газета 'Дуэль' N 36 (434) 
6 СЕНТЯБРЯ 2005 г.
ГРЯЗЬ ДЕМОКРАТА НА ЧЕЛЕ СОЛДАТА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ

ПАНФИЛЕНОК - ИМЯ ГЕРОИЧЕСКОЕ!

Все встали

О первых днях Великой Отечественной сегодня мы знаем, что тогда мало кто умел воевать, что многие сдавались в плен. Было, конечно, и такое. Сказались репрессии, реорганизация армии, растерянность от внезапности нападения, была и паника. Но если бы это составляло всю правду, то, спрашивается, почему же сорвался фашистский план «Барбаросса»?

В день своего 22-летия, 25 июня 1941 года, сержант Ваня Панфилёнок совершил подвиг, который без всяких натяжек не имел себе равных в ходе Второй мировой. На третий день войны противотанковая батарея, в которой он служил командиром орудия, встретила танковый корпус вермахта у местечка Затурцы в районе г. Луцка. Четыре 45-мм пушки стали на пути двух танковых дивизий вермахта -13-й и 14-й.*

Знающие толк в военном деле усмехнутся - четыре крошечных орудия высотой 120 см при длине ствола 172 см против 300 танков?! И каких танков! А с какими экипажами! За спинами немецких танкистов были вся Европа и Северная Африка, рассечённые танковыми клиньями их машин. И здесь, в России, реализовывалась проверенная тактика - концентрация танковой мощи на узких участках фронта и внезапный стремительный удар в глубину территории. Высшей организационной единицей германских танковых войск в июне 1941 года была танковая группа. Во всей германской армии было четыре такие группы. И вот на пути одной из них оказались 16 советских артиллеристов со своими сорокапятками. За подкреплением послали. Но на что можно было надеяться в те суматошные первые дни войны?

Бой начался в 14.10. По-военному хладнокровно красноармейцы подпустили врагов на 300 метров и открыли огонь. Через 20 минут на поле боя полыхало 30 танков, но три из четырёх пушек были уничтожены вместе с расчётами. Оставалось только одно орудие - сержанта Панфилёнка. Наводчик был тяжело ранен, заряжающий погиб, подносчик, посланный за снарядами, не возвращался. Иван остался один против танковой группы! И он открыл свой личный боевой счёт. Сержант вёл бой ещё около часа! Поскальзываясь на стреляных гильзах, снова и снова он разворачивал пятисоткилограммовую пушку, наводил её на очередной танк и поджигал его. Осколком снаряда сорвало прицел - стал целиться через ствол орудия. В правый бок попал осколок снаряда длиной 28 сантиметров - вырвал пальцами с мясом, в горячке боя не почувствовав рану. Примерно в 15.20 танки развернулись и начали отход, выйдя из зоны поражения орудия. И тут в пяти метрах от себя Иван увидел яркую вспышку...

Пришёл в себя через час - услышал русскую речь. Дотянулся до пистолета, выстрелил. Последнее что видел - к нему бежали советские солдаты. Позднее, Панфилёнок рассказывал: «Когда меня эвакуировали, в санбате пришёл в себя. Смотрю, стоит комбриг Москаленко. Увидел меня, подошёл». «Ну, давай поправляйся, герой, - говорит. - Танки не прошли!»

Продвижение немецких дивизий было задержано на сутки, в течение которых вражеские бомбардировщики существенно изменили ландшафт местности, уничтожая «крупный узел сопротивления большевиков». В том бою орудие сержанта Ивана Михайловича Панфилёнка уничтожило 17 танков, 11 из них он подбил лично. Тогда фашисты потеряли 43 танка - без малого 15% своей боевой техники. Повторяю, это произошло на третий день войны! Об этом подвиге написала 9 июля 1941 года «Красная Звезда». Ни в Красной Армии, ни в войсках противников и союзников за всю войну ничего подобного достигнуто не было. Этот подвиг подробно описан в воспоминаниях того самого генерала К.С. Москаленко, позднее Маршала Советского Союза. Только ничего не пишет в своей книге маршал о том, как наградили героя. После памятного боя Иван Панфилёнок был представлен Военным советом 5-й армии к присвоению звания Героя Советского Союза. Наградная комиссия Юго-Западного фронта утвердила представление, однако Москва оставила его без ответа. А всех остальных наградили. Бригада, в которой служил Панфилёнок, была награждена орденом Боевого Красного Знамени и стала Краснознамённой. За успешную организацию борьбы с танками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.07.1941 г. орденом Ленина был награждён сам генерал Москаленко. В наградном листе как его личное достижение фигурирует бой Панфилёнка. Объективно генерал это заслужил - его же подчинённые сражались насмерть. Но сам сержант отмечен не был. По-человечески это было верхом глумления над солдатским подвигом. В 1942 году генерал Москаленко обратился за справедливостью к Л.З. Мехлису (был такой одиозный комиссар в Красной Армии), и тот распорядился наградить сержанта орденом. Это выглядело как пощёчина, как если бы Ю.А. Гагарина за первый полёт в космос наградили медалью за освоение новой техники.

