы, связанные с созданием новых источников энергии, новых мощнейших видов оружия (атомная энергия, атомная бомба). Для решения этих задач наука потребовала невиданных ранее капиталовложений, которые распределялись примерно следующим образом (данные академика В.И. Страхова):

50% - разработка оружия;

30% - разработка технических средств;

10% - фундаментальная наука, естественные науки, математика;

5% - общественные науки;

5% - образование и медицина.

Наука избрала циничный девиз: «Мы делаем то, за что платят!» В результате в науке, традиционно состоящей из двух частей - чистой науки, развивающейся в соответствии с собственной логикой, и науки, работающей под заказ, резко стала преобладать последняя, что не могло не привести к кризису.

Стоимость научных исследований круто пошла вверх. Если ранее для открытия фундаментальных законов достаточно было падающего на землю яблока, то в ХХ веке ради небольшого продвижения в научном познании приходилось строить приборы фантастической стоимости - электронные микроскопы, телескопы, ускорители элементарных частиц и т.д. Обладание такими приборами позволяло получать эффектные результаты, обеспечивало весомый авторитет, быстрый карьерный рост. Это привело к «гонке вооружений» в науке, к тому, что главным действующим лицом стал научный менеджер, умеющий добывать деньги на оборудование и обслуживающий приборы техник, возведённый в ранг научного сотрудника.

На первый план вышли собиратели фактов и мелких деталей, лишённые способности видеть связь вещей. Чрезвычайная, искусственная специализация науки стала отторгать учёных-мыслителей, систематизаторов, строителей целостных теорий. Резкую деформацию претерпели критерии научного труда - стало цениться не качество трудов, а их количество. Число полученных фактов стоит нынче неизмеримо выше, чем их осмысление. Гениального Д.И. Менделеева сегодня наверняка выгнали бы из института РАН с обвинением: «Чем конкретно Вы занимаетесь? Всего лишь систематизируете чужие данные?» Он просто не прошёл бы аттестацию, не смог бы заполнить главную графу отчёта - число публикаций. Наука стала заниматься массовым производством «информационного шума», что неизбежно привело во всём мире к снижению спроса на научные книги и журналы, к уменьшению их тиражей.

Искажение критериев научного труда уже в советское время засорило науку множеством людей, стремящихся паразитировать, используя достаточно комфортные условия труда и жизни учёных (хорошее обеспечение оборудованием, приличная зарплата, свободное расписание работы, большой командировочный фонд, зарубежные поездки и т.д.). Одна из форм злоупотреблений - широко распространившаяся в науке подмена научных школ кланами, делящими сотрудников по мафиозному принципу «свой - чужой». Произошёл захват науки в высшей степени приспособленными к «клонированию» этническими кланами. Особенно благоприятной для злоупотреблений оказалась система Академии Наук, где критерии труда были наиболее зыбкими, поскольку сотрудники не обязаны были заниматься ни практической реализацией своих исследований, ни регулярной учебной работой со студентами, получая при этом наибольшую долю научных льгот.

Руководство многих институтов АН СССР оказалось в руках еврейского этнического клана. Русские входили в науку людьми второго сорта со сниженными возможностями и могли существовать лишь при условии рабского подчинения клану или вынуждены были вести изнурительные бои за сохранение собственного творческого «я», отнимая время и силы от научной работы.

