газета 'Дуэль' N 27 (425) 
5 ИЮЛЯ 2005 г.
ТОГДА МЫ БЫЛИ СИЛЬНЕЕ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ ЭКОНОМИКИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

О СКИНАХ И ЖЕРТВАХ

Фемида на стороне скинов?

Сотрудникам милиции Красносельского района не позавидуешь. Сначала с ними «разобрались» скинхеды, а потом суд.

23 ноября 2002 года группа бритоголовых, предварительно накачавшись пивом и водкой, решила «избить кого-нибудь из черных». Жертву нашли быстро, у одного из магазинов на улице Котина. Увидев мужчину восточной внешности, скины с криками «Бей чеченца!» напали на него, повалили на землю и приступили к расправе. Били жестоко - руками и ногами, по голове.

«Врагом нации» оказался участковый 82-го отдела милиции Мнацакан Кочарян. В какой-то момент он смог приподняться, отскочить в сторону и вытащить пистолет. Увидев оружие, бритоголовые бросились врассыпную. Двоих из них Кочаряну вместе с прибывшим на подмогу коллегой удалось задержать. В милиции изрядно струхнувшие скины сразу же «сдали» остальных соучастников избиения, и к вечеру все нападавшие были задержаны.

Бритоголовые сознались во всем - и в том, что они члены группировки скинхедов, и в избиении Кочаряна. Райпрокуратура, несмотря на очевидный «национальный» мотив нападения, возбудила уголовное дело по статье 213 УК РФ (хулиганство). Затем дело переквалифицировали на еще более «легкую» 115-ю статью (умышленное причинение вреда здоровью из хулиганских побуждений). А в конце прошлого года оно и вовсе было прекращено - за истечением срока давности (он в данном случае составляет два года).

Параллельно с этой историей началась другая. Вскоре после избиения Кочаряна и допроса скинхедов один из задержанных, 15-летний Михаил К. заявил, что в отделе милиции стражи порядка избили его резиновой дубинкой. Родители немедленно повели чадо в травмпункт, а затем в райпрокуратуру. В итоге появилось уголовное дело по статье 286 (превышение должностных полномочий) в отношении оперуполномоченных 82-го отдела милиции Игоря Орлова и Олега Носкова, которых опознал подросток. 29 апреля суд Красносельского района вынес вердикт стражам порядка. Оба получили по четыре года колонии общего режима и были арестованы в зале суда. Приговор стал настоящим шоком не только для обвиняемых, но и для подавляющего большинства их коллег. И дело здесь даже не в строгости наказания (хотя сами стражи порядка не смогли припомнить случая, когда за превышение полномочий давали реальные сроки). Во-первых, обвинение базировалось исключительно на показаниях Михаила К. Во-вторых, коллеги Носкова и Орлова подтвердили их алиби (согласно милицейским отчетам, во время задержания подростка они были в другом месте), однако судья Маклакова не приняла во внимание их показания. По причине того, что «данные свидетели являются действующими сотрудниками милиции... и тем самым заинтересованы в том, чтобы Носков и Орлов избежали уголовной ответственности за совершенное преступление».

И, наконец, самое главное и самое фантастическое в этой истории - собственно, за что правоохранителей отправили на нары. Суд установил, что обвиняемые нанесли подростку не менее 15 ударов резиновой палкой. Но все телесные повреждения сводятся к... «ушибу мягких тканей затылочной области слева, которые не влекут кратковременного расстройства здоровья и не расцениваются как вред здоровью». «Это даже не гематома, - прокомментировали нам ситуацию травматологи. - Представьте, что вы случайно стукнулись головой о дверцу шкафа. Здесь то же самое». Спрашивается, как же надо было милиционерам умудриться так бить, да еще резиновой дубинкой, да еще не менее 15 раз?

- Мы до сих пор не поняли, что произошло, - признались корреспонденту «АиФ-Петербург» сотрудники Красносельского РУВД. - То ли прокуратуре для «галочки» срочно понадобилось посадить «оборотней», то ли это такой знак нам всем: скинов - не трогать. А может, все вместе?.. Точка в этой истории еще не поставлена. Теперь свое слово должна сказать кассационная инстанция - горсуд. Артем Костюковский, «АиФ».

