газета 'Дуэль' N 32 (380) 
10 АВГУСТА 2004г.
ЖИВЕМ ЛИ МЫ, КАК В 1985
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

СУНУЛИСЬ «ТИГРЫ» ПОД ЛЕНИНГРАД

23 августа 1942 года вопрос об «окончательном решении» судьбы Ленинграда обсуждался в ставке Гитлера. Речь шла о проведении операции под кодовым названием «Нордлихт» («Северное сияние») по полному разрушению Ленинграда авиацией и артиллерией за 6 дней, а потом - решительному штурму его, который намечалось начать 14 сентября. В заключение Гитлер обратился ко всем собравшимся:

«- Я очень озабочен действиями Советов в связи с наступлением на Ленинград. Подготовка не может остаться для них неизвестной. Реакцией может стать яростное наступление на Волховском фронте против слабозанятого нами участка у Погостье и, прежде всего, против узкой горловины у Мги. Этот фронт при всех обстоятельствах должен быть удержан. Танки «тигр», которых группа армий получит сначала девять, пригодны, чтобы ликвидировать любой танковый прорыв.

Он подошел к фон Кюхлеру.

- Я хотел бы танки «тигр» держать там, наверху, - рука легла на карту близ Ленинграда, - за линией фронта. Тогда ничего не может случиться. Они неуязвимы и могут разбить любое танковое наступление противника». (Проэктор Д.М. Агрессия и катастрофа. «Наука», М., 1968, с. 386.)

На тот момент уже пятые сутки шла Синявинская операция Ленинградского фронта с целью прорыва блокады и срыва немецкого штурма Ленинграда, признаки подготовки которого все более и более проявлялись. Но наступление ограниченными силами 55-й армии от устья реки Тосна в направлении Мги воспринимались в ставке Гитлера как обычные бои местного значения. Ожидавшееся же яростное наступление войск Волховского фронта против узкой горловины немецкой обороны у Мги началось 27 августа с рубежа по рекам Назия и Черная на 16-километровом участке от мыса Бугровского на Ладожском озере до опорного пункта Вороново в направлении Отрадного. Чтобы его приостановить, немцы бросили в бой все, что было под рукой...

В популярно составленной истории немецкого 502-го тяжелого панцирного (танкового) батальона отмечается:

«23.08.42. На железнодорожные составы погружены 4 «тигра» и несколько Т-III, штаб роты и половина ротной мастерской (первый и второй эшелоны). Эшелоны следуют через Ганновер на Восточный фронт...

29.08.42. Разгрузка транспорта в МГА, танкам приказано занять оборонительную позицию. Во время марш-броска 3 из 4 «тигров» вышли из строя из-за поломки трансмиссий.

16.09.42. 2 других «тигра» следуют в составе двух эшелонов.

18.09.42. Пятым эшелоном отправлен 1 танк «тигр».

21.09.42. 4 «тигра» и несколько Т-III приданы 170-й пехотной дивизии. На следующий день поступил приказ перейти в наступление по труднопроходимой местности близ п. Тортолово на окруженную 2-ю Ударную Советскую армию.

22.09.42. После перехода через дамбу один Т-III перевернулся. Один «тигр» подбит и вышел из строя в результате поломки мотора, а другие увязли в болоте. 3 танка можно спасти. Продвинувшийся вперед танк находится под непрерывным огнем противника. Уничтожить танк строго запрещено приказом Главного командования сухопутных войск.

26.09.42. Эшелоном прибывают остальные части батальона.

30.09.42. Передислокация в п. Тосно. В исправном состоянии 9 «тигров», 18 Т-IIIN и 7 Т-IIIL.

15.10.42. Шестым эшелоном из п. Падеборн отправлены 2 «тигра».

26.10.42. Шестой эшелон прибывает в п. Горы.

25.11.42. В итоге увязший в болоте 22.09. «тигр» взорван...» (502-й танковый батальон/ «Артефакт», М., 1998, с. 3.)

Сразу бросается в глаза противоречие. Каким образом 30.09.42 в Тосно оказались в исправном состоянии 9 «тигров»? Таковых же могло быть не более шести: 3 - немцы могли вытащить из-под Тортолова и отремонтировать, 2 - прибыли с 3-м и 4-м эшелонами и еще 1 - с 5-м эшелоном 25.09.42. В наступлении «тигров» 22.09.42 удивительно просматривается «дубликат» их «марш-броска» по прибытии...

