газета 'Дуэль' N 5 (454) 
31 ЯНВАРЯ 2006 г.
К ОГЛОХШЕМУ ПРАВОСУДИЮ!
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ОТКРЫТОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Президенту РФ В.В. Путину
г. Москва, Кремль
Уполномоченному по правам
человека в РФ В.П. Лукину
г. Москва, ул. Мясницкая, 47
Генеральному прокурору РФ
В.В. Устинову
г. Москва, ул. Б. Дмитровка, 15а,
Представителям общественности, СМИ

 

о время пребывания в Китае президент В.В. Путин сказал, что «наш народ заслужил, чтобы ему говорили правду». Скажем правду, как спецслужбы ФСБ, назначаемые президентом судьи всех инстанций, при содействии прокуроров сфальсифицировали уголовное дело в отношении политзаключенного Губкина И.В., который, по заключению экспертов-психиатров, обладает исключительной памятью, высоким интеллектом, организаторскими способностями. По своим политическим убеждениям он находится в оппозиции к действующей власти, опасен для нее.

С целью избавиться от него, превратить в обычного уголовника 29 июля 2001г. спецслужбы схватили Губкина И.В. в г. Москве и по документам на имя Карпеца В. А. самолетом доставили в г.Владивосток, где для него 15 мая 2001г. был уже приготовлен труп неустановленного мужчины, именуемый Егоровым Б.И., возбуждено уголовное дело, сфальсифицированы доказательства и ждал арест, избранный прокурором.

Сменилось 4 следователя. Три из них не были уполномочены начальником отдела или прокурором на проведение следственных действий. Нарушены требования ст.ст 127, 127-1, 211 УПК РСФСР (ст.ст. 37, 39 УПК РФ).

Убийство совершено с особой жестокостью. Квалификацию содеянного по ч.1 ст. 105 УК РФ умышленно занизили, лишив Губкина И.В. конституционного права на суд присяжных с целью скрыть фальсификацию доказательств от суда общественности.

Рассмотрение уголовного дела велось некомпетентным судом. Дело подсудно краевому суду, а не районному. Протоколы судебных заседаний от 28 октября и 10 ноября 2004г., в которых Губкин И.В. ходатайствует о рассмотрении дела коллегией из 3-х судей и объявляется состав коллегии судей, не подписаны секретарем судебного заседания и председательствующим. Нарушена ст.259 УПК РФ. Оба протокола юридической силы не имеют, состав судебной коллегии незаконный. Судья - должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие. Кто уполномочил судей Ильиных Е.А. и Приваленко Н.П. вершить суд, не известно до настоящего времени.

Невиновность Губкина И.В. полностью подтверждается имеющимися в деле доказательствами, проверка которых на основании ст.ст. 85, 87 и 88 УПК РФ проведена путем их сопоставления.

Обвинительный приговор, вынесенный судьями 10 июня 2005г., заведомо неправосудный. В основу обвинения положены не только лживые, но еще и искаженные судьями доказательства и показания Егоровой (в настоящее время по мужу Бояршиновой). Личность потерпевшего эксперт установил по бирке, прикрепленной санитаром. Опознание не проводилось. Нет данных, куда труп отправлен с места его обнаружения. Нет разрешения на захоронение. Труп не дактилоскопировался, не фотографировался. Нет свидетельства о смерти Егорова Б.Н., нет данных о месте его работы и характеристик. Труп пожилого мужчины, группа крови 2-я. У Егорова группа крови 1-я положительная.

Губкину И.В. вменяют убийство около 9 часов 15 мая 2001г. В суде достоверно установлено, что смерть Егорова Б.И. наступила гораздо раньше, в период с 14 мая до 7 часов 40 минут 15 мая 2001г. Судьи умышленно скрыли в приговоре время наступления смерти - это явный подлог. Невиновность Губкина И.В. очевидна. Доказано, что труп находился в квартире Егоровых, где в обильном количестве обнаружена кровь потерпевшего. Из квартиры труп вынесли к подъезду с наличием крови во внутренних органах 1650 мл. Отсутствовала часть зубов. Из трупа вытекло не менее 4-х литров крови. А вот в подъезде, на месте обнаружения трупа, на его верхней одежде - куртке, брюках, носках, ботинках - даже помарок крови не имеется. Свитер слабо пропитан кровью только с внутренней (изнаночной) стороны. Крови нет даже на простыне, которой был накрыт труп. Убийство совершено в другом месте.

