газета 'Дуэль' N 29 (377) 20 июля 
2004 г.
О СПОРТ, ТЫ... СГНИЛ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОБСУЖДЕНИЯ
ФАКУЛЬТЕТ ФИЗКУЛЬТУРЫ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

О СПОРТ, ТЫ... СГНИЛ?

начало

В нашей стране во второй половине «советского периода» была сделана серьезная ошибка. Если читатель помнит, у нас изначально было декларировано, что в СССР спорт любительский, однако, по сути своей, он постепенно становился все более и более профессиональным. Этот профессионализм не означал коммерциализации спорта по западному образцу, однако, поддавшись искушению посоревноваться с Западом за медали спортивных первенств, мы создали своеобразную касту людей, которые занимались только спортом и ничем иным, хотя и не руководствовались меркантильными интересами. Это были достойные, мужественные люди, патриоты своей Родины. Они принесли нашей стране много медалей, а взамен получали уважение и признательность от общества и определенный материальный достаток от государства. Подчеркну еще раз. Для первых советских спортсменов этот достаток никогда не был самоцелью. Они отдавали себя спорту, а страна создавала им условия для тренировок и обеспечивала всем необходимым для жизни (как правило, эти средства не намного превышали доходы рабочих и служащих СССР).

Но видимо, это была ошибочная политика. Она привела к тому, что к концу 70-х - началу 80-х годов часть нашей спортивной элиты начала постепенно вырождаться в нравственном отношении. К тому времени уже отошли в прошлое суровые и великие годы военных побед, уходило из жизни поколение титанов сталинской эпохи. Представители нового поколения советских спортсменов все чаще во время своего пребывания за рубежом привередливо сравнивали гонорары, получаемые западными чемпионами, с тем разумным достатком, которое обеспечивало своим чемпионам советское государство, и в конце концов стали считать себя обделенными. Причем при сравнении доходов, как правило, забывали сравнить вложения и затраты. Не хотелось брать в расчет ни западное платное обучение, ни платное медицинское обслуживание. Не принимался в расчет и целый комплекс других сложных политических, исторических и экономических факторов. Хотелось много и сразу. Хотелось всего и сейчас. Хотелось быть не только кумирами, но и миллионерами. (Справедливости ради следует отметить, что глянцевая витрина западных столиц послужила в те годы в качестве морковки не только для советских спортсменов, но и для представителей «интеллигенции», и для значительной части номенклатуры, и для большинства обывателей.)

Вот поэтому парадигма развития спорта в советские годы должна была бы быть совершенно иной.

Всеми средствами пропаганды и рекламы, которыми располагала страна, нужно было отстаивать на международной арене идеи проведения именно любительских международных соревнований - массовых, доступных каждому члену общества. Не следовало гнаться за престижем на официальных чемпионатах мира или Европы, где, естественно, наиболее высоких результатов могли добиться только те, кто полностью посвящал свою жизнь спорту. Следовало развивать такие формы международных спортивных состязаний, в которых могли бы участвовать все граждане, а не только специальным образом подготовленные и хорошо тренированные. Поясню свою мысль. Например, можно было предложить немецкому «Фольксвагену» и итальянскому «Фиату» выставить футбольные команды из числа своих рабочих и сразиться с аналогичной командой, например, нашего завода «ЗИЛ». («Ах, у вас рабочие не играют в свободное время в футбол...? У вас нет собственных спортивных сооружений...? М-да... Жалко вас. А у нас при ЗИЛе есть хороший стадион и рабочие свое свободное время используют для спортивных игр».) Можно и нужно было организовывать всяческие международные соревнования между школьниками и студентами, причем, главным условием должно было быть то, чтобы этих ребят не готовили к выступлениям специально, с отрывом от учебы. Нарисуем еще одну гипотетическую картину. Футбольный турнир между старшеклассниками СССР (России) и, например, Франции. Случайным образом выбирается по 10 школ от каждой страны. Школа выставляет команду. («Ах у вас не все дети посещают школы? У вас не во всех школах есть спортивные залы? А в тех, что есть, надо платить много денег за обучение? М-да...Жалко вас. У нас все по-другому.») Уверен, что и чисто спортивный результат подобных соревнований (не говоря о пропагандистском эффекте) был бы не в пользу французов.

