газета 'Дуэль' N 49 (346) 
9 ДЕКАБРЯ 2003 г.
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СОВРЕСЕННЫХ РОССИЙСКИХ ВЫБОРОВ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ ФИЛОСОФИИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СОВРЕСЕННЫХ РОССИЙСКИХ ВЫБОРОВ

1. О текущем моменте

Когда автор пишет о людях, действовавших в ту или иную историческую эпоху, он обычно весьма подробно описывает тот исторический фон, на котором развивались описываемые им события. Он обязан уделить внимание реконструкции эпохи, рассказать, о чем думали, на что надеялись, каким воздухом дышали люди того времени, о котором он говорит. По крайней мере, книги, которые я считаю в этом плане образцовыми ("Убийство Сталина и Берия" Ю.И. Мухина и "Двойной заговор" А. Колпакиди и Е. Прудниковой), построены именно так. Я последую их примеру.

Итак, отличаются ли современные российские выборы от тех, что проходят в других государствах? Для этого надо дать ответ на вопрос, происходит или происходило ли в обозримом прошлом с каким-либо иным государством то, что происходит сейчас с нашим?

Уверен, что нет. Во-первых, Россия, с геополитической точки зрения, - "географическая ось истории", "Heartland", и в этом ее отличие ото всех других государств мира. Именно поэтому она проявляет свойства, резко отличающие ее от других стран. В значительной мере поэтому она спокойно держит удары, от которых любая другая государственность разваливается в пыль - и в то же время сотрясается до основания от воздействий, которые для любой другой страны - не более, чем дуновение ветра. Россия никогда не была ни колонией, ни метрополией; в ней одной была главенствующей православная вера. А потом - "Нет и не было легких лет. Победы и неудачи, успехи и перегибы, предвиденья и ошибки. Но и социализм строили впервые в истории."1 Вообще мессианские настроения в России всегда были сильны, как ни в одном другом государстве. Россия - особая страна с особой судьбой (хорошо это или нет - тут могут быть расхождения, вызванные личным мнением каждого; но в "особости" не сомневаются ни патриоты, ни демократы - сохранившие здравый рассудок в той или иной форме). Поэтому "книжный опыт", почерпнутый из западных пособий, базирующийся на информации, относящейся к другой реальности, по отношению к России следует применять с очень-очень большими оговорками.

В чем особенность современности?

Я уверен (и да благословлен будет тот, кто эту уверенность развеет!), что тот период, который сейчас переживает Россия, беспрецедентен. Не только в мировой истории, но и в нашей, российской. Никогда руководство с таким вожделением не уничтожало собственную страну2.

Никогда в российской истории на самом верху не было такого количества предателей. Все правители так или иначе стремились к укреплению страны. Весь XVII век - век Смутного времени и непрерывных войн - по всей стране шло строительство каменных крепостей - и не останавливалась экспансия на Восток, в Сибирь. Даже Лжедмитрий - и тот пытался создавать новые учебные заведения. Даже при Николае Втором происходило увеличение российской территории. Ленин, невзирая на сильнейшее давление изнутри и снаружи, сумел в общем и целом сохранить огромное наследие царей и императоров. При немке Екатерине Великой ни одна пушка в Европе не могла выстрелить без разрешения Петербурга. При старике Брежневе то же произошло в мировом масштабе, и Русское Государство достигло невиданного военного и экономического могущества. Вся Европа "могла подождать, пока русский царь рыбачит" - при Александре Третьем. Хрущев не только мог позволить себе стучать ботинком по трибуне (и ведь мировое сообщество стерпело, проглотило это жуткое оскорбление и не пикнуло!)- он сделал Космос русским и нацелил во все точки Земли межконтинентальные ракеты с атомными боезарядами, защитив страну Советов на десятилетия. А что уж говорить о героических эпохах Ивана Грозного, Петра Великого или Сталина?

Все эти люди имели разное происхождение, образование, разный склад души, разные убеждения, даже разные национальности - но все они, возглавив Российское Государство, считали своим долгом служить ему - как могли. И вдруг - предательство.

