газета 'Дуэль' N 27 (375) 
6 ИЮЛЯ 2004 Г.
ТАНКАМ НЕ ДОБЫТЬ ПОБЕДЫ!
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ВОЕННЫЙ ФАКУЛЬТЕТ
ВОЕННЫЙ ФАКУЛЬТЕТ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ТАНКАМ НЕ ДОБЫТЬ ПОБЕДЫ!

Уважаемый Юрий Игнатьевич! Будучи человеком честным от природы не могу написать о себе нечто вроде: «Я генералиссимус в отставке, прошел шесть горячих точек, победил в восьми войнах, а сейчас преподаю в академии генштаба». Нет, я человек сугубо гражданский (военная кафедра и сборы не в счёт). По всей видимости, из-за того что автор является «чистым теоретиком», мысли, изложенные в данной статье, прозвучат не слишком убедительно. Но, не смотря на это, как любого Гражданина и Патриота меня беспокоит обороноспособность нашей страны. Я очень рад, что Вы и Ваша газета регулярно обращаетесь к вопросу обеспечения обороноспособности. Дискуссии по тактике и стратегии, по принципам строительства вооруженных сил просто необходимы. Безусловно, в них должно участвовать все общество, а не узкий круг «профессионалов». Как известно, «Война - слишком сложное дело, чтобы доверять его военным». Например, когда США переходили на малый калибр стрелкового оружия, вопрос о форме пули обсуждался в Сенате. В результате США имеют прекрасный патрон 5,56 NATO, а у нас «профессионалы» приняли на вооружение патрон 5,45/39, который, безусловно, заслуживает звания самого поганого патрона из состоящих на вооружении! Я, конечно, не сенатор, но, поскольку не могу запретить себе думать и анализировать, у меня есть несколько идей по военной тематике. Данная статья является моим первым опытом публикации на военную тему, поэтому прошу не судить слишком строго. И если возможно, не обижайтесь на небольшие «наезды» в Ваш адрес. Это крик души!  А. Клепиков, гражданин России

 С большим интересом прочитал книгу Ю.И. Мухина «Понимай войну», посвященную взаимодействию танков и пехоты в современном бою. Очень интересная книга, много логичных выводов. Но у меня есть серьёзные замечания. Не считая досадных опечаток, портящих впечатление от всей книги, вроде «105-мм гладкоствольной пушки танка Леопард-1» (На этом танке стоит нарезная 105-мм танковая пушка L 55 (лицензионная версия), которая, впрочем, может стрелять оперенными подкалиберными снарядами), есть вопросы по существу.

Ю.И. Мухин в своих книгах справедливо критикует тактику Жукова, когда пехота прорывает оборону, а танки вводятся в прорыв. Не буду останавливаться на всех аспектах этой бредовой идеи, об этом ниже.  То, что в нашей армии есть офицеры, приверженные тактике Жукова, это наша общая беда. Но дело в том, что сам
Ю.И. Мухин полагает, что основная задача танков - поддержка пехоты при штурме укреплений. Немецкие танки, по его мнению, были совершенно не приспособлены для борьбы с танками противника, но зато прекрасно подходили для штурма укрепленных пунктов. И именно эта способность немецких танков - способность атаковать укрепленные пункты - и принесла III рейху фантастические победы 1939 - 1941 годов. Конечно, предположение, что немецкие танки изначально не были предназначены для танковых боёв, не выдерживает критики. Тем не менее, я предлагаю немного пофантазировать и представить, что будет, если создать специальные противопехотные танки.

Противопехотный танк на поле боя. Взаимодействие с пехотой

Ю.И. Мухин много и справедливо критикует горе-полководцев за отсутствие воображения. Так что пофантазируем. Представим: оснащенное исключительно «противопехотными» танками  подразделение прорвалось на опорный пункт противника, подавило пулемётные гнёзда, уцелевшие после артналёта. Следом к опорному пункту подтягивается пехота (всё по теории Мухина Ю.И.). Пехота не может попасть на опорный пункт одновременно с танками, вернее, может, но только на учениях, в реальном бою нет. Объясню почему. Танк способен двигаться по пересеченной местности со скоростью 20-30 км/ч, пехотинец в полном вооружении 5 км/ч. Не беда, - скажете Вы, - танк может ехать медленнее, со скоростью пехоты. Да, может, но только на учениях. В реальном бою танк должен на максимальной скорости передвигаться от одного естественного укрытия к другому - так противнику будет сложнее поразить его. Ведь никто не может со 100% гарантией поручиться, что гаубицы подавили все противотанковые системы противника. Броня тоже не 100% гарантия - она значительно повышает шансы выжить, но абсолютной защиты не существует. Хорошо, - скажете Вы, - танки не могут ехать медленнее, но пусть пехота бежит быстрее, солдаты - народ тренированный, вот пусть с полной выкладкой и догоняют танки. Этот вариант также годится только для учений, т. к. уставший солдат не способен эффективно сражаться. Я даже не говорю о стрельбе - простое наблюдение за полем боя становится проблематичным, когда у бойца кровь стучит в висках и чёрные круги перед глазами.