При такой политике у советской молодежи, возможно, формировался бы совсем другой образ Запада: «Ну и что, что у них жвачка в красивой упаковке! Выиграть-то они у нас не смогли!» Причем, это «у нас» означало бы не абстрактную звездную сборную советских профессионалов, которую большинство детворы видело только по телевизору. Это «нас» означало бы «я» («Конкретно у меня не смогли выиграть французы!»).

Но самым главным достижением такой политики было бы физическое здоровье нации. У нас не было бы проблем с профессиональными заболеваниями, свойственными большому спорту. А вместо тысяч людей, надрывающих свои силы в погоне за рекордом, у нас были бы миллионы просто крепких и здоровых юношей и девушек, для которых занятия спортом - приятное и естественное дополнение к их трудовой и общественной жизни.

Все эти картины здесь нарисованы, как говорится, «грубыми мазками», но примерно в таком направлении СССР должен был утверждать свой спортивный авторитет на международной арене, на наглядных примерах доказывая, что спорт и здоровье - не удел избранных, а достояние всех. Почему такая политика не нашла серьезного развития? Это вопрос к руководству страны в 50-е - 80-е годы, от Хрущева до Суслова и Андропова. В «сталинский» период, даже при всех объективных трудностях военного и предвоенного времени, ситуация была иной.

Школы... гладиаторов?

Среди мер, которые предлагаются в наши дни для развития отечественного спорта (и футбола, в частности), - создание детско-юношеских спортивных школ, развитие детского спортивного движения и т.п. В первом приближении - мысль правильная. Но есть две серьезные проблемы. Первая - материальная. При существующих диспропорциях в доходах между бедными и богатыми, массовости в детско-юношеском спорте достичь нельзя.

Вторая проблема - в перспективах детского спортивного движения. При той парадигме развития спорта в стране, которую мы сегодня имеем по факту, детские спортивные школы и секции могут окончательно превратиться в своего рода отбраковывающие отстойники или школы гладиаторов, поставляющие живой товар хозяевам спортивных клубов, которые будут «снимать сливки» со всего процесса. Заправилам спортивного бизнеса нужны отдельные рекордсмены и чемпионы, а не поголовно здоровое поколение. Вдумайтесь: получается, что все мы, граждане, налогоплательщики страны, из своего кармана оплачиваем начальную подготовку будущих профессионалов и закладываем основы коммерческого успеха бизнесменов от спорта!

А оно нам нужно? Не спорю, посмотреть по телеящику на красивую игру профессиональных спортсменов бывает интересно. Это зрелище. Но и только!

А для полноценного развития общества и государства, для гармоничной, здоровой и интересной жизни людей нужно гораздо больше! Причем в первую очередь - вовсе не «зрелище».

Однажды мне пришлось спорить на эту тему с одним из наших сограждан - типичным «продуктом» современного общества, типичным «зомби». Суть его позиции и аргументация были примерно такими: «Пусть играют профессионалы! Каждый должен заниматься своим делом. Спортсмен - своим, бизнесмен (хозяин спортклуба) - своим. А когда мальчишка посмотрит великолепную игру Бекхэма или Мостового, то ему непременно захочется научиться играть так же, как они - отсюда произрастёт стремление к здоровью и спорту.»

Такие рассуждения не являются редкостью, поэтому необходимо указать на ряд серьезных ошибок, которые в них содержатся:

1. Разве победа своей школьной команды (подчеркну - не профессиональной, не из профильной спортивной школы, а из обычной, общеобразовательной), которую мальчишка увидит по телевидению в рамках соответствующим образом разрекламированного международного турнира, будет для него меньшим стимулом, чтобы прийти на футбольное поле? Думаю, как раз наоборот! Ведь он увидит на экране не недосягаемых звезд мирового футбола, а таких же пацанов, как он сам!

