газета 'Дуэль' N 29 (223) 
16 ИЮЛЯ 2001 г.
У КОГО ГЕРОЕВ БОЛЬШЕ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

ЗАБЫТЫЙ ОПЫТ

Александр Щелоков в рубрике «Заметки на погонах» («Независимое военное обозрение», N 5, 2001 г.) в статье «Демократические нормы в армейском исполнении» коснулся нескольких злободневных вопросов в деле возрождения Вооруженных сил на традициях нашего забытого прошлого. Я согласен с его выводами по комплектованию не только Президентской роты, где превалируют «только славянские открытые лица», но и с его мнением о порядке присуждения наград за службу и храбрость и производство в чины. Да и не только это...

О «Роте дворцовых гренадер»

Автор упомянул о строевой выучке личного состава, достигнутой на изнурительных тренировках, выполнении приемов, доведенных до автоматизма в этой роте, «которая впечатляет даже специалистов». Возражать автору статьи трудно. Это не ново. Появилось это еще при «развитом социализме», хотя уже тогда шло вразрез с требованиями Строевого устава. Назовем некоторые из нарушений. Это, прежде всего, положение карабина (винтовки) «На плечо», где требуется предохранительной скобой магазина упираться в выемку левого плеча. Понимаю, что магазин нынешнего оружия значительно увеличен в размере, в таком случае необходимо карабин нести плашмя, как делают это во всех странах мира, но не так, как несут наши «Дворцовые гренадеры» - как свечу при крестном выходе в храме. Невольно думаешь: «Может, они полностью из полого пластика?» Но если это настоящее боевое оружие, то это же не цирковой манеж, где демонстрируют ловкость, силу и выносливость, а строй воинского подразделения. Вторая несуразность - отмах с фиксацией правой руки, совершенно неприемлемый для каждого шагающего двуногого организма. Невольно думаешь, кто защищал диссертацию на этих двух приемах и зачтена ли она ему?

Появилось это в приснопамятные времена усопшего генерал-лейтенанта Колесникова, во времена, когда он длительное время (более 20 лет) был комендантом столицы нашей страны. О его интеллекте еще в должности командира 1-го гвардейского мотострелкового полка 1-й гвардейской мотострелковой дивизии - родоначальницы советской гвардии - знали все офицеры полка, когда он давал инструктажи на учениях вести «залповый огонь», на совещаниях офицеров - не ездить на подножках «транвая», и времени игры в «валитбол».

В 1947 и 1948 годах полк получал на итоговых проверках отличную оценку, так как он сам инструктировал показчиков мишеней, для чего использовались офицеры кадрированных рот. А когда им стало противно делать в мишенях пробоины учебным патроном, то написали всю правду командующему войсками округа Маршалу Советского Союза Федору Толбухину. Письмо подписали все офицеры полка. Маршал имел с командиром полка продолжительный разговор и пообещал проверить: не за такое ли ретивое «усердие» он получил свое геройство? Результатом этой «беседы» стало месячное пребывание Колесникова в окружном госпитале, а Маршал сразу убыл на лечение и вскоре скончался. Это спасло репутацию незадачливого командира «отличного» полка, но спесь с него была сбита. В подлинности приведенного можете быть уверенными, так как я командовал в те годы 1-й мотострелковой ротой полка, а укомплектованных рот было всего две в полку, а остальные кадрированные, т.е. без личного состава срочной службы.

Но вернемся к статье. Конечно, все течет, все изменяется. Но не до абсурда же! Как бы ни восхищались гости Президента и телезрители «ящика» выправкой «Роты дворцовых гренадер», но в новый Строевой устав не войдут эти противоестественные приемы хотя бы потому, что карабинов в войсках практически нет. В бытность моей службы в Главной инспекции Министерства обороны в 1972 г. на островах Диксон, Вилькицкого и Визе я видел их на вооружении радиотехнических рот Войск ПВО страны. Командиры подразделений зло шутили, что их охраняют на островах от агрессоров гидрометеопосты, все гражданские служащие которых были вооружены автоматами Калашникова, в чем я убедился сам. А в радиотехнических ротах не было даже учебных автоматов для изучения их материальной части.