Аргументы и фак’you

На моей памяти раз пятнадцать в еврейской прессе тиражировалась фотография некоего бритого затылка с оволосевшей зоной, изображавшей руны SS. Раз пять я читал материалы, поясняющие, что это фото сделано в Австрии в каком-то лохматом году и к нынешней России никакого отношения не имеет. Был, если не ошибаюсь, и материал А.В. Дуброва в «Дуэли».

Вы же знаете, чья наглость предела не имеет? На 9 мая вышел праздничный номер «АиФ», N19, 2005 год со статьей Артема Костюковского «Фемида на стороне скинхедов?» Статья статьей, о деле об избиении мента Кочаряна я не слыхал, да уже три года прошло, статью прилагаю, судите сами. Но вот фото при ней - мощный бритый затылок с надписью «White power» и свастикой. Невооруженным глазом видно, что надпись нанесена маркером поверх фотографии, даже ретушером не надо быть, чтобы не заметить эту наглую подделку. Фото сделано на Невском проспекте, между домами 24 и 26, т.е. на Малой Конюшенной улице, где регулярно проводятся всякие праздничные акции, о чем говорит пирамида воздушных шаров слева от этого затылка. Я там довольно часто бываю и знаю, о чем говорю, там часто какие-то дети поют и пляшут, кто-то регулярно митингует и пр. Однако скажу - жаль, что этот затылок не мой. Падла буду, вытряхнул бы этих жидов даже из тапочек; хозяин затылка, может, опознаете себя? Да и фото как минимум прошлогоднее - в 2005 на момент выхода газеты такого тепла природа еще не дарила.

И постскриптум. Фото - Дмитрия Кощеева, чьи каракули по фото, не указано. Тираж этого номера «АиФ» - 2 993 500 экз. Нехилые денежки при рекомендуемой цене в 10 рэ? Какова может быть сумма иска, если обладатель затылка, таким тиражом расписанного не пойми, каким узором, себя узнает?

Если это гость Санкт-Петербурга, Вам, может быть, повезло - иначе зачем предупреждение - «Подлежит распространению только в РФ»?

И еще - чьи это дела, господа редакторы? А заодно уж ответьте и на вопрос о том, как это все называется, если, конечно, говорить на вашем языке. Геннадий Любомиров

Молчание русских ягнят

Знаете ли вы, что такое девятилетний мальчик? Знать это могут только те, кто сам растил детей. Девятилетний мальчик - это уже маленький мужчина. В его походке, жестах, словах, в его маленьких поступках уже чувствуется облик будущего мужчины, подобно тому как алый отсвет зари предвещает солнце наступающего дня. Уже начинает видеть чуткое родительское сердце, в чем сила начинающего свой путь человечка, в чем его слабость, что будет легко даваться ему, а что трудно. Болит и трепещет родительское сердце, заставляя думать бессонными ночами о том, как защитить, как помочь, как вывести чадо в большой и трудный мир. А мальчик беззаботно предается своим серьезным играм, растет, сам не зная о своем росте, как не знает о нем росток пшеницы, только что проклюнувшийся из зерна. Пройдут годы, и росток превратится в колос, который родит из себя новые зерна. Так совершается жизнь.

Сколько стоит девятилетний мальчик? Кощунственный вроде бы вопрос, но почему бы и не задать его в эпоху всеобщей либерализации сознания, в эпоху, когда рынок заставляет нас смотреть на все его глазами.

Столько, сколько стоит солнечный свет, дыхание ветра и шелест дождя, звезды в небе и прах предков под ногами. Столько, сколько стоит будущее. Столько, сколько стоит девять лет родительского труда. Нисколько - и в то же время бесконечно много. Никто не в силах заплатить цену девятилетнего мальчика. Таких денег нет у всех богачей мира, вместе взятых. Такую ценность невозможно купить.