2. Подражание кумиру уровня Зидана или Бекхэма - это подражание далеко не только их спортивным результатам. Это подражание их имиджу в целом (включая татуировки или серьги в ушах), это, зачастую, стремление не «научиться играть», как они, а стать такими же «крутыми и популярными», как они. Это подражание их стилю, поведению и образу жизни (красивой жизни по «западному» образцу). А ведь он включает в себя и массу нелицеприятных (аморальных и даже преступных) сторон - от допинговых и сексуальных скандалов до взяток и участия в договорных матчах, ставок на подпольном тотализаторе, доступности наркотиков и  т.п.

3. В точке зрения моего оппонента обходится стороной вопрос о конечных ЦЕЛЯХ спорта, а также о целях и приоритетах общественной жизни гражданина, т.е. для чего он живет, ради чего совершает те или иные поступки, каковы его ценностные ориентиры. Существует огромная разница между тем состоянием общества, при котором узкоспециализированная и высокооплачиваемая («профессиональная») группа людей развлекает полупьяную публику, выступая за деньги (в этом смысле никакой качественной разницы между цирковым клоуном, эстрадным шоуменом и профессиональным спортсменом нет), и тем состоянием общества, когда каждый человек может получить радость от личного участия в спортивном соревновании в кругу близких ему людей, причем эти состязания не являются самоцелью, а служат лишь одной из естественных составляющих частей общественной жизни гармонично (т.е. и физически, и духовно) развитого человека.

4. Подражание Бекхэму - это подражание одиночке, возвышающейся над толпой. Из подражающих таким одиночкам здоровое общество создать нельзя. Кроме того, слепо подражая кому-то - станешь ли самим собой?

5. Всесторонняя коммерциализация спорта отказывает спортсмену в чисто человеческом уважении. Большой спортивный бизнес воспринимает его только как источник прибыли. Как человек, как личность для большого бизнеса он не существует. Он существует, лишь пока дает результаты или если он популярен и по завершении своей карьеры (но таких звезд, как, например, Пеле, - единицы. По большому счету сам Пеле - это уже не человек - это «брэнд», который можно выгодно продать. Для многих сегодня Пеле - не футболист, а марка кофе). Сегодня уже как-то спокойно воспринимаются слова: «его купили за столько-то». И никто не пытается осудить чудовищный цинизм этих слов и уродливость самой ситуации, стоящей за ними. Очень показательным в этом плане был рассказ нашего талантливого футбольного вратаря Руслана Нигматуллина, который вернулся в Россию после несостоявшейся карьеры в одном из итальянских клубов. Действительность внешне благополучной Италии оказалась неприглядной. Руслан был поражен бездушным отношением к нему со стороны руководителей итальянского клуба. Это отношение Нигматуллин выразил такими словами: «Тренер клуба сказал мне: «Если у человека сломалась машина, то он вызывает такси. Мой основной вратарь заболел. Ты - такси, которое я вызвал. И не больше того.» Вот реальное отношение к человеку на Западе. Российский (советский) тренер мог бы, наверное, и обматерить, и даже стукнуть - но чтобы сказать молодому парню такое...! Ни в СССР, ни даже в современной РФ (пока еще) такое невозможно.

Формирование «профессионального» взгляда молодежи на спорт формируется не только на примере звезд мирового футбола. Огромную роль в этом процессе играют тематические телевизионные передачи. Приведу высказывание одного из участников еженедельной программы «Свобода слова» (ведущий - С. Шустер, НТВ, 18.06.2004), которая была как раз посвящена проблемам отечественного футбола и поражениям российской сборной на текущем чемпионате Европы:

«Кто виноват в неудачном спектакле - солнце, Ярцев или Мостовой - мне абсолютно все равно. Я заплатил деньги и за свои деньги хочу увидеть хороший спектакль...».

