газета 'Дуэль' N 8 (203)  
20 февраля 2001 г.
ЧИТАЮТ ЛИ "ДУЭЛЬ" УМНЫЕ И ХРАБРЫЕ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ

 

ДИАГНОЗ: ДЕМОФРЕНИЯ

В «Дуэли» N 48 (191) опубликована статья Р.Б. Ждановича о диссидентах. В развитие этой темы я и решил написать. Автор упомянутой статьи на примере диссидента Револьта Пименова, бывшего пациента спецбольницы, пишет об ответственности диссидентов за свои поступки и пр. Всё правильно. Только нужно учитывать, что психиатрия в Советском Союзе была заложницей политики.

Вспомним, сколько шуму поднимало т.н. «мировое сообщество» по поводу советских психбольниц и их пациентов. Даже Всемирный конгресс психиатров созывался с целью исключения советского общества врачей. Вот и выписывали они из больниц недолечившихся диссидентов, а некоторые туда и вовсе не попадали. Как, например, тот же А. Сахаров, болезнь которого тогда для многих не была секретом.

Президент АН СССР Александров, не будучи психиатром, в интервью американскому журналу «Ньюс уик» прямо назвал академика шизофреником. Психические заболевания коварны - подкрадываются они незаметно, и на лечение уходят годы, причём с неопределённым результатом.

Так вот о А. Сахарове тот же Р. Пименов в своей статье писал: «Сахаров обращает внимание на положение дел в советской биологии. Только что, в 1958-м, Т.Д. Лысенко при поддержке Н.С. Хрущева возобновил наступление на настоящую науку. Генетика, вздохнувшая было посвободнее в 1956 г., снова обличалась и преследовалась... Совместно с десятком других физиков, преимущественно академиков, Сахаров обращается к правительству. В письме указывается на катастрофическое отставание советской биологии, явившееся результатом шарлатанского управления Лысенко. Отмечается бедственное положение настоящих учёных биологов-генетиков. Предлагается дать возможность развивать научную генетику».

А вот ещё: «Сахаров совместно с Р.А. Медведевым подписал письмо в правительство, предлагая изменить тогдашний застойный курс; поразительно умеренное по масштабу требований письмо. Поэтому естественно, что Рой Медведев поведал Андрею Сахарову, что его брат Жорес Медведев, биолог, написавший широко ходившую в самиздате книгу о преступлениях Лысенко, посажен в сумасшедший дом ... Сахаров сразу же развернул широкую кампанию... Жореса Медведева выпустили из больницы, вскоре ему разрешили выехать в Англию».

Заметим, что этот недолечившийся псих со временем «отблагодарил» своего спасителя: когда Сахарова «выдвигали на Нобелевскую премию мира», Ж. Медведев разъезжал по Европе и на устраиваемых пресс-конференциях разъяснял, что делать этого нельзя по причине того, что Сахаров участвовал в создании водородной бомбы.

Из приведённых цитат видно, что физик-теоретик Сахаров решил сказать своё авторитетное научное слово и в области генетики, и экономики, и т.д.

Что же касается адресатов его посланий, то в их числе были и ООН, и Конгресс США. Разве только Лиги сексуальных меньшинств не было.

Наверное, врачей-психиатров всё это должно было навести на некоторые размышления о психическом самочувствии академика.

Не секрет, что мифы о Сахарове как об «отце водородной бомбы», «великом физике» и пр. были созданы с помощью западных радиоголосов. Сам академик свои достижения в физике оценивает скромнее. В интервью «ЛГ» он говорил:

«Во время пребывания в Горьком я опубликовал шесть статей... (за 7 лет - В.И.). Шесть статей - это не такая большая продуктивность. Я вообще работаю очень трудно и медленно. За 20 лет, с 1948 по 1968 г., мной было опубликовано примерно столько же научных работ».

Заметим, что в Горьком Сахаров написал двухтомник «Воспоминания» на 1500 стр. и несчетное число писем-посланий.

Е. Боннер проталкивала эти писания в западные СМИ. Неоднократно бывала в США, куда вывезла на постоянное местожительство свою семью. В Европе - даже сахаровскую Нобелевскую премию получила. Зачитала она при этом Нобелевскую речь академика, целиком посвящённую диссидентам, которые «страдают от тяжёлого многолетнего голода, от непосильной работы в лагерях, дрожат от холода, сырости и истощения...». И далее называет свыше 100 имён политзаключённых-страдальцев.

Профессор Н.Н. Яковлев в своей книге «ЦРУ против СССР» писал, что Е. Боннер изолировала Сахарова от близких, детей, неоднократно его избивала. Наверное, эта демократка с дипломом врача считала «шоковую терапию» хорошим средством от шизофрении. Дешево и сердито. Тот же Н.Н. Яковлев ответственность за все действия Сахарова переносит на его жену. Также считают и дети академика, две дочери и сын. Когда Боннер было отказано в очередном вояже за границу и Сахаров по этой причине объявил бессрочную голодовку, они публично обвинили её в «подстрекательстве к самоубийству».

В 1985 г. Сахаров обратился к Горбачёву с письмом о разрешении ему вернуться в Москву, обещая отказаться от политической деятельности. Обещания не сдержал. Может, поэтому потом Горбачёв и захлопывал его так остервенело при каждом появлении на трибуне. Одно из первых заявлений Сахарова в качестве депутата было посвящено сообщениями о возможно имевших место в Афганистане случаях сознательного уничтожения своих военнослужащих в целях предотвращения плена. В ответ получил статью-отповедь В. Бушина. По словам одного из друзей, Сахаров, читая статью, весело смеялся. Наверное, только псих может смеяться, когда его публично называют подонком и предателем.

