газета 'Дуэль' N 16 (313) 
22 АПРЕЛЯ 2003 г.
ПОМИНАТЬ ЛИ ЖЕНЩИНАМ О ГРЕХАХ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

АГРЕССОРУ НУЖНА ПОМОЩЬ

ВАШИНГТОН. В газете «Вашингтон пост» под заголовком «Мы забыли о русских» опубликована статья бывшего помощника госсекретаря США по делам Ближнего Востока Мартина Индика.

«Сейчас, когда наша страна ведет войну, а наши солдаты рискуют жизнью, могут показаться не вполне уместными выяснения, не могла ли администрация Буша найти более удачный вариант решения этой проблемы, - пишет автор. - Тем не менее, не заручившись поддержкой разрешения на использование силы со стороны большинства членов Совета Безопасности, Соединенные Штаты сталкиваются сейчас с тем, что многие в международном сообществе ставят под сомнение легитимность их действий». То, что было потеряно в ООН в последние дни накануне войны, нужно будет вернуть в ближайшие недели, ибо как только Саддам Хусейн уйдет со сцены, нам потребуется международная помощь для перехода к стабильному, представительному правительству в Ираке. В противном случае вполне может случиться, что наши усилия, предпринимаемые из самых лучших побуждений, будут восприниматься как военная оккупация, которой надо оказывать сопротивление, а не помогать.

Однако, чтобы восстановить международный консенсус, мы должны прежде понять, почему мы его утратили. Самое удобное объяснение - винить во всем французов, и они, безусловно, заслуживают всю ту критику, которая обрушивается на них за их настойчивые дипломатические усилия на протяжении 12 лет, чтобы помочь Хусейну выйти сухим из воды. Но подобное поведение французов не оправдывает нашу неспособность их изолировать, равно как и то, что им удалось изолировать нас в Совете Безопасности. Если бы все остальные поддержали нас, французы не рискнули бы заблокировать резолюцию. В действительности французы оказались в весьма респектабельной компании: русские и китайцы также были готовы прибегнуть к вето; мексиканцы, канадцы и чилийцы - наши самые большие друзья в этом полушарии - нас не поддержали.

«Неудача постигла нас не из-за французов, а потому что мы проигнорировали Россию, - отмечается в статье. - Помните Владимира Путина? До недавнего времени его партнерские отношения с Соединенными Штатами была единственным крупным достижением личной дипломатии президента». Несмотря на то, что администрация Буша, не считаясь с интересами России, вышла из Договора по ПРО, Путин лично принял решение о стратегическом партнерстве с Соединенными Штатами. Опираясь на это, российский президент был готов отказаться от поддержки Хусейна, которого Советский Союз и Россия поддерживали на протяжении десятилетий. В 90-х годах такой подход невозможно было себе представить. Правительство Ельцина, следуя советам Евгения Примакова, долгое время занимавшегося ближневосточными проблемами, выработало, опираясь на стратегические и коммерческие соображения, обоснование необходимости поддерживать тесные связи с Багдадом. Но после трагических событий 11 сентября Путин сделал совершенно иной стратегический вывод: будущее России - в партнерстве с Вашингтоном, а не с Багдадом. Свою роль в этом, безусловно, сыграло и то, что Буш заверил Путина в том, что коммерческие интересы России в Ираке после свержения Хусейна будут учтены, и проявил большее сочувствие к трудной для Путина чеченской проблеме. Однако без изменения стратегической концепции Путина русские никогда не проголосовали бы за резолюцию Совета безопасности 1441. И такой поворот давал Бушу по крайней мере возможность попытаться убедить Путина поддержать вторую резолюцию, вместо того чтобы наблюдать за тем, как тот меняет свою позицию и начинает поддерживать французскую концепцию сдерживания американской «сверхдержавы».

«Проблема с нашей дипломатией не в том, что мы пытались и не смогли ничего добиться, а в том, что мы вообще не пытались ничего сделать, а потом уже было слишком поздно, - замечает автор. - Администрация Буша просто решила, что поддержка Путина ей обеспечена, и принимала её как нечто само собой разумеющееся». Даже совсем недавно, когда президент, судя по всему, попытался исправить ущерб, нанесенный США в Совете Безопасности, он предпочел ублажать президента Камеруна на неофициальном обеде в Белом доме. А где был Путин? Старался привлечь к себе внимание президента, лично критикуя наши действия в Ираке.

Почему Россия так важна? Потому что эффективная дипломатическая стратегия в Совете Безопасности строится на простом математическом расчете. Пять постоянных членов Совета безопасности имеют право вето. По Ираку мы вступаем в бой, имея два голоса /Соединенные Штаты и Великобритания/. Чтобы иметь большинство в Совете Безопасности, нам нужен ещё один голос. Как только мы будем иметь три голоса, то почти автоматически получаем четвертый, поскольку Китай, как правило, присоединяется к большинству. Как только у нас стало бы четыре голоса, Франция оказалась бы в изоляции, и тогда у непостоянных членов появился бы стимул присоединиться к большинству тяжеловесов. При таких обстоятельствах Франция не решилась бы прибегнуть к вето. Вместо того, чтобы сосредоточить свои усилия на России, мы усугубили свою ошибку, пытаясь вынудить непостоянных членов Совета проголосовать вместе с нами. Но поскольку среди «большой пятерки» произошел такой раскол и большинство выступило против нас, более мелкая рыбёшка не рискнула делать выбор. К тому же нам помешало и то, что мы не прислушивались к ним, когда они высказывали свою озабоченность, с презрением отвергли их попытки достичь компромисса и тупо демонстрировали решимость игнорировать воздействие международного общественного мнения на планы их лидеров, избранных демократическим путем. Неудивительно поэтому, что, хотя президент поставил на карту свой престиж, мы как начали с четырех голосов, так и кончили ими же. Теперь слишком поздно спасать консенсус в Совете Безопасности, который придал бы войне против Ирака легитимность. Но ещё не поздно начать восстанавливать международное согласие в отношении двух взаимосвязанных целей - обеспечить лучшее, более демократичное будущее народу Ирака и содействовать превращению Ближнего Востока в более мирный и безопасный регион. Путин разделяет эти цели, и не только потому, что у России есть экономические интересы в Ираке, но и потому, что Москва стремится быть конструктивным партнером в поисках урегулирования израильско-палестинского конфликта.

«Усилия по завоеванию свободы в Ираке и мира на Ближнем Востоке будут содействовать укреплению тех ценностей и идеалов во внешней политике Америки, которыми восхищается остальной мир. Нам не следует ждать конца войны, чтобы начать прилагать усилия по восстановлению международного консенсуса на такой основе. И на этот раз начать надо с восстановления поддержки со стороны русских», - заключает автор.

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100