газета 'Дуэль' N 3 (403) 
25 ЯНВАРЯ 2005 г.
ПАРТИИ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА
ГИПОТЕЗЫ
ФАКУЛЬТЕТ ПОЛИТОЛОГИИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

РЫНОЧНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА
КАК ФОРМА ДОБРОВОЛЬНОГО СУМАСШЕСТВИЯ

Об одной аналогии современной журналистике

Очень часто, стремясь сделать мысль более доступной, полемисты прибегают к аналогиям, хотя понимают, что аналогии не могут иметь значения решающего доказательства истинности какого-либо утверждения. Более того, если доказательное значение аналогии абсолютизировать, то аналогия обязательно уведёт исследователя в сторону от обсуждаемого вопроса к деталям самой аналогии. Однако на первых порах постижения истины аналогия помогает классифицировать изучаемое явление и, тем самым, научно «ухватить» нечто весьма существенное в его природе.

Чем похоже информационное поле на фермерское? Как известно, именно мелкие фермеры, в отличие от крупных землевладельцев, ранней весной лично осуществляют малоприятную операцию: выносят всё дерьмо на поля и в огороды. У крупных фермеров эту же функцию выполняют наемные золотари. В период оттепели в дачных местах рядом с соловьиными трелями и виллами демократов воцаряется смрад, а в душах мелких фермеров поселяется надежда на высокий урожай и хоть какую-нибудь прибыль. Как говорят пропагандисты частной собственности, «Цель оправдывает любую вонь».

Но осень неизбежна. Если урожай повсеместно окажется высоким, транспортные и складские расходы возрастут, а цены упадут, прибыли не будет, кредит окажется непогашенным. Банкротство. Если погода была плохой, то даже удобрение окажется бесполезным. Прибыли с выгоревших или затопленных полей не будет вовсе, даже при высоких ценах. Фиаско. Если погода окажется нормальной, а урожай хорошим, то инфляция, т.е. рост цен на горючее, запчасти, финансовый или политический кризис, война в Ираке и т.д. понизят покупательную активность населения. Объемы продаж станут падать, и многие мелкие фермеры разорятся.

Именно в силу цикличности и системности названных причин и происходит ежегодное разорение десятков тысяч фермеров в одних только США, не говоря уже о РФ. Не так давно тыся­чи мелких мексиканских фермеров обоих полов митинговали перед правительственными учреждениями в Мехико в «костюмах» Адама и Евы, демонстрируя тем самым уровень доходности современного мелкого фермерского хозяйства в любой, даже самой плодородной области мира. Но уж такова суть мелкого аграрного сектора в рыночной экономике.

Аналогично обстоят дела в информационном поле. В эпоху «холодной войны» олигархов всего мира против СССР лазание по отхожим ямам социализма, куда сливались пережитки капитализма, было прерогативой западных журналистов. Но как только Хрущев разрешил «оттепель», оказалось, что и среди советской «интеллигенции» полно мелких золотарей по призванию. И полилось... Правда, хватило одного хрущевского окрика, чтобы все евтушенки и вознесенские, пытавшиеся отнять лавры у Хрущева, надули губки, образно говоря, заткнулись, а все накопившееся выделяли друг другу на кухнях «пятиэтажек» под водочку, песни Окуджавы и контрабандное порно.

Но когда Горбачев вновь разрешил полную «распутицу», мелкие «идеологические пахари» выплеснули на информационное поле СССР все пропагандистские фекалии, бережно передаваемые ими друг другу из уст в уста в течение нескольких последних десятилетий. Подражая западным коллегам и с полного одобрения секретаря по идеологии ЦК КПСС, к выгребным ямам социализма бросились мелкие советские журналисты, хотя в КПСС, помимо них, имелись «видные» ученообразные (типа Волкогонова, Никонова, А. Яковлева, Пияшевой, Шмелёва, Ципко, Бунина), готовые не только разбрасывать идеологический перегной по ветру, но и буквально упиваться им, погружаясь, как писатели-почвенники, «в материал». Однако предпочтение отдали мелким журналистам, поскольку им, как и мелкому фермеру, больше приличествует копаться в навозе непосредственно.