Обойти солдата наградами - дело нехитрое и традиционное. Это у нас умели и умеют: и в Отечественную, и в Афганскую, и в Чеченскую. Случай с Иваном Панфилёнком ещё не самый драматичный. Оставшиеся в живых герои Брестской крепости после войны, уже на рубеже 50-60-х годов, отыскались в лагерях, где они оказались по принципу «был в плену - вперёд, к параше!». До сих пор находятся в полном забвении советские лётчики А.Г. Егоров и И.Я. Единархов, героически погибшие на таганрогском аэродроме 17 апреля 1943 года (причём они сделали это так, что враги похоронили их с почестями). А тогда, в 43-м, после освобождения от фашистов Таганрога над их могилами надругались...

До самой своей смерти Маршал Москаленко писал письма во всевозможные инстанции, обращался ко всем без исключения послевоенным министрам обороны, чтобы восстановить справедливость. Тщетно. По самым разным конъюнктурным причинам ему отказывали. Чаще всего говорили: за свой подвиг он награждён орденом, а за одно и то же дважды не награждают.

В середине 80-х умер Москаленко, до последнего времени он переписывался и перезванивался со своим солдатом. В декабре  1998-го ушёл из жизни Иван Михайлович. В том числе в том, что умер он ещё совсем не старым, виноваты и ранения, полученные в том самом бою под Затурцами.

 

Призван Иван Михайлович был из небольшого городка Идрицы, что находится в Себежском районе Псковской области. Из той самой Идрицы, где впервые был совершён люберецким пареньком подвиг, позднее названный «погвигом Гастелло». Из той самой Идрицы, название которой навеки вошло в название 150-й стрелковой Идрицко-Берлинской ордена Кутузова II степени дивизии, водрузившей Знамя Победы над Рейхстагом и в название 171-й Идрицко-Берлинской стрелковой дивизии.

 

Из военного билета:

Прохождение службы в Вооружённых

Силах СССР

Курсант 20.10.1939-20.10.1940

Командир орудия  20.10.1940-25.06.1941

Зав.делами   25.06.1941-12.08.1942

Слушатель Военной Академии                                          12.08.1942-21.12.1945

Начальник продснабжения  31.12.1945-04.09.1948

Начальник продснабжения 04.09.1948-13.05.1949

Офицер по интендантской службе  31.05.1949-18.02.1950

Инспекция начальника тыла 18.02.1950-13.02.1953

Офицер отдела боевой и тыловой подготовки   13.02.1953-26.02.1956

Старший офицер по планированию и снабжению   26.02.1956-15.12.1960

Зам.нач.отдела 15.12.1960-22.01.1962

Начальник отдела продовольствия тыла  22.01.1962-07.06.1972

 

Участие в боевых действиях

Западный фронт - командир орудия с 22.06.1941

Воронежский фронт - зав.делами 07.06.1942-12.09.1942

 

После войны он продолжал служить. В 1972 году уволился из армии в звании полковника и до самой пенсии (до 1986 года) работал ведущим экономистом в Министерстве пищевой промышленности.

Сейчас живут в Москве вдова Ивана Михайловича, его дети, внуки и правнук. Они знают: Иван Михайлович - герой. Много раз писали на радио, в газеты, на телевидение, президентам - всё тщетно. Так кто же он, Иван Михайлович Панфилёнок? Национальный герой или имя нарицательное - некий символ пренебрежительного, если не презрительного, отношения великой державы к своим сыновьям? На этот вопрос может точно ответить один человек.

Эту статью я прошу рассматривать как официальное обращение к президенту Российской Федерации.

Уважаемый господин президент!

25 июня 1941 года сержант Иван Михайлович Панфилёнок вступил в бой с тремя наступающими фашистскими танковыми дивизиями и огнём своего орудия на сутки задержал их продвижение, уничтожив 17 танков противника (11 из них - лично).