Слова эти принадлежат известному сатирику А. Арканову. Причем интересно и то, в каком контексте, в какой момент эта точка зрения была преподнесена.

В той передаче было представлено несколько противоположных позиций, включая и «радикальные», - заговор против России (эту точку зрения озвучивал Жириновский). А слова Арканова, сказанные приятным мягким баритоном, спокойно, без пафоса и без иронии, прозвучали как выражение некой центристской позиции, наиболее мудрой, уравновешивающей спорщиков и, якобы,  отвечающей нашим требованиям к спорту.

Товарищи и напарники

Предвижу, что осуждение коммерциализации российского спорта, высказанное выше, вызовет восклицание скептиков: «А как же другие страны, та же Англия, Франция или Италия - в них коммерциализация спорта началась гораздо раньше, развита шире, чем в России, однако спорту не вредит».

Что ж, отвечу.

Действительно, не вредит.

Только что понимать под словом «спорт»? Того, с чем привыкли ассоциировать это понятие мы, русские-советские люди, на Западе (да пожалуй и в мире) уже почти нет.

Существует и продолжает развиваться нечто среднее между цирком (в котором все движения акробатов оттачиваются длительными и однообразными тренировками), театром (где расписаны все роли - от букмекеров до накачанных пивом фанатов) и гладиаторской ареной, где порой действительно приходится серьезно драться. Но драться, как правило, не за честь своей страны (хотя это и декларируется на словах), даже не за собственные честь и достоинство, а за личный престиж (имидж), карьеру и в первую очередь - ЗА ДЕНЬГИ.

Этот уклад вошел в плоть и кровь западного общества довольно давно, получил широкое развитие в эпоху электронных средств массовой информации (телевидение, Интернет) и сейчас становится глобальным, расползается на весь остальной мир. Объективные предпосылки этого процесса в западной культуре общеизвестны, хотя и не афишируются. Вкратце они таковы.

Благоприятные климато-географические условия веками позволяли западному обществу расходовать значительную часть своих сил и средств (в том числе производимого прибавочного продукта) на повышение комфортности своей жизни, на дополнительную инфраструктуру, а также на ЗРЕЛИЩА: зодчество и живопись, музыку и литературу. В этом плане возможности Руси и ряда сопредельных с ней территорий всегда были значительно скромней.

Запад никогда не имел более высокой культуры в правильном понимании этого слова, но Запад всегда имел больше материальных средств, позволявших тщательнее развивать отдельные стороны общественной жизни, что в свою очередь позволяло (и позволяет сегодня) обеспечить более узкую (профильную) специализацию даже в тех областях, которые не являются (строго говоря) необходимыми для выживания этноса (нации, государства). Отсюда и ухоженные парки, и мелкие бытовые удобства, всегда восхищавшие русских путешественников и туристов, а также большее количество ремесленников и художников, музыкантов и актеров, которые могли годами и веками оттачивать свое искусство в каком-нибудь одном очень специфическом (узком) направлении деятельности.

Все это способствовало не только развитию товарного обмена, но и тому, что товаром становились те объекты (материальные и нематериальные), которые по моральным и этическим соображениям товарами быть не должны. В русле этого исторического процесса любое направление человеческой деятельности могло рассматриваться как профессия, требующая четко регламентированного материального вознаграждения. В подтверждение сказанного выше можно привести массу исторических свидетельств, но, по-моему, эту идеологию, этот подход к организации общественной жизни наиболее ярко характеризует эпизод из замечательного советского фильма «Государственная граница». Помните? Русский поручик, рискуя жизнью, спасает от грабителей немецкого банкира, убегающего из революционной России. После этого благодарный банкир говорит ему: «Вы выполнили для меня определенную работу, сколько я вам должен?» Для русского это равносильно оскорблению, а немец не понимает «загадочной русской души». Между прочим, этот эпизод был взят авторами фильма из реальной жизни.