Ведь то, что произошло в 1991 году, произошло не потому, что мы проиграли в холодной войне, а потому, что нам нанесли подлый удар в спину. Если попытаться сравнить периоды холодной войны с периодами Отечественной войны, то капитуляцию советского руководства в 1991 можно сравнить лишь с тем, если бы СССР сдался немцам в начале 1943, после Сталинградской победы. Ведь действительно, самый трудный момент холодной войны был далеко позади. Мы достигли ядерного паритета с США, неуклонно приближались к ним по экономическому благосостоянию; все больше становилось друзей и союзников у Советской страны, и вдруг... Нет, это был не проигрыш, вызванный естественными, рациональными, понятными причинами. Это был подлый удар в спину, это было чистой воды предательство. Зачем? Честному человеку всегда трудно понять подлеца. Его логика и логика подлеца работают неодинаково. Здравый смысл честного человека не может объяснить, что, зачем и почему делает подлец.

С убийством СССР полностью сменилась вся система ценностей, потеряли свой смысл и значение все привычные точки отсчета. Так что не имеет смысла пытаться объяснить то, что происходит сейчас в стране, используя те знания и опыт, которые были получены при Советской власти.

В последнее время очень модным мировоззрением - очевидно, в связи с уничтожением социалистической системы ценностей - стал цинизм. Это понятно, в общем-то: реклама дразнит картинками красивой жизни, необходимость зарабатывать деньги заставляет быть стоиком - хотя бы для того, чтобы не свалиться под действием непрерывного стресса, порождаемого капиталистическим образом жизни, - ну как тут циником не сделаться? Циник презрительно смотрит вокруг - и не видит глубины многих проблем. Так, действительно, легче. Но у нас другие цели.

Итак, какие выводы мы можем сделать на основании вышесказанного?

Выводы следующие.

1. Западные пособия не помогут. При изучении российской действительности они не могут быть учебниками. Они могут быть не более чем "художественной литературой по теме".

2. Опыт, приобретенный при Советской власти, а равно данные из книг по российской истории, вряд ли будут полезны при объяснении того, что происходит сейчас.

Единственное, что мы можем, - это внимательно и непредвзято изучать актуальные проблемы. Мы слушаем то, что говорит нам время.

2. О предвыборной пропаганде

В данной статье речь пойдет об индивидуальных кандидатах - одномандатниках, мэрах, губернаторах, президентах. Дело в том, что политика сейчас не является делом партий, это дело отдельных людей. А партии... Когда ставят галочку против "ЛДПР" - выбирают Жириновского. Против "Яблоко" - выбирают Явлинского. Выбирая СПС - выбирают Чубайса. Кроме того, по закону партия обязана выставлять "первую тройку", трех человек, которые будут олицетворять ее перед избирателем, и поэтому к людям из этой тройки и, следовательно, к самой партии вполне возможно применять те же подходы, что и к индивидуальным кандидатам.

Сейчас модно считать, что "раскрутить" политика - все равно что "раскрутить" товар. Да, эта точка зрения следует в русле модного ныне цинизма, но это не так. Политик и товар имеют большие различия. Товар выбирают относительно часто, а политиков - редко, но периодически. Один товар может выполнять функции другого - так, автомобиль можно иногда заменить мотоциклом, сигарету - сигарой. С точки зрения убийства времени - можно купить газету или книгу, можно - билет в театр, можно - компьютерную игру. Политик в этом плане уникален. Его ничем не заменить. Выбор товара всегда можно изменить. Выбор политика можно изменить лишь в строго определенное время. Товар может искать путь к сердцу покупателя не один год, постепенно "капая на мозги" ему своей рекламой. Политик (если не брать "верхушку", постоянно мелькающую в телевизоре) часто лишен этой возможности. Так что нельзя ставить знак равенства между рекламой товаров и политиков. Но как же их рекламировать, чем руководствоваться?