В подъезде, на лестнице обнаружен зуб потерпевшего. Второй выпал из одежды, когда ее снимали с трупа. Зубы могли растерять, когда выносили почти обескровленное тело из квартиры, так как зубы есть, а крови нигде, кроме квартиры, нет.

Судебно-биологическая экспертиза N873, которая полностью подтверждает перемещение трупа и невиновность Губкина, судьями в приговоре умышленно скрыта.

Лжет Егорова В.Б., что кровь в квартире в обильном количестве натекла из раны с ее головы. У нее, якобы, имелась ушибленная рана волосистой части головы. Но характер раны, её края и место локализации на голове не описаны. Нет медицинских документов, подтверждающих, что рана сильно кровоточила и обрабатывалась. Нет в деле и судебно- биологической экспертизы по крови Егоровой (Бояршиновой) В.Б.

Фальсифицируя доказательства, судьи провели биологическую экспертизу N 566 не по крови Егоровой В.Б. (по мужу Бояршиновой), а по ксерокопии фиктивной справки на имя неизвестного лица Бояриновой. В определении о назначении экспертизы указали ложные данные об уничтожении вещественных доказательств, которые фактически не уничтожались. Губкину и защите не предоставили право задать вопросы эксперту. Нарушены требования ст.ст. 202, 207 и 283 УПК РФ и право подсудимого на защиту.

Приговор основан на предположении, что на пороге обнаружена лужа крови и кусочки головного мозга. Их образцы не изымались и на экспертизу не направлялись. Доказано, что кровь на одежде трупа, простыне и месте происшествия не обнаружена. Постоянно нарушался принцип презумпции невиновности, требования ст. 14 УПК РФ.

Скрыты истинная причина смерти и прижизненно или посмертно причинены телесные повреждения. Судебно-медицинская экспертиза N 1018 заведомо ложная. Эксперт дает выводы только по ране N 1 в области головы, ранам NN 3 и 4 в области груди. Все 3 ранения слепые огнестрельные и повлекли смерть потерпевшего. Эксперт скрыл зияющие раны NN 2а и 2б в области левой половины лица, через которые свободно просматривается полость носоглотки, полость лицевого и мозгового черепа, а также множественные полосовидные, сливающиеся и точечные ссадины вокруг ран 1, 3 и 4, выводы по ним не дал. Голова потерпевшего была размозжена так, что ее невозможно было реставрировать, и на ее месте лежала белая тряпочка. Слепое ранение не могло размозжить голову. Она была размозжена другим способом и в другом месте, а не в подъезде, где была инсценировка убийства, а не убийство.

В теле трупа обнаружены множественные дробинки размером 0,2-0,25 см. и 3 пыжа контейнера, которые из тела не извлекались, за исключением единичных дробинок, количество которых в экспертизе не указано.На месте происшествия обнаружены множественные дробовые заряды, один пыж-контейнер на ступеньках лестницы и второй - на расстоянии 22,7 м. от подъезда. Количество обнаруженной и изъятой дроби, ее размеры и вес в протоколе осмотра места происшествия не указаны. Всего было обнаружено 5 пыжей-контейнеров - 3 в теле трупа и 2 на месте происшествия. Количество обнаруженной дроби скрыто.

 Нарушены требования ст.ст. 176 и 179 УПК РСФСР (ст.166,167 и 182 УПК РФ).

Это позволило следователю, эксперту и судьям манипулировать количеством, весом, размерами дроби и количеством пыжей-контейнеров для дроби, представить на баллистическую экспертизу то количество пыжей-контейнеров и дроби, тех размеров, которые необходимы для фальсификации доказательств.

На баллистическую экспертизу представлено не 5 пыжей, а всего 3, и неизвестно откуда изъятых 47 дробин, которые оказались картечью размером 0,5-0,6 см. Дроби такого размера в теле потерпевшего не обнаружено, так же как на месте происшествия не обнаружено дробинок размером 0,2-0,25 см. А вот в суд вместе с уголовным делом была направлена всего ОДНА дробина. Куда исчезло 46 дробин? Никто не знает.

Следует вывод: убийство совершено дробью размером 0,2-0,25 см., а инсценировка убийства дробью-картечью размером 0,5-0,6 см.

Судьи скрыли в приговоре, что выстрелы производились дважды и с разных расстояний. Выстрел в голову произведен в упор, а в область груди и живота с расстояния 10-20 см. В каждой ране капроновые пыжи-контейнеры для дроби. Следовательно, выстрелы дробовыми зарядами в диаметре 0,2-0,25 см. производились с дистанции компактного действия дроби, когда она летела одним пучком и с пыжами-контейнерами проникла в тело потерпевшего, где и осталась, так как ранения слепые.