А вот как описывает первое боевое применение «тигров», за которым внимательно следили в ставке Гитлера в Виннице, бывший рейхсминистр вооружений А. Шпеер:

«...Оставалось лишь напряженно ожидать итогов первой атаки «тигров», и я лично всерьез опасался за их ходовую часть. Как выяснилось, от нее мало что зависело. Русские просто дождались, когда «тигры» пройдут мимо их позиций, а затем открыли огонь по первому и последнему танкам. Снаряды сразу же пробили башни - с боковой стороны броня на них оказалась недостаточно крепкой. Остальные четыре танка не могли больше двигаться ни взад, ни вперед, а развернуться им не позволяли раскинувшиеся вокруг болотистые земли. Теперь они были обречены на уничтожение. Гитлер никак не отреагировал на столь явный провал боевой задачи, происшедший, ко всему прочему, по его вине, и в дальнейшем никогда не касался этой темы» (Шпеер А. Воспоминания: Пер. с нем. Смоленск, «Русич», 1998, с. 332.).

Но командир 502-го батальона майор Меркер 21 ноября был вызван в ставку Гитлера для доклада, снят с должности и направлен в качестве командира роты в 5-ю танковую дивизию под Ржев, где и погиб в феврале 1943 года.

Как видно, описания первого боя «тигров» в этих двух источниках значительно отличаются, причем не в пользу первого. Явно лукавые историки «слоново-тигрового» батальона (502-й тяжелый панцирный батальон имел эмблемой белого мамонта, изображение которого наносилось на все танки и транспортные средства и принимались нашими солдатами за слона) свалили провал наступления в основном на болотистую местность и на несовершенство ходовой части «тигров», а рейхсминистр А. Шпеер - на мастерство русских артиллеристов...

Удивительно, что при столь критической обстановке под Ленинградом 3-й и 4-й эшелоны не поторопились подвезти 5-го и 6-го «тигров» к началу атаки, ведь они были получены в Германии еще 30 августа!

Зачем немцам понадобилось при новом командире батальона капитане Волшлагере взрывать подбитый и увязший под Тортоловом «тигр», который находился на занятой ими территории в затишье от боев уже полтора месяца? За то время они вполне могли бы тот ценный опытный образец откопать и отправить в Германию на исследование. Почему не назвали его батальонный номер и не написали, как поступили с его останками? Где же здесь знаменитая немецкая педантичность? Отметили же они далее, что для высвобождения увязшего 24.01.43 в ручье Мойка в 6 км к северу от Мги «тигра» потребовалось целых три дня. И это - в разгар боев операции «Искра»! А может быть, и не взрывали, потому что его на месте уже не было?..

Вот что писал в статье «Первый бой с «тиграми»» инженер Вадим Орлов («Техника - молодежи», N5, 1980, с. 5):

«О том, что произошло под Мгой, и сообщили родные И.Н. Дацкевича с его слов. Иван Никифорович был тогда наводчиком 122-мм гаубицы, входившей в состав первой батареи 1225-го гаубичного артиллерийского полка. Эта батарея и встретила новые немецкие танки, которые шли колонной. По команде с КП орудие Дацкевича подбило первую машину, а другое орудие - шестую, замыкающую колонну. Последующими выстрелами были подбиты четыре остальных танка, поскольку они оказались зажатыми на труднопроходимой местности... Ночью после боя были приняты меры по доставке подбитых немецких машин в наш тыл. О том, что это новая фашистская техника, Иван Никифорович тогда же узнал от товарищей. А 7 сентября 1942 года его ранило, и в дальнейших боях он не участвовал.

Ветеран помнит воинов, с которыми он был в том бою. Это майор Балагушин (командир артполка), капитан Куценко (командир дивизиона), капитан Коропчук (командир батареи), бойцы Голубь, Крокодилов, Онханов и Буланкин (двое последних из Челябинска). Буланкин в качестве тракториста участвовал в ночной эвакуации «тигров»...

