газета 'Дуэль' N 16 (313) 
22 АПРЕЛЯ 2003 г.
ПОМИНАТЬ ЛИ ЖЕНЩИНАМ О ГРЕХАХ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

ВДОГОНКУ

Где-то посредине

Юрий Игнатьевич, Вы - почти идеалист!

Внимательно прочитал Ваш спор с «Владимиром, просто русским» («Дуэль», N 6 /2003) и хочется сказать, что во многом вы оба реалии давно минувших дней, как говорится, притягиваете за уши...

Но, во-первых, следует сказать следующее. То, что Кучма сотворил с Украиной в последние годы, не поддаётся описанию, это нечто страшное. Сегодня большинство простых людей, все, кто мало-мальски здоров, разбрелись по всему миру в поисках хоть какого-нибудь заработка. Поля стали похожими на ту несжатую полосу, которую так пронзительно тоскливо описал Н.А. Некрасов. Вот за это Кучме нужно учредить суд, да с пристрастием.

Я сравниваю своё село и его жителей, какими они были в 1986 году и какими стали в 2000 году. Почему 1986-й? Да потому что это ещё по инерции было советское крепкое село, крепкий колхоз, люди были жизнерадостными и уверенными в будущем. Людей возили автотранспортом на работу в поля, на фермы, привозили на обед домой подоить коров, накормить детей. Всё крутилось и вертелось, а дома какие красивые строили, загляденье. Это в Хмельницкой области. Во время отпуска нас с женой пригласили на свадьбу соседи, самые простые крестьяне. Описать невозможно, насколько это была обильная и богатая свадьба. А гостей было более 100 человек...

И что мы увидели в 2000 году? Это так просто и не опишешь. В областном центре в июле вечером на улицах совершенно нет света. Люди - как опущенные в воду, хмурые, заросшие, неразговорчивые, болезненного вида. Стройки (за исключением «новых украинцев») почти не видно. Вместо красавцев полей, полоски картофеля, уничтоженного колорадским жуком, или с полегшей кукурузой. Это особенно наглядно было видно в Тернопольской области (по пути в Почаевскую Лавру) там, где особенно была сильна бандеровщина. Кстати, в этом областном центре Советский проспект переименован в проспект С. Бандеры!..

А качество продуктов, хлеба... Это нужно видеть и попробовать. И где? В той самой житнице, из которой чернозём немцы вывозили в Германию и значительная часть народа которой считала (и считает), что она «кормила салом всех москалей»...

Вот за это и многое другое с Кучмы и его приспешников нужно спросить по всей строгости. Но только, где те казаки, что изрубили в куски сына Б. Хмельницкого и его собутыльников, в очередной раз предавших украинский народ? (см. Ю. Мухин «Путешествие...»).

А теперь о главной теме. И Вы, Юрий Игнатьевич, и «Владимир, просто русский» сгущаете краски, только в разные стороны. Вы о хорошем, а он о плохом. Ведь истина где-то посредине.

Я старше Вас на 2 года и очень хорошо помню, что впервые вареники из белой муки попробовал только в 1953 году. Не видел я таких семей, где бы так варениками объедались ежедневно, как повезло Вам. Вообще-то приготовление вареников очень хлопотливое и длительное дело и даже при наличии белой муки, сала, творога, картофеля и прочего заниматься ежедневно им просто невозможно. Просто Вам повезло, что тётя не работала.

Моё село очень большое, по переписи 1959 года в нём проживало более 3500 человек. В школе я учился хорошо, и меня часто учительница посылала домой к тем или другим ученикам, которые по каким-то причинам не пришли в школу. В классе нас было 30-35 человек. И, поверьте, я нигде не видел достатка, может быть, за редким исключением только в тех семьях, где были отцы и они работали на «хлебных» должностях (ездовой, фуражир и т.п.), т.е. где можно было что-то украсть из колхоза домой. А так всюду царила нищета полная. Дома были глинобитные, под соломенной крышей, с земляным полом. Пол деревянный впервые появился в 1951 году в доме начальника железнодорожной станции!..

О голоде 1933 года старшие вспоминали редко, может быть потому, что ещё свежи были воспоминания о войне и голоде 1947 года. А воспоминания были самые ужасные, т.к. несколько человек из ближайшей родни умерли от голода. Воспоминания были о лепёшках из лебеды и прошлогоднего сгнившего картофеля. Я уже сам помню эти «тошнотики», было всё это, было, что уж тут говорить.