А вот наличие в подъезде множества дроби, пыжей-контейнеров на лестнице и на расстоянии 22,7 м. от подъезда, наличие вокруг ран множества полосовидных, горизонтальных, сливающихся и единичных округлых ссадин подтверждает, что выстрелы производились с расстояния не менее 300 см, когда пыжи отделились и дробь начала рассеиваться. Все это подтверждает инсценировку убийства у подъезда.

В суде доказано, что повреждения на теле трупа не совпадают с повреждениями на одежде. На одежде и в ранах отсутствуют компоненты выстрелов: предпулевой воздух, пороховые газы, металлическая пыль, копоть, несгоревшие зерна пороха, оружейная смазка. Это подтверждает инсценировку убийства - одежда на трупе менялась. Судьи скрыли в приговоре эти важные доказательства невиновности Губкина И.В.

 Опознание Губкина И.В. по фотоснимкам сфальсифицировано. На опознание свидетелям Егоровой В.Б. и Маломуд Е.А. предъявлялись в помещении Ленинского ОВД ксерокопии каких-то фотоснимков, которые после опознания не были наклеены в их присутствии в фототаблицу и не скреплены подписями. Фотоснимки Губкина И.В. 15-летней давности, а не ксерокопии были вклеены в протоколы опознаний в помещении УВД Приморского края и скрепленны не подписью свидетелей и не печатью Ленинского ОВД, а мастичной печатью N 65 УВД Приморского края, где и фальсифицировались протоколы опознаний.

Осталось тайной, как фотоснимки Губкина И.В. в неограниченном количестве оказались в деле сразу же после обнаружения трупа. Протоколы приобретения и изготовления снимков Губкина И.В. не составлялись, негативы не прилагались. Нарушены требования ст.ст. 102 и 141 УПК РСФСР. Явно сфальсифицированные протоколы опознаний положены в основу обвинения несмотря на то, что свидетель Маломуд постоянно утверждает, что Губкина ранее не видела, впервые увидела в суде.

При опознании Губкина И.В. Егорова В.Б. не предупреждалась об ответственности по ст.ст. 307 и 308 УК РФ и, будучи заинтересованной в исходе дела, лгала безнаказанно.

Судьи скрыли в приговоре показания свидетелей Потаповой, Широковой, Маломуд и Коломейцевой, что ранее Губкина И.В. не видели, впервые увидели в суде. Лжет Егорова В.Б., что слышала громкий крик отца. Все свидетели слышали только крик Егоровой В., никто из них не слышал мужской крик. По чертам лица и по одежде свидетели видели около подъезда разных мужчин. Все называют приметы, не свойственные Губкину. Егорова В.Б. видела мужчину ростом 160 см., почти одинакового с ней роста, с круглым лицом. Фактически рост Губкина 175 см., лицо продолговатое, а не круглое. Судьи скрыли в приговоре, что Егорова В.Б. изменила свои показания и назвала в суде другие приметы Губкина И.В., который стал выше ее на полторы-две головы, т.е. не ниже 190 см.

 Доказательства по автомашине марки «Тойота Карина» гос.номер Р 731 ВН 25 рус, которой в марте 2001г. Губкин И.В. пользовался по доверенности, суд в приговоре сфальсифицировал. «Тойота Карина» черного цвета, а во дворе видели автомашину белого цвета. Номер автомашины Коломейцева никогда и никому не называла, даже следователю. Установлено, что в мае 2001г. автомашина находилась на стоянке, Губкин пользовался другой автомашиной. Нет очевидцев, видевших, как Губкин приехал или уехал на автомашине марки «Тойота Карина». После хлопков мужчина пошел в сторону первого подъезда, где машину невозможно поставить, тем более проехать на ней. Автомашина не опознавалась, вещественным доказательством не признавалась, к делу не приобщалась, сразу же была возвращена ее владельцу.

 Судьи незаконно поставили показания свидетеля Федосени Т.А., подтвердившей, что 15 мая 2001г. Губкин И.В. в 9 часов ушел в магазин, минут через 20 вернулся и был дома, под сомнение по тем основаниям, что Губкин И.В. является ее родственником и был допрошен в присутствии адвоката Коврижных, который 14 и 18 декабря посещал Губкина в СИЗО. Свидетель Федосеня Т.А. была допрошена 29 ноября 2001г. Адвокат посещал Губкина И.В. после допроса Федосени. Поэтому посещения адвоката никак не могли повлиять на показания свидетеля Федосени Т.А., которые Губкину И.В. стали известны при ознакомлении с материалами дела.

