газета 'Дуэль' N 44(135)  
2 ноября 1999 г.
ЧЕЛОВЕК БЕЗ ПРАВ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ФАКУЛЬТЕТ СОЦИОЛОГИИ
ИСТОРИЯ, СЕРИАЛ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ЧЕЛОВЕК БЕЗ ПРАВ

Права человека - чужая культура

Определение понятия "права человека" в международном праве отсутствует. Нет его и в национальном законодательстве ни одного из государств, а содержание противоречиво. Этого вполне достаточно, чтобы раз и навсегда закрыть вопрос о правах человека, поскольку не может считаться правом то, что не определено. По данным ООН, лишь 7% населения Земли знают о существовании Всеобщей декларации прав человека, принятой в Париже в 1948 г.

Со времени появления прав человека в Уставе Организации Объединенных Наций с ними привыкли обращаться так, словно это чья-то собственность, а не коллективное достояние Объединенных Наций. Например, в известной резолюции Политического консультативного комитета государств-участников Организации Варшавского Договор 1978 г. говорилось, что "знамя прав человека - знамя социализма". На вашингтонской встрече представителей 40 стран по случаю 50-летия военно-политического блока НАТО, состоявшегося в апреле 1999 г., была принята доктрина, согласно которой НАТО применит силу для защиты своих прав человека в обход Устава ООН.

Взаимные обвинения в нарушении прав человека сопровождают войну, развязанную странами НАТО против Югославии. Попытка распространить права человека на весь земной шар оказалась неудачной. За полвека в мире не только не возникли такие всеобщие, исключающие конфликты между странами, права, но и сама постановка вопроса о существовании таких прав является ныне предметом идейного противостояния и войны народов между собой.

Особенность мифа о всеобщих правах человека состоит в том, что появился он впервые в 1945 г. в Уставе ООН по инициативе Великобритании, США и некоторых других стран. Он отражал общественное и государственное устройство этих стран, которое переносилось на послевоенные международные отношения, а также на общественное и государственное устройство других стран - членов ООН. Точно также в Устав этой международной организации можно было переписать взгляды на общество и государство народов Азии или Африки, если бы они были победителями во Второй мировой войне. Там, где Устав говорит об естественных и неотъемлемых правах человека, имеются в виду не вообще все права и взгляды на жизнь, существующие на Земле, а лишь те, которые сформировались у народов стран Западной Европы и США в ходе их исторического развития. Таким образом, в Устав ООН был заложен принцип культурной ассимиляции народов.

В соответствии со ст. 55 п. "с" Устава ООН, в круг задач этой организации входит поддержание общего "уважения и удовлетворения прав человека и основных свобод для всех без различия расы, пола, языка или религии". Поддерживать и распространять среди всех народов одну культуру - это значит игнорировать и подавлять другие культуры. Это то же самое, как если бы ООН поставила своей задачей распространение по всему миру ислама или православия и т.д. Слова в Уставе: "без различия расы, пола, языка или религии", - преднамеренно вводят в заблуждение, потому что никакая человеческая культура не возникает, если нет ни расы, ни пола, ни языка или религии.

Как говорила представительница американских правозащитных организаций Дж. Фицпатрик на семинаре Московской хельсинской группы в феврале 1991 г. в Москве, США, в отличие от России, никогда не искали прав человека в международном праве. Напротив, ее страна всегда считала, что можно и нужно отстаивать культурные традиции и права только своего народа, а не чужого.

Функция мифа о всеобщих правах человека заключалась в политической социализации или ассимиляции в войне народов, создании им другой политической культуры на основе культурных ценностей победителей. Положения о правах человека были записаны в конституции Западной Германии, Японии и Италии.

Однако, после распада СССР и официального отказа от социального и политического опыта советского периода началась социализация России и других бывших республик СССР на той же основе прав человека. Процесс охватил и европейские страны бывшего советского блока. Основой для социализации также послужил Устав ООН и связанные с ним другие соглашения о правах человека. Конституция Российской Федерации объявила права человека высшей общественной и государственной ценностью (ст. 2).

Установка о правах человека, заимствованная из культуры других народов, полностью изменяет наше национальное самосознание, заставляет разрушить свою национальную культуру собственными руками, отказаться от своей цивилизации, превратиться в псевдочеловеческую массу.

Хотя понятия права человека по содержанию и относятся к западноевропейской и североамериканской культуре, будучи включенными в международные соглашения, они рассматривались каждой из сторон по-своему. Поэтому отказ от предшествующего опыта советского периода России рассматривается однозначно, как победа прав человека в их западном значении, т.е. как культурная ассимиляция.

