газета 'Дуэль' N 13 (462) 
28 МАРТА 2006 г.
ДЕНЬ ЕБН
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ ЧЕЛОВЕКА
ИСТОРИЯ
ИСТОРИЯ
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ВМЕСТО "МИШИ - 2%" - "МИША - ПУСТОЕ МЕСТО"

«Бег на месте - очень примиряющий»

Назначение председателем российского правительства Михаила Ефимовича Фрадкова было полной неожиданностью для многих, включая и его самого. Путин, поразивший своим выбором политический бомонд, явно наслаждался произведенным эффектом, напоминая в чем-то своего патрона и предшественника Ельцина, который любил пощекотать нервы себе и другим неожиданными кадровыми «загогулинами», лишний раз напоминавшим о всей «прелести самовластья»: как хочу, так и ворочу, и никто мне не помеха...

Михаила Ефимовича, тихо коротавшего оставшиеся перед пенсией годы в Брюсселе на хорошо оплачиваемой и отнюдь не изматывающей должности российского представителя при европейских экономических сообществах, высокое назначение не очень-то обрадовало. Надо было резко менять устоявшийся, размеренно-убаюкивающий ритм спокойной и комфортной жизни и, главное, принимать, будучи к тому же на виду, ответственные решения, от чего Фрадков уклонялся всю свою карьерную жизнь. Как ни парадоксально, именно это качество обеспечило его плавный и вместе с тем неуклонный подъем по карьерной лестнице. Что и не удивительно: этот подъем пришелся на период прогрессирующего разрушения советского государства, а затем полной неразберихи становления рыночной «демократии». Сталинское время было уже в далеком прошлом: на деловые качества правительственных чиновников, их умение организовать дело и добиться реальных, а не показушных результатов внимания давно уже не обращали, по крайней мере, это было не главным. Куда важней стала способность угодить, «потрафить» тем, кто стоял у решающих государственных рычагов либо рвался к ним, надрывая глотку на «демократических» тусовках. А поскольку «всё смешалось в доме Облонских», партократ становился «крутым» демократом, а крутой демократ важно садился в кресло смещенного и заклейменного им позором партократа, заимствуя при этом все худшие его свойства, решающим для чиновничьей карьеры стало благоразумно-обывательское «не вмешивайся, только себе навредишь». А там, дай бог, приметят, да еще и приблизят -  послушные люди с солидным стажем госслужбы всегда нужны, по крайней мере, с неизбежной для любого реформаторства бумажной отчетностью и соблюдением общепринятых бюрократических процедур все будет в порядке. Это вам не демшизоидные завлабы и самовлюбленные недоумки «творческих» профессий, гарантированно заваливающих любое дело.

Осмотрительный и опытный службист Михаил Ефимович умел «не вмешиваться» как никто иной. Бесценные качества для кандидата на ключевой пост в «реформирующемся» государстве, где все поставлено с ног на голову, где провалы выдаются за «разворот в будущее», фактическое топтание на месте -  за «устойчивый подъем», прогрессирующая деиндустриализация страны, превращение ее в аграрно-сырьевой придаток Запада - за «начавшийся процесс возрождения великого российского государства». Надо было прикрыть усиливающийся в государстве бардак видимостью бюрократического благополучия. Нужен был премьер, способный быстро, «на ходу» схватывать «ценные» указания своего прямого начальника с тем, чтобы лишний раз «попиарить» их на транслируемых ведущими телеканалами репортажами о заседаниях правительства.

«На посту руководителя налоговой полиции Фрадков поразил даже своих давних друзей - говорил мне бывший ответственный сотрудник этого ведомства, знающий премьера еще с советского периода по работе в системе внешнеэкономических связей. - Он всегда был осторожным и осмотрительным, всегда уходил от конфликтов и столкновения интересов, неизбежных при любой деловой работе, но, став во главе налоговых полицейских, превзошел самого себя. Это ж надо - за все время не принял фактически ни одного решения, за которое надо было либо нести конкретную ответственность, либо вызвать недовольство тех или иных влиятельных групп. Когда, казалось, избежать такого решения Михаилу Ефимовичу по должности было просто невозможно, он чаще всего, ссылаясь на ухудшение самочувствия - а здоровье у него действительно неважное - брал больничный бюллетень и ложился в ЦКБ (Центральная клиническая больница в Кунцеве, обслуживающая высоких чиновников. - В.Д.), находился там подолгу, так что решения приходилось принимать его заместителям. Арсенал «спихотехники» включал в себя также отъезды в командировку, а то и прямые указания подчиненным решить вопрос самостоятельно, не прячась за спину своего шефа, хотя интересы дела требовали подключения именно главы ведомства».