Под стать Сахарову ещё один диссидент - В. Буковский. Тем, кто подзабыл, напомню, что именно его в своё время обменяли у Пиночета на секретаря чилийской компартии Л. Корвалана, убедив Брежнева, что Советский Союз ничего не потеряет, если одним психом будет меньше. Этот диссидент около 10 лет провёл за решёткой, а в перерывах между отсидками лечился в психбольницах. Ленинградские психиатры считали его параноиком, московские - шизофреником.

Оказавшись на Западе, в Англии, первым делом взялся за мемуары и написал опус - около 500 стр. Много в нём всего написано. Оказывается, в подпольную организацию он вступил четырнадцатилетним, собирался идти на штурм Кремля, но руководитель организации оказался сволочью - не обеспечил автоматами. Пишет он и о психбольнице, где лечился:

«Отделение было переполнено - человек двести. Спали на полу, на лавках и обеденных столах. Койки дожидались месяцами, в порядке живой очереди. В качестве наказания за какую-нибудь провинность врач мог лишить нарушителя койки как высшего блага, переводил на пол. Чтоб добраться до этой койки, давали санитарам взятки... Чем пять лет париться по лагерям, валить лес, куда как лучше ожидать в дурдоме 6-8 месяцев. Судимость не засчитывается, прописка сохраняется, работать не нужно. Не жизнь, а малина... Умному человеку достаточно было один раз попасть на экспертизу в больницу Кащенко, чтобы потом на всю жизнь обеспечить себе надёжный диагноз... Отделение напоминало просто воровской притон. Упрашивать санитаров принести водки было не нужно - сами спрашивали, не сбегать ли. С утра похмелялись, в обед - пили, к вечеру - напивались».

Думаю, после принятия «Закона о суде...» эта информация может оказаться полезной для нардепов ГД.

Правда, потом автор рассказывает о том, как в психбольницу привезли на экспертизу уголовника, которому в случае признания его вменяемым грозило суровое наказание. На какие только уловки тот ни пускался. Но врач, опытный психиатр, всякий раз говорил симулянту: «Вот вы экскременты кушаете, а напрасно...».

Много в книжке небылиц о «зверствах» Советской власти. Правда, самого диссидента эти «зверства» миновали, потому что власти его боялись до ужаса. Вот как он описывает сцену своего ареста: «...При выходе на улицу меня окружила целая толпа агентов КГБ, они буквально тряслись от страха...».

К советским людям у него отношение однозначное: «Презирал я советского человека».

Единственно, кто вызывает у Буковского симпатию - это уголовники, которых он называет «робин гудами». Был он для них и высшим судьёй в их спорах, и консультантом по всяким вопросам, и даже просвещал их политически, после чего они, естественно, тоже становились диссидентами-антисоветчиками. Правда, потом выясняется, что и уголовники не такие уж молодцы, потому что благодаря им в зонах процветал гомосексуализм. Каждому уголовнику положено было иметь собственного педераста, и они оформляли в эту ориентацию всех подряд. Начальство попустительствовало. Такие вот зверства. А потом, сообщает автор, когда эта книжка вышла в Англии, она получила кучу отрицательных рецензий, причём не за беспардонное сплошное враньё, а за эти несколько фраз о гомосексуализме. Критики-рецензенты обвиняли автора в «наивном отношении к сексу», писали, что тот не является «экспертом по свободной жизни» и пр.

На что диссидент огрызнулся - вас бы туда ...

К слову: тёплые чувства к уголовникам испытывали буквально все демократы. Сахаров, например, ещё в начале 70-ых собирал подписи под петицией об отмене смертной казни. Теперь вот некий Приставкин продолжает дело. К сожалению, не довелось этим и многим другим демократам познакомиться с уголовниками поближе, как тому же Буковскому.

В «Дуэли» N 48 опубликована небольшая статья «Пакость» о гомосексуализме в британском ВМФ. Ну и что? Ведь Англия демократическая страна. А педераст и демократ - близнецы-братья. Мы говорим гомосексуализм, подразумеваем демократия. Вспомним, как было в Советском Союзе: сидели педерасты тихо, ну, иногда эмигрировали или становились невозвращенцами. Как, например, Р. Нуриев, которому для полного счастья СПИДа не хватало. И то, что в СССР было неразрешимой задачей, на демократическом Западе оказалось плёвым делом. Потом пришла демократия.

Кто от неё выиграл? Жиды и педерасты. Естественно, с помощью зюгановской оппозиции. И соответствующий УК приняли, и на должность Уполномоченного по правам человека своего соратника протащили. Бдит.

У Солженицына в его главной книге есть эпизод, в котором тот рассказывает, как в одном лагере уголовники трахались через забор из колючей проволоки, по которой пропущен ток. Удивительно, как этот эпизод прошёл мимо внимания демократических кинодеятелей, вроде Н. Михалкова. Ведь он мог бы стать украшением фильма о зверствах Советской власти. В главных ролях, естественно, сам Н. Михалков с нобелевским лауреатом. И упомянутого выше диссидента-педераста можно из Англии пригласить для большей убедительности.

И в заключение об ответственности.

Ответственность за свои поступки может нести только психически здоровый человек - депутат или президент.

Психов нужно выявлять ещё на стадии кандидатства и лечить по полной программе. Иначе мы имеем шанс получить безответственную власть, не попадающую под действие «Закона о суде...».

В.Е. ИВАНОВ

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100