газета 'Дуэль' N 19 (316) 
13 мая 2003 г.
ОСНОВЫ ПАРТИЗАНСКОЙ ВОЙНЫ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

МАТРИЦА

1

Ни для кого не секрет, что людьми можно управлять, как марионетками. Конечно, обидно любому нормальному человеку чувствовать себя пустой игрушкой, совершающей свои поступки по воле чьих-то грязных рук. А если люди-куклы и не подозревают, что их разыгрывают в интересах тех, кто извлекает из этого конкретную прибыль, то и живут себе спокойно в своеобразной «матрице». Растят детей и даже сами воспитывают их как нужно кукловодам. И всем удобно. Понятно, что это удобно кукловодам, а чем же эта ситуация удобна населению? Да тем, что не надо думать. Видеть реальный мир - тяжкий труд.

Отто фон Бисмарк - первый канцлер объединенной Германии - считал, что в типографской краске сидит сам дьявол и с его помощью всегда можно стадо баранов заставить действовать так, как надо кукловодам.

Иозеф Геббельс считал, что управление толпой превратилось в детскую забаву с изобретением радио и микрофона. Интересно, как бы он охарактеризовал «труд» современных манипуляторов сознанием, запускающих ложь в СМД (средства массовой дезинформации)?

Манипуляция сознанием осуществляется разными способами. Но один применяется кукловодами наиболее часто - это подтасовка прошлого. Факт давно известный всем: изменяя прошлое - управляем будущим. Вот о некоторых фактах нашего прошлого, активно влияющих на восприятие настоящего и формирующих наши взгляды на будущее, мне и захотелось рассказать.

Наша соседка - страна скал, лесов и озер, прекрасная своей неяркой северной красотой Финляндия. Трудная ей досталась история. Неоднократно совместными усилиями финны, карелы и новгородцы отбрасывали жадные руки завоевателей, тянущихся к закромам и горлу этой страны. Но пали русские города под копытами татарских коней, и Финляндию захватила Швеция. Не надо думать, что в XIII - XIV веках Швеция была такой же, как сейчас. Нет. В те века шведы жили завоеваниями, ограблением покоренных народов. Так и просуществовала Финляндия, как тогда писали, «богом забросанная камнями», истощенная голодом и самогонкой земля. Это продолжалось практически до конца XVIII века.

В 1808 году шведский король Густав IV решил воспользоваться крайне тяжелым положением России: на юге великой страны шла война с турками, с запада все ближе к её границам приближались французские войска. Именно поэтому шведский король вдруг ни с того ни с сего, а точнее именно с того (интересы Англии) и с сего (интересы Франции), сообщил послу России в Стокгольме, что примирение между Швецией и Россией невозможно до тех пор, пока Россия удерживает Карельский перешеек. Фактически Густав IV поставил вопрос о существовании столицы России Санкт-Петербурга - всего лишь столетие с небольшим назад построенного как «окно в Европу». Спустя неделю Александр I ответил на вызов шведского короля объявлением войны.

Скажем сразу, эта война с русскими не вызывала никакого энтузиазма у шведов, а тем более у подвластных им финнов. И те, и другие правильно считали, что король больше должен думать о пользе государства, о жизни своих подданных, а не о развлечениях и завоеваниях. Тем более что пример был перед глазами: Россия всегда предоставляла входившим в ее состав частям Восточной Финляндии широчайшую автономию. Население этих районов не платило никаких налогов, поэтому их уровень жизни значительно превосходил уровень жизни самой Швеции, а тем более шведских районов Финляндии. Недовольство войной с русскими достигло такого предела, что вызвало восстание в армии. Восставшие двинулись прямо на Стокгольм и окружили королевский замок. Всё-таки нагнала страх французская революция на королей во всем мире, поэтому Густав IV, оставив жену, хотел скрыться через потайной ход. Но был схвачен и уже, видимо, представлял, как покатится его голова в корыто с опилками, но услышал неожиданно мягкий приговор восставших:

- Вы будете сидеть в крепости Дротнинхольма до тех пор, пока не придумаете себе новое имя, с которым вам жить далее.

Густав IV не стал скандалить и спорить по этому неожиданному поводу, а под новым именем «полковника Густавсона» удалился в изгнание.