Влияние этнического клана отчётливо прослеживается и в работе комитета по Нобелевским премиям. Вот данные о национальном составе лауреатов, взятые из статьи Л. Радзиховского в газете «Еврейское слово», N41(214) за 20 октября 2004 года. Из всех живущих ныне 220 лауреатов: 82 еврея, 62 - англо-американцев, 15 немцев, 11 англичан, 6 китайцев. Число русских в статье не приводится, возможно, по той причине, что все лауреаты, являющиеся гражданами России, - не русские? На основании этой статистики автор делает вывод: «Евреи ... идеально приспособлены к научной деятельности, потому среди них процент учёных (в том числе и Нобелевских лауреатов) куда выше, чем среди большинства европейских наций». Этот откровенно расистский выпад - типичный образчик националистической политики, господствующей ныне в мировой и русской науке. Характерный пример подбора кандидатов на Нобелевскую премию дан в записке Л. Ландау: «Такую благородную премию, которой должны удостаиваться выдающиеся умы планеты, дать одному дубине Черенкову несправедливо (справка - Павел Андреевич Черенков открыл новый эффект, получивший его имя). Он работал в лаборатории Франк-Каменецкого в Ленинграде. Его шеф - законный соавтор. Их институт консультировал москвич И.Е. Тамм. Его просто необходимо приплюсовать к двум законным кандидатам.» (Цитируется по книге В.И. Бояринцева «Еврейские и русские учёные. Мифы и реальность. Изд-во Фэри-В, Москва, 2001).

В этой книге дан подробный анализ механики создания мифа об Эйнштейне, ради воцарения которого были искалечены судьбы множества талантливых и честных учёных (см., например, Ю. Бровко «Террор догмы», газета «Спецназ России», N 4 (67) 2002). Конечно, можно с помощью купленных средств массовой информации «раскрутить» Эйнштейна как главного гения всех времён и народов по алгоритму, опробованному на поп-звёздах, вывешивая его портрет в кабинете милицейского начальника (?!) в криминальном телесериале, вклеивая лик гения в рекламу пива и т.д. Безусловно можно, используя всевластие этнического клана в мировой науке, передушить всех, кто отказывается поддерживать этот нелепый миф. Но среди задушенных неминуемо окажутся те, кто в состоянии найти новые источники энергии, помочь человечеству справиться с надвигающимся экологическим кризисом и т.д. Если назначение Эйнштейна гениальным физиком, избрание Нобелевских лауреатов определяется исключительно национальностью, если национальность учитывается в первую очередь при присвоении учёных степеней, назначении на должность, выдаче гранта и т.д., то наука не может исполнять свою основную функцию - обеспечивать человечество правдивыми, адекватными знаниями об окружающем мире. Господство этнических кланов (в США успешно соперничают с еврейским  китайский и индийский кланы) нанесло серьёзный урон науке, вытеснило из науки талантливых людей, в результате наука стала неэффективной, косной.

В западной науке сложилась не лучшая, если не худшая ситуация, поскольку здесь финансово-промышленные корпорации заставляют науку выполнять свой заказ, продиктованный стремлением к получению прибыли, конкурентной борьбой за сфреры влияния и рынки сбыта в условиях всё того же неуважения к природе и человеку. В результате ныне вся мировая наука ввергнута в состояние кризиса, что проявляется в снижении уровня и эффективности научных исследований, которые часто катятся по инерции, не реагируя на быстро меняющуюся ситуацию в мире, не решая насущных, жизненно важных задач человечества. Падает авторитет науки в обществе, сокращается государственное финансирования науки, суммарный объём грантов. В результате всё меньшее число молодых выбирает научную деятельность, пополняя, в основном, наиболее высоко оплачиваемые биотехнологию и компьютерные специальности. Аспирантуры физических, химических, инженерных факультетов развитых стран - США, Франции, Англии, Германии, Японии - пусты. Вот почему так желанны там русские эмигранты.

Однако, талантливые, самостоятельно мыслящие люди плохо приживаются на Западе. Там востребованы в основном серые лойяльные исполнители. Статус эмигрантов в зарубежном научном учреждении, как правило, ниже, чем на родине. В подавляющем большинстве случаев они становятся простыми исполнителями, попадая в зависимость от начальника, который зачастую гораздо ниже их по квалификации. Невостребованные творческие способности угасают. Кроме того, вырванные из родной среды, эмигранты оказываются изолированными и от нового социума, замкнутыми в треугольнике - дом, работа, супермаркет, что отнюдь не способствует развитию личности. Учёные, весьма подготовленные к тому, чтобы стать «гражданами мира», должны понять: эмиграция - лишь кратковременное решение проблем. В условиях глобального кризиса ситуация будет ухудшаться везде, а потому следует не убегать, а принимать меры к преодолению кризиса, наводить порядок дома, тем более, что, эмигрируя, русские учёные играют злую роль - продлевают жизнь общества потребления, которое убивает природу и человека.

