газета 'Дуэль' N 32 (226) 
7 АВГУСТА 2001 г.
ПРАВ ЛИ ТИМОТИ МАКВЭЙ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ

 

ПРАВ ЛИ ТИМОТИ МАКВЭЙ?

В связи с переездом редакции и необходимостью ремонта нового помещения я не успеваю писать поединки, а наши дуэльские авторы мне в этом, к сожалению, практически не помогают. К счастью, т. Жданович прислал две статьи из газеты «Новый Петербург» (N 24/2001), которые условно являются поединком в нашем понимании этого жанра, поскольку хотя бы косвенно обсуждают один вопрос, в данном случае - уместен ли терроризм?

Нет - Я. ВОЛИН

Два бомбиста

«Глядя на семейные портреты, начинаешь верить в переселение душ», - сказал Шерлок Холмс доктору Ватсону в незабвенной «Собаке Баскервилей»... Изучая историю человечества, в это начинаешь верить гораздо больше. Будто сама История этими поразительными совпадениями что-то пытается сказать нам, глупо отмахивающимся от ее грозных уроков.

Вглядитесь в них: какой прекрасный человеческий материал, какие благородные, одухотворенные лица. Они действительно поразительно похожи друг на друга: только что убитый хваленым американским правосудием Тимоти Маквэй и герой-народник Игнатий Гриневицкий, ценою своей жизни 120 лет назад казнивший, по приговору Исполнительного Комитета «Народной Воли», Александра II...

Что двигало этими молодыми людьми, пошедшими на неминуемую гибель во имя идеалов свободы? Какая потусторонняя уверенность светится в их лицах? Ветер какой ярости раздувал паруса их гнева? Что такое вообще происходит с человеком, ставшим на путь революционного террора? - эти вопросы неминуемо приходят на ум.

Гриневицкий пришел в Революцию возмущенный лживой и тиранической политикой самодержавия в отношении собственного народа. Он всей душой поверил в «освобождение народа», о котором он много слышал ребенком, но книга Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России» отрезвила его. Привычный мир рухнул. «Освобожденный» крестьянин оказался стремительно нищающим бедняком, вынужденным помимо кабальной работы на крохотном наделе еще и продавать свой труд - на «отхожих промыслах». Несоизмеримость этой лжи с высокими моральными принципами, которыми он привык руководствоваться в жизни, железная воля и стремление любой ценой жить не по лжи привели Гриневицкого в партию «Народной Воли», а в дальнейшем - на набережную Екатерининского канала, где свершился акт революционного возмездия царю, обобравшему под видом «освобождения» многомиллионную крестьянскую Русь.

Подобный же путь проделал и Тимоти Маквэй.

33-летний WASP, чью поразительную выдержку, воспитанность и доброжелательность с изумлением отмечают даже враги, просто крепче, чем многие другие его сограждане, поверил в ценности, насаждаемые его страной во всем мире: в право людей беспрепятственно собираться, верить в то, во что им хочется верить, иметь и свободно распространять свои мнения и убеждения. Эти права, кстати, зафиксированные Американской конституцией, которой так кичатся правозащитники всех мастей, смиренно закрывающие глаза на то, что страна, провозгласившая и насаждающая их блокадами, эмбарго, а подчас и ракетно-бомбовыми ударами, не собирается их соблюдать на собственной территории. Великая Империя Зла - Мировая Тоталитария - США не позволяет своим гражданам уклоняться от простых, как мычание, свыше предписанных правил, обязательных для всякого, желающего преуспеть в стране Желтого Дьявола. За последние 30 лет спецслужбы США отличились в нескольких случаях разгрома неугодных властям политических или религиозных групп.

В 1974-м - в Лос-Анджелесе были безжалостно расстреляны члены небольшой анархической коммуны «симбионистов».

В 1978-м - группа спецназа ЦРУ США устроила в Гайанских джунглях массовое убийство членов «Народного храма», выдав свое преступление за «массовое ритуальное самоубийство», хотя пресса затем вскрыла истинную подоплеку произошедшего. Религиозно настроенных американцев, вынужденных сначала эмигрировать из собственной страны под давлением возбужденной против них правительством США ненависти, «достали» даже в тропических джунглях: так Большой Брат разделывается с инакомыслящими, посмевшими отвергнуть гнусное марево «американской мечты». За попытку освободить свою совесть от липких объятий «величайшей в мире демократии» заплатили своими жизнями 913 американцев, 125 из которых были детьми...