Реклама товара и политика отличается и тем, что товар, как правило, нацелен на конкретную группу потребителей - на целевую группу (в переведенных с английского пособиях по рекламе ее называют "target group"). Реклама элитных домов не предназначена для чернорабочих. Реклама "универсамов экономического класса" не предназначена для владельцев "Мерседесов". Реклама краски для волос не может рассчитывать на внимание лысых или бритоголовых.

Реклама политика должна быть предназначена для всех. Политик должен быть нацелен на всех. В идеале он должен нравиться всем - и олигархам, и нищим.

Если уж сравнивать политическую рекламу с рекламой товаров, то можно провести параллель с политическими партиями. Кандидаты избираются по партийному списку, за партию голосуют люди по всей стране, и такие кандидаты могут позволить себе рассчитывать на "целевую группу". Не сто человек от этой партии пройдет в орган власти - так хотя бы десять, и первая тройка в любом случае будет в выигрыше. А одномандатник - он ОДИН, и ему нужна абсолютная победа. Мэр, губернатор, президент - он в единственном числе, и он не может позволить себе то, что может позволить себе партия. (Кстати, приглядитесь к нынешней рекламе партий: она выглядит так, словно снималась в одной студии, одним и тем же человеком и притом за малые деньги - настолько плакаты одной партии похожи на плакаты другой.)

Распространенное мнение заключается в том, что избирателя надо убедить, что выбрать данного политика - значит обеспечить лучшее будущее себе (а продвинутые добавляют, что и своим детям). Но за этими словами должно что-то стоять, и оно действительно стоит за ними - одни говорят о том, что увеличат государственный контроль над... (бизнесом? Слово "промышленность" в применении к современной России звучит как-то жалко), другие требуют, "чтобы бюрократы не мешали работать". Здесь уже зависит от убеждений избирателя. А так как убеждения у избирателя все-таки есть, то подавляющее большинство электората такими лозунгами утянуть на свою сторону проблематично, а в условиях всеобщего идейного разброда и шатания почти невозможно.

Действительно, кандидат, четко обещающий экономическую и политическую свободу, уже никак не перетянет на свою сторону сторонников "твердой руки". И кандидат, предлагающий "твердую руку", уже не убедит голосовать за себя избирателей, желающих "свободы".

Для кандидата назвать свою цель, озвучить свою программу - означает не столько привлечь на свою сторону сторонников своей программы (они не всегда могут понять, что это такое говорит "их" кандидат), сколько в первую очередь оттолкнуть тех избирателей, которые так или иначе не согласны с его программой. Но ведь на всех не угодишь. Значит, и на все голоса рассчитывать нельзя. А ведь кандидат должен добиваться именно всех голосов!

Есть ли способ добиться этого? Возможно ли его существование?

Со времен Александра Невского "простые русские люди" уверены, что не в силе Бог, а в правде. И.В. Сталин сформулировал это в "атеистическом" ключе, без упоминания Бога: "Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами". В сознании некоторых сограждан это преломилось довольно причудливо: если кто-то в чем-то победил (в нашем случае - на выборах), значит, правда на его стороне, а раз правда с ним, значит, ничего не поделаешь. Многие считают, что наличие "правильной", безупречной программы - самый верный путь к победе.

На этот вопрос очень интересный ответ дает Карл фон Клаузевиц. Он разбирает вопрос, что такое воинская доблесть для армии и играет ли она решающую роль в ее победе. Он дает очень развернутое определение доблестной армии: "Армия, сохраняющая свой привычный порядок под губительным огнем, никогда не поддающаяся панике перед воображаемой опасностью, а перед лицом действительной оспаривающая каждую пядь сражения, армия, гордая сознанием одержанных побед, которая и на краю гибели, после поражения, сохраняет силу послушания и не утрачивает уважения и доверия к своим начальникам..." И что же? Читаем дальше: "Можно превосходно сражаться... не проявляя этой воинской доблести; можно даже с успехом подвизаться во главе регулярной армии... не пользуясь особенно ее поддержкой... Поэтому мы не вправе сказать, что без воинской доблести не может быть удачной войны..."3 Зато вот "...численное превосходство, доведенное до известной высокой степени, должно преодолеть все остальное."4