Еще свежа память о бравых «налетах» налоговых полицейских в масках на офисы разных компаний, так называемые «маски-шоу». Тогда средства массовой информации, особенно телевидение, подняли вокруг них страшную шумиху, хорошо проплаченную как пострадавшими, так и теми, кто еще мог от таких налетов пострадать. Так вот, имя Фрадкова, который «по идее» должен был стоять за всеми этими устрашающими рейдами, никто не склонял. Он раньше других понял, что президенту, благосклонно смотревшему на такие набеги, надо было только припугнуть «жирных котов», не более того. Зачем же тогда портить отношения с теми, кто фактически хозяйничал в стране и «давал на лапу» влиятельным лицам, принимающим решения? Пусть отдуваются подчиненные... И Фрадкова «независимые» журналисты не трогали - он ведь лично никого не обидел, перестарались его подчиненные... Кстати, когда в результате очередной дурацкой административной перестройки упраздняли налоговую полицию, Фрадков в ее защиту не сказал ни слова, хотя по должности вроде бы и был обязан сделать это. Он лучше других сознавал магическую силу подобострастного «слушаюсь!», если речь шла о сохранении симпатий самого высокого руководства и возможности сохранения в его «перспективной кадровой обойме».

Нос по ветру

Впрочем, виртуозную способность уходить не только от ответственности, но и от изложения собственной позиции, Фрадков продемонстрировал уже в роли председателя правительства, когда всю страну сотрясали выступления пенсионеров против так называемой «монетизации льгот». Страсти тогда разгорелись нешуточные, казалось, «за» и «против» высказались все - от студентов-первокурсников до президента, слегка пожурившего реформаторов, но затем привычно взявшего их под свое крыло. Отмолчался только Председатель Правительства, который по своей должности должен был бы, казалось, находиться в самой гуще событий. Все это становилось уже просто неприличным, и сверхосторожного премьера решил поправить сам президент. В конце концов взяли его как услужливого подчиненного, а не как вольного игрока, опытный службист должен же понимать это. Получив, судя по всему, президентскую нахлобучку, глава кабинета внес изменения в нюансы, но отнюдь не в суть своего поведения. Он стал чаще появляться на телеэкране, «инструктивно» выступать на разных совещаниях и заседаниях, высказываясь, подчас достаточно твердо и даже резко, по тем или иным «горящим» общественным проблемам. А на еженедельно транслируемых заседаниях правительства поправлять и даже ставить на место Г. Грефа и Л. Кудрина, близких соратников и давних любимцев самого президента! «Ну, Фрадков, ну дает! Как он последний раз отбрил Грефа! Никак не ожидал от нашего тихони-премьера. А вы говорите инфантильный и рептильный!», упрекнули критиков премьера на одном из «круглых столов», обсуждавших нынешнее положение в России. Плохо они знают Михаила Ефимовича!

Возьмем для примера один из последних, едва ли не самых резких конфликтов премьера со своими подчиненными. Речь идет о снижении НДС, налога на добавленную стоимость, против чего возражают господа Кудрин и Греф - им по должности надо заботиться об источниках наполнения бюджета, а такое снижение, естественно, резко осложнит финансовую ситуацию.