Как всем известно, шведы не могут жить без королей. Не будем осуждать и обсуждать эту милую шведскую привычку. Поэтому, скинув вертопраха Густава IV, они возвели на престол злобного эгоиста, дядю изгнанного короля - герцога Карла Зюдерманланского, ставшего королем Карлом XIII. Тут бы и закончиться никому ненужной войне. Но новый король также мечтал о громе военных побед. К сожалению его величества, русские солдаты были противоположного мнения о полководческих дарованиях Карла XIII. Кавалеристы знаменитого генерала Кульнева совершили марш по чудовищным льдам Балтики в Швецию. И прямо там, на ледяных полях у Сигнальшера разгромили шведскую группировку, а ее остатки вместе с пушками захватили в плен. Причем количество пленных значительно превысило количество русских кавалеристов. А их появление под стенами Стокгольма вызвало переполох в столице Швеции. Тут подоспели, тоже прямо через льды, еще две колонны русских войск - генералов Барклая и Шувалова. Шведы прислали своего представителя для ведения мирных переговоров.

Русские совершили, как мы еще увидим впоследствии, традиционную для них ошибку: чтобы доказать искренность своих стремлений к миру, они ПО ЛЬДАМ вернулись в Финляндию.

A тут и весна подоспела. Лед растаял. На помощь шведам пришли английские эскадры. Но в этой войне гордые британцы боевых лавров, судя по всему, тоже не искали. А на Севере с бравыми сыновьями владычицы морей вообще приключился конфуз. После того, как английские крейсера разорили несколько рыбацких становищ, они напали на беззащитный городок Кола, где доблестно растащили винный склад и захватили несколько купеческих судов. На обратном пути близ норвежского Нордкапа сыны туманного Альбиона пленили судно мещанина Герасимова, высадили на него свою команду и повели в Англию. В пути Герасимов, воспользовавшись оплошностью бриттов, запер их в каюте и привел судно ...обратно в Колу, где сдал своих «победителей» в плен.

Но близилась зима, а с каждым днем шведами все более и более овладевали воспоминания о сказочных походах русской конницы. И в сентябре 1809 года в городе Фридрихсгам был подписан мирный договор между Россией и Швецией. По нему и досталась России уже полностью разоренная войной бывшая шведская колония - нищая и голодная Финляндия. Приобретение в те времена, по мнению «цивилизованной Европы», не бог весть какое, но отдалявшее столицу Империи от воинственных взоров шведских королей. Финляндия была включена в состав России на правах Великого Княжества. Что ей дали эти права? Да сущие пустяки: свой парламент, свои судебные власти. Финны получили такие свободы, каких не имели сами русские: их не брали в царскую армию, не облагали налогами, все доходы и сборы Финляндия могла употреблять на свои нужды. Позже разбогатевшие финны завели свою маленькую армию, которой очень гордились, и свою полицию. Наконец, они могли чеканить свою монету. Добавим к вышесказанному, что эти странные русские сделали университет в Або самым богатым университетом своего времени в Европе. Мало того, «оккупанты» решили восстановить собственно финский язык. И восстановили!

Первым генерал-губернатором был назначен бывший шведский генерал - уроженец Финляндии Армфельд. При этом канцлером Румянцевым было ему сказано:

- Упаси вас бог помыслить, будто Россия в роли завоевателя пожелает в чем-либо ущемить финское население. Напротив, русский кабинет, по зрелом размышлении, счел нужным увеличить территорию Финляндии, приобщив к ее землям русскую Выборгскую губернию.

- Вот это напрасно! - невольно воскликнул Армфельд.

- Прошу не оспаривать мнение царя, - отвечал Румянцев.

Таким вот образом в 1810 году императором Александром I, явно не от большого ума, была передана территория Карельского перешейка с городом Выборгом, будущим финским «Виипури», финнам.

Прав был умница Армфельд, предсказывавший от такого «подарка» много бед в будущем и русским и финнам. Как известно, самодержцы и неограниченные в правах самодуры на исторических фактах ничему не учатся. Эта печальная истина позволила Генеральному секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву в 1955 году передать братской Украине Крым. А вот к чему это приведет хорошему в дальнейшем? Что ж, поживем - увидим.