То, что для армии - доблесть, то для кандидата может быть названо Правдой. Как выясняется, только одной Правды для победы недостаточно. Правда не является необходимой. "Правильная" программа отнюдь не гарантирует победы. Обидно, конечно, признавать, что Правду может победить численность. Но хорошо, что теперь мы это знаем и соответственно можем применять в расчетах и прогнозах. То есть способ победить вопреки Правде, способ угодить всем принципиально может существовать.

Этот способ есть и он хорошо известен.

Никколо Макиавелли утверждал, что у правителя есть два способа добиться повиновения от народа - либо сделать так, чтобы народ его любил, либо сделать так, чтобы народ его боялся. При этом он добавляет, что любить или не любить - зависит от народа, а хозяином страха является правитель. Поэтому правитель должен добиваться, чтобы его боялись, так как чувство страха зависит от него, ему подконтрольно, а следовательно, и предсказуемо, в отличие от любви.

Времена изменились, такими словами, как "любовь" и "страх", говорить сейчас почти неприлично, да и сами эти понятия довольно расплывчаты, но основа осталась - надо опираться на то, что зависит от тебя, а не от других. Любовь явно зависит "от других". Что же зависит "от тебя"?

А вот цитата из несравненно более позднего автора - Н. А. Некрасова.

Люди холопского звания

Сущие псы иногда:

Чем тяжелей наказания,

Тем им милей господа.

И еще довольно известный факт из практики милиции: дети, живущие в "неблагополучных" семьях (с родителями - алкоголиками, наркоманами и т.д., которые их не кормят, зато избивают) часто любят родителей больше, чем их сверстники из семей "благополучных".

Почему так?

Психологами выявлено такое свойство человека: когда человек попадает в ситуацию, из которой нет выхода, срабатывают защитные механизмы психики, чтобы так или иначе снять этот стресс - человек постепенно начинает считать, что эта ситуация - лучшая из возможного.

Итак, если человек осознал, что выхода нет, что нет альтернатив - значит, он начнет искать в ситуации положительные стороны, и найти их становится уже делом техники.

Вот почему когда хозяева наказывают "людей холопского звания", те любят их еще сильнее: всячески унижая "холопов", затрудняя им жизнь, они не дают видеть им альтернатив, и "холопы" снимают стресс чрезмерной любовью к "господам". По той же причине дети из неблагополучных семей, также не видящие и не имеющие альтернатив, снимают стресс любвью к тому, что есть.

В общем и целом реализуется принцип Макиавелли: любовь, привязанность, восхищение, уважение - все это зависит "от других". Стать безальтернативным - зависит "от тебя".

3. ОсознаЮт ли это
технологи выборов?

Вопрос хитрый. Вот книга "Избирательная кампания: от двери к двери" В. Полуэктова. Там он приводит готовые образцы таблиц смет расходов на выборы, указывает масштабы сумм, какие надо на что затратить, а помимо этого - говорит о том, какой должна быть избирательная кампания, как привлечь избирателя. Он пишет много красивых, умных и бесполезных слов, приводит образцы избирательных листовок (умеренный патриот...поддерживает Путина...) - но, помимо всего прочего, заявляет, что по отношению к каждому избирателю должно быть произведено "семь касаний" - листовка у подъезда, листовка в почтовом ящике, посещение агитаторов, звонок домой, еще одно посещение агитаторов, еще одна листовка в почтовый ящик, плакаты на улице... Кроме того, он указывает, что большинство кандидатов не следуют этим правилам. Раз "другие" кандидаты не следуют этим правилам, то тот, кто осуществил эти "семь касаний", становится единственным известным. Если знают его одного, значит, ему не альтернатив. Он становится БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНЫМ. Став безальтернативным - выигрывает выборы.