Налоги, действительно, были жёсткие на всё - на живность, на деревья и пр. Была вечная озабоченность старших о том, как всё это выполнить и детей накормить и выучить... Но как-то выкручивались, без тех ужасов, что описывает Владимир. Боялись как огня так называемых «агентов» по сбору налогов, потому что это были представители власти. Но вот, несмотря на большое село, не было ни одного случая, чтобы кто-то рассказывал о каких-то репрессиях. Значит, местные руководители не только строго требовали, но и разбирались «что», «кто» и «почему». О сборе налогов в виде яиц, молока, свиных шкур помню хорошо, но это, действительно, было выполнимо. Никто кур не пересчитывал, яиц из-под них не забирал. Это просто бред какой-то. Несмотря на трудности, лишения люди умели веселиться. А сейчас?

Очень хорошо помню о внимании Советской власти к сиротам. Сразу же после войны в соседних селах были организованы детские дома для сирот. Так мы завидовали (по-детски) их воспитанникам за то, что они лучше нас одеты, постоянно хорошо накормлены. У нас в селе до 1951 года было 3 колхоза. В летнее время действовали несколько детских яслей, где подкармливали и тех, кто просто приходил туда поиграть с теми, кого матери-одиночки оставляли на время работы. Но вот когда в 1951 году мы с сестрой лишились родителей, тёти не разрешили нам идти в детдом. Считалось позором отдавать детей в детдом при наличии близких родственников. Мы жили с сестрой вдвоём, а родственники нас поддерживали и направляли. Государство в лице колхоза, школы, собеса нас не забывало. Был такой закон (может быть, местный) - ежемесячно нам колхоз обязан выделять 16 кг зерна (пшеницы): нам надо было только сходить в контору и выписать его. За 10 лет, что мы с сестрой жили вдвоём, это было 3-4 раза. Мы стеснялись. Вот так! Обрабатывали свой огород (0,5 га), держали живность, сестра работала в колхозе (с 14 лет). Собес платил 50 рублей (в ценах до 1961 года), школа регулярно мне выдавала сапоги и некоторую одежду. Хочешь летом в пионерлагерь - пожалуйста. Но зачем он мне, если пасти коров с друзьями занятие не только увлекательное, но и прибыльное. Я не рисую идиллию. Я запомнил детство именно таким. Что-то плохое было и немало, но о нём не помнится. Конечно, в большинстве своём мои односельчане понимали, что их жизнь очень тяжёлая. Помимо вечной материальной нужды допекало бездорожье, распутица, полное отсутствие в селе какого-либо бытового обслуживания. Если заводилась копейка, то купить что-либо нужное было нельзя, можно было только «достать».

В 50 метрах от крайней хаты села проходит железная дорога, построенная в 1915 году. Тогда же было построено здание полустанка, однако пассажирский поезд никогда здесь не останавливался. До ближайшей станции нужно было идти более 7 км. Ну не абсурд ли?.. Вероятно, власти боялись, что мои односельчане из колхоза побегут на работу в областной центр за 80 км и до которого этот местный поезд ползёт 3,5 часа... И таких абсурдов было немало.

Но все-таки помнится главное - народ был уверен в завтрашнем дне. И конкретные примеры подтверждают это. Я не помню, чтобы из старших кто-то призывал плохо учиться или плохо работать. Самые забитые трепетали перед грамотными, учителей уважали и боготворили. До клуба идти - не менее 3-х километров, а он всегда был забит людьми. Мы все к чему-то стремились, к большему или меньшему, как говорится, «от каждого по способностям»...

Сегодня же безысходность царит даже в тех семьях, где достаток более-менее стабильный! Об этом надо бы помнить Кучме и его сподвижникам, а не ворошить события 70-летней давности...
З. ХМЕЛЬНИЦКИЙ

