газета 'Дуэль' N 42 (287) 
15 ОКТЯБРЯ 2002 г.
НАДО ЛИ НАГЛЕТЬ ЕВРЕЙСКИМ РАСИСТАМ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

 

ШИРОТУ НУЖНО СУЗИТЬ

НЬЮ-ЙОРК. Газета «Чикаго трибюн» опубликовала статью Бенджамина Хермана, юриста, работающего на радиостанции «Свободная Европа»/«Свобода» в Вашингтоне. Автор, в частности, пишет: Активизация насилия, к которому прибегают расисты, может иметь катастрофические последствия для репутации России, поэтому ее правительство быстро отреагировало, добившись принятия нового закона против экстремизма. К сожалению, стремясь принять меры для достижения законной цели борьбы с этими отвратительными преступлениями, российское правительство сделало этот новый закон грубым инструментом, способным в конечном счете причинить вред тем самым меньшинствам, которые он призван защищать. Этот закон, запрещающий любые проявления расизма, ксенофобии, выражения религиозного превосходства или даже превосходства, основанного «на социальном происхождении», имеет слишком широкий охват и должен вызвать опасения у любого в России, для кого дорога свобода слова. Чтобы проиллюстрировать недостатки этого закона, полезно проанализировать предпринимавшиеся США в прошлом попытки совместить свободу слова с сохранением правопорядка. В конце концов, когда США были молодой демократией, наш Верховный суд интерпретировал I-ю поправку к конституции так, что сегодня это решение представляется весьма ограничительным толкованием. Лишь после наступления бурной эпохи правозащитного движения и войны во Вьетнаме Верховный суд завершил переход к более свободному подходу, которому мы сегодня и следуем. Мы видим эту эволюцию почти во всех аспектах нашей юриспруденции на основе I-й поправки. Например, наши суды долго не могли решить вопрос, в каких масштабах предоставлять свободу ораторам, выступающим за использование насилия или совершение преступлений. На протяжении большей части XX века Верховный суд разрешал законодательным органам запрещать выступления просто потому, что их считали «направленными против общественного благополучия». Лишь в 1969 году Верховный суд перешел к нынешней, более либеральной норме, предусматривающей, что законы могут запрещать выступления в поддержку какой-либо идеи лишь в тех случаях, когда она направлена на подстрекательство к незаконным действиям и может привести к совершению таких незаконных действий. Российское правительство может извлечь ряд уроков из эволюции нашей юриспруденции на основе 1-й поправки. Во-первых, совершенно очевидно, что четко разграничить защиту свободы слова и сохранение спокойствия внутри страны крайне трудно. Во-вторых, более важный урок состоит в том, что закон должен всегда различать высказывания и действия. Граждане должны иметь полную возможность говорить самые разные возмутительные вещи, закон должен вмешиваться лишь в тех случаях, когда они начинают действовать. К сожалению, в российском законе не проведена грань между высказываниями и действиями, поскольку он запрещает выражать идеи, которые государство считает опасными. Третий урок состоит в том, что законы, ограничивающие свободу печати, должны быть как можно более узкими, чтобы ограничивать ее только в тех случаях, когда это абсолютно необходимо. Российский же закон, напротив, чрезмерно широк, до абсурдности. И хотя чрезмерная широта этого закона - негативное явление само по себе, это еще усугубляется отсутствием в России надежных и независимых судебных органов, которые могли бы изучить вопрос об арестах, чтобы убедиться в том, что неопределенными положениями закона не воспользовались в своих интересах местные коррумпированные должностные лица. Однако наиболее важный, если исходить из нашего опыта с 1-й поправкой, урок состоит в том, что, когда люди выражают недопустимые или опасные идеи, не следует запрещать такие высказывания. Поступать так равносильно борьбе с неопасной болезнью с помощью антибиотиков. В таком случае эта болезнь лишь возобновится впоследствии в более опасной форме. Напротив, государству следует позволить политической системе использовать для борьбы с такими опасными идеями имеющиеся у нее механизмы - другие высказывания. И здесь кроется главный недостаток нового российского закона. Запрещая всякое публичное выражение экстремистских настроений, российское правительство лишь загонит эти взгляды в подполье, где они могут превратиться в нечто еще более разрушительное.

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100