Прошу Вас рассмотреть вопрос о возможности посмертного награждения Ивана Михайловича Панфилёнка в соответствии с заключением Военного совета 5-й Армии от 20 июля 1941 года.

Основание: Представление командующего 5-й Армии генерала Потапова к присвоению звания Героя Советского Союза сержанта И.М. Панфилёнка.

Оригиналы, а также копии документов с соответствующими ссылками на место их хранения в Центральном архиве Министерства обороны РФ будут представлены в Администрацию президента РФ в день публикации настоящей статьи.

В 1979 году мне пришлось быть в командировке в Германской Демократической Республике. Обычно после работы июльскими вечерами мы, четверо молодых людей, заходили куда-нибудь поужинать, а потом бродили по Берлину. Как-то раз сидели мы в небольшой пивной в центре города. Неожиданно в зале загремели деревянные стулья, и почти все посетители встали, повернувшись лицом к дверям. На пороге стоял пожилой мужчина голливудской внешности. Раскланиваясь, он прошёл к свободному столику. Снова загремели стулья - все уселись и, как ни в чём не бывало, продолжили ужин.

- Кто это? - спросили мы официантку.

- Это Герман Граф, - пониженным голосом надменно сказала она.

- Артист?

- Нет, лётчик...

В её последней фразе прозвучала нескрываемая насмешка. Только несколько дней спустя узнали мы, что лётчик Герман Граф во время войны совершил 830 боевых вылетов, сбил 212 самолётов, из них 202 - на Восточном фронте. Дмитрий Фост, историк

Добавление

За месяц до начала войны - в мае 1941 года, согласно решению Наркомата обороны, начали формироваться артиллерийские противотанковые бригады резерва Главного командования. Их решено было создать десять. Недалеко от Луцка, где находился штаб 5-й армии, которой командовал М.И. Потапов, в лесу начала свое формирование 1-я артиллерийская противотанковая бригада. Ее командиром был назначен полковник К.С. Москаленко (будущий Маршал). Энергичный и хорошо подготовленный командир, он в короткое время сумел принять вооружение и обучить артиллеристов - истребителей танков. Времени, конечно, у него было недостаточно, но к 22 июня бригада уже была в боевой готовности, о чем свидетельствует первый же бой, в который она вступила. Как только произошло нападение гитлеровцев, Москаленко вскрыл мобилизационный пакет, в котором ему была поставлена задача: форсированным маршем направиться по маршруту от Луцка на львовское направление в район развертывания 6-й армии. Москаленко немедленно об этом доложил командующему 5-й армией, но тот ему сказал: «Обстановка на фронте 5-й армии резко обострилась: немецкие войска форсировали реку Западный Буг и продвигаются на Владимир-Волынский. Поэтому прошу вас наконец требую выступить на Владимир-Волынский и совместно с 22-м механизированным корпусом генерал-майора Кондрусева уничтожить противника, перешедшего границу, и восстановить положение». Москаленко ему ответил: «Бригада является резервом Главного Командования. Выполнить ваше требование, противоречащее мобилизационному плану, не могу». Потапов попросил подождать у телефона, пока он созвонится с Москвой. Но связи не было, ничего согласовать ему не удалось. Через некоторое время он позвонил и сказал: «Связь с Москвой и Киевом прервана, противник ведет наступление по всему фронту армии. 41-я танковая дивизия подверглась удару с воздуха и артиллерийскому обстрелу и почти полностью погибла. Город Владимир-Волынский с минуты на минуту будет захвачен врагом. Учитывая сложившуюся обстановку, приказываю: бригаде следовать, как я уже ранее сказал, на Владимир-Волынский и, во взаимодействии с 22-м механизированным корпусом, разбить противника, перешедшего границу, восстановить положение. Границу не переходить. Всю ответственность за нарушение бригадой задачи, предусмотренной мобилизационным планом, беру на себя».