Когда в голосе премьера, избегающего однозначных оценок, зазвучали непривычные для него твердые тона, стало ясно, откуда дует ветер. Через несколько дней, во вторник, 31 января, президент на традиционной ежегодной пресс-конференции для российских и иностранных журналистов высказывался за снижение налогового бремени, причем дважды: сначала в открытом режиме, а потом после выключения трансляции. 36,8% от ВВП налоговой нагрузки на развивающуюся экономику России, по его словам, это «слишком много». Президент фактически отмежевался от позиции министра финансов А. Кудрина, который выступил против фрадковского предложения снизить ставку НДС до 13%. Впрочем, какие именно налоги надо уменьшать и когда, Путин не уточнил, явно зарезервировав себе почву для возможного смягчения своего подхода и критики «чересчур радикальных» предложений премьера, поскольку сам еще не был уверен, как конкретно надо поступить. Похоже, премьер, зная о позиции главы государства, которая определяется в его ближайшем окружении и президентской администрации, заранее озвучил ее, причем в умышленно жестком варианте. На случай, если для повышения своего рейтинга президент предпочтет «отыграть назад», несколько отмежевавшись от своего премьера и дав ему при этом ценные указания. Как тонко задумано и как мастерски разыграно! Высший пилотаж чиновничьего угодничества и придворных интриг... О деле, то есть интересах государства, думают меньше всего, на первом плане забота о сохранении, а еще лучше упрочении своего положения. И в этом плане «тихий» еврей Фрадков ничуть не отличается от своего предшественника, вальяжно-нагловатого «русака» Касьянова. Национальная принадлежность в политике решающей роли не играет, ее главной движущей силой всегда были и будут вполне прозаические интересы конкретных классов и социальных групп.

Умение тонко и ненавязчиво угодить перспективному человеку у Михаила Ефимовича проявлялось давно - конъюнктуру он оценивал безошибочно и мгновенно. Еще в период своего нахождения у руля внешнеэкономического ведомства он пошел навстречу просьбе администрации Санкт-Петербурга, разрешив ей, точнее, опекаемым ею частным компаниям, самостоятельный выход на внешний рынок... Короче, отменить в данном конкретном случае монополию государства на внешнюю торговлю, сохранявшуюся еще с момента образования Советского Союза.

Фрадковский демарш оказался весьма успешным. Для него лично, не для государства, конечно, о котором «прогрессивные» службисты думали в последнюю очередь. Тогда внешнеэкономические связи в Администрации курировал заместитель ее руководителя В. Путин, который еще в то время, по его словам, положил глаз на «прогрессивного» руководителя федерального уровня. Правда, зная Михаила Ефимовича, можно уверенно сказать, что он свое решение согласовал и пересогласовал с куда более высокими руководителями, тем более что процесс разрушения государства набирал силу и ликвидация его монополии на внешнюю торговлю была лишь вопросом времени. Вовремя подсуетившись, Фрадков сумел застолбить пальму первенства «новатора» и «реформатора» в этой сфере за собой. Впрочем, если бы течение наверху развернулось в другую сторону, он с неменьшей решимостью выступил бы за ужесточение государственного контроля над внешней торговлей.

Уже через несколько лет стало очевидно, что отмена монополии внешней торговли, государственный контроль над которой в том или ином виде существует во всех развитых странах, нанесла и наносит нашей стране колоссальный вред. Россия стала по существу объектом неоколониалистского грабежа, из нее вывозятся огромные богатства и средства, которые с успехом можно было бы использовать для подъема разрушенной преступными реформами экономики страны.

Лучше худшего

Впрочем, с приходом к единоличной власти Ельцина полная безответственность руководителей стала незыблемым правилом. Полностью исчезла какая-либо связь между выдвижением на высокий государственный пост человека и реальными результатами его действий. Что там говорить о Фрадкове, он в тот период был на второстепенных ролях. Вспомните Гайдара, Чубайса, Кириенко, Касьянова, того же Ельцина, наконец. Развалили экономику, подорвали оборонный потенциал, разрушили социальную сферу, опустили до нищеты десятки миллионов людей, развязали кровавую бойню в Чечне, и до сих пор считают себя великими «преобразователями» и «благодетелями» российского народа, наслаждаются богатством, почетом, привилегиями. На фоне этих «либеральных» монстров Михаил Ефимович Фрадков смотрится чуть не агнцем божьим!

Кстати, если взять чисто личностный аспект, нынешний премьер выглядит куда более скромно и порядочно, чем его барственно-вальяжный предшественник Михаил Касьянов. На почве безнаказанности и попустительства корыстолюбию высоких должностных лиц, ставших характерными чертами ельциновской эпохи, «Миша-два процента» потерял всякое чувство осторожности и меры... Одна афера с загородными участками и госдачей бывшего члена Политбюро Суслова чего стоит, только на ней экс-премьер заработал, точнее сказать, похитил у государства, используя свое служебное положение, десятки миллионов долларов. И имеет наглость отстаивать в суде свое якобы «законное» право на явное должностное преступление...