Полуэктов приводит рассказ о том, как вел свою кампанию один кандидат-одномандатник. Все вокруг было заклеено его плакатами; его плакаты висели даже между окон первых этажей. Его агитаторы всем раздавали календарики с его символикой, расписания электропоездов с его портретами. В конце концов на выборах он выиграл с большим отрывом. Полуэктов объясняет это тем, что избиратель оценил трудолюбие этого кандидата. Я считаю, что дело здесь в другом. Изобилием информации о себе он подавил информацию обо всех других кандидатах. Для обывателя, не склонного разбираться в программах, не желающего уделять внимание той "чернухе", которую на-гора выдают кандидаты друг о друге, этот кандидат стал безальтернативным. Став таковым, он начал вызывать у обывателя положительные эмоции. Вот и выиграл на выборах.

Впрочем, избирательные кампании, построенные на принципе "безальтернативности", на низовом уровне довольно редки. Почему? Во-первых, это все-таки стоит немалых денег, во-вторых, не всем "политтехнологам" легко до этого додуматься, в третьих - не велика важность. Зато там, где они применялись, они неизменно приводили кандидата к победе.

А была ли когда-нибудь громкая кампания, основанная на этом принципе?

Да, таковыми были обе президентские кампании.

Лучший пример явила предвыборная кампания Б. Н. Ельцина 1996 года. Тогда все страсти вышли на поверхность. Зюганов в тот период действительно был серьезным противником ельцинистов. В конце концов, "письмо 13 олигархов" и готовые к взлету самолеты первых богачей РФ просто так не бывают.

Командой политтехнологов Ельцина были использованы все пропагандистские приемы - и демонизация противника, и высмеивание, и оглупление, унижение его - но, несмотря ни на что, много людей отнюдь не коммунистических убеждений были готовы хоть сесть в тюремные камеры - но чтобы в соседней камере сидели Березовский, Гайдар или Чубайс. "Коммунисты не сменили названия - они не сменят и методов"... Так ведь народ - "пофигист", потому столь громогласными лозунгами реально можно запугать лишь интеллигентов и выживших из ума старушек. Но были главные слова: Ельцину нет альтернативы. Сказаны - и подкреплены чудовищным количеством плакатов. Вполне возможно, что этот путь был найден случайно; но, раз найдя верный путь, президентские политтехнологи больше не сходили с него.

То, что Ельцину нет альтернатив, вдалбливалось в головы ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Он занял почти все пространство на телеэкране; все было оклеено его плакатами. Они мало влияли на электорат своим содержанием - они влияли количеством. Аполитичный обыватель вследствие изобилия этих плакатов пришел к выводу, что Ельцину нет альтернатив.

Тогда рейтинг Ельцина за четыре месяца поднялся почти с нуля до вполне весомых 30-40%. Это значит, что много людей за это время без воздействия объективных внешних факторов (изменения уровня жизни) изменили свое отношение к руководителю государства. Могли они полюбить его? Вряд ли. Политический деятель завоевывает любовь народа либо долгой работой во благо государства, либо каким-нибудь ярким подвигом.

А вот безальтернативным его можно сделать, только повторяя это утверждение из раза в раз. Мало кто скажет ни с того ни с сего, что белое - это черное. Но вот если убедить, что этот цвет - единственный (всего лишь не показывая, не давая увидеть другого), то какая разница, что это за цвет на самом деле? Тактика безальтернативности - путь в обход барьеров, воздвигаемых разумом. Сначала человек начинает думать, что данный кандидат может быть симпатичен или несимпатичен ему, его программа полезна для общества или вредна - но все равно выбора нет. Хорош кандидат или нет - но он ОДИН! Этот червь исподволь вкрадывается в мозг, поселяется в нем. Именно это позволяет стать кандидату своим (раз единственный - значит свой). А уже потом избиратель ищет у кандидата положительные черты. Трудно не найти их в такой ситуации!..