2

Но давайте перешагнем лет этак через сто.

В декабре 1917 года В.И. Ленин подписал декрет о праве Финляндии на независимость. Была создана особая Комиссия из представителей обеих сторон «для разработки практических мероприятий, которые вытекают из отделения Финляндии от России». Это постановление Совнаркома лично получил в Смольном Пер Эвинд Свинхувуд, премьер-министр новообразованного государства. Но какие-либо практические мероприятия не успели осуществиться. В ночь на 10 января 1918 года начались вооруженные столкновения между военной организацией финской буржуазии шюцкором и отрядами финской рабочей Красной Гвардии. Казалось, народ обязан достаточно легко победить. К 28 января отряды Красной Гвардии заняли Гельсингфорс. В руки рабочих перешли города Або, Таммерфорс, Пори, Котка, Лахти, Выборг, да и все остальные города юга страны. Рабочие установили народный контроль на промышленных предприятиях, железных дорогах и портах. Только лишь отсталый Север и некоторая часть центральной Финляндии оказались захваченными отрядами, организованными финской буржуазией. Этого оказалось достаточно. Кто сказал, что могут существовать только международные организации трудящихся. Существовала и существует классовая солидарность угнетателей. На помощь финской буржуазии пришли шведские фабриканты в лице шведских «добровольцев», т.е. фактически шведской армии. В южной Финляндии высадились немецкие войска. Отряды Красной Гвардии были расстреляны. Вместе с финскими рабочими буржуазные националисты расстреливали представителей, как сейчас говорят, русскоязычного населения. В их число попали и многие русские офицеры, бежавшие из России, спасаясь от революции, и русские солдаты, не успевшие уехать на родину. Именно с той поры за шюцкоровцами закрепилась презрительная кличка «лахтари» - мясники.

К началу мая в руках белофиннов оказалась вся территория бывшего Великого Княжества Финляндского. Но финской буржуазии этого уже было мало - они мечтали о «Великой Финляндии».

Давайте улыбнёмся парадоксам истории, а потом постараемся объяснить их. Пока что ограничимся констатацией фактов. Когда крупный отряд белофиннов на лыжах двинулся к порту Печенга, Мурманский Совет Рабочих и Солдатских депутатов обратился к английскому адмиралу Кемпу с просьбой о помощи. Она была оказана. Кемп приказал посадить отряд красногвардейцев на крейсер «Кохрейн» и доставить их в Печенгу. Командир крейсера Фарм после высадки направил в помощь коммунистам отряд английских матросов под командованием капитана 2 ранга Скотта. Революционные рабочие и матросы с крейсера «Аскольд» СОВМЕСТНО с английскими морскими пехотинцами разогнали отряд белофиннов. Исторический анекдот, - скажете Вы, прочитав эти строки. Но подождите смеяться, т.к. далее начинается вообще политический цирк.

Мурманскому Совету стало известно, что к беззащитной Кандалакше движется еще один крупный финский отряд. Они обратились снова к союзному командованию, и те выслали французский крейсер «Адмирал Об». Но крейсер не смог пройти через лед в горле Белого моря. Тогда в Кандалакшу по железной дороге отправили 150 британских морских пехотинцев. Конечно, это были чисто символические силы. Но напасть на них означало поссориться с Владычицей морей! А это никак не входило в планы финской буржуазии. Поэтому, когда финны узнали о прибытии англичан в Кандалакшу, благоразумно отступили. Вот так местным революционным властям с помощью англичан и французов удалось отстоять от белофиннов Кольский полуостров.

Надеюсь, ни у кого из тех, кто прочитал вышенаписанное, не возникло подозрения, что английские и французские морские офицеры стали вдруг революционерами и поэтому помогали русским рабочим и морякам. Конечно же, нет. Просто (еще раз повторюсь) в северных портах России складировалось невероятное количество ценностей, и полководцы Антанты защищали их от белофиннов, чтобы те в свою очередь не передали их своим друзьям - немцам, вольготно расположившимся на территории Финляндии. Время расставит все на свои места. Не пройдет и года, как те же самые лица, что помогали русским коммунистам, будут хладнокровно расстреливать их и не менее хладнокровно грабить территории русского Севера. Но это будет потом...