Но ее можно украсть

Когда убивают человека, это трагедия. Но какое слово надо употребить, когда тот, кого милосердная семья подобрала на улице, приютила, обогрела и накормила, крадет жизнь ее ребенка? Подлость, предательство, неблагодарность? Как ни назови, слов не хватает.

Несколько дней назад, 30 мая, сотрудники милиции Подольска раскрыли жестокое убийство 9-летнего Алексея Севостьянова, ученика церковно-приходской школы. Труп мальчика был обнаружен вечером 25 мая в доме, где он жил с семьей, в деревне Песье Подольского района Московской области. Труп был завернут в одеяло, на шее - колото-резаные раны. Следственная группа пришла к выводу, что убийство совершил 17-летний Сади Амершоев из семьи таджиков Амершоевых, которую Севостьяновы приютили в своем доме. После убийства ребенка Амершоев скрылся, был объявлен в розыск и задержан через день на станции Подольск. Выяснилось, что ребенка он убил в ходе пустяковой ссоры. Задержанному предъявлено обвинение по статье 105 часть 1 УК РФ (убийство).

Об убийстве говорить не хочется. Раздавлен росток, и никогда уже ему не вырасти в колос. Не стало того, ради кого жертвовали собой мать и отец, ради кого они работали днем и не спали ночью, и девять долгих и трудных лет внезапно оборвались так неожиданно, так нелепо и неправильно. Мальчик никогда уже не станет мужчиной. Это значит, что не стало будущего России - в одной отдельно взятой человеческой жизни. О чем тут еще говорить? Почтим память отрока Алексея священным молчанием, помолимся Богу об упокоении невинной детской души, пострадавшей и по нашей вине тоже - из-за нашего равнодушия, нашей лени, легкомыслия и безволия. И в этом молчании подумаем и сделаем некоторые неприятные, суровые, но необходимые выводы.

После жестокого убийства таджикской девочки российское общество в течение нескольких месяцев трясла лихорадка псевдопокаяния. Надрывая глотки, журналисты всех мастей скорбели о погибшем ребенке, истерически верещали об угрозе скинхедовского экстремизма, стремящегося истребить не то что таджиков, но весь мир в целом, если верить их словам. Высокопоставленные государственные чиновники клялись найти виновных, призывали на головы неведомых «нацистов» кары небесные и земные.

Виновных нашли. Ими оказались отнюдь не скинхеды, а уличные наркодельцы, конкуренты отца девочки, который, как попутно выяснилось, торговал наркотиками.

Но такая правда, оказывается, никому не была нужна. И еще несколько месяцев заунывно причитали отечественные и западные журналисты и чиновники о «таджикской девочке, безвинно погибшей от рук зловещих скинхедов», пока тень бедного ребенка не превратилась в кощунственный брэнд «Таджикская девочка» ТМ.

Но вот ситуация повторилось с точностью до наоборот. Более того, к убийству ребенка добавился чудовищный сюжет, достойный пера Достоевского или Гюго - убийцей стал тот, кого семья убитого облагодетельствовала, подобрав с улицы и пустив в свой дом.

И где теперь эти журналисты? Где чиновники? О чем они пишут и говорят? О таджикской угрозе? Озабочены ли они валом преступности, который несет в Россию мутная волна миграции из полудиких аулов и кишлаков?

Нет. Они по-прежнему пишут об угрозе русских скинхедов. «Доведенная до крайности идеология экстремистских действий обладает огромной разрушительной силой, ее сторонники готовы к любым акциям, нарушению общественных норм и законов», - повторяет, как попка-дурак, Рашид Нургалиев, на наше несчастье являющийся главой российского МВД. Трагедия, разыгравшаяся в простой русской семье, их не интересует. Это вне поля их деятельности, это где-то в другом мире. Никто не платит за статьи об этом. Никто не звонит по правительственной связи, требуя разобраться и угрожая за невыполнение снятием с должности. Никто не намекает прозрачно, что надо-бы осветить давно назревшую проблему, острым симптомом которой стала трагедия в деревне Песье - а то «прогрессивное сообщество осудит». Об этом они молчат. Василий Ансимов

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100