Есть, правда, ещё один вариант - пехота прибывает на опорный пункт в БМП. БМП, как правило, имеют, по меньшей мере, равную с танками проходимость, так что со скоростью движения проблем не будет. Только вот не все БМП для этого годятся. Например, наши БМП-1 и БМП-2 согласно уставу должны высаживать пехоту на расстоянии не менее 700 м от противника. Дело в том, что на более близких дистанциях их броня не обеспечивает достаточной защиты от стрелкового оружия. А с расстояния 700 м и более в теории получается красота! Стрелковое оружие и РПГ не может поразить БМП, зато 73-мм и 30-мм орудия наших БМП прекрасно поражают цели и на больших расстояниях. Вот только с
ПТУРами что делать?

Немецкая «Мардер» и американская «Бредли» имеют надежную защиту от стрелкового оружия, в том числе и крупнокалиберного. Но доставить пехоту  к опорному пункту все равно не могут, поскольку с расстояния 200 - 300 метров они легко поражаются РПГ. Конечно, БМП может не ехать на позиции, а высадить пехоту за 700 м и следовать за ней, прикрывая огнём. Но для этого лучше подходит танк! У него и броня толще и вооружение мощнее. (Если у читателя фраза о превосходстве танкового вооружения над БМПешным вызывает сомнения, предлагаю решить маленькую задачку. Вы лежите на дне окопа глубиной 1,7 м и 1 м в диаметре. У вас есть выбор: а) по вам с расстояния 700 м выпустят 15 осколочных снарядов из 30-мм пушки (2А42); б) по вам один раз выстрелит осколочно-фугасным снарядом 125-мм танковая пушка. Что вы выберете?) А до соприкосновения с противником 10 -15 пехотинцев могут ехать на броне танка. Да, и ПТУР для «Бредли» не менее опасен, чем для БМП-2.

На ПТУРах стоит остановиться более подробно, если ПТУР имеет полуавтоматическую систему наведения, как большинство систем, состоящих сегодня на вооружении армий мира. Полуавтоматическая система наведения отличается тем, что оператор должен удерживать метку на цели до момента попадания. И если в момент наведения его отвлечь - ПТУР цель не поразит. Так что экипаж БМП, заметив старт ПТУРа, может обстрелять предполагаемое место старта в надежде поразить оператора. Такая тактика успешно применялась израильтянами при борьбе с ПТУРами 2-го поколения, имевшими скорость полета около 200 м/с. Соответственно, на 700-м такая ракета будет лететь около 4-х секунд, а на 2000 м более 10 с (снаряды БМП могут быть эффективны и на больших расстояниях, вот только заметить старт ПТУРа с расстояния более 2 км весьма проблематично). 4 секунды на то, чтобы заметить место старта, навести орудие, произвести выстрел (дать очередь из автоматической пушки). Не так уж много, но хорошо подготовленный экипаж может справиться, если очень повезет. Вот только как быть с новыми ПТУРами, средняя скорость которых более 600 м/с?.. Существуют ещё системы пассивного противодействия, типа нашей «шторы». Но на БМП они не устанавливаются, да и против таких систем, как наш «Корнет» или шведский «Билл-2», они не помогут. Все вышесказанное о противостоянии ПТУРов и БМП можно отнести и к самим танкам. Танкам нужно уметь противостоять этим средствам, поскольку на полное поражение их  гаубичным огнём рассчитывать не приходится. Противник не глуп  и наиболее защищенные блиндажи он отдаст именно операторам, ПТУРов, чтобы они выжили при артобстреле в первую очередь и встретили танки противника во всеоружии. А кроме них есть еще артиллерийские снаряды и мины с самонаводящимися боевыми частями, противотанковые ракеты, действующие по принципу выстрелил-забыл. Но все же самыми массовыми средствами борьбы пехоты с бронированными машинами остаются РПГ и ПТУР.

