газета 'Дуэль' N 36 (434) 
6 СЕНТЯБРЯ 2005 г.
ГРЯЗЬ ДЕМОКРАТА НА ЧЕЛЕ СОЛДАТА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ

МОЙ ОТВЕТ "ЛИГЕ НАЦИЙ"
(Отклик на статью М.М. Саяпина, "Дуэль", 16.08.2005)

С удивлением узнаю, что т. Саяпин назначен Главным редактором «Дуэли». Юрий Мухин, знающий фактологию Отечественной истории ХV - ХVIII в.в., ее тело, пусть в не всегда удовлетворительных истолкованиях (вроде С. Соловьева), к тому же инженер-металлург, таких ошибок в передовице не наделал бы.

Михал Михалыч, примите мои поздравления! Будем надеяться, что с Вашим назначением порочная традиция «Дуэли» - печатать малограмотную критику авторов, не предоставляя им места для ответа, все же уйдет!

Ваша проблема, т. Саяпин, заключается в том (судя по тому, каким активным Вы были «церковным обозревателем», быв постоянным автором «Дуэли»), что, будучи фельетонистом, о Русской истории Вы судите главным образом по церковным сайтам. А это источник, может быть и высокодуховный, но, увы, страдающий фактическими и, что хуже, методологическими ошибками.

Вот Вы пишете, что «не было тогда нигде регулярной боевой подготовки, поймите вы это». Заблуждаетесь, Уложение о службе, Устав ратных и пушечных дел и т.п. - эти документы были созданы еще при Рюриковичах. В самом деле, как Вы представляете себе рать, членящуюся на несколько полков - войсковых объединений, в нашем понимании, составленных каждое из разных родов оружия, действующих на поле боя разомкнутыми подразделениями, в несколько эшелонов, совершающую сложные перестроения, повторяющую атаки в случае неудачи, атакующую и отступающую через промежутки первой линии, ведущую огонь через головы шеренги, перезаряжающей оружие, и т.п., остающуюся при этом «народным», то бишь, феодальным ополчением?? Во времена Куликовской битвы, Смоленских, Казанских и Ливонских походов Русское войско действовало именно так (см. А.Н.Кирпичников «Военное дело Руси ХIV - ХVII вв.», Л., 1976); вопрос - почему этого не заметно в ХVII в., уже в боях под Добрыничами и Новгород-Северским (см. Р.Г.Скрынников «Самозванцы в России в начале ХVII в.», Новосибирск, 1987, с.с. 81-82, 85-87).

Испанской армии, всуе помянутой Вами, в ХVI в. одной из самых высокоорганизованных, состоящей из дешевой легкой пехоты (в основном), но побеждавшей поддерживаемую полевыми орудиями (В. Гриньер «Ружье», М., 1888, с.с. 18-20) французскую тяжелую кавалерию за счет технического и организационного перевеса над франками, это, кстати, было свойственно тогда не менее. Как и полякам времен Стефана Батория и Станислава Жолкевского, небольшой гарнизон которых 2 года успешно удерживал Москву (об организации зарубежных войск см. Д. Дэнисон «История конницы», СПб., 1897, переизд. 2000, Г. Брикс «Примечания Г. Брикса к Истории конницы Д. Дэнисона», тогда же).

Подумайте, почему же в ХVII в. перед Петровскими реформами обучение солдат и офицеров велось «по ратному обычаю» (Б.С.Тельпуховский «Северная война», М., 1946, с.26), так что Автоному Головину потребовалось создавать Строевое положение 1699 г. (см. там же)?

Что имелись и русские генералы, т.к. калькою их являлись русские чины воевод, я не оспориваю - скажу больше, в ХVII в. в России был даже генералиссимус - А.С.Шеин (1662-1700). Правда, формально получивший звание уже при Петре (1696 г., Военно-Энц. Словарь, 1984, с.816), но за предыдущие заслуги - как активный участник Русско-польско-австрийско-венециано-турецких войн 1676-1699 гг. Войны с Турцией, в том числе неудачные (война 1676-1681 гг., известная больше благодаря картине И.Е. Репина, кончилась миром с выплатой туркам дани), в составе «общеевропейских коалиций» - не изобретение Петра, это наследие ХVII в., Вашей любимой «тоталитарной Московии»... И с наемным комплектованием полков нового строя ХVII в. как принципом Вы крупно заблуждаетесь. «Их начали создавать еще в первой четверти ХVII в., но до Петра они не получили законченной, стройной военной организации и по своему количественному составу занимали небольшое место... Нельзя согласиться с мнением некоторых историков, что полки иноземного строя состояли главным образом из наемных иностранцев. Они состояли в основном из русских «даточных» людей, но часть офицерского состава, особенно старшего, состояла из иностранцев» (Тельпуховский, с.20). Как это знакомо! При Екатерине II среди поручиков люди с немецкими фамилиями составляли 1\8 часть, среди генералов - 1\2 (Суворов, напомню, начал службу рядовым, а многие беcпоместные дворяне тогда в этом чине ее и заканчивали).