О том, что журналисты эпохи «гласности» были действительно мелкими, свидетельствует их нынешнее положение. Немного найдется людей, которые помнят, а главное хотели бы вновь услыхать бред о прелестях рыночной экономики в исполнении, например, неких Е. Яковлева, Черниченко, Цветова, Шумейко, Нуйкина, Сорокиной, Курковой или Коротича.

Уехал Коротич в США за обещанными «ящиком печенья и бочкой варенья» - ни малейшей скорби в среде читающей публики СНГ не отмечено. А вот ушел из жизни Юрий Сенкевич, никогда не «надувавший щек» на модные политические темы, - ВЕСЬ бывший СССР скорбел.

Чем попало занимаются сегодня бывшие соглядатаи из программы «Взгляд». Ведет передачи Христа ради, общаясь с аудиторией на уровне междометий, Сорокина, некогда красноречивая, как провинциальный гид. Если бы не покровительство Ельцина, то и «фанаты» НТВ были бы свободны от многолетнего прослушивания «Э-э-э-э...» бывшего «товарища» Е. Киселёва из бывшего отдела пропаганды МГК КПСС.

В начале августа на страницах газеты «МК» было опубликовано интервью с Черниченко, одним из самых самоуверенных пропагандистов идеи развала колхозов. Суть его юбилейных ответов можно свести к следующему: «В развале СССР и РСФСР я принял самое услужливое участие, но, простите, не ведал, что творил в упоении популярностью». Кто бы сомневался. Однако выводы, сделанные Черниченко в интервью, убеждают, что, дожив до незначительного количества седин на внешне блестящей голове, он так ничего и не понял, хотя, как и прежде, самонадеянно «думает», что понял. Еще хорошо, что в РФ не все гинекологи такие же «профессионалы», как Черниченко-журналист, и режут не так наотмашь, как он «режет правду-матку»: «Я был близок с лучшими женщинами российского века, - откровенничает Черниченко в своем интервью, - с Майей Михайловной Плисецкой, с актрисами Таганки, с Беллой Ахмадулиной. А уж мужиков и перечислить нельзя». Вообще-то ясно, о какой близости «подумал» Черниченко, а сморозил, как всегда, вульгарно.

Но в дни горбачевской распутицы, чтобы золотари-журналисты действовали, именно не задумываясь, а упиваясь иллюзией собственной непогрешимости и близости к «лучшим женщинам Таганки», их подстёгивали гонорарами и закармливали пахучими эпитетами: «аристократы духа», «распространители всего духовного», «прорабы перестройки», «четвертая власть».

Однако «перестройка» закончилась. Все гитлеровские планы в отношении СССР были реализованы с помощью «пятой колонны», обильно представленной «четвертой властью». Рынок повсеместно возродил нацизм, религиозное мракобесие и, в связи с этим, терроризм. Большая часть промышленности распалась сначала на кооперативы, а потом и окончательно. Вместо колхозов расплодились мелкие фермерские хозяйства, массово... разорившиеся в скором времени. Численность скота и птицы в РФ сократилась так же быстро, как и поголовье их недаль­новидных хозяев. Оставшиеся, надрывая последние пупы, завидуют разорившимся.

Все СМИ оказались в руках кучки магнатов и, естественно, в конце концов маврам-журналистам было указано на их истинное место: в выгребной яме рыночной информации, а то и на кладбище. Как сказал бы «капитан Жеглов», если бы ему пришлось работать в рыночном МУРе: холоп должен сидеть в унижении, а любопытный холоп - в могиле.

Усыпленные вседозволенностью перестроечных лет отдельные журналисты вообще не поняли, что «демократическая перестройка» закончилась практически так, как и замышляло ЦРУ: установлением в РФ тирании иностранных монополий. В частности, как недавно сообщил рупор демократии «МК», 90% производства пива в РФ и, следовательно, получения прибылей, находится под контролем именно американского капитала.