В 1985-м в Филадельфии были заживо сожжены фосфорными бомбами участники «Движения», боровшегося за расовое равноправие черных американцев. В результате этой акции был стерт с лица земли целый квартал этого города!

Но не только борцов за расовое равноправие уничтожает страна-«поборник прав человека». В 1992 г. полиция штата Айдахо расстреляла Рэнди Уивера, главу «Движения христианского самопознания», отстаивавшего идеалы превосходства белых. Вместе с Уивером была расстреляна и вся его семья.

И, наконец, в Православную Пасху 1993 г., во время штурма штаб-квартиры религиозного объединения «Ветвь Давидова» в Вако, неподалеку от Далласа, штат Техас, ФБРовцы заживо сожгли 86 человек, в том числе 20 детей.

После этого, последнего, случая Тимоти Маквэй, по его собственному признанию, стал на путь освободительной борьбы против американского правительства. Сначала Маквэй хотел совершить революционный акт в отношении Жаннет Рино - министра юстиции, ответственной, по его мнению, за кровавую и бесчеловечную бойню в Техасе. Он, как и Гриневицкий, не выдержал Большой Лжи - в данном случае - демократической демагогии в удушливо-затхлой, тоталитарной Америке. Он не снес того факта, что страна-паразит, нагло попирающая не только человеческие права, но и само представление порядочности и чести, считает себя вправе «защищать права человека во всем мире» ракетно-бомбовыми ударами. По сути дела взрыв в Оклахома-Сити мы вправе рассматривать как «ракетно-бомбовый» удар, нанесенный оскорбленной совестью порядочного и честного человека по нарушителям прав человека, по стране-изгою, по США.

Но здесь необходимо сказать следующее.

Террор теряет всякое моральное и политическое оправдание, если он проводится не против конкретного лица, виновного в злоупотреблении властью. Он вырождается тогда в бандитизм, наподобие «лихих» налетов на родильные дома и взрывов многоквартирных домов, населенных рядовыми людьми, никакого отношения не имеющими к политике. Поэтому мы не можем оправдать поступок Тимоти Маквэя. Перед нами немым укором встают герои русского освободительного движения, большей частью павшие в неравной борьбе с царизмом. Террор народников всегда был адресным. Революционные акты против царя, убийство писателем Степняком-Кравчинским шефа жандармов Мезенцова, выстрел Веры Засулич в генерал-губернатора Трепова, казнь Петром Сазоновым министра внутренних дел Плеве, акт Ивана Каляева против московского градоначальника - все эти террористические выступления были направлены против конкретных врагов народа. И даже дело Пятого февраля (1880), когда С.Н. Халтурин осуществил взрыв в «федеральном здании», располагавшемся между Дворцовой площадью и одноименной набережной, не может быть поставлено рядом со взрывом в Оклахоме. В последнем случае заведомо должны были быть жертвы среди мирного населения, во всех остальных они могли были быть, но не планировались. Более того. Достоверно известно, что Иван Каляев отказался совершить революционный акт в отношении московского градоначальника великого князя Сергея Александровича 2 февраля (он был убит двумя днями позднее) по причине того, что в карете князя находилась его жена - великая княгиня Елизавета Федоровна. При этом он не только поставил под угрозу свою жизнь (бомба была снаряжена изобретенным еще народовольцами чрезвычайно хрупким взрывателем из двух, крестообразно сложенных стеклянных трубок, наполненных серной кислотой, которые 50/50 могли взорваться при разряжении метательного снаряда), но и судьбу заговора и всей боевой организации. И ни один, ни один(!) из ее руководителей или членов не осудил Каляева за это смертельно опасное милосердие.

К сожалению, оно не было свойственно Тимоти Маквэю...

Но что же побуждает людей к таким заведомо ужасным вещам как убийство, даже из политических соображений? На это лучше всего может ответить человек, который сам лично пережил подобную драму. «Убийство - вещь ужасная! Только в минуту сильнейшего аффекта, доходящего до потери самосознания, человек, не будучи извергом и выродком человечества, может лишить жизни себе подобного. Правительство же нас, социалистов, нас, посвятивших себя делу освобождения страждущих, нас, обрекших себя на всякие страдания, чтобы избавить от них других, - правительство довело до того, что мы решились на целый ряд убийств, - писал Степняк-Кравчинский и добавлял. - Мы никогда не выйдем из пределов самозащиты, своих же заветных целей мы добиваемся совершенно иным путем».