Что драгуны в составе «солдатских и рейтарских полков» имелись, мне, разумеется, тоже известно. Первый полк сформирован полковниками Ласи и ван Дамом в 1631 г. (Бол.Энц. под ред. Южакова, т. 8-й, с.706). Хотя «название гусар встречается среди войск иноземного строя»(!), первый гусарский полк сформирован в 1723 г. Петром Великим для пограничной милиционной службы на Украине из этнических сербов, вербуемых в австрийских владениях (там же, т. 7-й, с.757, ссылка: Иванов «Состав и устройство регулярной русской кавалерии 1700-1864 г.г.», 1885) и, в отличие от мадьяр, понимавших языки команды (русский и немецкий). Суть в том, что Петр переформировывал в драгун полки Поместного войска, - уже к ХVII в., с развитием полевого огнестрельного оружия, ставшие анахронизмом. А оно насчитывало перед 1700 г. до 31 тыс. человек, «это было дворянское ополчение, не имевшее никакой законченной военной организации; по мере надобности оно сводилось в отдельные полки» (Тельпуховский, с.20). (Свою боевую никчемность остающаяся дивизия поместных войск даже под командованием достойного командира Шереметева продемонстрировала перед и во время Нарвского сражения - бежав, даже не вступая в бой; там же, с.с. 34-37.)

Во время Разинского восстания рядовой состав стрелецких полков (как и городовые казаки) переходил на сторону повстанцев. Для его подавления надежными оказались лишь полки нового строя и дворянские дружины. В результате, к концу ХVII в. даже из стрелецких командиров в 4 полках, взбунтовавшихся в Москве в 1698 г., оказался один полковник-немец - Т.Х. Гунтермарк («Восстание Московских стрельцов 1698 г.», М., 1980, с.4). Это только Тухачевскому казалось, что вторые, третьи и четвертые командные и технические составы можно печь без затруднений для государства, а офицеру ХVII в. требовался солидный поместный и денежный оклад. Стрельцы действительно квартировали по городам, имея слободы, содержась в мирное время торгово-ремесленным трудом, не облагаемым податью, но это было способом содержания войск, а не признаком их полицейской службы. Полицейским частям, знаете, нет нужды иметь штатную артиллерию, тогда дорогую «игрушку» (большинство пушек лилось из бронзы), а она в стрелецких полках имелась, иностранный путешественник писал, что «каждая рота имеет пушку» («Черная сотня», 2002 г.). Стрелецкие полки участвовали и в Освободительных походах 1611-1612 г. г., и в русско-польских войнах ХVII в. и в Азовских походах Петра, и в Крымских походах кн. Вас. Голицына.

«Мушкетеров», к Вашему сведению, правильно писать через «е» - по-французски будет «мускатэр», буквы же «ё» в русском языке до Карамзина (когда в Русской армии были мушкАтЕрские полки) просто не было (см. Б.Н. Тимофеев-Еропкин «Правильно ли мы говорим?», М., 1961). Не только в документах, но и в хороших исторических романах ХХ в., Вы узрите эту норму языка эпохи мушкетов.

Плохо зная «фактуру», т.е. будучи в некотором роде «бюрократом» (в терминологии ЮМ), Вы совершенно не поняли смысла моей статьи (вернее, опубликованного отрывка с редакционным заглавием; статья писалась благодоря вопросам, устно заданных читателями, после моего Поединка с Яр. Волиным). «Иностранщина», насаждение которой на Руси приписывают Петру, насаждалась Романовыми - до Петра; в этом он, как и Елизавета Петровна, как раз выгодно отличается от предшественников. Это не пропаганда - это восстановление исторической правды, без знания которой нельзя делать правильные умозаключения относительно будущего!

Уютные храмы «нарышкинского барокко» ХVII в., хоть это и не русская архитектура, конечно, очень изящны - для нас, привыкших к стилю «барАкко». Но если помнить, что возводились они на фоне расправ над староверами (по законам Софьи Алексеевны староверчество - т.е. по сути обычное московское православие образца ХУ1 в. - каралось, в отличие, например, от магометанства, как государственное преступление), это впечатление как-то улетучивается.

