газета 'Дуэль' N 17 (466) 
25 АПРЕЛЯ 2006
МЫ НУЖНЫ ДРУГ ДРУГУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
БИТВА ЗА ПРАВОСУДИЕ
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ ЖИЗНИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ОНА И ОН

1

Идешь по городу - прекрасный пол куда ни глянь. Вам скажут: «Обман зрения. Мужской оптический обман».

Пусть говорят. Но весной, когда походка омолаживается и взоры безотчетны, и в вечерние часы, часы зрелищ, обман этот замечательно торжествует.

Вам скажут: «Эва, куда завел. Старо, батенька, старо это, как мир».

Не возражайте. Не надо. Но заметьте про себя: чего там - «старо». Мир помягчал - и все тут. Стал женственней. Демографы, статистики пускай пишут, что хотят, а нам с вами разве нужны цифры? В общем впечатлении от лиц, покроя одежд, мелодии голосов, шахматных ничьих, цветовых гамм, приемов полемики - женоподобность. Все вместе в целом сдвинулось туда.

Вот модны брюки на представительницах слабого пола. Так ведь какие брюки! Они не умалили ничего. Нынешние брюки скорее в мужчине прорисовывают женское, чем наоборот.

Борода... Ну что ж, то был отчаянный рывок к реставрации Мужчины. Но помилуйте, приталенный, со вздернутыми плечиками, в пестренькой кофточке длиннокудрый бородач мужествен, как Жорж Санд.

Теперь возьмите голоса. Какие звуки доносятся из окон? Томные. Бас не у дел. Может, бас просто вывелся? А те пропойные хрипы, что выдают нам некоторые певцы, пусть и имеют свой шарм, но нет, это не бас.

Феминизация... Что за комиссия, создатель! Они оберегают свою особливость, а в то же время не держатся за богом данные свойства и ребром ставят вопрос о равноправии. «Слабый пол! Да он сильнее сильного. Знаете что? - Берегите мужчин». И так далее.

Но как это - так далее? Мать, семья, дом, хозяйка - что со всем этим делать? Что взамен? Новаторы жизнеустройства не сагитировали никого. При всех вольностях, отвоеванных у Гименея, особенно в последние пятьдесят - сто лет, сами победительницы считают как бы черновиком любовь вовсе без уз. Человеческое существо такой безграничной свободе что-то не радо. Спросите многоженца.

Разладица в женском вопросе была всегда. Матриархат продержался недолго, и остальное время женщины надоедают миру своими законными требованиями. Среди них самих нет единства. Мужчины же, расспроси их участливо, сознаются, что просто трусят заявить вслух истинные свои убеждения на сей счет. «Посмотрите, они совсем другие, чем мы. Женская душа... Мужской ум... Сама природа положила между ними различия».

Некто принципиальный сказал однажды своей жене: «Как же ты зовешь нас к столу, когда мы еще не решили вопрос о существовании бога?»

«Как же вы пытаетесь решить женский вопрос, когда еще не понят смысл разделения полов?» - мог бы спросить биолог.

2

Когда мюнхенский зоолог Карл Зибольд продемонстрировал факт непорочного зачатия у некоторых насекомых, его посетил католический архиепископ, чтобы поздравить ученого и высказать свою радость, так как «теперь и для девы Марии можно объяснить тот же процесс». Зибольд со вздохом заметил, что на позвоночных этот феномен не распространяется и что все млекопитающие размножаются исключительно из оплодотворенных яиц.

Но он ошибался.

В 1958 году сотрудник Института зоологии армянской Академии наук Илья Даревский поймал на берегах Севана ящериц вида Lacerta saxicola, у которых размножение девственное. Ящерицы относятся к подтипу позвоночных.

Открытие Даревского, как водится, было встречено с недоверием, но подтвердилось и навсегда вошло в историю естествознания. Впоследствии были найдены и другие такие ящерицы, а всего насчитывают около тысячи видов животных, размножающихся исключительно безмужним способом.

В общем Зибольд правильно информировал святого отца о тогдашнем уровне знаний относительно млекопитающих, на что собеседник мог бы возразить, что, мол, всему свое время, откроется и у них. Тогда, я полагаю, Зибольд вынужден был бы отказать архиепископу в этой надежде сочувственно, но определенно: «В таком случае, ваше преосвященство, Ей следовало бы иметь девочку. Тут entweder - oder, либо - либо. Девственно могут рождаться только девицы».

Что за интерес, какая выгода в безмужнем размножении? Однообразие и скука. Обязательно девочка, и вся в мать.