А пока что парадоксы истории продолжаются. 15 мая ставка Маннергейма опубликовала «решение правительства Финляндии объявить войну Советской России». Ну как же, получив свободу, ее не использовать - нужно срочно повоевать! Других более мирных задач для небольшой страны просто не существует. Тем более, что избранный противник обессилен в боях Первой мировой войны, на его территории разгорается гражданская война. Конечно, упустить такую возможность для нападения просто грех. 22 мая, обосновывая это решение на заседании сейма, депутат и один из руководителей финского Министерства иностранных дел (в 1921 -1922 годах вице-премьер) профессор (в развязывании войны без профессоров не обойтись!) Рафаэль Вольдемар Эрих заявил: «Финляндией будет предъявлен иск России за убытки, причиненные войной. Размер этих убытков может быть покрыт только присоединением к Финляндии Карелии и Мурманского побережья (Кольского полуострова)». А ведь совсем недавно с тех же кафедр те же профессора соревновались в красноречии, изливая свою любовь и благодарность к России за все, что она для них сделала. Не стоит упрекать этих «интеллигентов». Они хоть пытались решить свои корыстные задачи за наш с Вами счет, дорогой читатель, т.е. за счет чужого им народа. Но особенно противно вы-глядят современные нам наши русские «интеллигенты»: профессора, академики, учителя, артисты, офицеры, решающие свои шкурные проблемы за счет своего же народа. Хотя какой же он им свой - над словами «Родина», «Патриотизм» они просто издеваются. Достаточно сказать, что по опросу общественного мнения, проведенному осенью 2002 года, процент патриотов среди учителей и офицеров оказался ниже, чем в среде домохозяек. Так стоит ли упрекать финскую буржуазию в том, что ей захотелось «хапнуть по легкому», как говорят сейчас в банкиро-воровской среде.

Не стоит удивляться неблагодарности вновь образованных на территории бывшего СССР «свободных» государств, предъявляющих обескровленной, ограбленной и униженной России территориальные и иные претензии. Все это уже было, ничего нет нового под луной. Другое дело: чем это должно закончиться.

Объявить-то ставка Маннергейма о своих растущих аппетитах, удовлетворить которые может только война, объявила, но (как трудно учесть все эти «но») тут вмешалась... Германия. Практичные немцы вполне здраво рассудили, что захват финнами Петрограда вызовет взрыв патриотических чувств у населения России. А русские вполне способны вымести со своей территории всех финнов вместе со шведскими «добровольцами», да заодно намять бока немецким войскам, находящимся в Финляндии. А тогда придется попрощаться со столь выгодными для Германии результатами «похабного» Брестского мира. Это немцев не устраивало. Еще 8 марта 1918 года император Вильгельм II специально заявил, что Германия не будет вести войну за финские интересы с советским правительством. В конце мая германское правительство в ультимативной форме предложило Финляндии отказаться от нападения на Петро-град. Как писал финский историк Вейо Мери, «Немцы помешали Маннергейму осуществить его главный замысел - захватить Петроград». Немецкий ультиматум, растущие силы Красной Армии, мощь фортов Кронштадта и Балтийского флота - все это на время охладило горячие финские головы. В июне-июле 1918 года Финляндия и Россия начали переговоры об условиях заключения мира. Причем и тут не обошлось без исторических парадоксов. По разработанному финским Генштабом проекту переноса границы с Россией на Карельском перешейке Финляндия получала компенсацию в Карелии. Именно этот же проект представлял через 21 год финнам Сталин! Что тут сказать? Времена другие, покровители другие и еще большие аппетиты. Но вернемся в 1918 год. Тогда проект мирного договора был подписан с финской стороны без каких-либо претензий генерал-майором Карлом Ф. Вилькманом и... был одобрен (ну, действительно, свободная страна) немецким главнокомандующим генералом Людендорфом. Как известно, в тот период свободолюбивые финны так любили немцев, что без их одобрения и пикнуть не смели. Так что проект мирного договора всех устраивал или, скажем, почти всех, т.к. в те годы в сейме находились горячие финские парни, требовавшие «возвращения исконно финских территорий» аж до Урала. Эти буйные головы считали, что пока всех русских силой оружия не прогонят за Уральский хребет, их родина не может считаться свободной. Вы смеётесь, дорогой читатель? Подождите смеяться. Мы еще подойдем к требованиям, которые излагали, причем вполне серьезно, финские националисты ближе к 1939 году. Хотя стоит ли говорить и писать об этих требованиях? Чем мы лучше рядового финского обывателя, серьезно слушавшего выступления с трибуны сейма своих «депутатов» и министров, так же, как наш нынешний россиянский обыватель серьезно воспринимает выступления Жириновского, Хакамады, Немцова, министра «экономики» Грефа и даже восхищается наследником пьяницы Ельцина президентом Путиным. О каких «мелочах» по сравнению с происходящими ныне преобразованиями спорили тогда финские демократы? Ну и пусть в уставе молодежной организации Синемуста было записано, что финско-русская граница должна проходить по Енисею. Это только часть России. Наш же министр «экономики и развития» Герман Греф вообще заявляет, что своей задачей видит «уничтожение всех нерентабельных отраслей промышленности» на ВСЕЙ территории страны. Во все века сражались за рынки сбыта и защищали свою территорию и свое хозяйство, а этот... министр уничтожает и отдает. И мы молчим. Стыдно за народ, называющий себя русским.