Москаленко, трезво оценивая обстановку и помня положение устава о том, что выполняется последнее приказание, принял решение выполнять его приказ. В 10 часов утра 22 июня бригада выдвинулась навстречу противнику к границе. Сразу же по выходу из Луцка бригада подверглась неоднократным авиационным налетам, бомбардировщики гитлеровцев по двадцать - тридцать штук, под прикрытием истребителей, безнаказанно (наших самолетов не было) бомбили выдвигающуюся к фронту противотанковую бригаду. Москаленко при налетах приказывал подразделениям рассредоточиться и затем продолжать движение в сторону границы. На половине пути к Владимир-Волынскому Москаленко встретил небольшую колонну, это оказался штаб 22-го механизированного корпуса, с которым ему предстояло взаимодействовать. Но, как сказал С.М. Кондрусев, две его дивизии, 19-я танковая и 215-я механизированная, выдвигались из Ровно и находились еще в 140 километрах от государственной границы, а 41-я танковая, которая была близко от границы (о ней как раз и сказал командующий армией), возможно, уничтожена. В действительности, как выяснилось позднее, дело обстояло не так, но, во всяком случае, Кондрусев еще не знал, где 41-я танковая дивизия и в каком она состоянии. Таким образом, реальной силой на этом направлении оказалась только 1-я противотанковая бригада Москаленко. Не доходя до Владимир-Волынского, передовой отряд бригады заметил идущие навстречу танки. Сначала генерал Кондрусев думал, что это отходят на восток танки его 41-й дивизии, но Москаленко отчетливо увидел кресты на броне и приказал развернуться двум дивизионам на достигнутом рубеже, а передовой отряд уже открыл огонь по гитлеровским машинам.

Бригада Москаленко оказалась в очень тяжелых условиях: разгорался встречный бой, вести который без прикрытия пехоты артиллерийская часть, сформированная к тому же только полтора месяца назад, еще не умела. После короткой артиллерийско-авиационной подготовки немцы бросили в атаку около 200 танков. Они приближались к рубежу, на котором развернулись дивизионы бригады. За танками двигались мотопехота и артиллерия. Одновременно над полем боя кружили бомбардировщики и истребители противника. Танки противника на большой скорости, ведя интенсивный огонь, атаковали позиции артиллеристов. Хорошо обученные и опытные немецкие танкисты расстреливали расчеты и давили орудия гусеницами. Но наши артиллеристы показали высокую стойкость, не растерялись, они подбили немало танков противника, черные дымные столбы поднялись над полем боя. С первого раза уничтожить батареи артиллеристов противнику не удалось. Враг повторил атаку, но был отбит и на этот раз. Враг пошел в третью атаку. На поле боя все прибавлялись и прибавлялись дымящиеся танки противника. Бригада удержала занимаемый рубеж до вечера. В этом первом бою артиллеристы подбили семьдесят танков и бронемашин и много мотоциклов противника. Немалый урон понесла и бригада, она потеряла четыре батареи - почти весь их личный состав и всю материальную часть. В этой жаркой схватке осколком снаряда был смертельно ранен командир корпуса генерал-майор Кондрусев. До войны считалось, что артиллерия самостоятельно, без прикрытия пехоты и танков, не может вести боя, а бригаде Москаленко пришлось вести именно такой бой. Причем бригада встретилась с противником внезапно, на марше, развертывалась очень быстро, под непрерывными бомбежками с воздуха и под обстрелом артиллерии противника. То, что она сумела занять рубеж и отбить много танковых атак, свидетельствует о высоком боевом духе личного состава, который показал огромное мужество, смелость, да и немалое умение. Встретив упорное сопротивление вдоль шоссе, противник стал обходить этот рубеж и обтекать бригаду. Обнаружив это, Москаленко немедленно выбрал новый рубеж в районе западной окраины селения Затурцы. Он предполагал: противник, обойдя первый рубеж, на котором получил отпор, все равно вернется на шоссе и будет рваться на Луцк. В течение ночи наши войска совершили этот маневр и окопались на новых огневых позициях.