Поскольку Россия является мощным мировым резервуаром интеллекта, разрушение русской науки ведёт к снижению суммарного интеллектуального потенциала планеты, что особенно опасно сейчас, когда человечество стоит перед невиданной раннее опасностью глобального кризиса, который требует мобилизации всех интеллектуальных ресурсов планеты. В результате человечество приближается к гибели, от которой его некому будет спасать. В самом деле, не станут же спасателями толпы юристов и экономистов - именно сюда устремились способные молодые люди и не только в России, соблазнённые фальшивой ценностью денег. Не в состоянии стать спасателями и умельцы в добывании грантов, и чиновники от науки, давно потерявшие квалификацию. Таким образом, деятельность теневых структур глобального управления опасна для всего человечества, включая самих глобализаторов и их потомков. Обусловлена ли позиция глобализаторов некой маниакальной доктриной или умственной и психической несостоятельностью - неважно. Нормальные люди должны остановить их раньше, чем глобальный кризис войдёт в неконтролируемую фазу.

Пути выхода науки из кризиса

Кризис вынуждает учёных осмыслить ситуацию, и тут, как ни парадоксально, русские учёные могут оказаться в лучшем положении, чем наши западные коллеги, которые получают хотя и стремительно сокращающееся, но вполне достаточное финансирование, которое позволяет им двигаться по инерции. В этих условиях приостановленное несколько лет назад развитие русской науки по сути в русле западных идей построения техноцивилизации может оказаться для нас не бедой, а благом. Русские учёные, практически лишённые средств для существования и работы, просто вынуждены выйти за рамки своей узкопрофессиональной деятельности, чтобы понять причины постигшего их бедствия и поискать выход. Следующие изменения представляются первоочередными.

Изменить концепцию развития науки, сделав её основой уважение к природе. Обратившись к идеям великого В.И. Вернадского, взяв за основу его труды, наука обязана включить человечество в экосистему планеты как её составную часть. Человек не может относиться к природе как безответственный эксплуататор-мародёр, при нынешнем техническом могуществе человека это смертельно опасно. Научно-техническая политика России должна быть пересмотрена с учётом новых реалий глобального кризиса, а выбор приоритетных направлений изменён с учётом сокращения антропогенных нагрузок на природу, которые ныне близки к критическим. Важнейшими целями науки должно стать не безудержное наращивание ВВП согласно взятым с потолка цифрам, а введение хозяйственной деятельности в пределы ёмкости экосистем на основе массового внедрения энерго- и ресурсосберегающих технологий. Наука обязана заняться сохранением и воспризводством природных ресурсов, защитой биосферы от деятельности человека, разработкой путей восстановления нарушенных экосистем до уровня, гарантирующего стабильность природной среды, её рационального использования без ущерба для будущих поколений.

Вернуть нормальные критерии научного труда, прежде всего вернув в науку нравственные принципы, ответственность за последствия своих научных упражнений. Полезно вспомнить, что Л. Н. Толстой считал главной задачей науки нравственное совершенствование людей, воспитание духовности и взаимопомощи. Надо уйти от формальных критериев - числа публикаций.  

Изменить устройство науки. Этот вопрос нуждается в широком и тщательном обсуждении научной общественностью, ниже приводятся лишь некоторые меры, которые кажутся очевидными.

- Институты РАН целесообразно соединить с лабораториями и конструкторскими бюро отраслевых институтов и предпритиятий, а также с учебными институтами, что усилит их кадрами, а академической науке даст связь с жизнью и более реальные критерии труда.

- В серьёзной реформе нуждается Российская Академия Наук, которую называют профсоюзом директоров. Составленная исключительно из администраторов, утративших всякую связь с научным процессом, она не может определять научную и финансовую политику в науке. Все имущественные привилегии академикам всех академий должны быть упразднены.