Так что подождем смеяться, когда впору плакать, давайте посмотрим, как складывались события дальше. Все шло к подписанию договора, а значит, вполне может быть не было бы зимней войны 1939 года. Но... Осенью положение Германии стало критическим. 3 ноября восстал флот в Киле. 10 ноября кайзер Вильгельм II бежал в Голландию, а на следующий день в Компьенском лесу было подписано перемирие между Антантой и Германией. Теперь у стран Антанты руки оказались развязанными, и они смогли начать полномасштабную войну против первого в мире государства рабочих и крестьян.

Изменением расстановки политических сил в мире тут же воспользовались финские националисты. Они оккупировали Ребольскую область в Карелии. О подписании каких-либо договоров уже не могло идти речи.

А бравые финские профессора и генералы нашли себе новых покровителей. Уже 12 ноября 1918 года (сопоставьте даты - на ходу подметки режут) барон Маннергейм прибыл в Англию, где провел неофициальные переговоры. Результат их выразился в том, что в январе 1919 года финские войска захватили Поросозерскую волость и продолжали вести, как сейчас любят говорить, ограниченные боевые операции. Результатом этих «ограниченных» действий явилась оккупация районов восточнее и севернее Ладожского озера. Нескольким финским отрядам удалось даже переправиться через реку Свирь ниже Лодейного поля.

Мобилизовав все силы Северо-Запада молодой Советской республики, при поддержке кораблей Балтийского флота, Красная Армия отбросила оккупантов за линию государственной границы.

А тут новый невероятный, казалось бы, выверт истории: взвесив сложившуюся ситуацию, снова вмешались в русско-финскую драку англичане. Милордов взволновало решение финнов захватить Петроград. В разгроме авантюристов к тому времени они уже не сомневались. Их волновал другой вопрос: отбросив барона от Петрограда, будут ли русские гнать его до финской границы или же пойдут дальше и, если пойдут, то где остановятся? В Хельсинки, Або или на родине шведских «добровольцев» - в Стокгольме? Поэтому рекомендации англичан к концу 1919 года были достаточно суровыми: поход на Петроград отменить, необходимо подумать о мире.

Финская буржуазия, как показывает практика, становится значительно более миролюбивой, оставшись со своими противниками один на один. Поэтому, когда в декабре 1919 года английский флот ушел из финского залива, финские генералы решили Петроград пока не трогать.