Похожую вещь в свое время не учли марксисты. Они знали, что пролетариату нечего терять, кроме своих цепей, и считали, что цепи - это то, с чем каждый человек расстанется с радостью. Но Маркс, родившийся в очень обеспеченной буржуазной семье, и Энгельс, владелец фабрики, и потомственный дворянин Ленин не понимали, не могли понять, что когда цепи - это единственное, что еще осталось, то эти цепи становятся милыми, близкими и дорогими, и расставаться с ними совершенно не хочется. Потому и получили на начальном этапе социалистического строительства вместо союза пролетариата и крестьянства - антоновцев, а вместо мировой революции - рабочие дивизии в рядах армии Колчака.

Избирательная кампания Ельцина была проведена грубо, неумело - но успех был достигнут. Успех не только в том плане, что получилось вытянуть совершенно мертвого кандидата, но и в том, что даже у тех, кто голосовал против него (за других кандидатов или против всех), и у тех, кто не пришел на выборы, не было серьезных сомнений, что победа Ельцина вполне правомерна и естественна.

В путинской кампании уже не было подобных просчетов. Общественное мнение подвели к осознанию безальтернативности этого кандидата, за счет этого сделали Путину весьма неплохой рейтинг, а тех, кто голосовал против него, убедили в том, что победа Путина естественна, что кроме него никто не может победить, и тем самым подавили желание противников президента разобраться в ситуации.

На выборах Путина проявился и еще один характерный признак современной технологии формирования положительного облика кандидата. УГОДИТЬ ВСЕМ. Раньше считалось, что для этого надо обещать всем, все, немедленно и побольше. Такую программу называли популизмом. Но популиста довольно легко "схватить за руку". Кроме того, иногда работает такое правило: чем больше слов произносит кандидат, тем меньше стоит каждое его слово в отдельности, тем меньше стоит тот, кто произносит эти слова. Современная технология лишена этого недостатка.

Все без исключения сколько-нибудь независимые аналитики в один голос твердили, что у Путина нет никакой конкретной программы действий (слова "мочить в сортире" никак нельзя считать программой; нельзя считать таковой и словеса о "Великой России" - разве что законченный демократ не пытается оседлать волну патриотизма). Зачем Путину программа? Для того чтобы оттолкнуть от себя тех, кто с этой программой не согласен? Зачем это? Гораздо лучше предоставить избирателю свободу фантазии, чтобы он сам придумал безальтернативному кандидату необходимые положительные черты. Это и было сделано. Успех отрицать нельзя.

Ничего не внушать человеку? Способ абсурдный, но он работает. Раз так, имеет смысл попытаться понять, почему. Мое мнение таково: именно этот способ приемлем для человека, живущего в мире множества реальностей.

4. Мир множества реальностей

Интересно, что в последнее время слово "реальность" обычно употребляется в словосочетании "виртуальная реальность". Дело в том, что виртуальная реальность сейчас является основной средой обитания очень значительной части человечества. С виду все, конечно, все ходят по земле, а не по облакам, защищаются от дождя зонтами, а не силовыми полями, представляются "инженер Иванов", а не, допустим, "эльф Глорфиндейл" и производят впечатление здравомыслящих людей. Но поговорите с человеком о реальных вещах, поинтересуйтесь у него, например, на сколько подорожали за последний год хлеб, картофель, молоко, квартплата, какой конкретно чиновник виноват в этом подорожании - вы столкнетесь с потрясающей неосведомленностью и невнятными ответами. А спросите его о результатах какого-нибудь чемпионата - он расскажет вам все не хуже комментатора. Поговорите с ним о каком-нибудь криминальном сериале - он поведает все в подробностях. Но эти вещи ведь не касаются его напрямую, они не связаны с той реальностью, в которой он зарабатывает и тратит свои деньги. Так какая реальность ближе обычному человеку?

Еще несколько примеров на эту же тему.

Вот вопрос: каков типичный, массовый избиратель, голосующий за антикоммунистические партии - от ЛДПР до СПС? По данным социологических опросов, это - мать-одиночка, воспитывающая сына-подростка, получающая три тысячи рублей и отдающая полторы тысячи за квартиру, проживающая в "провинции", но недалеко от Москвы. И ведь это - открытые данные! Нет, почему-то все - от демократов до коммунистов и националистов - уверены: раз старый, нищий, полоумный - значит "коммуняка", если молодой, небедный, умный - значит "демократ".