- Необходимо реконструировать академгородки - научные гетто, которые были выгодны только для научной администрации, ибо отдавали в её распоряжение не только научные и общественные учреждения, но и жилой фонд, дачи и пр. Власть над значительными материальными ресурсами делала администрацию всесильной, обрекая учёных на полную, почти крепостную зависимость. Кроме того, академгородок создаёт массу социальных проблем из-за убожества инфраструктуры, проблем с трудоустройством членов семьи, обучением детей и пр. Ныне академгородки живут в чудовищных условиях, в изоляции, усиленной нищетой (невозможность покупки книг и газет, поездок на конференции и даже в ближайший город). Будущее академгородков - диверсификация за счёт введения в них ВУЗов, предприятий, возможно, наукоёмкой промышленности. Ныне этот процесс идёт, но в несколько ином направлении. Так, в подмосковной Черноголовке появился водочный завод и большинство людей ныне связывает этот академгородок отнюдь не с наукой. Водка вместо науки - это истинное лицо «реформ», закономерный итог деятельности властей страны и научной администрации академгородка.

- Необходимо ликвидировать институт профессиональных начальников, которые за десятилетия сидения в кабинетах полностью потеряли квалификацию, утратили всякую связь с научным процессом, а потому не в состоянии принимать разумные решения и руководить научным коллективом. Все директора, а также заведующие отделами должны стать на деле сменяемыми с малым периодом - не более двух-трёх лет, что позволит допустить к принятию решения настоящих учёных, затруднит коррупцию и остановит научный рэкет, когда сотрудники надписывают имя шефа в свои работы, создавая ему ложный научный авторитет.

- Науке должно быть обеспечено достойное государственное финансирование. Учёный должен быть обеспечен согласно его научному вкладу, а не мнению администрации. Уровень доходов ведущих учёных должен обеспечивать их принадлежность к элите, а не среднему классу, такое положение дорлжно сохраняться пожизненно. Пока мелкий клерк торговой или нефтяной компании получает в месяц столько, сколько профессор за десять лет, страна будет погибать.

- Система грантов в нынешем виде должна быть ликвидирована, ибо она в корне порочна. Гранты дают только «своим», лояльным администрации и этническим кланам, не учитывая научные достоинства проектов.

- Финансовая деятельность руководства институтов должна стать прозрачной.

Однако очевидно, что осуществление всех перечисленных выше мер невозможно при существующей власти в России. Проблемы науки, как и любые другие проблемы, не имеют локального решения, поскольку исполнители воли теневых структур глобального управления захватили все сферы жизни - политику, экономику, культуру, чем и обусловлено прогрессирующее разрушение страны, превращение её в сырьевую колонию. Поэтому главная задача учёного, как и любого другого гражданина России, - занять своё место среди тех, кто стремится вырвать страну из-под внешнего управления, привести к власти правительство национальных интересов. Народ, желающий выжить, должен суметь сделать своими руководителями честных мудрецов, а не продажных дегенератов. В нынешних условиях, когда Россия находится на грани полного уничтожения, учёные не имеют права на молчание, на отсутствие гражданской позиции. Учёные должны прийти в политику, ибо именно им под силу объединить оппозицию, вооружив её вместо сомнительных политических доктрин, раздирающих общество, простой и бесспорной идеей: человек может выжить, только научившись уважать природу. И выжить без учёных, истинных учёных, которые являются посредником между человеком и природой, люди не смогут, ибо не смогут найти с природой общий язык. Поэтому возрождение науки жизненно необходимо всем, а Россия - самое благодатное в мире место для такого возрождения, ибо наша страна обладает мощным, плохо поддающимся уничтожению природным ресурсом - интеллектом её народа. 

Л.К. ФИОНОВА,
доктор физико-математических наук
ведущий научный сотрудник
Института Проблем Технологии Микроэлектроники РАН

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100