газета 'Дуэль' N 26 (374) 
29 ИЮНЯ 2004 г.
ДОЛЖНЫ ЛИ КОММУНИСТЫ КАЯТЬСЯ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТОР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ

Генерал H.H. Раевский умел высмеивать заслуживающих того людей. Случилось так, что в ходе войны 1812 года отступающие французы бросили несколько пушек (очевидно, из-за невозможности перевозить их). Генерал N велел подобрать эту находку, а в докладе по начальству изобразил оную, как боевой трофей.

Подробности его подвига стали вскоре известны, и хвастовство N стало объектом насмешек армейских остряков. Встретив Раевского, N решил придержать его язык проявлением дружеских к нему чувств, для чего попытался было обнять острослова. Однако Раевский отстранился от «героя» со словами: «Кажется, ваше превосходительство принимает меня за пушку без прикрытия».

* * *

Однажды поздно вечером император Николай вздумал объехать все караульные посты в городе, чтобы лично убедиться, насколько точно и правильно исполняется войсками устав о гарнизонной службе. Везде он находил порядок примерный. Подъезжая к самой отдаленной караульне у Триумфальных ворот, государь был убежден, что здесь непременно встретит какое-нибудь упущение. Он запретил часовому звонить и тихо вошел в караульную комнату. Дежурный офицер в полной форме, застегнутый на все пуговицы, крепко спал у стола, положив голову на руки. На столе лежало только что написанное письмо. Государь заглянул в него. Офицер писал родным о запутанности своих дел вследствие мелких долгов, сделанных для поддержания своего звания, и в конце прибавлял: «Кто заплатит за меня эти долги?» Государь вынул карандаш, подписал свое имя и ушел, запретив будить офицера. Можно представить себе изумление и радость офицера, когда, проснувшись, он узнал о неожиданном посетителе, великодушно вызвавшемся помочь ему в затруднительном положении.

* * *

Рассказывают, что однажды Наполеон во время проверки караулов обнаружил спящего на посту часового. По уставу и законам военного времени часовой должен был бы предстать перед судом и затем быть расстрелян, ибо нет пощады солдату, который, постыдно заснув на посту, ставит под угрозу жизнь своих товарищей. Как же поступил Наполеон? Он принял неожиданное решение: подняв ружье спящего часового, вскинул его себе на плечо и занял оставленный утомленным солдатом пост. Прибывший через некоторое время со сменой сержант увидел, что часовой спит, а император стоит на посту. «Кто наберется смелости утверждать, что Наполеон допустил ошибку, что он потворствовал такому нарушению долга?» - комментирует этот случай Норман Коупленд, специалист по психологии управления. «Никто лучше его не понимал, что история о «маленьком капрале», взявшем на плечо ружье, вместо того чтобы вызвать подразделение для расстрела, на следующий день молнией облетит весь бивак и походные колонны». «Разве солдат поколебался бы отдать жизнь, идя в бой с таким руководителем? Вы скажете, глупо? Глупо ли, нет ли, но это действительность. Во многих случаях великодушие решает успех дела, и умный руководитель должен умело пользоваться им».

* * *

Hапомним, что выражение «пороху не выдумает» означает, что данное лицо способностями не блещет (серость, посредственность), а «пороху не нюхал» - что человек не бывал в бою, не подвергался военной опасности.

Во время Крымской войны князь Меншиков так отзывался о военном министре России князе Долгорукове: «Он имеет к пороху тройное отношение - пороху не нюхал, пороху не выдумает и порох в Севастополь не доставляет».

* * *

Канцлер Hессельроде однажды всеподданнейше донес царю на капитана 1 ранга Hевельского: тот самовольно поднял российский флаг в спорном месте на Дальнем Востоке и основал там российский форпост, чем вызвал гнев Англии и прочие международные осложнения. За это, по мнению министра, ослушника следовало разжаловать в матросы. Император же Hиколай I на это повелел: Hевельского произвести в адмиралы. Что же до его самоуправства, вызвавшего такую изжогу у Англии, то император изрек:

- Там, где однажды поднялся российский флаг, он уже опуститься не может.

