газета 'Дуэль' N 36 (434) 
6 СЕНТЯБРЯ 2005 г.
ГРЯЗЬ ДЕМОКРАТА НА ЧЕЛЕ СОЛДАТА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ

МИФ ХОЛОКОСТА И ЕЩЕ КОЕ О ЧЕМ

А.Н. Игнатьев полагает («Д», NN23-26), что ему удалось найти источники зарождения мифа о Холокосте, и после просмотра подшивок «Правды» за 1945 г. он пришел к выводу, что основным мифотворцем является военный корреспондент «Правды» Борис Полевой в содружестве с  главным редактором. Тенденциозность описания и домыслы в отношении количества жертв в фашистских концлагерях А.Н. Игнатьев называет идеологической диверсией, однако, невозможно представить, чтобы эта линия газеты была полностью самостоятельной и не задавалась неким высоким политическим органом, назовем его «инстанцией».

Чтобы показать это, возьмем другое печатное издание того же года - «Огонек». В NN9-10 в перечне средств массового уничтожения дается тот же ряд: газовые камеры, электроконвейер, шахтная печь для сжигания трупов и так называемые «камины», а газом «циклон» истреблены пока не миллионы, но уже сотни тысяч заключенных. Правда, в предшествующем номере журнала описывается комбинат смерти в Треблинке, где (по опросам узников) немцы уничтожили несколько миллионов заключенных. Кстати, везде число погибших и методы уничтожения основаны только на показаниях самих узников: в Треблинке ежедневно умерщвлялось по 10-12 тысяч жертв и имелось 13 газовых камер, недалеко от которых на электростанции работал танковый двигатель, подававший по трубам газ в камеры. Немцы применяли угарный газ - завершает рассказ один из бывших узников. То есть уже тогда описания этого и других «комбинатов смерти» указывали на технически неосуществимые способы уничтожения огромного количества людей, отсутствовали вещественные и документальные доказательства, подтверждающие существование такого «производства». В то же время имеются общие признаки, видимо, установленные инстанцией: 3-4 млн. погибших, электроконвейер, газовые камеры, шахтные печи.

Поэтому считаю Б. Полевого не идеологическим диверсантом, а не слишком искусным исполнителем заданной ему линии. Кстати: в перечне комитетов освобожденных узников по национальности, евреи упомянуты лишь на четвертом месте, так что Полевой даже не певец Холокоста. Наверное, и сам А.Н. Игнатьев отказался бы от нелепой идеи вплести русского писателя в сионистский заговор, если бы познакомился с биографиями его родителей Николая Петровича и Лидии Васильевны Камповых. Свои репортажи и дневниковые записи Б. Полевой позднее переработал в книги «До Берлина 896 км», «Нюрнбергские дневники» (изд-во «Сов. Россия», 1973, 1969 гг., см. также книгу «В конце концов» в восьмом томе собр. соч. в 9 т.). С учетом того, что уже прошло четверть века и могла появиться  новая информация, пролистаем эти записи и сравним их с теми, которые сделаны по горячим следам.

Итак, Б. Полевой подлетает к только что освобожденному Освенциму: «Мысли были там, в Освенциме, где, как говорят, действовал целый комбинат уничтожения и сожжено три или четыре миллиона человек» (откровенно делится с читателями заданием «инстанции». - Ю.Н.).

Краткая справка. В 1944 г. сеть концлагерей у немцев превышает тысячу, включая подсобные лагеря на военных заводах. Самым большим был концлагерь Освенцим-Бжезинка, который включал три лагеря: главный лагерь в Освенциме - Аушвиц I,  в трех километрах от него Аушвиц II, или Биркенау, или Бжезинка и, наконец, третий - в Моновицах - Аушвиц III, который имел 39 подсобных лагерей, разбросанных по Силезии. Что же видит Б.Полевой по прибытии в лагерь? В Освенциме огромный химический комбинат, на котором работало большинство узников, и это в своей основе был все-таки рабочий лагерь. Его заключенные, пока они были здоровы, сохраняли силы, использовались на разных работах. Сжигались лишь те, кто терял силы от истощения, у кого падала производительность, кто, так сказать, становился нерентабельным. Взамен сожженных вставали другие, затем третьи. Так и вращалось «колесо смерти», но вращалось сравнительно медленно. Арестованы десятки охранников и чиновников лагерной администрации, в лагере было больше сотни тысяч (по другим источникам, несколько тысяч. - Ю.Н.) заключенных. В канцелярии захвачены бухгалтерские книги. Не обнаружив газовых камер, каких-либо других механизмов массового уничтожения людей, Б. Полевой, однако, утверждает, что комендант лагеря - один их величайших злодеев фашизма и уничтожил миллионы людей.

На следующий день Б. Полевой отправляется в Биркенау, где записывает рассказ польского железнодорожника о том, что прибывающих на станцию узников направляли в баню, в помещение сверху пускали газ «циклон - два», «циклон - три», тысячи трупов на вагонетках отвозили к печам, а те трупы, которые в печи не помещались, сжигались открытым способом. Две недели назад эсэсовцы все взорвали: и станцию, и баню, и пути. Была оттепель, в окрестностях  лежал черный снег, прикоснувшись к которому Б. Полевой содрогнулся: ведь эта гарь - частица праха сотен тысяч людей.

