газета 'Дуэль' N 17-18 (366) 
27 АПРЕЛЯ 2004 г.
НАДО ЛИ ПРЕЗИРАТЬ АРМИЮ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
СЕМИНАР НА ПРАВОВОМ ФАКУЛЬТЕТЕ
ПОЕДИНОК
ХОЛОДНАЯ ВОЙНА
ИТАР-ТАСС
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

БЛАГОДАРНОСТЬ БЕЗ БЛАГОВОЛЕНИЯ

В книге «Отцы-командиры» в главе «О наградах и наказаниях» мне уже приходилось писать, что большевики в области военных наград устроили страшную путаницу, которую со временем все усугубляли и усугубляли. Главной и практически единственной военной наградой стали считаться советские ордена, которые по сути являются военными медалями, но это все же полбеды. Хуже, что наградное дело захлебнулось в бюрократическом маразме и количество «орденоносцев», не совершавших никаких подвигов, но награжденных боевыми орденами, столь возросло, что само по себе наличие орденов уже перестало о чем-либо говорить, вернее, стало подтверждением того, что данный орденоносец скоре всего умеет ублажить начальство, нежели подтверждением совершенного им подвига. У «видных военачальников» количество официально боевых орденов, врученных к юбилеям и за «выслугу лет», стало превышать количество наград, полученных в войнах. Да и в Великую Отечественную войну, как это подробно показал в «Отцах-командирах» А.З. Лебединцев, ордена и звание Героя Советского Союза элементарно получали и трусы, и негодяи, а заслуженные воины не получали ничего.

Раньше, когда разрешалось только клеветать на Сталина, но о негодяях и преступниках офицерах и генералах нельзя было ничего писать, это не было заметно, но сегодня, когда ветераны могут писать без опёки ГлавПура, практически нет воспоминаний, в которых бы они не высказывали обиды за несправедливость в награждениях. Вот, к примеру, летчик-разведчик, а потом летчик-штурмовик Я.И. Борейко, о котором в конце войны вывешивались плакаты «Летчики! Бомбите и стреляйте так, как гвардии капитан Борейко», пишет: «И вот, на одном из таких ветеранских мероприятий я встретил бывшего командира 98-го отдельно корректировочно-разведывательного авиаполка Ивана Сергеевича Тищенко. Скажу откровенно, радости от этой встречи не было, разговор не склады­вался, подавляла какая-то неприязнь к нему. Если вспомнить про­шлое, то все это объяснимо.

Он не пользовался авторитетом среди летного состава полка по­тому, что почти не летал на боевые задания, а, значит, не был приме­ром для подчиненных, не мог сказать, делай, как я, или научить чему-нибудь хорошему, очень редко появлялся в коллективе летного со­става, за исключением случаев, когда решались вопросы служебных взаимоотношений, в моральном плане тоже не мог быть примером, так как, будучи семейным человеком, нашел себе гражданскую сожи­тельницу, устроил ее машинисткой в штабе и возил за собой до окон­чания войны. Достойный пример командира-воспитателя!?

Поразило еще одно - у Ивана Сергеевича оказалась полная грудь (семь или восемь) боевых орденов, среди которых орден Ленина и три ордена Красного Знамени. В откровенных беседах я убедился, что все, кроме бывших приближенных подхалимов, были такого же мнения и агрессивно настроены против него. Их можно по­нять, скажем, командир звена Котов Петр Михайлович начал войну под Москвой, закончил в Берлине, выполнил более 70 боевых выле­тов на корректирование артогня, был удостоен только орденов Красного Знамени и Красной Звезды».

Хочу напомнить, что в царской России, да и в странах, в которых после революций прошло достаточно времени и наградное дело усовершенствовалось, ордена как военные награды не всегда имели и имеют главное значение. В царской России, к примеру, они по своему значению занимали всего лишь третье место. Справочная книжка офицера русской армии поясняла: «Награды суть: ВЫСОЧАЙШИЕ  благодарность и благоволение, чины, ордена, аренды, земли, подарки, единовременные денежные выдачи, перевод в гвардию, золотое оружие». Да, в общем, нетрудно и догадаться, что если император  тебе благодарен и тебе благоволит, то у него (верховного вождя армии, магистра всех орденов России и хозяина земли Русской) достаточно просто будет получить хоть чин, хоть кавалерию в Ордене, хоть землю, хоть что угодно. И во французской армии благодарность военного вождя также имела значения более высокое, нежели знак отличия на грудь, вернее, эта благодарность автоматически вела к получению такого знака, причем, некоторые из них вообще невозможно было получить иначе, как после официальной благодарности командующего. Скажем, сугубо боевая награда «Круа де гер» - Военный крест «вручался военнослужащим всех званий и гражданам Франции, удостоенным персонального упоминания в приказе».

Что интересно - во время войны в СССР также была введена эта самая высокая военная награда - персональное упоминание в приказе Верховного Главнокомандующего, а с начала 1943 года по конец войны с Японией Сталин подписал 375 только специальных благодарственных приказов войскам, в которых персонально благодарил генералов и офицеров, отличившихся при проведении боевых операций. И вот парадокс: эта самая высокая награда из тех, какие можно придумать, но на сегодня она за награду не считается, да и во время войны, похоже, мало кем ценилась. А ведь ценность этой награды уникальна. Давайте сравним.