Расчеты ПТУРов  и РПГ могут быть эффективно поражены пехотой, действующей в пешем порядке, но для этого атакующие подразделения должны двигаться со скоростью пехотинца. Только так может осуществляться взаимодействие между пехотой и танками,  при котором танки поражают пулемёты, а пехотинцы ПТУРы и РПГ. Правда, немецкие генералы после войны призывали отказаться от закрытых БМП и создать машины, позволяющие пехоте стрелять по противнику поверх бортов, но даже они признавали, что без спешивания пехоты атака возможна только на плохо подготовленные оборонительные позиции.

Итак, танки подавили пулемётные гнёзда, пехота подтянулась за танками (пусть с опозданием, но подтянулась), проникла в опорный пункт противника и уничтожает отдельных выживших врагов, ведя бой в траншеях. И вдруг командир танкового соединения замечает, что их атакуют вражеские танки (типа Т-80У или М1). Вы скажете - плохо сработала разведка, не предупредила, что у противника в этом районе есть танки. Но на войне надо быть готовым к неожиданностям, если, конечно, хочешь победить. Итак, у командира танкового соединения есть радиосвязь, но какой приказ отдать подразделению. По теории Ю.И. Мухина, танки должны немедленно отходить, выманивая противника на свои противотанковые пушки (ПТУРы). А как же быть с пехотой? Бросить её на произвол судьбы? Ведь вражеские танки двигаются со скоростью 20-30 км/ч, и чтобы избежать боя с ними, надо двигаться также или быстрее, и пехота точно не успеет. Да и выбежать из окопов на виду у вражеского танка просто самоубийство для пехотинца. А сколько танков у противника? Стоит ли батальону мотопехоты отступать перед одним Абрамсом? А перед двумя, тремя? Ведь в первый момент командир может заметить только передовые танки врага. Нет!!! Боец, который неспособен победить бойца противника, - плохой боец. А танк, неспособный выиграть танковую дуэль, - плохой танк (из этого вовсе не следует, что танк должен стремиться к такой дуэли). Танк, не способный подбить танк противника, не может выполнять свою основную задачу - защищать пехоту.

Да и как атакующие танки могут избежать встречного танкового боя? Представьте знаменитое сражение под Прохоровкой. Был ли у одной из сторон хоть малейший шанс уклониться от боя и не быть при этом просто раздавленной? Нет, если уж танк предназначен для защиты пехоты в наступлении, то он должен защищать её от всех напастей и от вражеских танков в том числе.

Немецкие «противопехотные»

Главным аргументом в пользу «противопехотных» танков является опыт наступательных операций, осуществлённых немцами в 1939-1941 годах. Давайте обратимся к фактам и посмотрим, какими танками немцы творили свой «блицкриг». Танки Pz I и Pz II я рассматривать не буду - они создавались как учебные и в боевых действиях участвовали лишь в связи с нехваткой боевых танков. Основными танками вермахта были Pz III и Pz IV. Причем, с 1936 по 1942 было выпущено 5577 Pz III, и только 450 из них имели 75-мм пушку, остальные были вооружены 37 и 50-мм пушками!!!(1) Теми самыми, которые, по Ю.И. Мухину, должны были выбивать танки противника. (Не случайно, Pz III первых выпусков имели два пулемета в башне - 37-мм пушка не слишком эффективное оружие против пехоты!). Танков Pz IV с 75-мм короткоствольной пушкой за этот период было произведено 1125 (в 1942 г. произведено ещё 870 Pz IV с 75-мм длинноствольной пушкой. Из этих цифр видно, чем реально воевали танковые дивизии Германии. Так что основная масса немецких танков имела вооружение такое же, как у противотанковых дивизионов, а Pz IV предназначались для поддержки Pz III. Причину, по которой Pz III нуждались в поддержке, Мухин Ю.И. указал - это незначительное фугасное действие снаряда 37 - 50-мм пушек. Но, несмотря на то, что, по замыслу Г. Гудериана, танки с 75-мм пушкой должны были составлять лишь небольшую часть от общего количества, к этой пушке с самого начала был разработан бронебойный снаряд, входивший в боекомплект танков с первых дней войны. А зимой 1941 года (после КВ и Т-34) каждый Pz IV получил по 5 кумулятивных снарядов, пробивающих 100 мм брони по нормали. Таким образом, все немецкие танки изначально имели возможность бороться с танками противника, хотя это и не было их основной задачей.