В нем, как на ладони, видна принципиальная разница двух во многом противоположных культур. Одна выросла в суровой среде обитания, где товарищество, взаимовыручка, бескорыстная взаимопомощь были важнейшим краеугольным камнем, обеспечившим развитие этноса и создание государства. Другая - продукт иной среды - намного более комфортной, имеющей широкую диверсификацию по узкоспециализированным отраслям деятельности и в большей степени опирающейся на отдельного индивидуума, чем на группу как целое.

Но диалектика развития требует соперничества, конкуренции. Русская культура сформировалась в большей степени как результат соперничества человека со средой обитания, чем с себе подобными. А развитие западной культуры было в большей степени обеспечено соперничеством между людьми (как между отдельными индивидуумами, так и между группами, кланами, этносами), часто перераставшем в вооруженный конфликт.

В ХХ веке в группе зрелищ, развлекающих западное общество, прочное место занимает спорт.

Первоначально это была «некоммерческая» область человеческой деятельности. Истоки первых спортивных состязаний, как было показано выше, - это, с одной стороны, аристократические забавы предшествующих времен (от рыцарских турниров до лаун-тенниса), с другой - новейшие начинания («подвижничество») отдельных энтузиастов типа Пьера де Кубертена, которые уже в те годы, видимо, чувствовали, что современное им общество теряет что-то важное и потому стремились это важное возродить.

Но в условиях реалий буржуазного строя образца начала ХХ века коммерциализация любых самых благородных начинаний неизбежна. И спорт довольно быстро принял существовавшие правила игры. На область спорта распространился «профессионализм».

Привычка относиться ко всему, что ты делаешь, как к определенной работе, за которую полагается определенное денежное вознаграждение, была нормой и для ремесел, и для искусств. Стала она нормой и для спортсменов. Причем командные виды спорта не были исключением.

Работа в команде (в западном понимании этого общественного явления) - это тоже работа. И не более. Чем лучше ты делаешь эту работу (также, как и любую другую), тем больше ты получаешь денег. В команде четко распределены роли. Есть и взаимопомощь, но в большинстве случаев эта взаимопомощь расценивается, как оплаченная часть работы. В западной культуре она не ассоциируется с такими понятиями, как долг, честь и т.п., а если это и происходит, то в значительно меньшей степени, чем в России или, например, в традиционных обществах Востока. Сам термин команда (по-английски - «teem») и производные от него (например, «teem spirit»), прочно вошли в западный обиход. Они употребляются и в крупных промышленных корпорациях для сглаживания социальных противоречий, и в армейском обиходе.

«Мы команда!», «Эй, напарник, мы работаем в команде!» Сегодня редкий голливудский фильм обходится без подобных фраз. Команда («teem») в западной культурной традиции (американской, английской, французской, голландской) больше напоминает слаженную машину, которая прекрасно работает в тех условиях, для которых она была создана и пока есть «горючее» (деньги). В русской и русской-советской культурной традиции команда - это нечто совсем иное. Это община, это семья, это други, (если хотите - «братва»). Это гораздо более спаянный коллектив. Его возможности гораздо шире. Как единое целое он способен на большее, чем аналогичная команда западного образца. Хотя, может быть, каждый отдельный представитель «русской команды» по «глубине» своей индивидуальной специализации уступает члену «западной команды», зато он обладает рядом смежных навыков, которые позволяют быстро заменить выбывшего члена группы силами самой группы.  Для «западной команды» в подобной ситуации более свойственно пополнение группы извне. В западной традиции члены команды друг для друга - это партнеры, напарники. А в традиции русского народа и многих других народов, живущих в том же ареале (причем не только славянских, но и тюркских), член твоей «группы» - это не напарник, это друг, брат, товарищ (помните: «положить живот свой за други своя»).