Российский генерал Анатолий Стессель за сдачу Порт-Артура был отдан под суд и приговорен к смерти. Царской милостью приговор был заменен на заключение в крепость. Пуришкевич откликнулся на это эпиграммой:

Я слышал - Стессель Анатоль

Посажен за измену в крепость.

Какая, говорю, нелепость:

Он сдаст и эту, ma parole!

(«Ma parole» - франц. - «честное слово».)

* * *

В 1812 году адмирал Чичагов упустил отступающую армию Hаполеона, и
И.А. Крылов отметил адмиральский конфуз басней «Кот и Щука», а историки напомнили негодующей публике, что Чичагов-дед участвовал в преследовании шведского короля Карла XII после Полтавы и, как известно, тому удалось бежать. Затем уже Чичагов-отец в ходе очередной русско-шведской войны проворонил отступающую эскадру противника с наследником шведского престола принцем Густавом.

Такого рода «преемственность поколений» была отмечена шестистишием неизвестного пиита:

Hаследие ль то болезнь,

Природы ль то устав:

От деда шмыгнул Карл,

От батюшки - Густав,

А сквозь сынка пролез Hаполеон.

Беда, коль меж орлов мешают и ворон.

Прибыв в Петербург, Мюнхгаузен (реальное историческое лицо) поступает в кирасирский полк. Через год его производят в корнеты, а в 1740 году он уже лейтенант. Впрочем, карьера Мюнхгаузена никак не была связана с тем блеском славы, которой барон увенчивает себя в рассказах. Многие историки вообще сомневаются в его непосредственном участии в военных кампаниях, которые в то время русская армия вела против Турции и Швеции. Служба для Мюнхгаузена была «солдатской лямкой», которую он исправно тянул в гарнизонах Петербурга и Риги, в маленьких прибалтийских городках и лесах под Выборгом.

«Известно и ведомо будет каждому, что Еронииус Мюнхгаузен, который Hам верно служил, для его оказанной службе Hашей ревности и прилежности в Hаши ротмистры всемилостивейши произведен 20 февраля 1750 года», - гласят строки указа императрицы Елизаветы, копия которого висит на стене боденвердерского музея. Мюнхгаузен очень гордился этим своим званием и, вернувшись в том же году в Боденвердер, решил во всех официальных документах именоваться не иначе, как «ротмистром российской армии».

Иероним Мюнхгаузен вернулся под кров отчего дома не один. Из России за ним последовала жена Якобина - дочь мелкопоместного прибалтийского дворянина из рода фон Дуден, с которой он прожил в счастье и согласии до глубокой старости. Боденвердер по-прежнему оставался забытой Богом глухоманью. Единственной отдушиной в большой, наполненный событиями мир оставались фантазии и воспоминания, воспоминания о России.

* * *

Изгоняя роскошь и желая приучить подданных своих к умеренности, император Павел назначил число кушаний по сословиям, а у служащих - по чинам. Майору определено было иметь за столом три кушанья. Яков Петрович Кульнев, впоследствии генерал и славный партизан, служил тогда майором в Сумском гусарском полку и не имел почти никакого состояния. Павел, увидя его где-то, спросил:

- Господин майор, сколько у вас за обедом подают кушаний?

- Три, ваше императорское величество.

- А позвольте узнать, господин майор, какие?

- Курица плашмя, курица ребром и курица боком, - отвечал Кульнев.

Император расхохотался.

* * *

Государь Александр I долго не производил Болдырева в генералы за картежную игру. Однажды, в какой-то праздник, во дворце, проходя мимо него в церковь, он сказал: «Болдырев, поздравляю тебя». Болдырев обрадовался, все, бывшие тут, думали, как и он, и поздравляли его. Государь, вышед из церкви и проходя опять мимо Болдырева, сказал ему: «Поздравляю тебя: ты, говорят, вчерась выиграл», - Болдырев был в отчаянии.

http://www.pobeda.ru/rpival/index.html

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100