Не могу не сказать про Г.Гудериана, который жаловался на то, что Pz IV могут поразить Т-34 только в корму. Прежде чем говорить о том, что это является доказательством отсутствия бронебойных снарядов в их боекомплекте, стоило заглянуть в справочник. А в справочнике  написано, что бронебойный снаряд 75-мм танковой пушки KwK 37 с длинной ствола 24 калибра имел массу 6,8 кг и вылетал из ствола со скоростью 385 м/с. Такой снаряд на дистанции 100 м мог пробить броневой лист толщиной 41 мм, расположенный под углом 30°, а на 500 м только 38 мм брони под углом 30°(2). Сравните эти данные с бронированием танка Т-34 и вы увидите, что помочь немецким танкистам эти снаряды мало чем могли. Так что, несмотря на наличие бронебойных снарядов, Pz IV был беззащитен перед Т-34 и КВ вплоть до появления кумулятивных снарядов в своем боекомплекте.

Немногие знают, что в 1-ую мировую для немецких штурмовых групп проектировались орудия поддержки, главной задачей которых было подавление пулеметных гнезд. Калибр этих пушек был 37-мм. Правда, до окончания войны немецкие конструкторы не смогли представить армии сколько-нибудь приемлемый вариант, и штурмовые группы использовали трофейные русские трёхдюймовки с укороченным стволом (вот откуда родом 75-мм полевая гаубица немцев). Но многие немецкие военные, принимавшие участие в создании штурмовых групп, продолжали считать калибр 37-мм достаточным для поражения пулемётных гнёзд. Предвижу бурные споры и несогласие с приведенным мнением о противопехотном происхождении калибра 37-мм, поскольку во время 2-й мировой войны он нашёл широкое применение в противотанковой и зенитной артиллерии. Дело в том, что, согласно международному договору, действовавшему в период 1-й мировой войны для стрельбы по пехоте было запрещено использовать снаряды, содержащие взрывчатое вещество весом менее 400 гр. Минимальный калибр, для которого можно изготовить снаряд весом не менее 400 гр., - это 37-мм (применительно к осколочным снарядам начала прошлого века). В то время производили разрывные снаряды и меньших калибров, даже винтовочные пули, начиненные взрывчатым веществом (не путать с Дум-Дум), но производство этих снарядов оправдывалось тем, что они предназначались для уничтожения техники: аэропланов, танков, бронеавтомобилей... 37-мм был минимальным официальным противопехотным артиллерийским калибром. Уже потом его стали приспосабливать для других целей (борьба с самолётами и танками), производя снаряды большого разрушительного действия, с большей начальной скоростью.

Так что 37-мм пушка родилась именно как противопехотное орудие, но, несмотря на это, важно отметить, что к моменту создания танка Pz III этот калибр остался только в противотанковой и зенитной артиллерии. По замыслу, основной танк Panzerwaffe Pz III  должен был вооружаться 50-мм противотанковой пушкой. А 37-мм противотанковая пушка устанавливалась на нем только в качестве временной замены. Ни 37-мм, ни даже 50-мм противотанковая пушка не могли рассматриваться как оружие для боя в траншеях. Против пехоты они были эффективны только на открытой местности. Что касается их противотанковых свойств, то здесь налицо ошибка немецкого командования и, прежде всего, разведки. Не знаю, почему сотрудники Абвера не получили орденов и медалей от стран антигитлеровской коалиции? Для «нашей» победы они сделали больше, чем большинство наших собственных военачальников! Знай Гитлер о танке Т-34, он наверняка бы пересмотрел концепцию вооружения своих Panzerwaffe! Именно из-за этой ошибки немецкие танки в 1941-1942 гг. понесли невосполнимые потери - в значительной мере из-за невозможности эффективно противостоять советским танкам.

Итак, немцы сумели достичь впечатляющих успехов, используя танки, имеющие весьма слабое вооружение. Танки противника выбивались в основном авиацией. Немецкие 37-мм и 75-мм танковые пушки вполне справлялись с наспех построенными полевыми укреплениями поляков и французов в тех редких случаях, когда те успевали их построить (долговременные укрепления немецкие танки попросту обходили!). Бронебойных свойств этих пушек было достаточно для борьбы с большинством бронемашин и танков того времени. К тому же немцы в совершенстве владели оружием, которое и в наше время недоступно пониманию российских военных (судя по действиям в Афганистане и Чечне оно остаётся неосвоенным даже в танковых войсках, не говоря уже о пехоте). Этот чудесный вид оружия называется рация. Немецкие танкисты могли в любой момент вызвать пикировщиков...