Москаленко создал три позиции, последовательно расположенных одна за другой. Эти позиции были расположены так, что огнем прямой наводки они полностью перекрывали шоссе на Луцк и на 4-5 километров подступы к нему с обеих сторон. Кроме того, еще два дивизиона было оставлено в резерве. Москаленко приказал расчетам подпускать танки на 300-400 метров и вести огонь наверняка, потому что с боеприпасами было не так уж хорошо. Здесь наши войска получили некоторые преимущества: успели подготовить огневые позиции. Орудия были закопаны и замаскированы, боеприпасы разложены в нишах, командиры хорошо организовали наблюдение за приближающимся противником. С рассветом гитлеровцы двинулись вперед, танки шли по шоссе и справа и слева от шоссе по полю, это был знаменитый танковый клин, идущий на рассечение фронта обороны. Танков и мотопехоты на этот раз было больше, чем вчера, противник явно ввел свежие силы. Как вспоминает Москаленко, увидев эту армаду, он невольно подумал: «Выдержим ли мы на этот раз?» Как только передовые танки подошли на указанную дистанцию 300-400 метров, тут же был открыт прицельный огонь. Сразу же запылало много танков и бронемашин - на поле и на шоссе. Пытаясь выйти из зоны огня, танки стали обтекать батареи, ведущие по ним огонь, и тут как раз и попали под фланговый огонь орудий, которые были умело расположены командиром бригады на флангах, и еще многие танки противника загорелись. Гитлеровцы вызвали на помощь авиацию. Появились пикирующие бомбардировщики и стали остервенело бомбить боевые порядки артиллеристов. И тем не менее на поле перед фронтом бригады пылало уже 50 сожженных танков и бронемашин! Вот так умело, самоотверженно бились бойцы и командиры кадровых частей, если можно назвать кадровой бригаду, которая просуществовала всего два месяца. И еще следует отметить энергичные, инициативные и умелые действия командира бригады.

Но не будем ограничиваться описанием умелых и находчивых действий командира бригады. Посмотрим, как действовали те, кто в пекле боя непосредственно жег танки врага. В то время, когда в первые дни войны в штабах соединений, вплоть до Генерального штаба, командование не могло еще разобраться в обстановке и наладить управление боевыми действиями, бойцы и командиры на поле боя сражались беззаветно.

У местечка Затурцы, о котором шла речь выше, первой в боевом построении стояла батарея младшего лейтенанта А.И. Логвиненко. Обращаю внимание читателей на то, что батареей командовал младший лейтенант, а не более старший по званию командир, как это полагалось по штату. Но, несмотря на свое небольшое звание и, разумеется, небольшой опыт, Логвиненко умело расположил орудия, замаскировал их и изготовился к встрече с противником. Батарея первой встретила танковую волну, громыхавшую вдоль шоссе, ведущего от границы к городам Луцк, Дубно, Житомир. Командир бригады Москаленко, наблюдавший за приближающимся противником, пишет в воспоминаниях следующее: «С моего наблюдательного пункта он (противник) был виден как на ладони. Танков и мотопехоты было гораздо больше, чем вчера. Их было так много, что казалось - вся Германия движется на нас». Вот такую армаду видели перед собой и молодые пареньки, сержанты И.М. Панфиленок, Н.А. Москалев, Г.К. Москвин и младший сержант В.П. Лазарев. Именно они со своими орудиями занимали самый первый рубеж, и им, наверное, казалось, что только они, эти четыре расчета, и противостоят надвигающейся армаде. Нужно быть не просто смелым, надо обладать очень твердой волей, чтобы видеть эту надвигающуюся танковую лавину, эту неминуемую смерть, и не только устоять, не только не оцепенеть от страха, но вступить с ней в борьбу, встретить огнем. Спокойно и хладнокровно бойцы подпустили приближающиеся танки на 300-400 метров. Кстати, орудия могли открыть прицельный огонь с расстояния 1 000 метров, это уже был бы действенный и меткий огонь, но командир бригады, памятуя о том, что боеприпасов не так много и что наиболее эффектен огонь именно почти в упор, приказал подпустить как можно ближе, и расчеты этот приказ выполнили несмотря ни на что. Когда танки были уже совсем близко, сразу прозвучали три выстрела из трех орудий (Панфиленок открыл огонь несколько позднее), и сразу же с одного танка слетела башня, а два других загорелись! Понимая, что их преимущество именно в неожиданности, батарейцы немедленно перезарядили орудия и дали еще один залп, и еще три танка тут же загорелись! Ну, а дальше уже пошла дуэль. Начали вести огонь по орудиям и танки, обнаружившие наши пушки. Гитлеровцы были достаточно опытны, чтобы понять: чем больше будет скорость танков, тем быстрее они раздавят наши орудия, поэтому они неслись на наших артиллеристов на предельной скорости. Триста-четыреста метров, о которых я сказал выше, можно преодолеть за несколько десятков секунд, и вот за эти секунды артиллеристы успели произвести по нескольку выстрелов и подбить больше десяти танков. Расчет сержанта Москвина успел уничтожить пять фашистских танков, прежде чем его орудие было уничтожено, а сам Москвин был ранен. Было повреждено орудие Лазарева, и сам он тоже был ранен. Дольше всех продержался расчет сержанта Москалева, он бил танки в упор до тех пор, пока они не раздавили его орудие. Расчет Москалева погиб, но успел уничтожить двенадцать фашистских танков. Разбив первые орудия, танки продвигались дальше.