К этому можно добавить только то, что, во-первых, главным виновником любого политического преступления является, как это ни парадоксально, - его жертва. Трепов приказал избить арестованного народника, не снявшего перед «их сиятельством» шапки. Мезенцов был виновником казней нескольких десятков мирных пропагандистов, подведшим их под расстрельную статью. Плеве был инициатором военно-полевых судов. Александр II заслужил от своих современников «почетную» кличку Вешатель (за то, что он приказал казнить арестованных революционеров исключительно через повешение - самый мучительный из имевшихся в то время в арсенале царских палачей метод отъема жизни).

Во-вторых, можно отметить, что к террору вернее всего приводит Большая Ложь - псевдодемократическая или псевдоосвободительная риторика, прикрывающая дымовой завесой власть плутократов. Разочарование великой души в этой лжи и приводит человека к идее мести за поруганный идеал. И очень жалко, что подлинными жертвами террора становятся такие люди, как Гриневицкий, как Кибальчич, Перовская, Михайлов, Халтурин, Каляев, как только что казненный Тимоти Маквэй. Великие души, озаренные лучами надличностного идеала, мечтающие воплотить в жизнь вечный принцип Истины: «Чистые помыслы, честные слова, поступки в соответствии с велениями совести», - могли бы принести народу гораздо больше пользы, если бы их судьба не сложилась таким трагическим образом. Мне жаль, что эти люди должны были потерять жизнь в борьбе с человеческим хламом, которого всегда достаточно в нашем больном мире.

«Новый Петербург», N 24, 2001 г.

 

Да - Ю. НЕРСЕСОВ

Хорст Вессель для Америки

Процесс террориста Тимоти Маквэя стал крупнейшим поражением системы американского правосудия после 1964 г., когда спецслужбы США не смогли (а скорее всего не захотели) найти подлинных убийц президента Кеннеди. В данном случае справедливость вроде бы восторжествовала, и убийца 168 человек в Оклахома-Сити благополучно казнен, однако привлечь к ответственности его соучастников вашингтонская Фемида так и не сумела. А главное, в ходе процесса и казни Маквэй продемонстрировал такую силу духа и убежденность в своей правоте, что его превращение в кумира десятков и сотен тысяч американцев есть уже свершившийся факт. По крайней мере, маечки с портретом (в точном соответствии со стоуновско-тарантиновскими «Прирожденными убийцами»!) нарасхват.

Тем более, что, в отличие от персонажей ленты Оливера Стоуна, биография у Маквэя до 19 апреля 1995 г. была прямо-таки образцово-показательной. Родившись в 1970 г., Тимоти Маквей, едва достигнув 18-летнего возраста, ушел в армию. Блестяще проявил себя в иракской кампании и за безупречную службу был удостоен шести орденов и медалей. Потом - внезапный уход из вооруженных сил, тщательная подготовка к теракту, арест спустя полтора часа после взрыва и долгое, мучительное ожидание суда с очевидным приговором. Какой же бес вселился в душу положительного и законопослушного сержанта? Все становится на свои места, если знать, что Маквей еще до того, как надеть армейский мундир, принимал активнейшее участие в деятельности так называемой «Гражданской милиции».

Об этой, пожалуй, крупнейшей в мире ультраправой военизированной организации в России не знают почти ничего, представляя американский правый радикализм в основном по многократно обличенному советскими фельетонистами Ку-Клукс-Клану. Между тем, если в давно превратившемся в чисто фольклорную реликтовую тусовку белобалахонном Клане сейчас состоит едва 6-7 тыс. человек, то «милиция», даже по официальным оценкам, имеет свыше 400 тыс. активистов, действующих по всех штатах, кроме Гавайских островов. И в большинстве - это здоровые мужики, отлично владеющие оружием и обученные основам партизанской войны.

В отличие от большинства организаций подобного толка, милицию официально создала американская администрация еще в начале 50-х годов. Тогда многие в Вашингтоне всерьез боялись советской оккупации (один адмирал Форресол, выбросившийся из окна с воплем «Русские идут!», чего стоит!), и на самом высоком уровне было решено создать структуры, пригодные для организации движения сопротивления.

Сказано - сделано. Выделили деньги, кликнули оставшихся не у дел ветеранов Второй мировой и Корейской... И вскоре по всей стране тысячи мужчин, женщин и подростков надели камуфляж и замаршировали в рядах аризонской «змеиной дружины», мичиганских «росомах», техасских «батальонов легкой пехоты» и десятков других столь же пышно именуемых отрядов. А когда «холодная война» сменилась разрядкой и призрак советской угрозы растворился в перестроечном тумане, выяснилось, что распускаться «росомахи» и «змеи» совсем не собираются. Более того, потеряв образ врага в виде СССР, они нашли взамен кучу новых. То есть: негров, евреев, мусульман, наркоманов и гомосексуалистов. А также - продажную вашингтонскую администрацию, потворствующую всей этой подозрительней публике, а честных белых американцев давящую налогами, идущими на содержание цветных бездельников.