Резко бросается в глаза и реквизит военнослужащих этой роты: погоны, парадные ремни, фуражки, сапоги генеральского покроя. Я из тех, кто носил довоенную форму и фронтовую телогрейку зэковского образца без воротника, на которой некуда было пришпилить три моих квадратика. (Могу показать это на снимке зимы 1941-1942 гг.). Носил на Кавказе и «аглицкие» ботинки с отечественными пятиметровыми «голенищами»-обмотками. Не скрою, было стыдно появляться в обмотках среди девиц на узле связи. Весной сжалился один рядовой посыльный и дал мне взамен пару сапог (оба на левую ногу, видимо, снятых с убитого). Носил в академии «жуковский» открытый мундир с кортиком, прошел через изменения в форме одежды времен Малиновского и Гречко. Не дослужил только до двуглавых «грачей». Но даже в полковничьем чине не удостоился аксельбантов (их именовали в старину «соплями»). Вручались они в старой Русской армии выпускникам Академии Генерального штаба, всем адъютантам по должности, флигель-адъютантам, генералам свиты Его Величества и генерал-адъютантам с вензелями на погонах и эполетах царствующего монарха. Рядовые роты Дворцовых гренадер, по-моему, не имели этих должностных прибавлений к форме одежды, хотя их ротный командир всегда был в генеральском чине.

«О славянских открытых лицах»

В подтверждение высказывания автора относительно «славянских открытых лиц» могу привести такие архивные данные. При переформировании нашей 40-й мотострелковой бригады в 38-ю стрелковую дивизию летом 1943 г. (в Воронежской области) на укомплектование личным составом в дивизию поступили: русских - 4114 человек, украинцев - 663, таджиков - 820, узбеков - 726, азербайджанцев - 338. 18-го августа наша дивизия вступила в бои и через 4,5 месяца, к концу 1943 г., с учетом поступавшего пополнения, в строю числилось русских - 1959, украинцев - 2265, таджиков осталось 47, узбеков 62, азербайджанцев 17. Более малочисленные национальности и народности я не привожу. Вступали мы в бой, имея численность 7975, а на 1-е января 1944 г. в строю было 4892. Теперь пополнение поступало в основном из местных ресурсов. Военнообязанные из числа восточных народностей не поступали даже из лечебных учреждений, а сохранившиеся в строю были в основном ездовые.

О боевых потерях пехоты имеется еще один характерный пример.14.11.1943 г. в нашем 48-м стрелковом полку писарь выменял за пару белья «Амбарную книгу», завел в ней учет поступления в полк пополнения только рядового и сержантского состава с первого порядкового номера. Окончилась она последним 6732-м номером, 24.11.1944 г. За один год и 10 дней прошла почти полная штатная численность всей дивизии. Прошу учесть, что из стрелкового полка других причин убыли, кроме как в «наркомзем» (убитые) и «наркомздрав» (раненые), - не было. И это без учета офицерского состава, который велся в отдельном журнале.

Так что и башкиры, и татары, и мордва вполне достойны представляться в роте «дворцовых гренадеров». Для этого существует еще одно подтверждение. Например, мордвины и осетины имеют по одному герою на 12,8 тыс. человек, русские на 13,8, украинцы на 17,7, евреи на 21,7, белорусы на 26,6, грузины на 29,6, армяне на 30,9, чуваши на 32,0, казахи на 37,7, немцы на 40,0, азербайджанцы на 68,3, узбеки на 87,0, таджики на 99,0,латыши на 107,0, поляки на 153,3, литовцы на 155,0 тыс. У молдаван на 1 млн. 214 тыс. человек только один Герой Советского Союза, да и тот по фамилии Колесниченко и т.д. У мордвинов, кроме того, на 1281 тыс. человек - 64 генерала и адмирала, в т.ч. генерал армии Пуркаев и маршал Ахромеев.