Выгода партеногенеза ясна. Вид, состоящий из девственниц, может размножаться ударными темпами. Каждый член общества оставляет потомство, в то время как при участии самцов - лишь каждый второй.

Вы лучше ответьте на другой вопрос, противоположный: зачем понадобился мужской пол?

«Двоим лучше, нежели одному, потому что у них есть доброе вознаграждение в труде их; ибо если упадет один, то другой поднимет... Также если лежат двое, то тепло им, а одному как согреться?» Начиная с двойной спирали ДНК и кончая извечной формулой любви, которую мы вынесли в заголовок этой статьи, природа подтверждает справедливость слов Экклезиаста. А эволюционным генетикам нет покоя. Зачем их двое, влюбленных-то? Многие ученые считают, что ответа на этот глупый вопрос нет и по сей день.

В 30-х годах показалось было, что вопрос о «неведомых целях» разрешился. Служащий лондонского страхового агентства Роналд Фишер, ставший отцом математической статистики и популяции - оной генетики, показал, что от двух родителей увеличиваются возможности комбинирования выигрышной наследственности и эволюция таким путем ускоряется. Разнообразие наследственных комбинаций придает виду эволюционную гибкость, способность быстрее меняться. Есть поразительные тому примеры, один из них хорошо известен. В Англии ночные бабочки, спавшие днем на стволах деревьев, оказались демаскированными, когда промышленность загрязнила воздух и березы из белых стали темными. Тысячелетиями отработанная мимикрия теперь ничего не стоила. Ночных красавиц ждало, казалось, неотвратимое истребление. Но - разнообразие наследственности! - в кратчайший срок, за какие-нибудь 3-4 десятилетия они выдвинули из своей среды путем серии выигрышных скрещиваний и размножили темную масть. Эта масть стала преобладающей, и вот, свидетельствуют очевидцы, бабочек уже не различишь на фоне стволов.

Раздельнополое скрещивание сокращает близкородственные связи (хотя и не гарантирует от них). Потомство от близких родственников часто страдает наследственными болезнями, бывает мелким, неловким и умственно отсталым. При двух родителях вредная наследственность может вытесняться. Скажем, генетический порок отца делается недействительным, если доминирующим по этому признаку будет материнский ген.

И однако нашелся человек, никому из биологов прежде неизвестный, который заметил, что все преимущества, о которых говорилось вполне убедительно, относятся к размножению путем скрещивания. Но ведь скрещиванием размножаются не только раздельнополые организмы, но и «обоеполые». При том эти обоеполые, иначе гермафродиты, имеют примерно вдвое больше возможностей разнообразить свое потомство. Скрещивание плюс разделение полов беднее комбинациями, чем скрещивание без дифференциации. При одинаковой численности дождевые черви (гермафродиты) дают при спаривании вдвое больше сочетаний. На подвох этот указал в конце 60-х годов инженер, ныне сотрудник Института биологии развития В. А. Геодакян.

Решающий аргумент в пользу раздельных полов - то есть в конечном счете в пользу существования мужчин, нас с вами,- бит, простите, дождевыми червями.

3

Тема доклада на теорсеминаре Физического института Академии наук - «Эволюционная логика разделения полов» - не принадлежала к кругу обычных для этого семинара тем. Впрочем, здесь никого ничем не удивишь.

Извинившись за азы, Геодакян напомнил, как возникают организмы двух сортов - мужские и женские, из чего следовало, что равное представительство полов обеспечено самой природой.

Но соблюдается ли оно? Многие знают: на 100 новорожденных девочек родильные дома регистрируют 105 мальчиков. А так называемое первичное соотношение полов (при зачатии) еще удивительней: 125, 135, даже 170 будущих мальчиков на сто будущих девочек.

Перевес М над Ж возрастает в предвоенные, военные и послевоенные годы. В Первую мировую войну воюющие страны подняли его примерно на два процента. В Германии был поставлен рекорд-108,5. В Москве с 1911 по 1914 год индекс мальчиков был 104,7, в 1917-1919 гг.- 106,9, в 1922-1924 гг.- 107,4. Во время Второй мировой войны англичанки и француженки тоже произвели на свет значительно больше мальчиков, чем девочек. И так далее.

Статистика уж если взялась выяснять, от нее ничего не укроется. Подсчитано, что у молодых матерей вероятнее мальчики. Лео Сцилард, поддавшись общему увлечению биологией, отвлекся на минуту от своей ядерной физики, чтобы внести дополнительную ясность в вопрос, кто кого; молодые отцы, установил он, тоже имеют больше шансов на сыновей, в то время как немолодые - на дочерей. То же распространяется на мужчин, пребывающих в окружении женщин.

- Хорошеньких, надо полагать,- уточнил фиановский острослов.