Михаил Ефимович же известен тем, что не воспользовался  своим высоким положением, чтобы «откосить» своего сына от призыва в армию. А когда стал премьером, твердо заявил своим родственникам, друзьям и знакомым, что помогать им в решении своих частных или «фирменных» дел не станет. И действительно, ведь не «радел родным человечкам», по крайней мере до последнего времени. Редкое явление на фоне пышно расцветших в высших эшелонах коррупции и непотизма. Конечно, у него есть и недвижимость, и накопления, приобретенные в бытность пребывания на министерских постах. Но претензий к ним со стороны правоохранительных органов не возникало. Да и бессмысленно было раздувать громкое дело, если бы что-то и нашли. Другие в тот период и на куда меньших должностях крали даже не эшелонами, как нетленный персонаж «Золотого теленка» Корейко, а целыми хозяйственными отраслями и никакой ответственности за это не несли. Тем более, что бессребреников к высоким правительственным сферам давно уже не подпускают на пушечный выстрел.

Впрочем, дело не в том, кто ворует больше, а кто меньше, кто делает это цинично и нагло, а кто соблюдает «подстраховочную» осторожность и осмотрительность, поступая по методу «переливать мед, да не облизать пальцы». Главное - в объективном содержании проводимой правительством Фрадкова политики, которая по-прежнему диктуется нуждами олигархического капитала в ущерб фундаментальным интересам государства и широких слоев ограбляемого этим капиталом народа. Основные направления этой политики определяются, правда, в Кремле. Премьер скорее прикрывает и «пиарит» то, что считают нужным президент. Но ведь сам глава государства только царствуют, но не правит, хотя усиленно создают на телеэкранах видимость «предметного руководства». Правит в стране непредсказуемая политическая и экономическая стихия, главный «навар» в нынешнем бардаке получают крупные олигархические группы, живущие сегодняшним днем. Это Сталин со своим глубоким знанием закономерностей общественного развития, огромным умом и сильной волей умел по-настоящему влиять на общественное развитие, добиваясь реализации поставленных на десятилетия  вперед стратегических целей. Нынешние российские руководители в силу своей ограниченности, некомпетентности и неопытности беспомощны перед лицом обостряющихся внутренних и международных проблем, постоянно проигрывая в тактическом противоборстве даже куда более слабым противникам, как это было, например, с Грузией или Украиной. О могущественном Западе, который, несмотря на мелкие разногласия и конфликты с российским руководством, всегда в крупных вопросах добивается от него что хочет, и говорить не приходится.

Уже приговорен к забвению

Каков поп, таков и приход. Что требовать от подчиненного, когда его начальник, не имея ни крупных стратегических целей, ни продуманной, долгосрочной программы развития, способен лишь на приспособленчество к текущей конъюнктуре? Разве он не будет перенимать у своего шефа выдаваемое им за «прагматичное» «государственное руководство» мерное покачивание на убаюкивающих волнах рутины, наслаждаясь кажущимся спокойствием и всеобщим вниманием к себе как самому большому «начальнику»? И Михаил Ефимович перенимает, достаточно посмотреть на транслируемые телевидением отчеты о еженедельных заседаниях правительства.

Опытный и знающий администратор, он, однако, не способен, как в свое время Примаков, круто развернуть самолет в сторону от неверного курса, не способен, когда этого требуют очевидные интересы страны, сказать твердое «нет» и самому президенту, окруженному оторванными от реальной российской жизни прозападнонастроенными либералами... Увы, спрос сейчас на других... Но когда слепой ведет слепого, оба свалятся в яму. Сколько раз история подтверждала справедливость этих слов, взятых, между прочим, из библейских заповедей. Хотя, конечно же, история учит лишь тех, кто ее изучает, а такого желания у нынешнего российского руководства не просматривается.