О служебном продвижении

Далее автор статьи рассматривает истоки цинизма в вопросах служебного продвижения, присвоении воинских званий, технологию представлений и награждений и ссылается на беспрецедентное восхождение по служебной лестнице в генеральских званиях бывшего «писарчука» - инкогнито Министра обороны Дмитрия Язова. Проследим и мы жизненный и служебный путь самого экс-министра обороны, изложенный на одной страничке в книге, изданной Институтом военных и историко-патриотических проблем и исследований под названием «Маршалы Советского Союза. Личные дела рассказывают». В книге в пределах одной-двух страниц приведены такие данные на 39 маршалов: даты жизни, места рождения, национальность, социальное происхождение, занимавшиеся должности, общее и военное образование, награды, даты присвоения воинских званий, начиная с полковника. На двоих грузин (Сталин и Берия) данные почему-то не приводятся. В справочнике почему-то сначала перечисляются первоначально все занимавшиеся ими должности, потом награды и после - звания. Для определения количества лет это удобно, но трудно определить, на каких должностях присваивались звания и осуществлялось награждение орденами.

Вот как представлен последний, 41-й советский «маршал» Дмитрий Язов. Родился 8.11.1923 г., из крестьянского сословия, русский. Призван сразу в воено-пехотное училище 28.11.1941 г. С августа по сентябрь 1942 командир взвода (зам. командира роты) на Волховском и Ленинградском фронтах. В боевой характеристике 1943 г. заместителя командира стрелковой роты Язова Д.Т. значится: «Заслуживает посылки на курсы командиров рот...» Там же он был и «ранетым», как он сообщил в своем интервью корреспондентке газеты «Комсомольская правда» по телевидению после его восхождения на высший «Олимп». Она подумала, что он оговорился, и вторично переспросила, но он повторился, как и в первый раз, несмотря на выпуск из академии с «Золотой медалью». Видимо, то, что нам не додали в голодные тридцатые годы в сельских семилетках (ШКМ), того мы не смогли наверстать в зрелые годы заочно и в вечерних школах. Но ему удалось опубликовать свои довольно объемные мемуары под названием «Уроки судьбы». (Только маршал Василевский написал мемуары своей собственной рукой). Итак, за полученное ранение в июне 1945 г. он получил свой первый орден Красной Звезды уже после войны. По окончании курсов он командует неизвестно какой ротой, так как в академию имени М.В. Фрунзе в те годы принимали с должностей не ниже заместителя командира или начальника штаба батальона. Возможно, та рота была отдельной.

После окончания общевойсковой академии в 1956 г. Язов три года командует стрелковым батальоном, затем назначается старшим офицером управления боевой подготовки округа. Потом три года командует мотострелковым полком, на этой должности в 1962 г. становится полковником и награждается орденом Красного Знамени, видимо, за участие в операции «Анадырь» - переброске воинских контингентов на Кубу. С 1964 г. он заместитель, потом начальник 1-го отдела УБП Ленинградского военного округа. В 1966-1967 гг. он - слушатель Военной академии Генерального штаба. С 1968 г. - командир мотострелковой дивизии, с 22.2.1968 г. - генерал-майор. С марта 1971 г. - командир армейского корпуса. В феврале1971 г. к празднику награждается орденом Ленина, а 15.12.72 г. получает вторую генеральскую звезду. В 1973 и 1974 гг. - командарм. В 1975 и 1976 гг. - начальник 1-го управления Главного управления кадров МО. На этой должности награждается орденом «За службу Родине» 3-ей степени. В 1977 г. назначается первым заместителем командующего войсками Дальневосточного военного округа. На этой должности получает звание генерал-полковника и затем командует Центральной Группой войск. С 1980 г. - командующий войсками Среднеазиатского военного округа и снова к февральскому армейскому празднику награждается вторым орденом Ленина. В следующем году, и опять к февральскому празднику, он получает звание генерала армии и 6.4.1985 г. награждается, как и все участники войны, юбилейным экземпляром ордена Отечественной войны 1-й степени. В 1986 и 1987 гг. он командует войсками ДВВО, а через год назначается Заместителем Министра обороны по кадровым вопросам, в феврале 1991 г. получает орден Октябрьской Революции. С мая 1987 г. Язов - Министр обороны СССР. 28 апреля 1990 г. он становится 41-м (и последним) Маршалом Советского Союза. А 22 августа 1991 г. Дмитрий Язов освобожден от должности Министра обороны СССР. На основании Указа Президента РФ от 31 мая 1994 г., он уволен в отставку. Наступившие в стране перемены помешали ему стать кавалером Золотой Звезды, как это было принято для всех его предшественников, кроме Берия и Голикова.