А теперь попробуем улыбнуться, насколько можно улыбаться, рассказывая о войне. Дело в том, что «наши демократы» постоянно подчеркивают азиатскую хитрость и вероломство коммуниста Сталина, обсуждая зимнюю войну 1939 года по отношению к честности ведения политических дел любых «демократических» режимов и деятелей. Они подчеркивают и ехидничают, что едва начался этот очередной финско-советский «конфликт», как Сталин организовал финское правительство Куусинена, и СССР признал его. Так вот, в 1919 году финские демократы организовали не одно, а целых ЧЕТЫРЕ «русских правительства». Попробуйте ответить на вопрос: кому эти «русские правительства» прямо в момент организации с визгом и восторгом принялись отдавать русские земли? «Наши демократы», критикующие Сталина, делают вид, что не знают, а догадаться не могут. Но вот правительство молодого государства Финляндии в те времена сразу догадалось (видите, насколько «наши демократы» глупее финских?), поэтому эти «русские правительства» сразу признало (причём, все четыре!), да еще и предоставило заём в сумме восьми миллионов марок. Страшные деньги по тем временам. «Русские правительства» их тут же и употребили по назначению, т.е. разворовали.

Вы, мой дорогой читатель, скажете: какие подонки! Расстрелять таких мало!

И будете совершенно правы! Но что, сейчас таких подлецов разве нет более? Оглядитесь вокруг. Сколько их? Многие носят чисто русские фамилии и имеют наглость требовать, чтобы мы отдавали все кредиты, когда-либо, давно или не очень давно, всученные нашими врагами различным «русским правительствам». Так что, говоря спортивным языком, счет, даже в нашей весьма ограниченной истории, 1:4 в пользу финской буржуазии.

В 1920 году уже покатилась к закату гражданская война в России. Красная Армия выбила почти со всех захваченных территорий и «лахтарей». Видимо поэтому они стали сговорчивей. 14 октября 1920 года стороны подписали Тартусский мирный договор. Хороший ли, плохой, но этот договор был необходим молодой Советской России. Правда, по нему мы были обязаны вывести из приграничных районов части Красной Армии, оставив для их прикрытия слабенькие отряды пограничной стражи. Что мы и выполнили. А как же наши «демократические» соседи? Да тут же бросили свои войска через границу. На территории Карелии и Мурманского края снова пришлось вводить военное положение. Только к январю 1922 года удалось выбить маннергеймовцев за линию границы.

Мы привыкли за эти годы говорить: финны напали, финны убили и взорвали. Это неправильно, т.к. с 1918 года по 1922 год и далее с белофиннами воевали в составе Красной Армии и красные финны. Особой славой покрыли себя первый и шестой красные финские полки.

После 1922 года на советско-финской границе стало спокойней, пусть ненамного, но чуть более спокойней. Правда, наши соседи старались сделать все, чтобы наши пограничники несли службу бдительно и не спали на постах.

3

О начале зимней войны 1939 года блестяще (другого слова не найду) написал в своих работах, помещенных в том числе и в газете «Дуэль», Ю.И. Мухин. К сказанному им хотелось бы добавить два пункта:

1. Задолго до начала войны, как пишет в своей книге «Над морем и сушей» дважды Герой Советского Союза В.И. Раков, финны обстреливали наши самолеты, пролетавшие над Финским заливом в нейтральных водах. Согласитесь, что пулевые пробоины в крыльях наших машин не признак добрососедских взаимоотношений.

2. Финны активно развивали свое судоходство на Ладожском озере. Пользуясь условиями мирного договора, они свободно проводили свои суда по Неве, но каждый год большая часть этих кораблей уходила зимовать в Финский залив и далее. Однако весной 1939 года НИ ОДНО ФИНСКОЕ СУДНО обратно в Ладожское озеро не вернулось! Просто ясновидцы! Еще идут переговоры, еще в политической атмосфере взаимоотношений СССР и Финляндии даже отдаленно не пахнет порохом, а финские судовладельцы уже догадались, что война неизбежна. Только, мне кажется, - «догадались» весьма неподходящее слово, тут более уместно другое - «знали».

После всего вышесказанного, как и после того, как сопоставляются даты мобилизации войск, развертывания их на исходных позициях, объявления в Финляндии «трудового фронта» для женщин, стариков и подростков, мне уже все равно откуда прозвучали выстрелы у деревни Майнила 26 ноября 1939 года. Тем более, что существует, к примеру, такой официально зарегистрированный факт, что ранним утром 30 ноября, еще до начала каких-либо боевых действий, находящаяся на острове Изосаари финская батарея внезапно открыла огонь по находившемуся в дозоре эсминцу «Гневный». Командир корабля приказал увеличить ход и, маневрируя, выйти из-под обстрела. Вот так вот мирно, по-добрососедски, постреливая по пролетавшим советским самолетам и проплывающим кораблям, и жили. Кстати, наш эсминец ответного огня не открыл, потому что ни командир, ни экипаж и подумать не могли, что через несколько часов начнется война.