Да и о каких выводах из прошлого можно говорить, если В. Путин, следуя нетленным традициям своего учителя и предшественника, продолжает ельциновскую практику подбора удобных и лично преданных ему кадров, как правило, из Питера, ставшего в периоды его президентства «умом, честью и совестью» всей страны. Фрадков, правда, не из питерских, но это мало что меняет, как не отменяют отдельные исключения общего правила. Правила подбора под себя, а не под решение назревших проблем страны. Говорят, правда, что Фрадков был рекомендован на пост премьера именно Ельциным. Если это так, то говорить о «конце ельциновской эпохи», провозглашенном ретивыми журналистами популярных изданий, - значит фальшивить. Именно первый президент «демократической России» не стеснялся подбирать премьеров, смотревших ему в рот. Это касалось, кстати, и либеральных Гайдара с Кириенко, и «прагматичных» Черномырдина со Степашиным, о Касьянове, открыто навязанного Путину ельциновской семьей, и говорить не приходится... Что отнюдь не мешало Ельцину без промедления и какой-либо элементарной человеческой порядочности избавляться от своих избранников, когда надо было срочно найти «козла отпущения» за собственные провалы и ошибки. С этой точки зрения Фрадкову не позавидуешь. Малейшее колебание «в минус» политической или пока еще благоприятной для России сырьевой конъюнктуры, и на его премьерской карьере может быть поставлен крест. Впрочем, у Ельцина допустимый диапазон таких колебаний был шире. Достаточно вспомнить о Примакове, к которому он всегда относился настороженно, но вынужден был поставить на премьерский пост, учитывая сложившуюся в стране кризисную обстановку, нормализовать которую угодливый поддакивала был бы попросту не в состоянии. Путин на такие твердые и в определенной мере рискованные действия не способен. «Сдаст» Фрадкова при первом же ухудшении ситуации или когда сочтет нужным для решения проблемы президентских выборов 2008 года.

Вряд ли страна станет сожалеть об этом. Забудут сразу же, на второй день. Не станут, конечно же, проклинать, как Ельцина или Гайдара. Но безразличие людей для руководителя высокого ранга, взявшегося защищать их интересы, пожалуй, еще хуже.

Мечты в конце

Наши потомки, осознав, наконец, на собственном горьком опыте, куда их завели поборники «либеральных ценностей», вряд ли найдут хотя бы одно доброе слово о нынешних российских лидерах. А вот тех, кто занимал высокие посты за реальные заслуги, кто не на словах, а на деле двигал вперед страну, будут помнить всегда. Таких, например, как Алексей Николаевич Косыгин, возглавлявший советского правительство в 60-е и 70-е годы.

«Косыга», как шутливо называл его Сталин, выдвинувший молодого ленинградского руководителя на высокий министерский пост и возлагавший на него большие надежды, был одним из последних могикан сталинской управленческой школы. Её выпускники не забалтывали, а успешно решали стоявшие перед страной сложнейшие проблемы, причем в условиях куда более неблагоприятных, чем у нынешних российских руководителей. Мало кто знает, что именно Косыгин сорвал планы строительства вокруг Москвы четырех атомных электростанций по типу Чернобыльской. Когда на Политбюро его попытались обвинить в «срыве линии партии на полное и окончательное решение проблемы обеспечения столицы электроэнергией» и стали угрожать отставкой, он ответил, что не будет держаться за свой пост, а обратится напрямую к ученым, хозяйственным руководителям, народу, наконец, с предупреждением о смертельной опасности для москвичей и жителей центральных районов такого строительства. Брежнев и другие партийные боссы, поддержавшие эту «перспективную» затею, вынуждены были уступить. Стареющим партократам, привыкшим спокойно почивать на незаслуженных лаврах, не хотелось лишнего шума, тем более что процесс избавления от компетентных людей с самостоятельной и твердой позицией шел на всех уровнях государственного управления, рано или поздно он неизбежно должен был коснуться и тогдашнего советского премьера. К настоящему времени он практически завершен - путинская команда, разрушая безголовыми административными реформами и без того полупарализованную систему государственного управления, приступила к изгнанию последних остававшихся там компетентных специалистов. Под лозунгом, разумеется, «кадрового обновления» и «возрождения России».

«Возрождение» придет с совсем другой стороны. Не рептильные фрадковы, а активные и волевые косыгины спасут и двинут вперед гибнущую российскую экономику. При условии, когда у руля нашей страны станут, наконец, достойные ее политические лидеры.

В.Н. ДОБРОВ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100