Как видно из приведенного перечня, вся служба Дмитрия Язова проходила на командных должностях. Его пребывание в кадровых органах и управлении боевой подготовки не засчитываются в штабную оперативную работу. Назначения и награждения были стабильными, так как этому способствовала двукратная служба в центральных кадровых органах. Чередование должностей в основном было через 2-3 года, также приходили и звания. Из 7 врученных ему наград только первый - орден Красной Звезды - получен им за ранение в бою, а все остальные приурочены к февральским праздникам, как и многие воинские звания. Из нашего выпуска 1956 г. он один удостоился высшего воинского звания из 480-ти выпускников основного очного факультета да, насколько я осведомлен, Гринкевич и Кулишев стали трехзвездными генералами. Об авторстве его мемуаров можно только предполагать, сколь потрудился над ними облагодетельствованный им «протеже», о чем пишет А. Щелоков в своей статье.

Ознакомившись с полученными наградами Дмитрия Язова, я подсчитал награды всех маршалов. За боевые отличия ими получено 240 орденов и звезд Героев, а в послевоенные годы они же были пожалованы 298 раз. В том числе Героями Советского Союза в годы войны стали 12 человек, дважды удостоены этого звания шестеро, трижды - один. После войны Героями стали 13, дважды - Ворошилов и Гречко, трижды - Буденный, четырежды - Брежнев. Не удостоены были Голиков, Берия и Язов. Из получивших одну звезду в войну, а вторую - в мирное время к своим юбилеям назовем: Тимошенко, Малиновский, Баграмян, Москаленко, Захаров, четвертую - Жуков. Ставшие Героями после войны к своим юбилеям: Батицкий, Устинов, Куликов, Огарков, Соколов, Ахромеев и Петров. Немало удостоились этой чести и генералов армии, даже сорок лет спустя после победы в той кровопролитной, беспощадной и длительной Второй Мировой.

Об Орденских Думах и наградах вообще

Но вернемся к идее учреждения Орденских Дум, как это было в дореволюционной России, о которых написал автор статьи А. Щелоков. Никто не оспаривает возвращения этого правила и в наше время, когда самые старшие по времени пожалования кавалеры будут решать тайным голосованием в Орденской Думе законность присуждения той или иной награды. Но может так получиться, что самые старшие по времени награждения окажутся где-либо в Тмутаракани. А в боевой обстановке, да еще в такой глобальной и кровопролитной войне, какой была минувшая Мировая, голосование просто невозможно. Не зря же решения принимались от армии и выше не только командующим, но и Военным Советом. Самое же главное состоит в том, что большая часть наших орденов в статутах не определяют конкретные отличия, за которые ордена присуждаются. У нас только к орденам Отечественной войны, ордену Славы и полководческим орденам были расписаны перечни отличий, да и те повсеместно нарушались и не выполнялись.

Гораздо важнее было и остается другое, что не было перенято из опыта наградного дела дореволюционной России и передовых стран Европы. Это, прежде всего, отличие орденов одних и тех же наименований, но полученных за боевые подвиги на поле сражения, от тех, что вручались за выслугу лет к собственным, государственным и армейским юбилеям и за успехи в боевой учебе и боеготовности. Во всех странах существуют для этой цели дополнительные украшения: мечи, розетки и банты из орденских лент. А у нас кроме винтовки и шашки на ордене Отечественной войны ничего не применялось, кроме единого пролетарского призыва в качестве девиза, который должен присуждаться к каждому ордену именно свой. У нас на всех знаках штамповались Серп и Молот и красные звездочки. Даже изображение причисленного к лику святых Александра Невского поместили в пятиконечную красную звезду. А ордену Суворова, выполненному в виде пятиконечной звезды, в 1-й степени сделали еще одну рубиновую звездочку, чтобы наверняка было «масло масляным».