Все-таки для полноты картины придется напомнить написанное Ю.И. Мухиным в газете «Дуэль»: в первые дни зимней войны именно финны НАСТУПАЛИ и только получив как следует, перешли в глухую оборону.

А чтобы было легче понять ту политическую атмосферу, что складывалась к ноябрю 1939 года, попробую нарисовать Вам, дорогой читатель, такую картину. Представьте себе: стоит русский парень, а около него крутится сопляк-провокатор и постоянно тычет его финским ножом в бок. Русский парень, может быть и с трудом, но выбил бы нож из рук наглеца и вздул бы его как следует, но около них стоят, злорадно ухмыляясь, поигрывая ножами и кастетами, здоровенные громилы: Англия, Франция, США, а потом и Германия. Вот примерно так выглядели советско-финские отношения до 30 ноября 1939 года.

Но в сентябре 1939 года ситуация изменилась. Неожиданно вооруженные громилы повздорили и сцепились друг с другом. А в это же время финская буржуазия, привыкшая к безнаказанности, решила отхватить себе кусочек «великой Финляндии». Тем более, что они явно рассчитывали, что «громилы» помирятся и, согласовав силы, дружно навалятся на СССР. Не исключаю, что примирение Англии и Франции с Германией и готовилось под знаменем «крестового похода европейской цивилизации против безбожного коммунистического режима СССР». Косвенным подтверждением тому и служат слова У. Черчилля, всю жизнь удивлявшегося, как это Сталину удалось бить своих врагов руками своих же врагов. Но СССР напрягся и разгромил, заплатив большой кровью за эту победу, финские войска. И по весне, когда финнам уже готовилась вооруженная помощь, был заключен мир. Повода для всеевропейского вторжения на тот момент не стало, значит, исчез предлог для окончания «странной» войны союзников с Германией. А история Второй мировой войны пошла уже известной всем дорогой. Известной всем?

Сейчас столько «потрудились» над «известной всем» историей Второй мировой войны, что даже наша русская молодежь вполне серьезно рассуждает над тем, что «несчастному» Гитлеру ничего другого не оставалось, как, спасая миролюбивую Германию, напасть на «агрессивную Россию». Вот эти рассуждения, почерпнутые из книжек известного предателя Резуна, а также из учебников истории, издаваемых для наших детей и внуков ему подобными, и есть манипуляция сознанием.

Недавно мне пришлось беседовать с несколькими ребятами - любителями истории. Разговор между нами шел о советско-финских отношениях. Эти молодые люди вполне серьезно считали, что СССР напал и в 1939году, и в 1940 на маленькую беззащитную Финляндию. Причём рассказывали они вполне, как им казалось, аргументированно. Даже цитировали речь премьер-министра Финляндии, выступавшего в парламенте 25 июня 1941года и обвинявшего СССР в «бомбардировке мирных городов, убийстве мирных жителей». Пришлось доказать им, что живут они в своеобразной матрице, думают и действуют так, как их заставляют думать и действовать кукловоды. К сожалению, в этом безмозглом состоянии живет и действует, а значит, выбирает и «избирает сердцем» наше с Вами будущее большинство окружающих нас честных и ленивых граждан. Приведем только два факта из множества предшествующих дате 25 июня:

1. Большинство наших сограждан твердо уверено, что Германия и ее сателлиты 22 июня 1941 года, нарушив мирный договор, напали на СССР. А это, мягко говоря, не совсем точно. Еще 21 июня финские войска и флот приступили к выполнению крупнейшей десантной операции «Регата». Тогда было высажено на Аландские острова свыше 5000 десантников с артиллерией. Именно тогда была ими нарушена Женевская конвенция 1921 года и разорван мирный договор марта 1940 года с СССР.

2. Еще 21 июня финские корабли совместно с немецкими стали ставить минное заграждение ПОПЕРЁК Финского залива, чтобы запереть корабли Балтийского флота.