Однако в книге «В конце концов» Б. Полевой иначе описывает увиденное в той же поездке. Освенцим уже самая большая «фабрика смерти» из всех созданных гитлеризмом, задержаны палачи из газовых камер и крематориев (которые он раньше, видимо, принимал за химический комбинат. - Ю.Н.). В Биркенау в банях, оказывается, пускали не газ «циклон», а сверху сыпали какой-то зеленоватого цвета порошок, после чего по помещению распространялся ядовитый запах. После смерти заключенных мощные вентиляторы выдували газ (а не порошок. - Ю.Н.). Тела везли в крематорий, производительность которого тысяча, а иногда и полторы тысяч трупов в день. И рассказывал об этом уже не местный польский железнодорожник, а польский партизан.

Заметим, что Б. Полевой не рядовой журналист, а старший офицер, корреспондент самой главной газеты, более того, позднее он пояснил, что выполнял оперативные задания штаба фронта. Поэтому мог получать информацию не только от отдельных «партизан-железнодорожников», но и из документов, от военной администрации, экспертов и т.д. Противоречия и небылицы, которыми усеяны повествования Б. Полевого, свидетельствуют не столько о профессиональной неряшливости, сколько о невозможности подтвердить заданные «инстанцией» установки, ему даже число погибших пришлось снизить с 3-4 миллионов до сотен тысяч.

Но закончим с мифотворчеством Б. Полевого и ознакомимся с материалом, который вышел в свет через 15 лет после освобождения и автор которого мог собрать проверенные сведения  непосредственно на месте трагедии. В 1961 г. издательством государственного музея в Освенциме выпущена книга К. Смоленя «Освенцим 1940-1945». (Ниже ссылки на эту книгу будут даваться номерами страниц). И Смоленем утверждается, что в концлагере Аушвиц II-Биркенау погибло 4 млн. человек. Это число определено, якобы, на основании подсчетов, произведенных после осмотра территории, орудий истребления и документов лагеря, а также после опроса сотен уцелевших узников и ознакомления с мнением экспертов.

Но, если есть документы освенцимского лагеря, то нас прежде всего интересуют документы учета регистрации прибывающих и выбывающих заключенных. Здесь дело обстояло так. Регистрация новоприбывших (с. с.38, 41) начиналась с внесения их в списки, причем вписывались анкетные данные узника и ему давали номер. На протяжении всего времени существования лагеря  в списки было внесено около 405 тыс. узников (с. 41). Вследствие ужасных условий погибло около 340 тыс. человек. И несмотря на это (с. 37): земля Бжезинки скрыла пепел и кости 4 млн. жертв; дескать они не были внесены в списки, а их личные документы были уничтожены.

Вот и логическая основа всех подсчетов: уничтожено 4 млн. человек, т.к. их никто не учитывал. Попытаемся найти у Смоленя объяснение, почему в одном лагере - Аушвиц I - списки поставлялись, а в другом - Аушвиц II, или Биркенау - такого учета не велось. Может быть были на каком-то особом положении и были заранее кем-то обречены на немедленное уничтожение? Таких признаков в книге нет. Вот в женской части лагеря  производится поверка (фото на с.44), ну а как сличать численность состава, если никто не внесен в списки? На территории лагеря находилось 28 жилых корпусов для заключенных, в каждом из которых в разное время размещалось от 500 до 1000 человек. Заключенные привлекались ко всем работам - как по строительству и расширению лагеря, так и на промышленных предприятиях. Смолень утверждает, что до постройки 4 больших газовых камер и крематориев заключенных умерщвляли в приспособленных для этой цели крестьянских дворах (? - Ю. Н.) - они сжигались на огромных кострах (с. 24). Однако, на ситуационном плане (с. 23) газовые камеры отсутствуют полностью, а первый и единственный крематорий обозначен среди корпусов политического отдела вблизи дома коменданта лагеря. Судя по литературным воспоминаниям бывшего коменданта лагеря Гесса (с. 25), в конце 1942 г. были опорожнены все массовые могилы, в которых оказалось 107 тыс. похороненных. Значит, для получения известного показателя в 4 млн. уничтоженных оставалось только 2 года. И ежемесячная «производительность» крематориев должна была быть не менее 160 тыс. человек. Следует ли далее сопоставлять эти и другие источники, чтобы разрешить все нелепости и противоречия? Бесполезно, это дорога в тупик. Почему трудно оставаться равнодушным, узнавая о деятельности нынешних воинственных мифотворцев Холокоста? В фашистских лагерях (для военнопленных, лиц, угнанных в рабство на работы, и др.) погибло огромное количество людей, наверное, уже трудно будет установить, сколько их было. Я скорблю о каждом из них, но не могу позволить, чтобы приписками и такими «подсчетами» дельцы присоединяли к погибшим выдуманные лжефигуры, оскорбляя тем самым память подлинных мучеников.

Ю.А. НИКОЛАЕВ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100