Кроме того, необходимо установить предел награждения орденами одного и того же наименования. Ведь до чего мы дошли: Устинов стал одиннадцатикратным орденоленинцем, Чуйков - девятикратным, Буденный, Ворошилов, Василевский, Конев - восьмикратными и т.д. Семикратными «Краснознаменцами» тоже стали несколько человек. Знаю таких ветеранов, которые имели по 5 орденов Отечественной войны и по стольку же - орденов Красной Звезды, и это при нашем огромном выборе. Один танкист, часто переходивший после ранений из части в часть, удостоился десятка медалей «За отвагу», в чем разобрались только после войны. Мы до сих пор стесняемся об этом рассказать в прессе, хотя часто пишем о том, как «награда нашла своего героя» спустя 55-60 лет после ее присуждения. Да если бы какому-нибудь безвестному воину из дальней глубинки! Последний начальник штаба нашей дивизии подполковник Алексей Амосов в войну был награжден орденами: Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, Суворова 2-й ст., Богдана Хмельницкого 2-й ст. и был представлен к ордену Кутузова 2-й ст. в конце войны. Вместо него 5.12.1944 г. был награжден орденом Александра Невского, который искал своего владельца - полковника, закончившего после войны Академию им. Фрунзе, Академию ГШ, получившего дополнительно за выслугу лет ордена Красной Звезды и Красного Знамени, занимавшего в штабе Киевского военного округа должность начальника отдела в оперативном управлении - 12 лет и был ему вручен в 1956 г. Вот она - настоящая правда войны. Такой «бант» наград, как кость в горле, стоял у вышестоящих военачальников, у которых оказалось в три раза меньше военных наград. Они так и не смогли удостоить Амосова генеральским званием.

Приведу еще один интересный пример из практики наградного дела окончившейся 56 лет назад войны. Был у меня сослуживец полковник И.И. Мамонов. Я обратился к нему с вопросом, как он умудрился получить 5 орденов Отечественной войны и 4 ордена Красной Звезды? Он улыбнулся и рассказал, что, имея хороший разборчивый почерк, служил в штабе артиллерии 8-го гвардейского танкового корпуса в качестве помощника начальника штаба. Его непосредственный шеф приказывал ему оформить на него представление к награде, что он и делал. Одновременно составляя представление и на себя рангом или степенью пониже. Начальник штаба хоть и «косился», но подписывал. Иногда, в конце войны, приходилось из трофеев презентовать ему аккордеон или ружье. Командир корпуса находился в рядом стоящей штабной машине, тоже давал согласие, а последним ставил свою подпись командующий БТ и МВ фронта, хотя на ордена Отечественной войны достаточно было приказа самого командира корпуса. Начав боевые действия в июле 1943 г., он в должности командира батареи минометного полка 29.7.43 г. был награжден орденом Красной Звезды - за бои под Белгородом. 23.11.43 г., уже в должности начальника штаба миндивизиона, награждается орденом Отечественной войны 1-й степени за бои на Днепровском плацдарме. (Написано представление его рукой). В 1944 г. корпус, видимо, находился в резерве или получал танки в тылу. В 1945-м победном году он в том же корпусе получает орден Отечественной войны 2-й степени приказом от 13.2.1945 г. На четвертый орден он снова пишет представление своей рукой и вместо представления к ордену Александра Невского получает орден Отечественной войны 1-й степени. 31.5.1945 г. снова представляется к ордену Отечественной войны 1-й степени, но получает вторую степень.

Итого за 5 месяцев участия в боях получено 5 орденов. Интересно, какое отличие можно было проявить в штабе артиллерии танкового корпуса, находившегося за 5 км от переднего края? Но он был везучим и в мирное время. Указом Президиума ВС СССР от 18.12.1956 г. он награждается орденом Красной Звезды за 15 лет выслуги в армии, а 30.12.1956 г. - за подавление путча в Венгрии. В 1968 г. за Чехословакию он снова награждается орденом Красной Звезды. К 40-летию Победы он вместе со всеми ветеранами снова получает орден Отечественной войны 1-й степени. Итого: 5 орденов Отечественной войны и 4 ордена Красной Звезды всего за полгода пребывания на войне и не на переднем крае, а в тыловом районе, где обычно размещались крупные штабы.