Приведенные здесь воспоминания А. Шпеера и И. Дацкевича близки. Но А. Шпеер дату наступления «тигров» не указал, а И. Дацкевич запомнил день своего тяжелого ранения, 7 сентября 1942 г., на всю жизнь. Если первое наступление «тигров» состоялось до 7 сентября, то в атаке их могло быть только четыре, а другие два танка были средние Т-III. И становится понятным комментарий Гейнца Гудериана:

«В сентябре 1942 г. танк «тигр» был впервые применен в бою... Он (Гитлер. - Б.Н.) возложил на первые танки «тигр» совершенно второстепенную задачу, а именно: начать небольшую атаку на труднопроходимой местности - в заболоченных лесах под Ленинградом, по которым тяжелые танки могли двигаться в колонну по одному по просекам, натыкаясь, конечно, на стволы противотанковых пушек противника, расставленных на этих проходах. Тяжелые, непоправимые потери (выделено. - Б.Н.) и рассекречивание этого боевого средства (в будущем его нельзя уже было использовать внезапно) - таковы последствия такого применения новых танков. Еще больше разочаровывало то, что атака провалилась из-за неблагоприятной местности» (Гудериан Г. Воспоминания солдата. Пер. с немецкого. - Смоленск, «Русич», 2003, сс. 384-385).

Генерал-инспектор бронетанковых войск Германии назвал «совершенно второстепенной задачей» ту, первую, атаку «тигров», возможно, потому, что она проходила преждевременно - до прибытия еще двух «тигров» и до генерального контрнаступления Э. Манштейна в южном Приладожье, которое началось 10 сентября, было приостановлено упорным сопротивлением войск Волховского фронта и возобновилось 21 сентября.

Чтобы избежать катастрофы, Э. Манштейн по звонку Гитлера из ставки немедленно взял на себя командование этим участком фронта вечером 4 сентября. Но 170-я пехотная (гренадерская) дивизия из 30-го армейского корпуса его 11 армии, предназначенного для штурма Ленинграда, вместе со средними танками 12-й панцирной дивизии появилась на поле боя в районе Тортолова еще 29 августа. Ей-то и придавались «тигры» для их первой атаки.

Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер в своем Военном дневнике 29 августа 1942 года записал:

«Группа армий «Север»: Контрудар по вклинившемуся противнику начался вполне успешно. Результатов пока еще нет. «Тигры» еще не приняли участия в боях, так как застряли перед мостами с малой грузоподъемностью».

А уже 2 сентября он как бы подводит итог:

«Полковник Крамер: Отчет о действиях «тигров» под Мгой. Очень правильно, что оттянули их назад».

И все - больше в своем Военном дневнике Ф. Гальдер о «тиграх» не упоминает! Не упоминает вплоть до своей отставки 24 сентября 1942 года, когда он оборвал записи как раз на новом штурме Гайтолова 26-м армейским корпусом (от рощи «Круглая») и 30-м армейским корпусом (от Тортолова) при неослабевающем упорном сопротивлении советских воинов.

Удивительно, что Ф. Гальдер 22 сентября написал про то, как 30-й армейский корпус силами 132-й дивизии (а не 170-й! - Б.Н.) снова перешел в наступление, преодолевая болотистую и лесистую, почти непроходимую местность, сумел во второй половине дня продвинуться еще дальше на север и овладеть важными высотами севернее Тортолово, но не отметил атаку «тигров», будто в тот день той атаки, итогов которой напряженно ожидали в ставке Гитлера, и не было!

Вопросы возникают и возникают. Уж больно постарались немцы скрыть ту конфузию, что произошла в сентябре 1942 года на рубеже обороны 265-й стрелковой дивизии полковника Б.Н. Ушинского, усиленной артиллерийским и минометным полками, четырьмя дивизионами «катюш», танковыми и саперным батальонами на участке поселок 1-й Эстонский - Тортолово, возле насыпи узкоколейной железной дороги. Наши артиллеристы не сплоховали.

К началу операции «Искра» 12 января 1943 года, в ходе которой войска Волховского и Ленинградского фронтов 18 января прорвали блокаду севернее Синявинских высот, 502-й тяжелый панцирный батальон, дислоцировавшийся под Ленинградом, имел только одну роту танков «тигр», и на 10.01.43 в нем находилось в боевом состоянии 7 «тигров», 7 Т-IIIN, 7 Т-IIIL. Его вторая рота действовала под Ростовом-на-Дону. Обратимся опять к летописи 502-го тяжелого панцирного батальона:

«18.01.43 войскам, окруженным в п. Шлиссельбург, приказано прорываться к своим, ведущим наступление из п. Синявино. В этой операции батальон теряет 1 «тигра» и 4 Т-III, подбитых из противотанковых орудий. Подбито 7 танков противника. «Тигр-100» застрял в торфяном болоте из-за ошибки водителя и в совершенно исправном виде захвачен противником. Всего потеряно 5 «тигров», 2 из которых были уничтожены по приказу. Оставшийся «тигр» передан в распоряжение полицейской дивизии СС».