Так что разрыв наступил не только в стиле, но и в мировоззрении - и на этом пережигалась энергия Нации: политические расправы над заурядными любителями национального церковного искусства минувшей эпохи (хотя Вы, как любитель всяческого «тоталитаризма» и враг «нацизма», это, наверное, как раз одобрите)... О судьбе русской культуры в тот век в «Д» хорошо писал т. Прищепенко (зря его перестали публиковать). Считать романовскую Россию ХVII в. той Московией, что известна по ХV - ХVI вв., - просто ошибка! Это пропагандистская подмена, подобная отождествлению Путинлэнда с СССР или Империи перед 1917 г. со «Святой Русью».

Да Вы и ее не знаете! Крымское ханство, покоренное Портой еще в ХV в., но сохранившее автономию до 30-х г. г. ХVI в., было союзником Москвы (хотя сейчас это и странно звучит). Разрыв с ним доопричных боярских правительств, как и аннексия в 1552 г. Казани - после свержения турецкого ставленника (в войске Ивана Васильевича было татар не меньше, чем среди защитников Казани), были крупнейшими политическими ошибками, разрывом с традиционной политикой. Первыми попытками втянуть Русь в европейские антитурецкие коалиции - реакцией на которые во многом была Опричнина (о чем моя отдельная работа (рукопись (файл) посылалась в «Д»)). Это ведь в некотором роде просто экономика: 0,5 млн. рабов, проданных крымчаками при Девлет-Гирее, могли быть угнанными из Валахии, Венгрии, Польши, а могли - из Московской Руси, как оно и получилось...

Вас это, может быть, удивит, но в русской публицистике времен Ивана Грозного греки упоминались, надо сказать заслуженно, как пример разложившихся и выродившихся «ленивых богатинов» (Иван Пересветов), вполне закономерно побежденных добродетельным Османским Царством, пекущимся, как сказали бы теперь, о социальной справедливости и общественной нравственности (идеологию Высокой Порты ХV - ХVI вв., т.е. времен Сулеймана Законодателя, имевшую светскую версию ислама, декларирующую политическую преемственность с Римско-Константинопольскими императорами, не претендующую на родство туркмен Османов с Пророком Мухаммедом, публицисты представляли верно, см. С.Рансимен «Падение Константинополя в 1453 г.», М., 1983; Р. Г. Скрыников «Иван Грозный», М., 1980).

Не зная всего этого, нельзя понять «экстремализма» Петровских реформ - когда католический (польско-итальянский) «клин», вбитый в ХVII в., выбивали «клином голландским». Петербург основан отнюдь не на пустом месте - русские посады по Неве, уничтоженные в ХVII в. шведами, стояли здесь задолго до 1703 г. (см. А.Н.Кирпичников «Древний Орешек»). Возникает вопрос: кому выгодно, чтоб Россия виделась исконно национально-«континентальной», «крестьянской», «христолюбивой», то бишь «стоящей щитом на пути агрессии Ислама» в Европу, дружной с «христианскими братьями» из Варшавы? Задаю его именно Вам как фельетонисту в некотором роде церковному. Вопрос назрел, судя по тому, как журналист коммунистической «Совроськи» Сергей Иванов, интервьюируя Игоря Фроянова, метафорически пишет о переплавке на пушки церковных колоколов, будто бы имевшей место в конце ХV в., как о чем-то апокалиптическом. (В действительности эта мера на Руси в кризисные периоды истории практиковалась издавна.)

Публицистика Голштейн-Готторпов и коммунистов, пристегнув свое «идейное западничество» к национальному герою русского народа (почитайте солдатские плачи по нему из собрания Киреевского), увы, сыграла с Петром Алексеевичем злую шутку. А то, с какими державами ему пришлось столкнуться, вполне объясняет сокращение населения в 1700-1721 г. г. (меньшее, однако, чем в 1603-1618). Шведский король в начале ХVIII в. имел подданых больше, чем русский царь, как военачальник - ничуть ему не уступал в 1700-1710 и, пожалуй, превосходил как полководец и дипломат(!) в 1712-1718 г. г., когда ему было уже не 18 лет (Карл родился в 1682, гениальность этого «последнего викинга» у нас даже не отрицается, а просто игнорируется!). Шведская армия была не только передовой, но и национальной - не уступая в этом русской; Турция в конце ХVII - начале ХVIII вв. оставалась сильнейшей державой Европы. Так что неудачу 38-тысячной русской армии в Прутском походе, но не допустившей своего разгрома 200-тысячной турецкой, никоим образом нельзя считать идейным крахом.

Р.Б. ЖДАНОВИЧ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100