Докладчик не отверг шутки. Да, он интересовался... потомством султанов. Хотя гаремная статистика рассеяна по труднодоступным источникам, кое-что удалось найти. У султана Османской империи Маули Исмаила (1640-1727) было 548 сыновей и только 340 дочерей, у Сулеймана Великолепного 58 сыновей и 14 дочерей. Среди 170 детей фараона Рамзеса II было 111 сыновей.

Однако дети растут, и с приближением к половой зрелости мужской и женский пол количественно уравниваются, а далее наступает перевес женщин. Чем дальше, тем заметнее. Восьмидесятипятилетних женщин вдвое больше, чем их однолеток-стариков. Женщины переживают нас и там, где средняя продолжительность жизни наивысшая, и там, где она ниже средней. Почему?

Наиболее глубоко (на молекулярном уровне) трактует сексуальное неравенство теория так называемого дисбаланса генов. Главное оправдание женского долголетия она видит в однородной хромосомной структуре (XX), которая здоровее смешанной мужской (XY). Но у птиц, бабочек, у некоторых видов рыб хромосомные структуры мужского и женского пола противоположны обычным. По теории дисбаланса генов мужские особи «ненормальных» видов должны жить дольше своих подруг. Но не живут.

Геодакян избрал своим правилом постулат Гиббса: «Одна из основных задач теоретического исследования в любой области знания состоит в установлении такой точки зрения, с которой объект исследований проявляется с наибольшей простотой».

Полов два. Вот она, искомая простота. Не один и не сколько-нибудь, а два - лучше всего. Если бы для того, чтобы завести потомство, требовался целый коллектив участников, воспроизводство было бы таким же безнадежным делом, как частнику собрать автомашину из запчастей.

Будочник Мымрецов, чья умственная скудость была главной причиной «того блистательного успеха, с которым он занимал свой пост», знал две заботы: тащить и не пущать. Природа действует так же. Результат - эволюция. «Тащить» (фактор изменчивости) - это чистый произвол, предусматривающий ряд насильственных действий. «Не пущать» (наследственный фактор) - принцип консервативный по определению и сводится к передаче потомству насильственно же родительских черт.

Но Геодакян искал аналогии двум задачам эволюции не в прославленном методе героя Глеба Успенского, а в мире физических явлений. Можно выделить два типа физических параметров. Масса, объем, заряд - параметры экстенсивности; давление, потенциал, температура- параметры интенсивности. Совокупность тех и других характеризует состояние системы в целом. Разница становится очевидной, когда вступают во взаимодействие две системы. Тогда параметры экстенсивности складываются, а интенсивности - усредняются. Таков эффект всеобщих законов сохранения. Подливая холодных сливок в чашку горячего кофе, мы складываем объемы жидкостей и усредняем их температуры.

Параметры физической системы - экстенсивные и интенсивные, параметры живой системы - женский и мужской пол. Постулат Гиббса реализован вполне.

Как вам нравится такая аналогия? Вы не согласны принять ее всерьез? Напрасно. Это - потому что вы не теоретик. О теоретике на зря сказано: он мыслитель, то есть умеет понимать вещи проще, чем они есть на самом деле. Сказано зло...

4

Теоретик входит в положение одинокой живой твари. Что выгодней - приблизиться к источнику, таящему неизвестность, или отдалиться от него? Премудрый пескарь нутром чуял: лучше не высовываться. Но одному - что за жизнь? Этак одичаешь, упустишь свое.

Как совместить две тактики выживания?

И природа нашла замечательный выход. Она сформировала в живой системе два подразделения. Одно пусть будет придвинуто к среде, другое - находится в отдалении. Первое по краям, второе посредине. Центр решает задачу сохранения, периферия - задачу изменчивости. Такое устройство позволяет живой системе не слишком обособляться, теряя контакт со средой, а как бы прощупывать ее, подстраиваться ко всем ее изменениям. Это, пожалуй, и есть главная идея, из которой последовательно выводится новая теория пола.

Взять, к примеру, единичный организм. Его охранительная часть - половые клетки, контактирующая со средой - клетки соматические. Или возьмем клетку: ядро и цитоплазма. Ядро: аутосомы и половые хромосомы... Структура, готовая к переменам, и структура, ответственная за постоянство. При этом для первой характерна «интенсивность», для второй - «экстенсивность».