Существуют несколько иные сведения о поимке «тигра» «живьем» в январе 1943 года под Мгой: утверждается, что представленный на выставке трофейной танковой техники в Москве в июне 1943 года «тигр» («131») был захвачен советскими войсками легко поврежденным при наступлении на Рабочий поселок N5 29 января. (Ledwoch Janusz. PzKpfw VI "Tiger" czesc I. "MILITARIA", Warszawa, 1992, s. 26.) То есть в РП-5 был захвачен не «Тигр» из группы управления 1-й роты, а 1-й «тигр» 3-го взвода 1-й роты. Считаем, что дата его захвата, 29 января, напечатана ошибочно.

Председатель Объединенного Совета ветеранов 2-й Ударной армии К.К. Крупица, участвовавший в операции «Искра» в должности дивизионного инженера 18-й стрелковой дивизии, в беседах со мной вспоминал, как 18 января у юго-западной окраины РП-5, уже после исторической встречи здесь воинов 18-й стрелковой дивизии Волхо вского фронта и 136-й стрелковой дивизии Ленинградского фронта, в вечерних сумерках на дороге от Пильной Мельницы появился одиночный большой танк, который на повороте сошел правой гусеницей в занесенный снегом кювет и сел днищем на обочину дороги. Когда наши саперы направились к нему, люди, вылезшие из танка, убежали через карьеры, прячась за штабелями добытого торфа, к РП-6. Командир взвода инженерной разведки лейтенант В. Шариков послал сразу бойца с донесением о трофее к капитану К. Крупице. Танк имел необычно длинную пушку с дульным тормозом. Внутри находились папки с документами и среди них - красная сафьяновая. Капитан К. Крупица осмотрел танк, но номер его не запомнил и приказал доставить все бумаги в разведотделение штаба дивизии капитану Овсеенко, где позже установили, что кроме экипажа в танке находился генерал, командир 227-й пехотной дивизии с адъютантом, бежавший из Шлиссельбурга. (Заметим, что 17.01.43. были переданы 227-й пехотной дивизии 2 «тигра» и 1 Т-III.) Красную сафьяновую папку Константин Константинович хранил у себя, а после войны отдал в музей... Танк был в полной исправности и с целыми боеприпасами. Лишь электропроводку у щита управления немцы, убегая, успели перерезать. Танкисты 98-й отдельной танковой бригады, поддерживавшей в наступлении 18-ю дивизию, вытащили двумя танками Т-34 танк «тигр»-«слон» на ровную дорогу. Бывший помпотех командира роты 98-й отдельной танковой бригады старший лейтенант Г. Воробьев в воспоминании «Как был захвачен танк «слон» (в сб.: Прорыв блокады Ленинграда. Сост. К.К. Крупица. «ИНКО», С.-Петербург. 1994, с. 90) писал:

«По просьбе специалиста танк «Слон» покрыли брезентом до самой земли, поставили под танк железную печку и усиленной топкой прогрели танк. Когда танк хорошо прогрелся, то он легко завелся с помощью «самопуска» (сжатым воздухом). В ночь на 20 января танк «слон» своим ходом проследовал по насыпи узкоколейной дороги на железнодорожную станцию Поляна, где был погружен на платформу и отправлен в тыл».

Командир 1-й роты 502-го тяжелого панцирного батальона обер-лейтенант Бодо фон Гердтель был убит 15 января, а 4 февраля 1943 года в строю роты не осталось ни одного «тигра» и ни одного Т-III...

Так как захваченный 18 января 1943 года в РП-5 «тигр» N131 демонстрировался на выставке в Москве в июне в совершенно исправном виде, то «тигр», который первым подвергся всесторонним исследованиям «опытным путем» на челябинском полигоне для создания наших «зверобоев», наверное, был захвачен под Тортоловом в ночь с 1 на 2 сентября 1942 года. Потому Э. Манштейн имел моральное право не упомянуть этот ЧУЖОЙ боевой эпизод в своей книге «Утерянные победы».

Б.В. НЕРИНОВСКИЙ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100