И, продолжая разговор о немецких танках выпуска 1936-1941 г., следует отметить, что во время боёв в СССР эти танки не смогли выполнить своей основной задачи - защитить пехоту! Пока стояла хорошая погода и немецкая авиация справлялась с противотанковыми задачами, ситуация была для немцев терпимой. Но уже осенью 1941 низкая облачность и массовое применение танков Т-34 поставило немецкие войска в критическое положение. Недостаточно эффективное противотанковое вооружение привело к неоправданно высоким потерям немецких танков в танковых боях. Результатом этих потерь стал серьёзный перекос уничтоживший Panzerwaffe  задолго до падения III рейха. Немцы не стали делать универсальной машины - «профессионалы работают специальным инструментом». В результате немецкие танки лишились возможности бороться с пехотой противника. Апофеозом этой линии стал танк Pz V «Пантера». Если бы исход войны зависел исключительно от результатов танковых дуэлей, «Пантера» был бы, безусловно, лучшим танком 2-й мировой. Все в этой машине было приспособлено для танковых дуэлей. Подвеска давала плавность движения по пересеченной местности, что обеспечивало лучший обзор (кто ездил в танке, тот поймёт, о чём я говорю). 75-мм пушка с высокой начальной скоростью снаряда обладала высокой бронепробиваемостью (большей, чем 88-мм пушка «Тигра» Pz VI H); меткостью - за счёт настильной траектории (при прицеливании не надо вводить поправки на дальность); высокой скорострельностью за счет малой массы унитарных снарядов (чем легче снаряд, тем быстрее с ним управляется заряжающий). Насколько я помню, «Дуэль» писала о «Пантерах», которые на Курской дуге стреляли бронебойными снарядами по позициям противотанковых пушек. Вот пример специального танка. А ведь применительно к танковым дуэлям решение не включать в боекомплект осколочно-фугасные снаряды совершенно оправдано, поскольку снижает риск для экипажа. Бронебойные снаряд часто, а подкалиберный снаряд как правило не содержат бризантных взрывчатых веществ - только порох метательного заряда. Порох не даст сильного взрыва, не разорвет корпус танка на куски. Можно вылезти из подбитого танка и спокойно спрятаться под днищем. В случае наличия в боекомплекте танка снарядов, наполненных бризантным веществом, особенно крупных калибров, экипаж должен убегать подальше от подбитого танка, так как в случае подрыва такого боекомплекта погибает все живое в радиусе нескольких метров вокруг танка. Насколько я знаю, к подобной тактике в наше время вернулись американцы, которые во время войн с Ираком включали в боекомплект своих «Абрамсов» только подкалиберные снаряды. Так что немцы, создав «Пантеру» в качестве основного боевого танка, получили прекрасный специализированный инструмент для танковых боёв, но потеряли танковые войска как род войск. В этом контексте уместно привести пример Т-34 - танка весьма примитивного в техническом отношении и вместе с тем позволившего создать самые мощные и эффективные танковые войска 2-мировой. Хочу подчеркнуть: Т-34 - примитивная в техническом плане машина. Если бы мне предстояла танковая дуэль и я мог бы выбирать оружие между Pz V и Т-34-85, выбор очевиден - «Пантера». А вот если бы я выбирал оружие для оснащения танковых войск в период 2-й мировой для таких государств, как Германия или СССР, и выбирать можно было бы, только между Пантерой и Т-34-85, то выбор также очевиден - Т-34-85. (Вообще, с моей точки зрения, лучшим танком 2-й мировой является Pz IV F2, H.) И выбор Т-34-85 будет обусловлен двумя причинами:

- Первая и главная: Т-34-85 можно сделать достаточно много для оснащения всей армии;

- Вторая: то, что его орудие эффективней для борьбы с пехотой и полевыми укреплениями (белее тяжелый снаряд, с большим количеством взрывчатого вещества).