Число самок, а не самцов определяет, сколько получается потомства,- это экстенсивный показатель. От численности же самцов зависит скорость изменения наследственных характеристик, качественные сдвиги,- фактор интенсивности. Что происходит, когда два сообщества объединяются? Поголовье суммируется, а наследственные данные, словно температуры двух сливаемых жидкостей, усредняются. Это закон, который имеет самые разнообразные применения. Усреднение неизбежно наступает, когда впервые прокладывается дорога между двумя прежде разобщенными поселениями. Писатели и туристы жалуются на нивелирующее влияние транспорта. Что-то в этом роде получается при слиянии научных организаций: число людей удваивается, а творческий потенциал, увы, только усредняется.

Пользуясь языком кибернетики, можно сравнить внешнюю подсистему с оперативной памятью, а внутреннюю - с постоянной. Потокам новостей организация подставляет свой внешний контур. В ядро же - постоянную память - информация попадает из оперативной не раньше, чем в куче новостей будут отобраны наиболее ценные и надежные. Но отбор требует времени. Что каприз, а что привьется, войдет в классику - сразу не ухватишь.

Внутренняя подсистема консервативна, или - что то же самое - обладает чертами совершенства. Напротив, внешний контур наделен свойствами прогрессивности. Эти два качества не противоречат друг другу, но скорее находятся в отношении дополнительности. Они пара. Олицетворение супружества.

Итак, причина двуполости кажется понятней. Но чем объяснить вторичные половые признаки - все то, что отличает «Его» от «Нее», но не имеет прямой связи с продолжением рода? Зачем они, эти различия? Геодакян ответил и на этот вопрос.

Грубо говоря, женский пол - это вчерашний мужской, а мужской - это завтрашний женский. Вот его достаточно сумасшедшая идея. Эволюция выработала вторичные половые различия, чтобы были две подсистемы: одна, специалист по изменчивости, наделена свойствами оперативной памяти, другая - по наследственности - со свойствами памяти постоянной. Оперативность первой и инерционность второй получили в процессе эволюции каждая свое, и, значит, вторичные половые признаки могут служить указателями тенденции развития. Появление нового признака у самца должно с учетом эволюционной специализации его пола исторически предшествовать появлению того же признака у самки. Если некий признак у полов выражен различно, то для вида в целом этот признак, как правило, эволюционирует в сторону самца. Признаки, чаще встречающиеся у мужского пола, должны иметь футуристический характер, а распространенные больше у женского - атавистический.

Самый близкий пример. У гомо сапиенс мужчины в массе выше женщин. Значит: вид идет по пути укрупнения своих особей. Доспехи рыцарей, выставленные в исторических музеях, впору нынешним пятиклассникам.

Зато у пауков самка крупнее самца. Паучья перспектива - мельчание.

Известны болезни мужские и женские.- Нет, речь идет не о специфических заболеваниях органов размножения. Подагра, например, к этим органам прямого отношения не имеет. Но подагриков в десять раз больше, чем «подагриц». Наш брат держит первенство по рахиту, по язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки, по раку легкого. Женщины, напротив, чаще хворают холециститом, тиреотоксикозом, некоторыми болезнями крови. Такое же неравноправие- с врожденными аномалиями.

Теперь, зная про вектор полового диморфизма, мы скажем, что это пробы, прощупывание будущего. Такое забегание вперед, поиски методом тыка - мужской стиль работы в эволюционном процессе.

По просьбе Геодакяна сотрудник Института хирургии АМН СССР А.Л. Шерман обработал обширную статистику врожденных пороков сердца и крупных сосудов. Самыми «женскими» оказались: незаращение боталлова протока,  открытое овальное окно, дефект межжелудочковой перегородки. Боталлов проток, соединяющий легочную артерию и аорту, вскоре после рождения ребенка запустевает и превращается в тяж. Овальным окном называют отверстие в перегородке предсердий. Если боталлов проток или овальное окно остались открытыми по истечении первого года жизни - это уже порок.

Незакрытое окошко во взрослом сердце... Это затянувшееся детство, конечно. Геодакян рекомендует, однако, искать истоки анатомических аномалий поглубже, где-нибудь у предшественников.

Так и есть. Вплоть до рептилий сердца низших позвоночных - с незакрытым окошком. Для них это норма. Подобно тому как мифы Греции - это невозвратная юность человечества, сердце новорожденного - пережиток нашего рептильного прошлого, а сквозняк в сердце взрослого человека - прискорбно затянувшееся воспоминание об этом прошлом.

А что же «мужские» пороки - аортальный стеноз, коарктация аорты, транспозиция магистральных сосудов и другие, столь же трудно выговариваемые? Они у предшественников человека не встречаются. Например, коарктация (сужение) аорты. У таких людей непропорционально большая голова, хилые ноги... Неандертальский мальчик с этим пороком был бы не жилец. Теперь коарктация аорты несмертельна. Слабость членов компенсируется хорошо работающей головой. Может быть, страдающие врожденным пороком страдают ради будущего, которое взывает к большеголовым и сделает эту экспериментальную пока модель нормой?