Ещё немного

Строго говоря, я не описывал жизнь села в 50-70-х, а отвечал на конкретные вопросы Владимира. Владимир утверждал, что у крестьян отнимали в те годы куриные яйца, я рассказывал, как обстояло дело. Владимир утверждал, что при вязке снопов искалываются руки, я недоумевал, как при этой операции их можно исколоть, и т.д. Вы считаете, что мне повезло с молочной диетой у моей тёти в селе, а я так не считал, поскольку мне молоко, сметана и вареники с творогом приелись очень быстро, но ничего другого просто не было, пока кукуруза не достигала молочно-восковой зрелости. Чтобы закончить эту тему, скажу, что вареники были из серой муки, тесто толстое и тугое, сами вареники были огромные (мама посмеивалась над тетей за их величину), т.е. тётя не тратила времени на лепку маленьких вареничков, а делала их быстро и такими, что они и Пасюку в рот не влезли бы. Творог был жёлтым от яиц и круто соленым. Вкусноты они были необычайной, но если бы не каждый день... По огороду дяди Федосея проходили траншеи немецкой обороны, чуть дальше на земле еще были видны контуры немецких пулемётных гнёзд. Наши брали село с боем и, конечно, артиллерия разнесла всё вдребезги. На конец 50-х дядя смог отстроить во дворе только следующее. Хату он сам осилить не мог, она была построена напополам с соседом и стояла на границе участков, разделённая стенкой вдлину. Крыта была соломой. Вход был в середине хаты, прямо маленькая кладовая (комора), справа вход в собственно хату - одна комната с печью. Слева, вертикально разделенная на две половины дверь вела в сарай, в котором находились корова с телкой, пара поросят, вдоль стен куриные гнезда и насесты, а к потолку были подвешены советские и немецкие каски, в которых были голубиные гнезда. Площадь сарая была около 9 м2, высотой он был метра 2, не больше; хата была примерно 15 м2. Когда Вы пишете про земляной пол, то всё же поясняйте, что это, а то читатели подумают, что ходили просто по чернозёму. На самом деле, это специально построенный из утрамбованной глины и соломы пол, который регулярно подновлялся, был ровным, твердым и довольно теплым. Он хорошо подметался, а там, где можно было ступать босыми ногами, пол застилался соломенными или камышовыми циновками. Такие полы были у всех, поскольку дефицит дерева на Украине был огромен, его едва хватало на двери и рамы, потолочные балки и стропила изготавливались из такого дерева, что в России его и на дрова постеснялись бы взять. Напротив хаты был погреб, причём вход в него был обрамлён гильзами крупнокалиберной артиллерии. На противоположном конце участка без малейшего навеса стояла печь для выпечки хлеба летом. Туалетом стала кабина сгоревшего немецкого грузовика. Других строений не было. Участок (а он был крайним) обнесён стальными столбиками из обломков немецкой техники (торчало даже несколько винтовочных стволов), по ним в два ряда колючая проволока. Бедно? Очень! Но ведь была война с огромными разрушениями. А для владимиров это звук пустой. Им вынь, Сталин, да положь немедленно, а иначе ты гад, который бедный народ заставляет работать, но ничем не обеспечивает. Ведь чтобы произвести холодильники, телевизоры и т.д. и т.п., нужно было работать, а работа требует времени. Упрекать Сталина можно было бы только в случае, если бы он призывал народ валяться по кроватям и ковырять в носу. Но Сталин организовывал СССР на работу, да так, что ни до него, ни после него повторить его подвиг никто не мог. Кроме этого, бедность - она не в количестве барахла, а в нас. В Москве любой, имеющий трехкомнатную квартиру и автомобиль, формально может считать меня бедным, но я не считаю себя беднее ни их, ни трахнутых придурков типа Березовского с Гусинским. Разве мы родились для того, чтобы иметь много барахла? Надо иметь цель в жизни, а барахла столько, чтобы оно не мешало жить. Жизнь слишком коротка, чтобы посвящать её тому, без чего можно обойтись. Но в 50-х, да и 60-х бедность на селе нужно считать реальной бедностью, и, кстати, т. Хмельницкий правильно обратил внимание на то, что действительно было нужно и чего действительно не хватало, - на дороги. В те годы поездка и на 50 км была путешествием даже в сухую погоду. Ещё - низкая обеспеченность сел энергией. Керосиновую лампу я помню только дома в Днепропетровске, в селах освещались «каганцами» - фитилём в баночке с керосином. Об электричестве и помину не было. А в 70-х я не видел керосиновых ламп даже в далёких казахских аулах - все были электрифицированы. «Летучую мышь» как сувенир купил в отделе уценённых товаров за 20 копеек, да не нашёл к ней осветительного керосина. Но не в этом дело. Наши старики по количеству барахла и бытовым удобствам жили бедно, работали много, но нам-то чего выть? Нас-то они вырастили уже в достатке, а как мы, засранцы, с их наследством распорядились? И сколько же можно их трудностями прикрывать собственное безволие?
Ю. МУХИН
`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100