Именно это ярко выраженное чувство братской взаимопомощи всегда делало Россию уникальной страной. Оно всегда было неразрывно спаяно с понятием патриотизма и позволяло в тяжелейшие периоды противостоять самым суровым вызовам истории. Именно эти качества (если мы сумеем их сохранить) помогут нам выстоять и сегодня. И именно поэтому современные СМИ всячески осмеивают, дискредитируют эти понятия, называют их совковостью или русской рабской забитостью, предлагая взамен дешевые штампы, наподобие «патриотизм - прибежище негодяев» и т.п.

Стержневой идей для русских всегда была ОБЩНОСТЬ и осознание сопричастности. Понятие общности в разные исторические периоды находило свое выражение в разных формах общественной жизни. Но суть его оставалась неизменной.

Например, русское воинство - это «дружина», то есть друзья. А, например, английское «army» происходит от слова «arm» (осн. значения: «рука», «оружие», «сила»). Т.е. их воинство - это просто «рукастые», или «вооруженные», «не с пустыми руками». Чувствуете разницу?

Стержневая идея

Теперь нам осталось сделать один маленький шаг - осознать, что все сказанное о различии двух культур в полной мере относится и к спорту. Сборная Франции или Италии будет слаженно играть в футбол (конечно, это тоже живые люди и у них могут быть сбои, и им не чужды и гордость, и своеобразный патриотизм), но, строго говоря стержневая общая идея для них не является фундаментальным фактором, обеспечивающим победу, в том числе групповую, командную. Как правило, оказывается достаточно индивидуальных талантов, регулярных тренировок, правильного питания и удобного инвентаря, четкого выполнения установок тренера. Их командная игра - эта работа шестеренок в хорошем часовом механизме. А для русской футбольной или хоккейной команды этого мало (а зачастую - и слишком много!). Для нас всегда была нужна объединяющая идея, для победы нам всегда был необходим свой особый «дух войска», о котором писал Толстой. Примерно о том же самом говорил не так давно в одной телевизионной передаче наш выдающийся в прошлом хоккеист В.Рагулин. Этот телесюжет поучителен.

Молодой журналист, пытаясь вызвать спортсмена его на откровенность, припомнил, что однажды Рагулин вышел на лед с температурой и попросил прокомментировать тот эпизод. В глазах прославленного хоккеиста было удивление - а что тут комментировать? Тем более, что самому себя вроде бы хвалить неприлично. Журналист попытался спровоцировать его на высказывание какого-либо негатива о советском хоккее и о том времени вообще. Смысл попыток этого журналиста сводился к тому, чтобы вытянуть из Рагулина какие-нибудь слова, которые позволили бы истолковать его выход на лед с температурой как свидетельство невнимательного отношения к людям в СССР или повздыхать на тему: «что бы сделал с Рагулиным проклятый тоталитарный режим, если бы он осмелился отказаться выйти на лед, будучи нездоровым». Для взрослого вдумчивого человека журналистские потуги выглядят не более чем грязный трёп. Но их подлость и глупость неочевидна для молодежи. Рагулин же дал вполне достойный ответ (цитирую по памяти): «Поймите! Так, как ставите вопрос Вы, он перед нами тогда не стоял! Мы мыслили совсем по-другому! Если у меня легкое недомогание и лишь небольшая температура, то как я могу не выйти на лед и не поддержать моих товарищей?!»

Его слова, помимо всего прочего, говорят и том, что, несмотря на неправильную политику в отношении спорта в последние десятилетия существования СССР, профессионализм нашего спорта серьезно отличался от профессионализма западного. И именно поэтому нам удавались блестящие победы.

Сегодня у нас никакой объединяющей, духовной, стержневой идеи просто нет.

Самое страшное - это то, что ее нет не только в спорте, но и в гораздо более важных областях общественной жизни, например, в армии. Еще в семидесятые годы (не говоря о более ранних временах СССР) юноша, «откосивший» от армии, если и не становился изгоем, то явно выпадал из молодежного коллектива. Такой поступок, если и не вызывал безусловного осуждения, то, по крайней мере, вызывал насмешки или неприятие. Молодой парень в те годы мог не осознавать весь глубинный смысл двух простых слов: «служба Отечеству», но, по крайней мере, он шел служить в армию потому, что он мужчина, потому что в армии служил его отец, потому что на войне погиб его дед.