5

Итак, несходство полов выявляет ведущего и ведомого на неисповедимом пути эволюции. Признак, ставший нормой для мужского пола, когда-нибудь станет нормой и для женского, но к тому времени ведущий снова бросится куда-то, и это забегание будет длиться без конца, обозначая направление, эволюционную тенденцию вида по данному признаку.

Мужские достижения осваиваются женщинами безостановочно и повсеместно. Поколение рослых девиц, толпы курильщиц... Между прочим, если страсть прекрасного пола к табаку не спадет, отношение М:Ж по курению поменяется на обратное, и пагубная привычка, согласно теории мужского будущего, пойдет на убыль. Пока же сигаретное соревнование перекинулось на соревнование по раку легких. Национальный институт рака США сообщает поразительные новости. С 1973 по 1976 год заболевания раком легких, болезнью мужской, увеличились среди женщин на одну треть, в то время как общее число заболеваний раком за этот период возросло на один-два процента.

Спортивные результаты также показывают гонку за лидером. Знаток спорта В.А. Откаленко отмечает, что женщины достигают мировых рекордов мужчин примерно с разрывом в шестьдесят-восемьдесят лет.

Таков указующий смысл половых различий.

Но почему Она и Он, бывает, так разнятся, будто представители разных видов, а в других случаях так схожи, что трудно подобрать пару (свидетельствую, как завсегдатай Птичьего рынка)? Потому что расстояния между полами - исполнителями двух эволюционных ролей - должны меняться, сообразуясь со злободневностью задач постоянства и перемен. Расхождение между свойством у Него и у Нее зависит от актуальности признака, то есть от степени его участия, в выполнении насущных эволюционных задач. Признаки можно разделить на исторически молодые (преобразуемые) и старые (консервативные). По молодым разрыв заметнее, и ведет самец; по старым меньше, и впереди самка. Руководствуясь этим правилом, можно сравнивать однотипное у Нее и у Него и определять, куда направлено будущее вида по каждому признаку и как скоро совершается движение. Заявка на открытие.

По-видимому, можно искусственно создавать условия и омолаживать признаки. Так, развив невыносимые темпы жизни, люди сделали стенокардию, инфаркт миокарда, а возможно, и алкоголизм болезнями века. Женщины отстают по частоте заболеваний модными болезнями от мужчин, значит, эволюционная актуальность этих болезней вне подозрений. Не исключая алкоголизм - что подтверждают пока еще не опубликованные исследования группы ленинградских ученых.

Некоторые выводы из идеи мужского будущего звучат нарочитыми парадоксами. Например, утверждается, что бык в известном смысле удойнее и жирномолочнее коровы, а петух яйценоснее курицы и тому подобное. Логика, если держаться ее до конца, рано или поздно приводит к вещам, которым не верят ни глаза, ни уши.

По логике Геодакяна половой диморфизм связан с эволюцией признака. Разрыв, повторяем, минимален для неизменных, устойчивых признаков и максимален по признакам «на марше», то есть появляющимся, меняющимся, исчезающим. По старым признакам генетический вклад отца в потомство меньше вклада матери («материнский эффект»), а по молодым «отцовский эффект» должен возрастать. У домашних животных и растений молодые признаки- это хозяйственно-ценные, искусственно отбираемые человеком,- скороспелость, продуктивность. Для них и следует ожидать «отцовского эффекта». Поэтому бык от высокоудойной коровы, спаренный с коровой из низкоудойных, даст потомство более удойное, чем при обратном сочетании, что, казалось бы, сущий вздор: выходит, что через мужской пол передается по наследству признак, ему вообще несвойственный. Не жирномолочная корова даст жирномолочную корову, а жирномолочный бык. Наивысшего курьеза «отцовский эффект» достигает у домашней птицы. Инстинкт насиживания и связанное с ним клохтанье передает потомству не курица, а петух. Процент дочерей-клохтушек при спаривании леггорнов, разводимых в инкубаторе и практически утративших инстинкт наседки, с породами, размножающимися по старинке, больше, если петух старомодный, а курица - белый леггорн, чем наоборот.

6

Не цель, а средство - вот кто мы есть, мужской пол. Разменная монета, которой покрываются издержки на путях эволюции.

До чего же, как подумать, несхожи целое и часть. Вид и индивид. Как разнятся их характер и интересы!

Мужское начало... Казалось бы, освобожденному от тягот деторождения, от утробной привязанности к потомству, Ему самой природой разрешен эгоизм. А что мы видим? Жертвенность пола в целом и эгоизм его представителя (самца). Исключает ли одно другое?