Но монополия на обладание всеми средствами существования и вкус политической власти приглянулись не только колонизаторам РФ. Тиранить страну понравилось и главным сторонникам демократической реформы в СССР: криминальным авторитетам, чиновникам и российским олигархам. Они приватизировали все, что смогли. Даже типичный информационный навоз (из личной жизни всевозможных «звезд», прокуроров и т.п.) превратился в частную собственность магнатов. Поэтому его вынос в информационные поля теперь осуществляется только после личной дегустации хозяевами СМИ или (заслужившими их доверие) всевозможными попцовыми.

А потому каждого журналиста, пытающегося проникнуть (даже по редакционному заданию) в тайны, например, воровства в области спекуляции оружием, ждет «чемоданчик», как Холодова (и Гусев знал, на что он обрекает своего золотаря). Каждого журналиста, который попытается проникнуть в тайну прибылей от рекламы, ждет пуля, как Листьева. Если журналист будет рьяно обслуживать одного олигарха, он автоматически превратится в личного врага другого олигарха, как это случилось, например, с Хинштейном, Боровиком, Доренко, Киселевым и всем террариумом его сторонников. А когда олигархической «оппозиции» потребуется компромат на конкурента, журналистов ждет судьба Гонгадзе и т.д.

В один из дней, когда писались эти строки, пришло сообщение о казни Пола Хлебникова, редактора журнала «Форбс». Мотивом расстрела был назван опубликованный в журнале список самых богатых и, следовательно, самых проблемных людей РФ. Однако, кто видел последний номер журнала «Форбс», выпущенный Хлебниковым до расстрела, в котором российские олигархи объявлены главными замедлителями развития экономики РФ, тот понял, что в конкуренции западных и российских олигархов за обладание рынком РФ компромиссов не будет. Интересы западных магнатов требуют сделать российских олигархов виновными во всех экономических бедах РФ, дискредитировать их, а затем пристрелить услужливого козла-журналиста, тем самым подсунув российской прокуратуре ответ на вопрос «Кому это выгодно?».

Закономерно, что мировая олигархическая общественность не очень-то усердствует и в попытках освободить Ходорковского из узилища, тем более что акции ЮКОСА падают в цене, а потому раскупаются достаточно динамично. «Даже» Абрамович не протянул руку помощи своему бывшему компаньону, а наверняка скупил за бесценок некоторое количество акций ЮКОСА. Создаётся впечатление, что утечка информации из прокуратуры позволила Абрамовичу своевременно отказаться от слияния с ЮКОСом и превратиться в западного олигарха. Теперь вместе с западными олигархами он будет участвовать в давке «блох», т.е. восточных олигархов.

Политическая наивность толкнула Пола Хлебникова выступить в качестве своеобразного заказного киллера, всадившего «серебряную пулю» в российский олигархитет. Но он забыл, что западные олигархи чаще всего «расплачиваются» с киллерами (пусть даже журналистского звания), точно так, как их восточные коллеги.

Мавр сделал своё дело...

Одним из доказательств наступления рыночной эры журналистики в РФ и её перевода из разряда свободной профессии в разряд древнейшей явилась история с куплей-продажей «Известий». В те дни журналисты не поверили своим глазам, когда их коллег - «прорабов перестройки», как борзых собак, футболистов или крепостных девок, стали покупать и продавать. Поэтому, когда стали ликвидировать киселевскую организованную группировку на НТВ, многие журналисты и популисты подумали, что смогут, как и в годы горбачевщины, митингами и бумажками-резолюциями кого-то запугать. Лишь немногие, как Парфенов и Миткова, поспешили «свободно» наняться к новым хозяевам, пока цены не начали снижаться.

Однако устроители митингов не ожидали, что ярая поборница демократического либерализма Новодворская впервые правдиво озвучит то, что всегда было «тайной Полишинеля». Упиваясь предоставленной возможностью в очередной раз безнаказанно нагадить в душу ближнему, Новодворская провела аналогию между ситуацией на НТВ и невольничьим рынком в США, заявив при этом, что купля-продажа «негров» абсолютно нормальное рыночное явление, что наемные литературные рабы должны смиренно продаваться и покупаться. Но поскольку даже в Виржинии негров продавали семьями, то и НТВ следует продать не кусками, а всей «семьёй». Это, дескать, технологичней.