Ведь неслучайно, когда встал вопрос об увеличении эффективности вооружения Т-34, 76-мм пушка была заменена на 85-мм, обладающую не только большей бронепробиваемостью, но и большим могуществом осколочно-фугасного снаряда. В рамках данной статьи я не буду подробно рассматривать все недочеты фашистских танковых войск, а пример я привел только для того, чтоб показать, насколько бесполезным и даже вредным в деле достижения победы над врагом может быть прекрасный инструмент, предназначенный для решения узкого круга задач. Осколочно-фугасные снаряды в боекомплект «Пантер», конечно, были введены, но небольшое осколочное действие 75-мм снаряда, летящего строго параллельно земле на всех разумных дистанциях, в комментариях не нуждается. «Пантера» могла эффективно поражать бронетехнику, но была крайне неэффективна для поражения пехоты и окопавшихся противотанковых орудий. Предвидя гневные протесты, сразу оговорюсь. Вышесказанное не означает, что «Пантера» совершенно не могла поразить пехотинца или орудие, просто усилия, которые данный танк затрачивал для поражения этих целей, совершенно не соответствовали результату. Вместо одной «Пантеры» можно было построить примерно 3 танка Pz IV. Возможно, по своим противотанковым возможностям одна пантера даже превосходила три Pz IV, но  по своим «противопехотным» характеристикам она в лучшем случае равнялась одному Pz IV. Вот и получается, что изготовление каждой «Пантеры» снижало силу танковых войск при борьбе с пехотой примерно в три раза! Запомним этот факт и вернёмся к тактике пехоты.

Как немцы прорывали танками и мотопехотой оборону? В танковых дивизиях один батальон пехоты был оснащен легкими и средними бронетранспортёрами на колесно-гусенечном ходу. Эти бронетранспортеры были защищены 14-мм стальной бронёй и вполне сносно защищали десант от пуль стрелкового оружия калибра 8-мм, в том числе и бронебойных. Не могу не отметить,  что эти бронетранспортёры имели более надёжную защиту, чем современные БМП и БТР российской армии, которые пробиваются бронебойными пулями АК-47 с расстояния менее 100м.  Немецкая пехота на бронетранспортёрах имела возможность следовать за танками. Если оборона противника была неорганизованна, пехота следовала за танками на БТР, ведя огонь поверх бортов. В случае если противник успевал укрепиться, пехота спешивалась и атаковала в пешем строю. Против врага, находящегося на марше или в наспех подготовленных позициях, такая тактика была эффективной, но против хорошо подготовленных оборонительных рубежей танки и пехота были бессильны.

Если серьёзно говорить о штурме опорных пунктов с малыми потерями, то единственными «машинами», которые первыми попадают на вражеские позиции, должны быть гаубичные снаряды крупных калибров и/или снаряды Реактивных систем залпового огня(РСЗО), впрочем, авиабомбы тоже сгодятся. Все остальные машины обречены на значительные потери. Поэтому, если хотите прорывать оборону, - запасайтесь гаубицами. Немцы до 1943 не имели самоходных гаубиц, а буксируемые обладали меньшей подвижностью, чем танки и пехота на бронетранспортёрах. Поэтому немцам и приходилось прорывать оборону танками - гаубиц не было на «остриях» их танковых клиньев. А когда появились самоходные гаубицы, им было уже не до прорывов.

«Динозавры» наших дней

Почему-то наши военные никак не хотят понять, что немецкие успехи первых лет войны объясняются во многом действиями штурмовой авиации. И, в первую очередь, Ju-87 - воздушной артиллерии, как называли его сами немцы. Именно они выбивали танки противника, уничтожали его артиллерию и пехоту. Не случайно первые крупные советские наступательные операции под Москвой и Сталинградом специально проводились при нелётной погоде. Сталин знал, в чём главная сила немцев. Все помнят о сражении под Прохоровкой. Общеизвестно, что немцы бросили туда свои последние резервы. Общеизвестно, что советская 5-я танковая армия разбила немцев, но и сама была обескровлена. Также известно, что перелом в битве наступил, когда к месту сражения прибыли части 11-й танковой армии. А вот про то, что случилось потом с 11-й танковой армией, у нас писать не любят. А эта самая армия была разбита, не сделав ни единого выстрела по противнику. Просто немцы перебросили  в тот район две эскадрильи Ju-87 G, и танковой армии не стало. СССР очень повезло, что на тот момент у Германии было всего две эскадрильи таких самолётов. Да, и немецкие танки - сколько бы нам ни показывали в кино героических солдат, бросающихся со связками гранат под танки, - до 50% всех немецких танков,* потерянных на Курской дуге, подбиты авиацией (имеются в виду только безвозвратные потери). И у советских танков 70% потерь приходится на действия авиации (в период контрнаступления). Даже такой известный  фанат танков, как Г.Гудериан в своей книге «Танки, вперед!» признал: «На Западном фронте самолёт-штурмовик очень быстро превратился в опаснейшего врага немецких танков. Наступление танков в дневное время стало невозможным, поскольку массированное использование противником зенитной артиллерии лишало наши танки авиационного обеспечения. (Вероятно, имеется в виду прикрытие истребителями.) На Востоке же, наоборот, опасным противником русских танков стал немецкий самолёт-истребитель.» (3)