Сегодня дезертирство и уклонение от военного призыва фактически стало нормой. И, видимо, обвинять в этом мальчишек нельзя. Почему паренек из простой семьи должен служить в армии и даже проливать свою кровь, в то время как дети банкиров без проблем избегают службы благодаря деньгам своих отцов, проводят время в праздности или учатся в престижных колледжах за рубежом? За кого или за что современный молодой воин должен в случае войны отдать свою жизнь? За Абрамовича? Или за сохранность его сейфов?

Справедливости ради надо сказать, что первые звоночки прозвенели еще в позднесоветский, т.н. «застойный» период. Дети элиты уже тогда приобщались к тепличной жизни, не проходили армейскую школу, с обожанием смотрели на Запад. Но вряд ли это время можно считать образцом нашей истории.

Были и другие времена, когда дети первых лиц СССР служили своей стране также, как и все ее граждане.

Была стержневая национальная идея, была сильная Держава. Было чувство причастности ко всему, что происходит в твоей стране. Поэтому были силы и желание драться - и на полях сражений, и на полях спортивных. Эта стержневая идея не была ни чисто советской, ни чисто национальной. Это была имперская идея в правильном понимании этого слова: идея сильного независимого государства и полноценного здорового общества. Ее первые истоки - в древнерусской (дохристианской) традиции воинского братства и свободолюбия. Ее продолжение - в вековой крестьянской общине. Ее логическое завершение (только начинавшее окончательно вы-кристаллизовываться) - эпоха Сталина. Ее кризис - хрущевская «оттепель». Ее поражение - реформы Горбачева-Ельцина.

Подчеркнем еще раз. Сегодня в России никакой общенациональной, общегосударственной идеи нет. Отсюда, в конечном итоге, и все поражения наших национальных сборных - и футбольной, и даже хоккейной.

Сегодня в отечественном футболе и хоккее ситуация определяется тем, что прежние мотивации УЖЕ «не работают», в значительной степени утеряны, растворились во всепоглощающей рыночной стихии. А новые мотивации ЕЩЕ «не наработаны», не вошли в плоть и кровь. В командных видах спорта этот процесс, естественно, идет более медленно. А вот в некомандных («индивидуальных») видах спорта глубоких провалов нет.

Обратите внимание: достаточно регулярно (хотя далеко не так часто, как в советские годы) на международных турнирах завоевывают медали российские лыжники, биатлонисты, борцы. Из «постсоветского пространства» вышли на профессиональный боксерский ринг братья Кличко и Костя Дзю. А о теннисе (одном из наиболее высокооплачиваемых и «элитарных» видов спорта) и говорить не приходится: фотографии Курниковой и Сафина - неизменный атрибут модных журналов. Вроде бы те же люди, говорят на том же языке, видимо, тренируются с одинаковой ответственностью, но результаты в командных и некомандных видах спорта - порой диаметрально противоположны. Объяснение этого - в отличиях индивидуальной и групповой психологии людей, в тех мотивациях, которые необходимы и достаточны в одном случае, но недостаточны в другом.

В России все подобные мотивации всегда базировались на основных государствообразующих культурных традициях. Отвергая их сегодня, мы тем самым разрушаем защитные генетические механизмы, накопленные нашими предками и проверенные временем в самых суровых испытаниях.

Может быть в конце концов мы сможем окончательно воспринять традиции и обычаи западной культуры, адаптироваться к ним. Но тогда мы перестанем быть самими собой (если вообще будем существовать как нация). Для общества, для государства в целом это будет болезненный и разрушительный процесс. Гораздо более губительный, чем разграбление русских заводов, развал армии, даже более смертоносный, чем наркотики или алкоголь! Пока мы наблюдаем лишь его относительно «мягкий» вариант - в спорте. Но если такая адаптация завершится - это будет означать конец специфического русского этноса и государства.