Сколько человек проживает в Москве? Нам упрямо говорят в СМИ, что в городе живет 8,5 миллионов. А вот член Московского правительства В. Г. Систер на открытой лекции в МГУ летом и осенью 2003, рассказывая о том, как нелегко управлять городом, сообщил о том, что постоянно проживают в Москве 16 миллионов. Кроме того, проживают без регистрации или приезжают работать не меньше 2 миллионов. Итого Москвой так или иначе "пользуются" не меньше 18 миллионов человек! Цифра, превышающая "общеизвестную" более чем в 2 раза! И никто ее не скрывает! Но нет, все СМИ упрямо пишут о 8,5 миллионах москвичей, а люди верят. И не потому, что смирились с ложью (это тоже есть, но не имеет решающего значения), а потому, что это знание не представляет ценности для них. Это не важная для них информация. Важнее новости компьютерных игр, спортивных чемпионатов, сериалов. Для них важнее виртуальная реальность.

Поклонники компьютерных игр это признают с гордостью. Они считают, что обычная реальность - это место, где можно заработать несколько долларов для оплаты Интернета, чтобы жить в Сети. Они говорят, что сами строят свою "Матрицу" - и отнюдь не стесняются этого (по материалам журнала Game.Exe). Поклонники сериалов так не говорят - но это не означает, что они "свободнее" от виртуальной реальности. Нет, просто она - у каждого своя, и погруженный в нее человек не всегда нуждается в контакте с внешним миром.

Все больше виртуальная реальность вытесняет из сознания обыкновенную, становится важнее, чем обыкновенная.
С.Г. Кара-Мурза в "Манипуляции сознанием" сообщает, как в Америке перебои с продажей комиксов чуть не вызвали массовые беспорядки, и мэру Нью-Йорка пришлось зачитывать горожанам комиксы по радио - чтобы избежать массовых беспорядков.

У нас есть еще более вопиющий пример. В 1962 в Новочеркасске из-за незначительного по нашим меркам (какие-то 30%; для нас, помнящих 1992 и последующие годы, - смешная цифра!) подорожания продуктов и перебоев с их поставками возникли беспорядки, закончившиеся погромом, привлечением войск, несколькими убитыми, казненными и довольно большим числом заключенных.

В 1988-94 то же самое повторилось по всей стране в ужасающе огромных масштабах - но по телевизорам шли "Рабыня Изаура", "Богатые тоже плачут", "Просто Мария", "Дикая Роза"... И то, что должно было вызвать даже по оценкам демократов гражданскую войну, прошло без шума и пыли. Если верить источникам, то путч 1991 года был не крупнее и уж точно менее бурным, чем новочеркасские события, а безоружный бунт 1993 не может идти ни в какое сравнение с масштабами ситуации. А демократы все пугались: если в стране 5 % населения готовы идти на баррикады, то гражданская война неизбежна, а у нас таких 17 %... (так писали в "МК" в 1994). Но тогда мало кто понимал такой факт: у тех, на ком выводили эту закономерность, не было телевизоров. У них не было дешевой и доступной виртуальной реальности. Им некуда было бежать от настоящей реальности, им приходилось идти в самую гущу реальности. А там нечего делать, если в руках нет оружия - или хотя бы в голове не сидит крепко желание это самое оружие обязательно заполучить. У нас было куда уходить. Советская власть каждому дала телевизор - большинству цветной - и люди уходили в Мехико вместе с дикой Розой, в Санта-Барбару с Си-Си Кепфеллом, уходили от родных ледяных городов, в которых ураган инфляции рвет со скрипучих петель заржавленные ворота заброшенных заводов.

Бегство от реальности развивается в мировом масштабе.