А наши «гении военного искусства» продолжают рассуждать, какие танки были лучше - наши или немецкие? Уже давно опытным путём и теоретическими расчётами установлено, что лучший танк - это вертолёт. По самым оптимистическим для танкистов подсчётам, при условии прикрытия танков подвижными зенитными средствами и истребителями, потери танкистов составляют от 7 до 13 танков на один вертолёт. В реальных боевых действиях это соотношение ещё больше в пользу вертолётов. Данные арабо-израильской войны 1982 не в счёт, поскольку основные потери израильским вертолетам нанесли Ми-24, вооруженные ракетами «Штурм». При этом стоимость одного вертолёта Апач AH-64 примерно равна стоимости четырех танков Абрамс М1А2. Для пехоты и Абрамс, и Апач бесполезны - оба созданы для борьбы с танками противника. При этом, если бы США вместо 7500 танков Абрамс построили дополнительно 1800 Апачей - противотанковые возможности их армии, несомненно, возросли бы.

Вообще мне «нравится» читать статьи некоторых наших военных. Интересно было бы сравнить их со статьями, написанными военнослужащими других стран. Любопытно, а в Америке и Европе есть военнослужащие, не разбирающиеся в вооружении, которым воюют, не говоря уже об оружии вероятного противника?

Очень показательна в этом плане статья, написанная танкистом - сержантом запаса - «Дуэль», N16(365). Сначала о самом забавном. От наших военных мне неоднократно приходилось слышать о том, что наши танковые пушки являются самыми мощными в мире. Они делают этот вывод на том основании, что у нашей танковой пушки калибр 125-мм, а у западных 120-мм. Могу предположить, что эти «специалисты» полагают, что пистолет ПМ мощнее (и, наверное, дальнобойней) автомата АК 74 (калибр ПМ 9-мм, АК-74 5,45-мм). На самом деле 120-мм танковая пушка Rh120, устанавливаемая на танках Абрамс М1А1 и Леопард-2, на 25-30% мощней (по дульной энергии при стрельбе Бронебойным Подкалиберным Снарядом) пушки 2А46М1, устанавливаемой на российских машинах:

Страна

Калибр

БПС

Вес снаряда, кг

Скорость,

м/с

Энергия, МДж

Соотношение дульных энергий

США

105 мм

М728

(вольфрамовый сердечник)

6,5

1426

6,60

89% от ЗВБМ-17

105 мм

М735
(урановый сердечник)

5,8

1501

6,53

93% от ЗВБМ-18

120 мм

М827

(вольфрамовый сердечник)

7,15

1650

9,73

 

120 мм

М829
(урановый сердечник)

7,16

1675

10,04

 

Россия

125 мм

ЗВБМ-17 (вольфрамовый сердечник)

4,85

1750

7,42

70% от М827

 

125 мм

ЗВБМ-18
(урановый сердечник)

4,85

1700

7,00

76% от М829

С полем подсолнухов - вообще песня! Мне очень интересно, оценивалось ли, какие подсолнухи повалены взрывной волной, а какие осколками. И отдаёт ли себе отчет танкист, что для того чтобы убить человека, нужна несколько большая энергия, чем для того чтобы повалить подсолнух. Хотя, конечно, ведь он располагал 125-мм снарядами, содержащими 14 кг гексогена!!! С такими удивительными снарядами можно многого добиться! Вот «тупые» американцы в осколочно-фугасном снаряде М 494 к своей 120-мм пушке смогли разместить только 4,17 кг взрывчатого вещества. Вот что значит 5 мм разницы в калибрах! А, может, всё проще? Может, «танкист» не знает, что осколочно-фугасный снаряд, которым он стрелял, называется ОФ 26, весит 23 кг, содержит 3,4 кг взрывчатого вещества А-IX-2, представляющего собой смесь на основе гексогена. Такой снаряд имеет приведённую площадь поражения осколками, равную 300 кв.м. (для сравнения, у ручной гранаты РГН приведенная площадь разлета осколков - 213-286 м2).