Наверное, только так и должно быть, если в интересах вида, чтобы мужские особи быстрее «оборачивались». По правилу контраста можно попробовать сконструировать модели взаимосвязей со средой пола и особи.

Если контакты мужского пола со средой более тесные и динамичные, то особи должны быть более консервативными и прямолинейными. Эта догадка появилась, когда теоретик раздумывал, какой есть способ, чтобы мужскому роду быть разнообразнее женского. Каким манером природа могла бы этого добиваться?

«Мужскую особь, будь я на месте природы, я привязал бы к наследственности жестче, чем женскую. Вот и все». Так рассуждал теоретик.

Вникнем в это решение.

Всякая живая тварь есть продукт, игралище двух противоборствующих влияний - со стороны собственной натуры и из окружения. Побеждая, одно оттесняет другое. Мужской организм теоретик наделяет большей самостью, а женский - большей податливостью. Он как часовой на посту. Где поставлен своей природой, там и стоит. Она, обращенная вовне с вопросом «как быть?» и готовностью следовать советам осмотрительности, подвижна. Здесь, понятно, мы несколько утрируем, но это необходимо, чтобы выявить принцип.

Популяции удобно и выгодно жертвовать частью своего состава ради перестройки наследственности поколений. Кандидаты набираются из тех самцов, которые и придают мужскому полу широту выраженности признака, то есть из «крайне выраженных».

Женская особь меньше раздает свою наследственность потомству, зато определяет численность сообщества, потому жертвовать ею нужды нет и прямой убыток. Будущее чуть ли не целиком зависит от ее выживания. Ей наказ - жить. При колонизации одна забеременевшая самка может дать начало всему населению. Евой могла быть инопланетянка, заблудившаяся и отставшая от команды... Адам мог и улететь.

В Нее вложен гений злободневности, реализм, раздражающая Шопенгауэра готовность меняться, умение «строить из себя» что-то вопреки чему-то или, наоборот, во имя чего-то.

«Мужской пол как двигатель эволюции оперативен и прогрессивен»,- говорилось ранее. «Мужчина как мужчина инерционен»,- говорят нам теперь.

Целый хор недоумений: «Как так? Мужчина, который...»

Однако что значит «инерционен»? Это значит, сохраняет направление. Надо уклониться, избежать, проявить гибкость, а он, преодолевая сопротивление, прет заданным курсом. Не обязательно вперед, можно и назад, и вбок, но - придерживаясь... Чего? Внутренней установки. Она у. Него жестче, чем у Нее.

На коротком жизненном - не историческом, а индивидуальном - пути женский пол пластичнее и изменчивей. Однако «склонность к измене», свойственная сердцу красавиц, направлена на то, чтобы держаться нормы и, лишь поскольку нормы меняются, поспешать за переменами.

Поручив женской организации, близкой и доверенной, главное общественное дело - рожать, природа-мать позаботилась о ней особо, снабдив механизмами встраивания в действительность. Это механизмы и духовной и телесной сути. Маленькие девочки, к примеру, лучше, чем мальчики, понимают «язык пространства» - круг, треугольник и все такое. Оно от природы, это более совершенное восприятие пространства, столь важное в практической жизни. Дальше: ее движения, опять же от природы, грациозны, она способна выполнять более сложные и быстрые программы по координации движений. Несовершенства движений в почерках мужчин (привожу как пособие для самоанализа) проявляются почти вдвое чаще, чем у женщин. Для мужского письма в общем и целом характерна неравномерность размеров букв, малая связность, неустойчивость; женское более стабильно и равномерно.

...Если в самом деле мужские индивиды сильнее привязаны к наследственности, а на женские больше влияет среда, то однояйцовые близнецы-девочки должны быть менее схожи, чем однояйцовые близнецы-мальчики. Так вот, несколько лет назад журнал «Nature» опубликовал материалы обследования двадцати трех пар мужских однояйцовых близнецов и двадцати одной пары женских. По различным параметрам - антропологическим, сердечно-сосудистым, гематологическим, биохимическим, психологическим и другим. По 135 признакам несходство оказалось больше между близнецами-женщинами и по 41 признаку - у мужчин.