С огромным опозданием до обитателей Белого дома, наконец, дошло что за монстра породили их предшественники. В Вашингтоне уже давно просчитали, что еще в первой половине нынешнего столетия на США неминуемо обрушится мощная волна системных кризисов (крах доллара как единой мировой валюты, превращение белого большинства американской нации в меньшинство, обвальный рост цен на нефть и т.д.), под ударами которых страна имеет значительные шансы попросту развалиться. Наличие в такой ситуации почти полумиллионной армии хорошо вооруженных и обученных людей, чьи идеалы зачастую совершенно противоположны официальным, может стать чрезвычайно опасным и привести к самой настоящей гражданской войне с далеко не ясным исходом.

Неповоротливо скрежеща ржавыми шестеренками, государственная машина двинулась в наступление. Планировалось разгромить наиболее активные элементы милиции в серии сфабрикованных уголовных дел, одновременно подорвав ее экономическую базу с помощью давления на сочувствующих бизнесменов и создав негативный имидж организации через СМИ и продукцию Голливуда. Именно так разом и была ликвидирована негритянская организация «Черные пантеры», на штаб-квартиру которой в итоге без всякого суда просто скинули зажигательную бомбу.

На этот раз одной из первых жертв стала протестантско-фундаменталистская группа «Ветвь Давидова», которой органы опepативно «пришили» незаконную торговлю оружием (опираясь исключительно на показания бывшего члена организации, к тому же слепого). Законные методы тут не работали: поскольку США - страна чрезвычайно либеральная, запретить какую-то организацию очень сложно, даже если среди ее членов и есть преступники. А «милиция» к тому же не централизованная структура во главе с единым вождем, а разбита на несколько десятков автономных групп. Пришлось мочить всех по отдельности. Проведенный с участием танков штурм штаб-квартиры «Ветви» завершился грандиозным пожаром, в котором погибли 87 членов секты, среди которых было 17 детей. Имелись потери и среди штурмовавших, среди которых погибло как минимум два агента ФБР.

В ответ «Христианские патриоты Айдахо» пустили под откос поезд, убив и ранив 79 пассажиров. Неизвестные убийцы прикончили одного из руководивших взятием «Ветви Давида» ФБРовцев. А ровно два года спустя после штурма прогремел взрыв Маквэя в Оклахома-Сити. В воздух взлетело здание федеральной администрации (то есть представительство вашингтонских властей в Оклахоме), а 168 человек, включая 19 детей, мгновенно отправились на тот свет. Из всех участников акции взять удалось только Маквэя, который, несмотря на 6 лет усилий судей, прокуроров и адвокатов, так никого и не выдал.

Более того, не сумев сломить его морально, вашингтонские мудрецы были вдребезги разбиты отставным сержантом идейно. На все обвинения в массовом убийстве следовал лишь невозмутимый ответ насчет не менее жестокой и безнаказанной расправы с «Ветвью Давидовой». С последующей ссылкой на известное высказывание Роберта Кеннеди насчет того, что если прокуратура не исполняет своих обязанностей, прокурором должен стать каждый. Кроме того, Маквэй не без ехидства спросил: как быть со многими тысячами детей, которых американская администрация убила в Ираке и Югославии?

Ответить по существу террористу так никто и не сумел, и в итоге власти смогли лишь казнить его. Маквей встретил смерть с исключительным мужеством, категорически отказался каяться в чем-либо и завершил свой жизненный путь стихотворением, кончавшимся строчками: «Я хозяин своей жизни, я властелин своей судьбы». На фоне текущего убожества американской жизни с ее скандалами из-за члена Клинтона его жизнь и смерть выглядела чудом, оказавшимся в нашей эпохе фрагментом мифов о древних героях.

Теперь американские ультраправые, наконец, получили своего Хорста Весселя, и Маквэй абсолютно прав, заявив незадолго до казни, что его революция будет продолжена. Это уж точно: как доллар рухнет, цены на нефть взлетят, а цветные станут большинством, сразу все и начнется. А учитывая, что изрядная часть милиционеров выступает за раздел страны на белую и черную Америки, в чем с ними вполне солидарны и многие чернокожие радикалы, может начаться такое, что Чечня покажется детскими играми в войну.

«Новый Петербург», N 24, 2001 г.

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100