Полководческие и офицерские ордена - Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого, Александра Невского, Ушакова и Нахимова - вручались за войну более 66 тысяч раз, 7440 офицерам и генералам присваивалось звание героя Советского Союза, а персонально упоминались в приказах Сталина менее 4 тысяч офицеров и генералов. Но ни общество, ни историки не обращают на этих героев никакого внимания!

И это не все. Если внимательнее присмотреться к награде, то  приходишь к выводу, что по своей объективности она несомненно превосходит ордена, т.е. Сталин благодарил (хотя и не зная их лично) наиболее храбрых и толковых военачальников. Объективность этой награды основана вот на чем.

Ордена в годы войны несли материальные блага - небольшую, но пожизненную пенсию, бесплатный проезд на поезде один раз в год в любой конец СССР туда и обратно. Они сверкали на груди, они были материальным воплощением славы, за них шли на подлость, их выпрашивали, их добывали махинациями и посему в числе награжденных орденами масса тех, кто их не заслужил. А приказы Верховного абсолютно никаких благ не несли, а посему для негодяев были безразличны. По этой причине фронтовые штабы и Военные советы, готовя в Москву списки тех частей и соединений, которые отличились в операции, за которую Сталин собрался благодарить, могли совершенно объективно отобрать в эти списки не алчущих  наград, а тех, кто этого действительно заслужил.

Вот А.З. Лебединцев в «Отцах-командирах» сетует, что их 38-я стрелковая дивизия вела бои за окраины города Сумы и первой вошла в этот город, а звание «Сумских» получили 176 сд, 232 сд и 340 сд, которые город просто прошли маршем. Но он сам же и пишет, что немцы сами ушли из Сум, а 38 сд вела бой крайне пассивно, за что ее  командир был снят с должности. И немцы все же оставили Сумы только потому, что остальные дивизии были активны - начали обходить город, и немцы бросили его, боясь окружения. То есть, Военный совет фронта очень точно определил, кого благодарить за Сумы, и Сталин поблагодарил в приказе от 2 сентября 1943 года командира 50 ск генерал-майора Мартиросяна Саркиса Согомоновича, командира 51 ск генерал-майора Авдеенко Петра Петровича, командиров: 340 сд полковника Зубарева Иосифа Егоровича, 167 сд генерал-майора Мельникова Ивана Ивановича, 232 генерал-майора Улитина Ивана Ильича. А командир 47 ск, в который входила 38 сд, генерал-майор Меркулов Серафим Петрович вообще в приказе не упомянут, как и весь 47-й стрелковый корпус, хотя его соединения первыми вошли в город Сумы.

В подтверждение объективности говорит и такой факт. Если бы в благодарственные приказы Сталина записывать все войска, находившиеся в районе проведения операции, то тогда все бы генералы и офицеры имели примерно равное число благодарностей Верховного. Но из почти 4 тысяч удостоенных благодарности, едва ли 8% (по моим подсчетам около 250 человек) Сталин благодарил от 8 до 25 раз, а остальная масса заслуживала в основном 1-2 благодарности. Это, конечно, тоже очень много, но эти 250 человек - даже не элита, это боевая аристократия Красной Армии, это практически равно чуть ли не званию дважды Героя Советского Союза, поскольку дважды Героев среди офицеров и генералов было 115 человек.

Если руководствоваться критерием благодарностей от Верховного Главнокомандующего и говорить только о командирах частей и соединений, то лучшим командиром РККА был Иван Федорович Дремов (Дрёмов). Первый раз Верховный благодарил командира 47-й мехбригабы подполковника Дремова И.Ф. в январе 1943 года за активные действия по освобождению Великих Лук, затем в сентябре 1943 года благодарил командира подвижной мехгруппы полковника Дремова И.Ф. за освобождение Духовщины и Лиозно, затем благодарил командира 8-го гвардейского мехкорпуса генерал-майора Дремова И.Ф. за освобождение городов: Городенка, Бучач, Чертков, Требовля, Сокаль, Рудки, Надворная, Конычинцы, Коломыя, Залещики, Бялгород, Едлиньск, Карлино, Коло, Лодзь, Вейхерово, Познань, Свидвин, Ярослав, за взятие городов Кепеникк и Берлин. Всего Иван Федорович Дремов персонально упоминался в приказах Верховного 25 раз.

Далее я для краткости буду называть должность и звание командира на конец войны и давать число упоминаний о нем в приказах Верховного Главнокомандующего.

2. Командир 32-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант Жеребин Дмитрий Сергеевич - 24 раза.

3. Командир 108-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант Поленов Виталий Сергеевич - 23 раза.

4. Командир 50-го бомбардировочного авиакорпуса генерал-майор Борисенко Михаил Харлампиевич - 21 раз.

5. Командир 9-го гвардейского танкового корпуса генерал-майор Веденеев Николай Денисович - 20 раз.