Одновременно три финские подводные лодки подошли к советскому побережью, выставили там минные банки. Командиры, а точнее пираты этих подводных кораблей, имели приказ атаковать, «если найдутся достойные цели». Да они пираты, потому что подобные действия на море без официального объявления войны называются пиратством.

Всё это сделано без объявления войны, хотя именно войной по сути своей и является. Поэтому и нанесли утром 25 июня советские самолеты удар по 19 аэродромам Финляндии и Северной Норвегии, где уютно расположились совместно с финскими немецкие самолеты 5-го воздушного флота. И с которых столь нахально действовали, не дожидаясь официального вступления в войну Финляндии. Вот они-то действительно бомбили мирные города и убивали мирных советских граждан.

Проходят годы. Притупляется боль горестных потерь. Но она, эта боль, все равно до конца не проходит. Мучительно смотреть на фотографии молодых русских парней в гимнастерках и будённовках и слышать: «Он погиб еще в финскую...». Я знаю: они погибли, спасая Родину!

А с некоторых пор воображение все чаще и чаще рисует мне такие же фотографии молодых парней, но только в чужой военной форме и непривычных военных кепи на головах. Они, молодые и храбрые, также мучительно погибали, как они, обманутые, считали - тоже за Родину. И мне, уже старику, теперь тоже жалко их до слез. Если бы знали они, жившие в своеобразной матрице, бесконтрольно доверявшие своим политическим лидерам, как их подло обманули?! В случае победы фашистской Германии планировались различные варианты мирных договоров между немцами и финнами как будущими соседями. Так вот, по всем вариантам этих мирных договоров финны отдавали немцам самое главное: Кольский полуостров и Карельский перешеек. Так за что же умирали финские солдаты? За то, чтобы Карельским перешейком владели немцы?! И за это они покрыли себя несмываемым позором на века - участием финской армии в блокаде Ленинграда! Так есть ли на свете что-нибудь более мерзкое и лживое, чем буржуазная демократия?!

В чем же первопричина всех этих кровопролитий? К сожалению, профессиональные историки обходят молчанием именно эту тему. Для того, чтобы понять из-за чего все это произошло, необходимо снова заглянуть в дореволюционные годы. Тогда на территории Великого Княжества Финляндского очень большое влияние, гораздо большее, чем в России, имели социал-демократы. Поэтому финской реакции мало было при помощи иностранных войск разгромить отряды рабочих. Им хотелось уничтожить, вырвать с корнем саму идею социальной справедливости на территории Финляндии. А так как для всего мира государством победившего пролетариата, строившего на своей территории общество социального равенства, был СССР, то в кругах финской буржуазии нашлись умные головы, решившие развязать войну. Этим убивалось сразу несколько «зайцев».

Во-первых: можно было уничтожить Советскую власть еще в зародыше.

Во-вторых: приобрести новые территории, богатые полезными ископаемыми.

В третьих: настолько прочно и надолго поссорить народы Советского Союза и Финляндии, что на десятилетия, если не навсегда, отвернуть финнов от коммунистических идей.

Как мне кажется, именно из-за этих причин умирали в муках советские и финские солдаты.

Прошли годы. Советский народ не мстил Финляндии за ужас блокады. Мало того, чтобы финны быстрее оправились от послевоенной разрухи, в 50-х годах им был предоставлен льготный кредит Советским Союзом. И вот благодаря этому кредиту, упорству в труде финского населения, а главным образом потому, что Финляндия оказалась посредником в торговле между СССР и остальным капиталистическим миром, маленькая страна, практически не имеющая своих полезных ископаемых, построила нынешнее благополучие.

Несмотря на все невзгоды XX века, имевшие место между нашими странами, в русском народе нет ненависти к финскому народу. Откровенно презирают только одного, человеком его назвать не могу, - людоеда Маннергейма. Всю свою жизнь барон обманывал и пил кровь русского и финского народов. Каким же ... (не найти подходящего слова) надо быть, чтобы от имени России, будучи ее президентом, возложить цветы на могилу кровопийцы? И это сделал родившийся в Ленинграде! Что Вы можете сказать в свое оправдание, президент Путин?

М. ТКАЧЁВ, Ленинград

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100