Конечно, хорошо, что у автора вышеназванной статьи служба в рядах ВС не отбила желание и способность думать, очень хорошо, что человек и после армии остался гражданином и ему небезразличны вопросы обороноспособности Родины. И не его вина, а наша общая беда в том, что наша армия даёт такие «познания» в военном деле.

Участник боевых действий лучше бы рассказал о конкретных примерах, как он подавлял огневые точки противника. Рассказал бы, сколько снарядов тратится на конкретные цели - дот, пулемётчик в окопе?.. Вряд ли одним 125-мм снарядом удавалось убить более двух врагов, и это в лучшем случае.

Часто можно слышать о том, что наши танки самые лучшие, только надо правильно их использовать. Прежде чем говорить о правильном использовании, следует определиться, для чего их вообще можно использовать.

Для борьбы с пехотой оружие настильного огня неэффективно. Пехота имеет «неприятное» свойство зарываться в землю. Взрывы на поверхности, даже 3-4 кг мощной взрывчатки в металлической оболочке, не способны принести существенного вреда бойцу, сидящему в окопе. Углубиться в землю снаряду, летящему под малым углом к поверхности, непросто - велика вероятность рикошета. Так, что никакая танковая пушка с высокой начальной скоростью снаряда - ни 120-мм, ни 125, ни даже 140-мм - не сравнится по эффективности даже с 75-мм немецкой полевой пушкой при стрельбе по окопам противника. Для борьбы с танками? Может быть, в героической битве, понеся, естественно, тяжелые потери, подразделение Т-80 сможет одолеть аналогичное по численности подразделение Абрамсов или Леопардов-2. И что с того? Пилоты Апачей только посмеются над управляемыми снарядами наших танков, стреляющих на 5 км - их ракеты бьют на 7 км. Для вертолетчиков борьба с танками - это не бой, а просто охота на опасного зверя. И не надо надеяться на зенитные комплексы - С-300 не способны бороться с вертолетами, летящими на высотах менее 100 м, а «Тунгуски» будут выбиты первыми же ракетами («Шилки» не в счёт - их максимальная дальность стрельбы 2,5 км). И даже если каждая «Тунгустка» подобьёт по одному вертолёту до того, как будет подбита сама, общего исхода боя это не изменит. Дело в том, что вертолётчики всегда могут создать численный перевес над зенитными комплексами в месте атаки, поскольку сами выбирают время и место боя!!! Естественно, учитываются только эффективные средства борьбы с вертолетами - 12,7-мм пулеметы с дальностью стрельбы 1500 м или 23-мм пушки с дальностью стрельбы 2500 м можно в расчёт не брать - в отражении вертолётной атаки они принять участие не смогут. Специально для «иракских крестьян  с винтовками» хочу сказать, что борьба с танками и пехотой - это большая разница! Танк может быть обнаружен вертолётом с расстояния 10 км, а пехотинца лётчик может заметить максимум с 1 км, именно поэтому у пехоты более широкие возможности самообороны против вертолетов, чем у танков. Для борьбы с пехотой вертолёт вынужден входить в зону действия легких средств ПВО (ПЗРК; пулемёты кал. 12,7-14,5-мм; автоматические пушки).

Такая же печальная картина будет, если представить, что американские танкисты и зенитчики могут противопоставить нашим вертолётам, ракеты которых бьют на 8-12 км (от наших вертолётов не защитит даже «Тунгуска» - её ракеты бьют только на 8 км)...

Итак, для чего нужен Т-80? Для борьбы с танками вертолёт эффективней! Вы скажете: вертолётов на всех не хватит. Но это неправда! Во-первых, вертолёт может очень быстро оказаться в нужном месте - он перемещается со скоростью более 300 км/ч над любой местностью. Во-вторых, не производя танки-мастодонты, можно произвести больше вертолётов. Но главное - это то, что вертолетов для борьбы с танками нужно намного меньше, чем танков.

Получается, для борьбы с танками есть более эффективные средства, чем танк-мастодонт, и опыт всех конфликтов, включая 2-ю мировую войну, это подтверждает, поскольку во всех войнах и столкновениях танки подбили менее половины (часто не более 25%) от всех уничтоженных танков противника. А для борьбы с пехотой ни 125-мм ни 120-мм гладкоствольные, ни 105-мм нарезное орудие не являются оптимальными!

Итак, в третий раз задам навязчивый вопрос - зачем нужен «основной боевой танк»? И нужен ли он кому-нибудь, кроме фирм, его производящих?..

А. КЛЕПИКОВ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100