Уголовное дело по ч.1ст.327 прекращено за отсутствием доказательств. Это подтверждает преступные действий спецслужб, которые похитили Губкина И.В. и по чужим документам вывезли в г.Владивосток, а затем незаконно и необоснованно обвинили Губкина И.В. в подделке паспорта на имя Карпеца В.А.

Судьями нарушен принцип состязательности и равноправия сторон, т.е. требования ст. 15 ч.3 УПК РФ и ст. 123 Конституции РФ. Судьи возложили на себя функции обвинения. Самовольно, без согласования с участниками процесса, выборочно огласили материалы уголовного дела, находящиеся в томах 1, 2 и 3. Документы, находящиеся в томах 4 и 5, не оглашали. Губкин И.В. и защита были лишены права возражать против оглашения тех или иных документов.

Государственный обвинитель в прениях не поддержал гражданский иск потерпевшей Егоровой Л.К., она не признана гражданским истцом. Судьи самовольно, частично удовлетворили иск, нарушив права Губкина И.В. на защиту. Он не был признан ответчиком, ему не разъяснены права, предусмотренные ст.ст. 54 и 55 УПК РФ.

Губкин И.В. содержится под стражей незаконно, без продления срока. 29 марта 2002г., в день окончания срока содержания под стражей, уголовное дело поступило в суд. 18 ноября 2002 г. по делу вынесен обвинительный приговор.

В соответствии со ст.255 УПК РФ срок содержания Губкина И.В. под стражей истек 29 сентября 2002г., который в период судебного разбирательства не продлевался.

14 мая 2004г. президиум Приморского краевого суда приговор от 18 ноября 2002г. отменил, не решив вопрос о мере пресечения, и Губкина И.В. продолжают незаконно содержать под стражей.

17 июня 2004г. судья Гаврилов Е.В. вынес незаконное постановление о продлении срока содержания под стражей Губкина И.В. до 24 сентября, с учетом того, якобы, срок продлевался до 29 декабря 2002г. Срок содержания Губкина И.В. под стражей до 29 декабря 2002г. не продлевался. Это ложь. Если такое постановление в деле есть, оно юридической силы не имеет, так как вынесено с нарушением требований ст.ст.108, 109 и 255 УПК РФ, вне пределов судебного разбирательства, без участия сторон, втайне от Губкина И.В., который был лишен права на обжалование.

Судьи нарушили требования ст. 298 УПК РФ «Тайну совещания судей» при вынесении приговора. 10 июня 2005г. в 12 часов 30 минут они удалились в совещательную комнату для вынесения приговора, из которой вышли в 15 часов 30 минут. За 2 часа (час ушел на обед), судьи не могли в совещательной комнате обсудить, постановить, изготовить обвинительный приговор на 9 страницах убористого текста и определение о прекращении уголовного дела по ч.1 ст.327 УК РФ. Следовательно, обсуждение, постановление, изготовление обвинительного приговора и определения проводилось заранее и не в совещательной комнате, а в ином месте, в другое время и с участием других лиц. Это повлияло на вынесение обоснованного и справедливого приговора.

Мотив убийства не установлен. Губкин И.В. является политическим противником власти и преследуется по политическим основаниям, в связи с этим ему вынесено необоснованно суровое наказание за безмотивное убийство неизвестного ему лица - 14 лет лишения свободы.

Процедура судопроизводства и права Губкина И.В. судьями игнорировались. Обвинительный приговор заведомо неправосудный, вынесен вопреки установленным фактическим обстоятельствам, подтверждающим невиновность Губкина И.В. с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Судьями совершено преступление, предусмотренное ч. 2 ст.305 УК РФ. В отношении их должно быть возбуждено уголовное дело, и они должны понести наказание.

Господин президент, Вы формируете судебную власть. Следовательно, Вы в ответе за судебный произвол, за правонарушения, совершаемые судьями.

 Мы призываем Вас поручить Генеральному прокурору провести соответствующую проверку и дать заключение о вынесении судьями заведомо неправосудного приговора в отношении политического заключённого Губкина И.В. Возбудить уголовное дело и привлечь фальсификаторов к уголовной ответственности. Ибо безнаказанность судей является источником социальной несправедливости, вызывает политическую и социальную напряженность, разрушает государство, дискредитирует суд и прокуратуру.

По поручению членов
Международного Движения
в защиту политзаключенных -
Борцов за социализм,
Председатель Движения

Н.И. ПОЛЬЧЕНКО

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100