Современное "интеллектуальное" искусство буквально воспевает бегство от реальности. Чем дальше фильм от обычной реальности, чем больше он отрицает ее или размывает ее грани, тем более он востребован аудиторией. Пример такого успеха у всех перед глазами - "Матрица" и ее продолжение, "Властелин колец" и т.д. Причины бегства от реальности очень красочно описал В. Пелевин в романе "Generation "П" (на мой взгляд, эта книжка - "энциклопедия русской жизни" 90-х годов - подобно "Евгению Онегину" Пушкина для первой половины 19 века). Бегство от обычной реальности - стиль и смысл жизни современного человека. Поэтому он любит тех, кто ему в этом помогает, и не любит тех, кто мешает этому.

Ученые давно пытаются объяснить феномен "бегства от свободы". На самом деле бегство от свободы - частный случай бегства от реальности.

Но нельзя просто бежать откуда-то и куда-то. Надо расставить ориентиры. Это тоже делается - эффективно и откровенно. Когда в 2000 сгорела Останкинская башня и надо было срочно восстанавливать телевещание, в первую очередь восстановили вещание двух видов программ: новостей и сериалов. Яснее некуда: новости, чтобы было откуда бежать, и сериалы, чтобы было куда бежать.

У Гюстава Лебона есть утверждение: «Философы последнего столетия с большим рвением старались уничтожить религиозные, политические и социальные иллюзии, которыми жили наши предки. Но уничтожая эти иллюзии, они в то же время опустошили источники надежды и смирения, и позади разбитых химер они наткнулись на слепые и скрытые силы природы, неумолимые, безжалостные к слабости и чуждые сострадания.»5

Он не развивал эту тему, но и так понятно: увидев подлинное лицо реальности, человек начал бежать от него, и этот бег бесконечен.

Гюстав Лебон видел начало этого процесса. Мы наблюдаем его в развитии. Этот процесс привел к тому, что современный человек очень мало знает о том мире, в котором он живет. И он не стремится узнать о нем больше. Что знает - не может применить.

Этим прекрасно пользуются разного рода манипуляторы.

5. Выводы

1. Первейшая обязанность кандидата и его предвыборного штаба - представить этого кандидата как безальтернативного. Как можно больше фотографий, листовок, рассылок, плакатов с его фамилией. Не давать избирателю прохода, но и не заставлять его как-либо "напрягаться". Это значит, что если устраивать встречу, то только с потенциальными агитаторами, которых не так уж много. Не стоит ждать многотысячных толп. Самая лучшая встреча с избирателями - показанная по телевизору.

2. Поменьше навязывания своего мнения. Дать полную свободу фантазии избирателя.

3. Не бояться вступить в конфликт с обычной реальностью. Для современного избирателя она - всего лишь одна из многих, и для сознания избирателя - не самая важная, что бы он ни говорил.

Главное для кандидата - не доказать, что земля круглая, а победить. А дальше - победителей не судят. Если, конечно, этот победитель не протолкнет Закон АВН. Но тогда законодательная власть станет не сборищем подонков, а будет состоять из элиты честных и верных, и они сделают население достойным себя. Тогда им не понадобятся избирательные технологии. Им будет нужна только Правда. И она у них будет.

А. В. ЦЫГАНКОВ

1Ф. Чуев. Член Политбюро ЦК ВКП(б) Молотов. В сборнике "Герои и антигерои Отечества", М.: "Информэкспресс" - "Российская газета" - "Практика", 1992, стр. 444.

2Строго говоря, это не совсем так; но последний подобный эпизод на Руси был, если я не ошибаюсь, в XII-XIII веках, в период феодальной раздробленности - в эпоху, целиком и полностью принадлежащую истории и не затрагивающую непосредственно наше время. (Прим. авт.)

3К. ф. Клаузевиц. О войне. М.: Эксмо, Спб.: Terra Fantastica, 2003, стр. 171-172.

4Там же, стр.181.

5Гюстав Лебон, «Психология народов и масс», СПб,. 1995, перепечатка с издания 1898 года, с. 228.

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100