газета 'Дуэль' N 17-18 (366) 
27 АПРЕЛЯ 2004 г.
НАДО ЛИ ПРЕЗИРАТЬ АРМИЮ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
СЕМИНАР НА ПРАВОВОМ ФАКУЛЬТЕТЕ
ПОЕДИНОК
ХОЛОДНАЯ ВОЙНА
ИТАР-ТАСС
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

СКРИПУЧИЕ ЛЕСТНИЦЫ

Предложение для Ю.И. Мухина припереиздании книги «Убийство Сталина и Берия». В «Краснопресненской газете», N 32, 2003 г. в статье «Затянувшийся ремонт» автора А.Радченко говорится о Центральной музыкальной школе при Московской консерватории. В тексте превозносится эта школа: «ЦМШ - уникальное учебное заведение. Её история - это история не только российской, но и зарубежной исполнительской элиты. Скрипучие лестницы слышали шаги великих - ...»

Остановимся пока на этом. И порассуждаем. Безусловно и действительно, ЦМШ - отличная школа. Принципиально в школе работают те преподавательские кадры, которые так или иначе связаны с консерваторией, с преподаванием в ней. (Этот принцип действует в основном и в Училище при Московской консерватории. Это так задумано изначально.) По всему миру идёт слава о педагогах консерватории. И в принципе она заслужена, хотя во всех этих учебных заведениях, наверняка, есть блатной преподавательский балласт. Но не он определяет творческое лицо консерватории и если и как-то влияет на учебный процесс, то несущественно. Безусловно, во всех этих учебных заведениях происходит, как правило, жёсткий профессиональный отбор поступающих. Педагоги стараются брать к себе в классы «лучших из лучших». Это отлично! И, как правило, в высшее учебное заведение (МГК) «в первых рядах» поступают абитуриенты ЦМШ либо консерваторского музыкального училища. Но в эти средние учебные заведения (школа-десятилетка и училище) приходят ученики с уже солидной музыкальной подготовкой, иначе не примут (исключения только подтверждают правило). А кто у нас и в современной Раше, да и раньше в Союзе в основном мог позволить своим чадам неустанно заниматься музыкальным развитием?

И вот теперь я могу с полным моим удовольствием продолжить цитировать второй абзац обсуждаемой статьи: «...Скрипучие лестницы слышали шаги великих - Нейгауза, Оборина, Янкелевича, Л.Когана, М.Ростроповича, В.Спивакова, В.Крайнева, В.Третьякова, Э.Грача, В.Ашкенази, М.Плетнёва...» Остановимся. Хорошо ещё не «внесли в список» «великих» сына Л.Когана - Пашу Когана (который в среде музыкантов проходит под кличкой - Каша Поган...). Из перечисленных могу утверждать, что только Лев Оборин (в перечислении он не заслужил инициала своего имени!) и Виктор Третьяков - русские (и это в России русских!!!). М. Плетнёв у меня вызывает определенные сомнения: уж больно много возни вокруг него, а это, как известно, верный признак «демократической» национальности. А теперь вопрос на засыпку - сколько лет (!) эти «музыкальные демократы» современности учились до поступления в школу (!), хотя и музыкальную. Не в высшее или среднее учебное заведение, а в школу. И только потом они - в Московской консерватории, а это - десять-одиннадцать лет. Вот то-то.

А теперь немного «лирики». Я не «демократ». И национальность у меня «посконная и домотканая». Русак до мозга костей. Отец из Тамбовской губернии, мать - дочь сельского попа в Рязанской области. Заниматься музыкой вообще в голодные военные и сразу послевоенные годы? Даже мысли такой не было, хотя ещё до войны меня иногда возвращали домой «дяди-милиционеры», так как я, бывало, уходил в «неизвестном направлении» вслед за каким-нибудь духовым оркестром, проходящим по улице (до войны это было принято). И даже поступив в Иняз, я не знал, что нота «до» в скрипичном ключе пишется между четвёртой и пятой линейками. Но я жил тогда в Советском Союзе. А это кое-что да значило. И уже 1-го мая 1952 года я получил свои первые «профессиональные» 25 рублей, играя в самодеятельном духовом оркестре. Это окрылило меня настолько, что я безо всякой музыкальной подготовки в том же году буквально добился, чтобы меня приняли в музыкальное училище. А, проучившись в нём два года вместо положенных четырёх (!), в 1954 году поступил в эту - именно Московскую - консерваторию. И у меня не было ни мохнатых и потных лап, ни сильного дяди в Моссовете, ни даже отдалённых родственников на Ближнем Востоке или Американском континенте. И жили мы только вдвоём с мамой, простой работницей на шарикоподшипниковом заводе. А потом... Потом надо было жить, зарабатывая на жизнь. А потом... Потом я снова поступил, но уже в аспирантуру в свои 50 лет «в порядке исключения».

Безработный Русский Дирижёр - БРД

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100