Процитируем одну из работ В. А. Геодакяна: «Появляется возможность подойти с единых позиций к объяснению таких психологических различий полов, как время реакции, скорость речи, способность к юмору, творческому или абстрактному мышлению, и других различий... Задачи, которые приходится решать впервые, лучше решают мужчины, задачи же, которые решаются не впервые, но надо их решать в совершенстве, лучше решают женщины. Получают простой и естественный ответ некоторые вопросы, например, почему и среди выдающихся, и среди слабоумных больше мужчин. Почему мужчины плохо справляются с работой по прецизионной сборке часов или транзисторов, а женщины не бывают изобретателями. Почему в одной и той же области - в музыке - такая разница в доле преуспевающих женщин среди композиторов и среди исполнителей и т. д. и т. п.»

7.

Говоря «мудрость тела», ему, телу, лишь отдают должное. Живой организм мудр пониманием задач, непосильных разуму.

Неужели же такая суперфункция, как воспроизводство, не обеспечена надлежащими регуляторами?

Сначала в шутку, а потом всерьез Геодакян выдвинул идею, что существует отрицательная обратная связь, которая регулирует соотношение полов.

С отрицательной обратной связью мы встречаемся повсеместно. «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей». Занятно... А впрочем, легко делать такие открытия. Всякое саморегулирование, поддержание постоянства в меняющихся условиях есть результат обратной связи. Автоматическое ли регулирование давления в паровой машине или кровяного давления в сосудах - всюду этот механизм.

Но половой состав популяции? Нас пытаются уверить, будто бы соотношение новорожденных мальчиков и девочек находится в обратной зависимости от соотношения взрослых мужчин и женщин. Какое же донесение извне может настроить яичники или семенники на мужскую или женскую программу развития будущего ребенка? Телепатическое, не иначе.

Но в том-то и дело, что на этот гиблый вопрос теоретик имел ответ.

«Нет ничего проще, ничего естественней - говорит он, будто фокусник, выпускающий из шляпы стаю голубей. - Нужную подсказку содержит в себе сама половая деятельность. Точнее - ее интенсивность. ИПД».

Если сложилось так, что самцов пропасть, а самок наперечет, то ИПД самцов (по крайней мере значительной их части) оставляет желать лучшего. В среднем ИПД каждого пола убывает с увеличением числа представителей этого пола, и наоборот. Изволите видеть, никакая тут не телепатия, напротив, очень даже житейское дело.

Регулировка как-то осуществляется. Допустим, был падеж мужских особей. Неизбежно следует падение ИПД женского состава и повышение мужского. Так внешняя среда сигнализирует об опасном крене. Внутренне же ИПД связана с физиологией. Любая крайность - воздержание или пресыщение - оборачивается в конечном счете физико-химическими изменениями в организме. Игра гормонов в крови, свойства семенной жидкости - мало ли какие отзвуки? Реакция исправительная: дает преимущество тем половым клеткам, тем зачатиям, которые выместят нехватку самцов и самок.

Не знаю, как других, но меня здесь настораживает непочтительность к классической генетике. Здесь посягательство на ее святая святых, на убеждение, что спаривание, соединение половых клеток - процесс интимный, не признающий никаких подсказок и приказов, на этом все и держится...

Держа за спиной готовое решение, Геодакян ищет подтверждений, чтоб его предъявить. Далеко ходить не пришлось. Дом, где он живет,- угол улиц Вавилова и Дмитрия Ульянова - колония научных работников. Такое соседство, кроме других приятностей, имеет ту пользу, что коловращение жильцов способствует перекрестному опылению наук. В лифте теоретик заводит знакомство с нужным человеком. Это биолог В.И. Кособутский; на лестничной клетке они договариваются о домашнем научном эксперименте.

В аквариум посадили десять самок с одним самцом, приняв все возможные меры, чтобы сохранилось потомство. Получили 725 самцов и 469 самок. Соотношение 0,607. Отклонение статистически значимое. Самцов рождалось больше, чтобы компенсировать их нехватку. А когда в пяти отдельных апартаментах поместили по одной самке с десятью семцами, приплод оказался 225 самцов и 464 самки; в контрольном же аквариуме жильцов обоего пола было одинаково и родилось почти поровну  - 593 и 583.

Где еще искать данные? Конечно, у животноводов. Было замечено, что раздельное содержание животных дает в потомстве почему-то больше самок. С теорией отрицательной обратной связи это не в ладах. Ведь раздельное содержание бьет по половой активности тех и других в равной мере. Можно предположить, что кто-то из родителей больше влияет на пол будущего ребенка, чем другой. Кто, угадать нетрудно. Будь это самка, ее пониженная ИПД, свидетельство нехватки самцов, приводила бы к преобладанию в потомстве особей мужского пола. Однако животноводы отмечают обратное; значит, больше влияет самец.

...Вот, кажется, мы и дождались ответов на загадки статистики пола. Вот и бабушкиным сказкам, что мальчики - это к войне, оказан почет. Чтобы подвести науку под «обломок давней правды», случается пускать в ход и термодинамические, и кибернетические, и экологические, и просто житейские соображения.