Ни прежние хозяева НТВ, ни новые не прислушались к советам Новодворской, как не слушались её и психиатры в годы Советской власти. Они, как египетские фараоны, когда нужда в определенных рабах отпала, просто выгнали «негра» Парфенова со своего частного информационного поля. (А уж как тот его унавоживал!). Правда, на фоне двукратного разгрома киселёвской бригады, увольнение Парфенова - мелкий, хотя и характерный эпизодик, в очередной раз подтвердивший, что по весне мелкие журналисты традиционно загаживают информационное поле своими взаимными «факами». Увольнение «серебряной гортани» НТВ, виртуоза ехидств и подтасовок, показывает, сколь «свободна» на самом деле,мелкая демократическая рыночная журналистика.

Но не эта сторона дела обращает на себя внимание. «Выкидыш» Парфенова (как и «свободослова» Савика Шустера) поучителен с иной стороны.

«Ой, чего это Вы с лица спамши?» (А. Райкин)

Если вспомнить первые явления Парфенова на телеэкране, то зрителям предлагал себя спокойный, по-советски добротно начитанный, получающий, как и Новодворская, видимое удовольствие от монополии на свободу слова, от безнаказанного обгаживания безупречно солнечных моментов истории СССР, короче говоря, явный свин ельцинизма.

Стоя перед телекамерой в охраняемой студии, он, с видом парня отчаянной смелости и правдолюбия, натягивал историю на редакционное задание, зная, что из объектива не вылетит булыжник оболганного им рабочего-ветерана, который, впервые в истории человечества сбросив с себя хомут из олигархов, придумал субботники и воскресники, под руководством большевиков построил Комсомольск-на-Амуре, Магнитку, впервые в истории иноземных нашествий на Россию отстоял Москву от дикости цивилизованной Европы, создал технику, вынесшую в космос советского человека на посрамление рыночной науки и технологии, помог народам Африки, Азии и Латинской Америки избавиться от ярма колониального рабства, надетого на них цивилизованной Европой, построил самые мощные в мире домны и электростанции, линии электропередач, атомные ледоколы, самые протяженные транспортные магистрали, мосты и тоннели, самые глубокие шахты и скважины, самые мощные в мире самолеты и экранопланы...

Парфенов понимал, как больно он бьёт по нервам бескорыстных созидателей. Но соблазн морально убить бывших строителей коммунизма и защитников Отечества, находясь под защитой рыночной цензуры и танковых пушек Ельцина, под покровительством Запада, различных попцовых и кохов, был выше остатков совести. И Парфенов безжалостно бил доверчивое обворованное поколение из-за спины олигархов и на их деньги.

Теперь Парфенов не сможет утверждать, что он уродовал советскую историю лишь по потребности. Увольнение за строптивость доказывает, что (до последнего времени) Парфенов (как и Савик Шустер, Сева Новгородцев, Герасимов) был абсолютно управляемым, лояльным журналистом, персонифицированной нуждой олигархов «удобрять» историю СССР.

Сегодняшний Парфенов «полинял» (как, впрочем, и Савик Шустер, и Сева Новгородцев). Олимпийское спокойствие и назидательность эпохи ельцинизма сменились нервозностью. Во всех передачах последних месяцев Парфенов истерично вопил в объектив, хотя сообщал зрителям всего лишь свежие тривиальности и правдоподобные пошлости.

Одна из видимых причин нарастания его истеричности состоит в том, что (как сообщили некоторые демократические газеты) Парфенову на НТВ в последние месяцы стали меньше платить. Т.е. произошла обыкновенная рыночная история превращения баловня судьбы в неудачника. Есть от чего свихнуться рыночной натуре. Удушаемый обидой, он, вместо того чтобы прогнуться еще сильней, стал подыскивать нового хозяина. Но его «босс» оказался предусмотрительней, чем предполагал Парфенов. Он просто пнул холопа в хранилище удобрений.