О высших степенях отличия

Еще один пример по опыту нашей 38-й стрелковой дивизии относительно присвоения звания Героя Советского Союза за форсирование реки Днепр 23-го сентября 1943 г. Первоначально поступил приказ о награждении всех участников форсирования: офицеров орденами, а рядовых и сержантов - орденами и медалями. Началось огульное представление и награждение, начиная от командиров полков, которые могли сами награждать солдат и сержантов медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», командир дивизии - орденами Красной Звезды и «Славы» 3-й ст. до командиров рот, батарей. Комкор имел право награждать и обеими степенями ордена Отечественной войны, до командиров батальонов. Командующий армией, кроме перечисленных, мог награждать до командира полка орденами Красного Знамени и Александра Невского. Награждения состоялись. И тут поступает новая команда: представить 50 человек на дивизию к званию Героя Советского Союза. Естественно, что кандидатов пришлось отбирать из тех, которые уже были награждены орденами или медалями. Из числа представленных 50-ти человек только 16 человек получили это звание, хотя по первичному представлению они уже были награждены: двое - орденом Красной Звезды, двое - медалью «За отвагу», один - медалью «За боевые заслуги» и один - орденом Красного Знамени. Вот таков был диапазон: от медали «За боевые заслуги» до Золотой Звезды Героя, а остальные даже не успели быть представленными по первичной разнарядке к орденам и медалям. Остальные 34 кандидата вместо геройства были пожалованы орденами Красного Знамени или Отечественной войны 2-й ст.

За единственную переправу ночью на лодках без вражеского воздействия, бои в первый день и полученные ранения пехотинцы-герои получили по две награды, так как у них было записано, что, «получив ранение, не покинул поле боя». Ясно, что каждый из них не покидал свой окоп до наступления темноты, т.к. русло реки буквально «кипело» от разрывов вражеских бомб, снарядов и мин. Примечательно и то, что за единственный рейс ночью пехотинцы удостоились Золотой Звезды. А повар комендантского взвода штаба полка за десять рейсов в течение пяти суток в дневное время доставлявший еду в термосах на лодке под разрывами, где и получил тяжелое ранение, был награжден только медалью «За боевые заслуги» и знаком «Отличный повар». Командир нашего полка майор М.Я. Кузминов получил звание Героя, а его ординарец, находившийся с ним безотлучно, получил только медаль «За отвагу», хотя гораздо больше подвергался опасностям при доставке приказаний и донесений. Как могло такое произойти, задаст вопрос читатель? Представления готовились писарями с кругозором колхозного счетовода, которые могли в лучшем случае записать солдата в книгу учета или заполнить «похоронку», а их заставляли делать работу по меньшей мере военного журналиста.

Когда я работал в Архиве МО с наградными документами, то встретил там хорошо знакомого мне по прежней службе Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Алексея Потемкина, который тоже занимался именно этими делами. Он мне рассказал историю по своему 78-му гвардейскому стрелковому полку. В сентябре 1943 г. Потемкин был начальником штаба этого полка. Командир полка, сославшись на болезнь, приказал ему возглавить форсирование и высадку десанта, что им и было выполнено с честью. Всем 63-м участникам этого дела было присвоено звание Героя Советского Союза. Вот это было по справедливости! Только струсивший командир полка не был удостоен высокой чести. О количестве героев этого полка можно прочитать в биографическом очерке об Алексее Потемкине в издании «Солдаты ХХ века», выпуск 1, стр. 349.

К награждению орденами, имеющими в названиях имена православных святых: Андрея Первозванного, Георгия Победоносца и Александра Невского, - лиц, исповедующих другие религии, следовало бы применить старое российское правило, по которому изображение на медальоне ордена святого заменялось Российским Государственным Гербом. Непременно добавить в статутах положение об отличиях на орденских знаках, полученных за боевые подвиги, от одноименных, получаемых за отличия в мирное время. Неплохо было бы установить и ношение только высших степеней орденов. При повторном награждении боевыми наградами, имеющими одну степень, крепить на ленте первого экземпляра данного ордена Лавровую ветвь.

Александр ЛЕБЕДИНЦЕВ,
полковник в отставке

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100