Так вот, идешь по городу и, между прочим, констатируешь: прекрасного пола как будто прибавилось, и он преобладает... Обман зрения, статистические данные и все такое прочее тут ни при чем, а что действительно имеет место- это сближение полов. Смешение интересов, забот, обязанностей, стилей, манер, привычек - не правда ли? Сексуальная система в отличие от звездных не разбегается нынче, а сплачивается. Отсюда и впечатление, что «их» прибавилось.

«Ничего себе сплочение - разводы».

Верно, разводы. Факты безответственности. Ну чего они разводятся? Сказано ведь, что основная тенденция заключается в укреплении семьи.

По данным государственной статистики, на каждые сто заключенных браков в 1965 году зарегистрировано восемнадцать разводов, а в 1974 году уже двадцать восемь - менее чем за десятилетие разводы участились в 1,6 раза. Каждый третий брак, а в иных районах - каждый второй расторгается. Это вызывает раздражение, «стремление дать отпор козням противоречивой объективной реальности», как выразился эстонский академик Г.И. Наан. (Астрофизик, к слову сказать.)

В чем дело? Неужели пожизненный брак устарел? Что теперь делает невыносимыми роли мужа и жены чаще, чем когда-то? Чем объясняется чрезвычайная взрывчатость современного брака по любви?

Г.И. Наан считает, что причины выяснить можно, однако над нами тяготеет дурацкая уверенность, что мы и без науки знаем, что такое любовь и что такое брак. А между тем интимные отношения надо изучать, пользуясь современной технологией мышления, не отмахиваясь от грустных фактов, не пренебрегая статистикой.

Что можно возразить против такой уверенности? Только одно: есть болезни особого рода, если их и можно лечить, то лишь в определенном смысле. Это болезни роста.

Не оттого ли взрывается супруг, что болезненно преодолевает инерцию своего верховенства, долго державшегося в укладе семьи и резко подорванного в последние десятилетия?

Не оттого ли беглость жен, что возникли неопределенности, когда черт его знает кем женщине лучше быть?

Болезни роста не устранимы, но облегчаемы. Что предложит на этот случай новая теория пола?

Она вернет нас к мысли, что различия между полами должны соблюдаться столь же ревниво, как и равенство, иначе мы скатимся в состояние одинаковости, а эволюция все же требует от двух полов специализации по задачам наследственности и изменчивости и т.д. Ну что ж, прислушаются к голосу науки, примут меры к размежеванию. Мальчиков и девочек вновь поместят в разные школы, девочек, кроме всего прочего, будут учить женственности и домашнее-семейным добродетелям, а мальчиков - как быть «не мальчиком, но мужем». И все такое прочее. Изменится ли тогда бракоразводная ситуация?

Как знать. Но если и изменится, то это когда еще!.. Между тем проблема регулирования народонаселения уже сейчас достаточно остра. И уже теперь нужно ее ослабить, не дожидаясь, пока супружество перестанет быть мукой, по крайней мере для некоторых.

А кроме того, успех размежевания вступил бы в противоречие с той же теорией. Она ведь доказывает, что степень полового диморфизма, то есть степень отличий вторичных половых признаков, падает по мере стабилизации и улучшения условий существования. И значит, нынешнее единение полов служит показателем, что мы живем сейчас на волне нарастающего комфорта.

Если семья слабеет от половой уравниловки, то видятся два варианта ее укрепления. Первый - добровольный. Во имя названной цели люди идут на жертвы, отказываясь от части привычных удобств. Тем самым искусственно создается дискомфорт, и половой диморфизм возрастает. Собственно говоря, частный случай подобного искусственного самоограничения есть не что иное, как обзаведение детьми.

Второй - навязанный извне. Навязанный самим ходом событий. Это, правда, нескоро. Имеются в виду суровые испытания, которым подвергнется человек в будущем. Ну, например, вследствие резкой перемены климата. Или, быть может, еще раньше - в перипетиях освоения, обживания космического пространства.

Если, повторяем, она такова, эта болезнь роста. Вот и все.

«Зачем мужской пол?..»

Человек всерьез задал этот глупый вопрос, удосужился искать на него ответ, и вот ответ перед вами.

Ну и что из этого следует? Терпение. Наши ожидания «чего-то» от ответов на глупые вопросы редко обманываются.

Теперь, по себе скажу, идешь по городу и уж не в былой лишь приятной праздности поглядываешь по сторонам, а полный вопросов, интереса и забот - как оно все повернется дальше?..

Юл. МЕДВЕДЕВ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100