Другая возможная причина психопатии Парфенова, как и некоторого изменения в позиции, например, Караулова, Леонтьева, состоит в том, что стало неимоверно трудно превращать советскую историю в «страшилку». Ведь теперь любой репортаж из голодной вымирающей российской глубинки или из колоний для несовершеннолетних, женских тюрем, детских больниц, или обугленных интернатов, шахт, затопленных или сгоревших вместе с людьми, взорванных домов, президентов компаний, вагонов метропоездов, репортаж из мюзикла, подвалов, где маньяки издевались над детьми и взрослыми рабами, с мест очередной казни предпринимателей, чиновников, журналистов, школьников - затмевает враньё об ужасах «сталинских репрессий».

Парфенов понемногу стал понимать, что его таланта «милого лжеца» уже не хватит для того чтобы оправдать расходы хозяев. Время воспевания демократического рынка за счет обгаживания истории СССР - уходит. А воспевать рынок без обгаживания социализма невозможно в принципе.

Ведь что такое демократический рынок на территории СССР? Это тиранический анахронизм, восстановленный благодаря экспроприации всех средств существования энергичными параноиками, похожими на двуногие прямоходящие желудки. Т.е. даже не на Остапа Ибрагимовича Бендера, разносторонне недообразованного, но по своему трудолюбивого комбинатора, готового паразитировать в пределах всего одного миллиона рублей, отобранных у подпольного олигарха. Главное действующее лицо нынешней рыночной демократии похоже на всесторонне ограниченного, но безразмерно прожорливого Чонкина. Так что Войновичу самое время браться за перо и одарить человечество очередным подражательством: «Чонкин в олигархах». А уж прототипов, т.е. «чонкиных», выбившихся в нелюди, достаточно: Гусинский, Березовский, Ходорковский, Абрамович, Брынцалов, Бендукидзе. В стране трагедия, а им всё по животу. Перефразируя известный армейский анекдот, можно сказать, что в рыночной РФ демократическим журналистам приказано считать живот олигарха головой, распухшей от мыслей. Поэтому недавно многие журналисты профессионально расплакались по поводу того, как Бендукидзе, один из рекордно «умных» животов, покинул РФ и стал «головой» грузинской экономики с предсказуемым результатом.

Но нынешняя склонность Парфенова к истерике, сама по себе тоже не является предметом, достойным изучения. Как говорится, мал клоп, хоть и вонюч. Дело вовсе не в холопе, выгнанном из барской опочивальни в свинарник. Важно, что на примере Парфенова в очередной раз убедительно доказано, что систематическое сознательное враньё приводит к истерикам, а от них к полноценному психическому заболеванию.

Именно так - как движущийся от предпосылки к полноценному заболеванию - выглядел ведущий намеднюк в одном из своих интервью после его «выкидыша» из НТВ. Исхудавшим, плохо выбритым, каким-то помятым, с тёмными подглазьями, со слезой в голосе обличающим руководство НТВ в отсутствии стратегии (ишь, чего захотел в рыночном бардаке), по-девчоночьи тыкающим в объектив пальчиком и, под занавес, театрально махнувшим ручонкой на всё (в том числе и на маленький оклад). Каким-то Акакием Акакиевичем предстал перед телезрителями некогда вальяжный и снисходительный к нам, дуракам, златоуст Парфенов. И не он один за последние годы представал перед зрителями в таком состоянии. Еще раньше абсолютно невменяемым стал казаться антикоммунист Доренко, «вдруг» воспылавший чувствами к оппортунистам КПРФ. Тяжелые душевные травмы перенесли Куркова, Невзоров, Сорокина, Миткова, Киселев, Флярковский. Вот и Ревенко отлежал в больнице с профзаболеванием на нервной почве. Хотя Ревенко по сравнению с перечисленными журналистами смотрелся на ТВ, как интеллигент в молоке. Почти как белая ворона в журналистской чернухе.

Короче говоря, возникает стойкое ощущение, что «палата N6» ждет журналистов, решивших сделать себе карьеру на обгаживании коммунизма.

Но что доводит журналистов до состояния, граничащего с умопомешательством? Только ли обида от пинков, раздаваемых хозяевами за безупречную многолетнюю службу на задних лапах?

Е. ФАДЕЕВ,
«Прорыв», N3, 2004 г.

(Окончание следует)

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100