И вот тут настал черед расчета сержанта Панфиленка. Его огневая позиция была выбрана в глубине, позади первых орудий. Причем, когда младший лейтенант Логвиненко указал ему эту позицию. Панфиленок даже засомневался: его орудие находилось в лощине, а перед ним была высотка, за которой ничего не было видно, и сержанту показалось, что он расположен очень невыгодно. Однако младший лейтенант Логвиненко объяснил сержанту: «Когда танки будут появляться оттуда, из-за этого бугра, их пушки будут задраны вверх, и танки подставят брюхо». Так и произошло. Как только первый танк выполз на вершину высотки, Панфиленок тут же всадил ему снаряд под гусеницы, и танк загорелся. Таким образом расчет сжег три танка. Фашисты поняли, что выскакивать на этот бугор опасно, и стали обходить высоту справа и слева. Наводчик Г.И. Гречин перенес огонь на машины, обходящие высоту, он успел подбить еще одну, но в это время разорвавшиеся поблизости ответные снаряды срезали почти весь расчет. Тогда, когда был подбит уже шестой танк, свалился и наводчик Гречин. Его место занял командир орудия сержант Панфиленок. Теперь он работал за весь расчет. Несмотря на то что был у орудия один и его осыпали осколки снарядов, он продолжал вести огонь. Один за другим загорались фашистские танки. Озверев от злости и желая во что бы то ни стало уничтожить это дерзкое орудие, два танка прошли вглубь и стали приближаться к пушке с тыльной стороны. И вот сержант Панфиленок нашел в себе силы - он один развернул орудие против приближающихся с тыла танков и поджег оба! В этом неравном и, прямо скажем, поразительном бою сержант Панфиленок лично подбил одиннадцать фашистских танков, а всего расчет его орудия уничтожил семнадцать танков. Панфиленок остался жив, потому что бригада отбила атаку. Уничтожив на этом рубеже более пятидесяти немецких танков, бригада подобрала своих раненых и отправила их в госпиталь. М.И. Панфиленок, http://militera.lib.ru/bio/karpov/20.html

13-я танковая дивизия:

Сформирована 11 октября 1940 года в Вене на базе 13.Inf.Div.(mot). Направлена в Румынию для подготовки. С июня 1941 года на южном участке Восточного фронта - 1-я танковая группа фон Клейста группы армий «Юг». Участвовала в захвате Киева. Летом 1942 года - наступление на Кавказ: тяжелые бои на Тереке, под Таганрогом. Зимой 1942/43 бои на Кубани. Весной 1943 года отведена на Таманский полуостров, 7.1943 в Крыму. 10.1943-1.1944 - тяжелые бои под Кривым Рогом. Весна-лето 1944 - отступление с боями на Северной Украине и Румынии за Карпаты. 9.1944 - отведена в Рейх для пополнения. С 10.1944 - в Венгрии. 11-12.1944 года - в составе 6-й Армии оборона Будапешта. Разгромлена 1.1945. Из остатков 13-й танковой дивизии и 60-й гренадерской дивизии «Feldherrnhalle» сформирована Pz.Div. «Feldhermhalle 2».

Количество танков в 13-й танковой дивизии на 22 июня 1941 года: Pz II - 45, Pz III - 71, Pz IV - 20, Pz IV - 13, всего - 149.

14-я танковая дивизия:

Сформирована в Koningsbruk’e 15 августа 1940 года на базе 4.Inf.Div. 4.1941 - Балканская кампания. Затем - на южном участке Восточного фронта - в составе 1-й танковой группы Клейста группы армий «Юг». Постоянные бои в период 07.1941 - 12.1942. 1.1943 - окружена и разгромлена под Сталинградом. 4.1943 заново сформирована в Бретани. С 12.1943 - снова на южном участке Восточного фронта. 12.1943 - тяжелые бои в излучине Днепра. 1-6.1944 - бои под Кировоградом, Кишиневом, Яссами. 7.1944 года - пополнение на территории Украины. 8.1944 - переброшена в Курляндию. 10.1944-4.1945 - оборонительные бои в районе Либау, сдалась Красной Армии.

Количество танков в 14-й танковой дивизии на 22 июня 1941 года: Pz II - 45, Pz III - 71, Pz IV - 20, Bef.Pz - 11, всего - 147.

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100