6. Командир 11-го гвардейского танкового корпуса* генерал-лейтенант Гетман Андрей Лаврентьевич - 20 раз.

7. Командир 288-й истребительной авиадивизии полковник Смирнов Борис Александрович - 19 раз.

8. Командир 73-го стрелкового корпуса генерал-майор Мартиросян Саркис Согомонович - 19 раз.

9. Командир 3-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенант Панфилов Алексей Павлович - 18 раз.

10. Командир 240-й истребительно-авиационной дивизии генерал-майор Зимин Георгий Васильевич - 18 раз.

11. Командир 6-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии полковник Чучев Григорий Алексеевич - 18 раз.

12. Командир 9-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенант Волков Михаил Васильевич - 17 раз.

13. Командир 5-го штурмового авиакорпуса генерал-майор Каманин Николай Петрович - 17 раз.

14. Командир 6-го гвардейского истребительного авиакорпуса генерал-лейтенант Утин Александр Васильевич - 17 раз.

15. Командир 208-й ночной ближнебомбардировочной дивизии полковник Юзеев Леонид Николаевич - 17 раз.

16. Командир 189-й штурмовой авиадивизии генерал-майор Белицкий Геннадий Иванович - 16 раз.

17. Командир 1-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии полковник Дробыш Дмитрий Тихонович - 16 раз.

18. Командир 1-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенант Панов Михаил Федорович - 16 раз.

19. Командир 3-го гвардейского стрелкового корпуса** генерал-майор Перхорович Франц Иосифович - 16 раз.

20. Командир 1-й гвардейской конно-механизированной группы генерал-лейтенант Плиев Исса Александрович - 16 раз.

21. Командир 6-го гвардейского бомбардировочного авиакорпуса генерал-майор Полбин Иван Семенович - 16 раз.

22. Командир 1-го смешанного авиакорпуса Шевченко Владимир Илларионович - 16 раз.

23. Командир 20-й гвардейской мехбригады***  полковник Бабаджанян Амазасп Хачатурович - 15 раз.

24. Командир 3-го штурмового авиакорпуса генерал-майор Горлаченко Михаил Иосифович - 15 раз.

25. Командир 30-го стрелкового корпуса генерал-майор Лазько Григорий Семенович - 15 раз.

26. Командир 3-го гвардейского бомбардировочного авиакорпуса генерал-майор Нестерцев Виктор Ефимович - 15 раз.

27. Командир 3-го гвардейского мехкорпуса генерал-лейтенант Обухов Виктор Тимофеевич - 15 раз.

28. Командир 4-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенант Полубояров Павел Павлович - 15 раз.

29. Командир 116 стрелкового корпуса генерал-майор Фетисов Федор Кузьмич - 15 раз.

Должен отметить, что число благодарностей Верховного Главнокомандующего лучше, чем что-либо еще, характеризует боевую активность советских командиров, но сравнивать их между собой по этим числам не стоит - у многих число благодарностей могло быть невелико по само собой понятным причинам.

Командир 130-й танковой бригады полковник Пушкин Ефим Григорьевич отмечен в приказе Сталина еще в январе 1942 года за освобождение Барвенково, через год, уже генерал-лейтенант Пушкин, командир 23-го танкового корпуса, к сентябрю 1943 года упомянут в приказах Верховного 10 раз, но принимает смерть в бою за Днепропетровск осенью того же года.

А трижды Герой Советского Союза Покрышкин Александр Иванович, командир 9-й гвардейской истребительной авиадивизии, упомянут в приказах всего трижды, поскольку войну начал рядовым летчиком и в командование дивизией вступил только в 1944 году.

И, повторю, упоминание о себе в приказе надо было заслужить каким-то конкретным боевым действием. Вот, к примеру, благодарность за успешно проведенную Киевскую операцию осенью 1943 года Сталин вынес 111 генералам и офицерам, в числе которых было: генерал-лейтенантов - 2, генерал-майоров - 20, полковников - 43, подполковников - 26, майоров - 16 и капитанов - 4. Согласитесь, что в этой компании генералов и полковников что-то же исключительное должны были совершить капитаны, чтобы их заметили и включили в приказ. Кстати, отличившийся в Киевской операции командир 182-го отдельного механизированного инженерного батальона капитан Жеребной Николай Алексеевич через четыре месяца, уже в звании майора отличается в Проскуровско-Черновицкой операции.

А вот товарищ Александра Захаровича Лебединцева Николай Павлович Петров, получив за четыре месяца 8 благодарностей Верховного, как был, так и остался подполковником на полковничьей должности командира 1-й гвардейской мотострелковой бригады.

Так что благодарности Верховного его благоволения с собой не несли, и было бы нелишне после войны учредить хотя бы нагрудный знак, отмечающий тех командиров, кто своей энергией добился Победы. И  ведь по сравнению с орденами этих знаков требовалось очень немного...

Ю.И. МУХИН

*к концу войны - заместитель командующего 1-й гвардейской танковой армии.

**к концу войны - командующий 47-й армией.

***к концу войны - командир 11-го гвардейского танкового корпуса.

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

,

Rambler's Top100