Понимают ли, осознают ли все это сами российские спортсмены? В массе своей, скорее всего, нет. Возможно, своеобразная ломка происходит у них на подсознательном уровне. Конечно, люди более старшего возраста (например, поколения Виктора Анопко) имеют достаточно жизненного опыта, чтобы сравнить, проанализировать, понять происходящее сегодня. Но им на смену уже приходит новое поколение. В общем, неплохие талантливые ребята (Измайлов, Малофеев, Сычев). Но жизненного опыта и знаний, достаточных для осознания всего происходящего в стране, у них, видимо, мало. Пропаганда тоже делает свое дело, и они уже начинают постепенно адаптироваться к иной культурной традиции. А если к ним приведут западного тренера, то, возможно, мы в недалеком будущем получим футбольную сборную, которая относительно неплохо будет смотреться на европейском уровне и регулярно радовать своих фанатов, «одухотворенных» пивом или пепси. Победы принесут футболистам и солидные гонорары, с которых они заплатят налоги, которые будут частично разворованы (только не думайте, что это специфически российское явление), а частично пойдут на развитие детских спортивных учреждений, в которых вырастет новое поколение «золотой футбольной молодежи» и «выбирающих пепси», которые будут еще более адаптированы к новой к жизни и т.д., и т.п. - все по учебникам - сладкий путь в «никуда».

Почему правительственные структуры, органы государственной власти не пытаются исправить ситуацию в отечественном спорте?

По трем очень простым и очевидным причинам.

1. Коренное исправление ситуации в спорте невозможно в отрыве от решения целого комплекса общегосударственных, общенациональных проблем, связанных со сменой самой модели развития России.

2. Чиновники имеют материальную заинтересованность от участия во всех видах бизнеса, относящихся к спортивной деятельности.

3. Через ажиотажное внимание к спортивным соревнованиям канализируются интересы широких масс. Одурманенный пивом футбольный фанат не страшен - для его усмирения достаточно полицейской дубинки. Остальное с его телом и мозгом доделает алкоголь. Наоборот, трезвомыслящий, развитый физически и умственно гражданин опасен - он может задать властям гораздо более серьезные вопросы, чем те, которые связаны со снятием или назначением очередного тренера сборной. А если таких граждан будет много, то они еще и потребуют на эти вопросы ответить.

Поэтому, когда речь идет о необходимости создания механизмов, гарантирующих ответственность власти перед народом и априори подразумевается, что только в этом случае власть будет служить интересам народа и государства, нужно всегда помнить, что главные интересы народа (общества, государства) - это не хлеб и зрелища, а духовное и физическое здоровье нации. Именно этой цели и должен служить спорт.

И последнее о чем еще следует сказать в этой статье. Я верю, что среди профессиональных российских спортсменов ПОКА ЕЩЕ есть достаточно людей, которые тяготятся той ролью, которая отведена им в рамках рыночного развития спорта, которым неприятно слышать, что их «купили» или «продали» за ту или иную сумму, которые испытывают внутреннее отвращение к навязываемым сегодня фальшивым ценностям, для которых спорт не есть только деньги (или не есть деньги вообще). Обращаясь к таким людям, я хочу им пожелать: не растеряйте то лучшее, что у вас есть, то лучшее, что заставляет человека сражаться, и то человеческое, что заставило его когда-то превратить войну в спорт. Помните, что вы члены общества и граждане государства, которое еще совсем недавно было великой Державой...

Оно вновь сможет стать таковой только в том случае, если вы будете в своей жизни руководствоваться выражением замечательного русского классика Н.А.Некрасова, которое я позволю себе немного перефразировать: «СПОРТСМЕНОМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ, НО ГРАЖДАНИНОМ БЫТЬ ОБЯЗАН».

Д.А. КЛИМОВ

*Примечание. Для детей и юношей, занимавшихся в спортивных кружках и секциях, пользование спортивным инвентарем и спортивными сооружениями в СССР было бесплатным.

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100