В однополюсном мире права человека, по сути, утратили международное содержание и стали тем, чем они были всегда: национальной культурой США и Великобритании, которую бывшие советские народы должны теперь воспринять, как свою. Лишь с образованием однополюсного мира стало абсолютно ясно, что права человека - это правозащитная идеология Запада, направленная им против Востока, а не какие-то там общечеловеческие ценности, которые лукавый диссидент Сахаров находил исключительно на Западе и которыми еще морочит голову русскому человеку ельцинская Конституция.

Психологическая несовместимость Востока и Запада и связанная с нею психология, или "холодная" война, обусловлены вполне материальными, объективными причинами, когда отличия в географическом положении народов, особенности их культурно-исторического развития, их экономики, государственной идеологии и образа жизни практически полностью исключают стандарты, одинаковые как для жителей Востока, так и для жителей Запада. Стандартизация прав человека, проводимая в международном праве, это не более чем закрывание глаз на реальную картину мира и, кроме того, односторонняя пропаганда образцов западной психологии, тогда как человечеству следует пользоваться тем, что оно реально имеет, а не тем, что оно имеет только на одной своей стороне, делая вид, что другой как бы не существует. Такая международная политика в конечном счете равносильна самоубийству, что подтверждает пример агресии НАТО против Югославии, ведшейся под лозунгом защиты прав человека.

Что же представляет собой эта новая для нас культура?

В документах ООН права человека названы всеобщими, естественными, неотъемлемыми. Их именуют также догосударственными, надпозитивными и т.д. и т.п. Смысл всех этих определений сводится к тому, что личность человека не в обществе, а сама по себе. Бог создал человека по своему образу и подобию, и человек, подобно Богу, повторяет его путь. Его воля абсолютно свободна. Никакие законы не имеют для такого человека заранее установленной силы, авторитет общества сводится к минимуму, первостепенную роль в обществе играет человек. Поэтому нации, классы тоже не имеют для личности определенного значения. Роль личности глобальна, коллектив, государство служат ей.

Во внутригосударственном плане права человека означают примат, превосходство положения личности над обществом и государством, а также неприемлемость и враждебность ко всякому другому порядку в обществе. Во внешнегосударственном плане права человека означают подчинение народов с другим типом этических ценностей путем колонизации, завоевания их территории культурную ассимиляцию, чтобы защитить от культуры этих народов свои этические ценности прав человека.

В своем сочинение "Символ веры" Сесиль Родс, например, так сформулировал британский вариант прав человека: "... распространение британского владычества во всем мире... колонизация британцами всех тех стран, где условия существования благоприятствуют их энергии, труду и предприимчивости".

Недостаток позиции, излагаемой в документах ООН, состоит в том, что в ней игнорируется наличие у индивидов других точек зрения и равных им культур, в которых положение человека в обществе, его права также являются естественными и неотъемлемыми атрибутами культуры. В противоположность западному христианству православие, например, исходит из того, что Бог создал мир и человек обживает его, что коллектив - это все-таки больше, чем одиночный человек, человек не существует сам по себе, поэтому общество и государство важнее.

Очевидно, что Всеобщая декларация и права человека - это два несовместимых понятия, так как в ней права человека относятся не ко всей человеческой культуре, а только к западной. Всеобщая декларация ООН, если она действительно всеобщая, т.е. для всех, должна отражать все существующие точки зрения на человека, культуру не одной лишь, а всех существующих на земле цивилизаций, чего в ней на самом деле нет. Поэтому Всеобщая декларация прав человека ООН, по сути, является не всеобщей, а западной декларацией.

Еще один недостаток состоит в том, что примат личности перед обществом на Западе проистекает в направлении снизу вверх, от всевластной личности к обществу, а деятельность общества и государства ограничена в интересах личности соответствующим законодательством. Поэтому говорят о верховенстве права, правовом государстве, охраняющем индивида от всевластия государства. Будучи включенными в международные соглашения о правах человека, последние выступают для восточных цивилизаций в совершенно другом направлении, другой функции - сверху вниз, т.е. от обязательств, принятых на себя правительствами, вниз к их согражданам, действуют прямо противоположным образом, чем на Западе, т.е. искажаются, выступают не как элемент культуры, а как средство. Это объясняет, почему даже через 50 лет права человека остаются принадлежностью только 7% населения западной цивилизации. Все остальное население земли является добычей этих 7%.

Если посмотреть на распространенность культуры прав человека в документах и организациях Объединенных Наций, то наибольшее распространение она имеет в Западной Европе, к организациям которой примыкают и США. Несравнимо меньшее - на американском континенте, еще меньше - в форме борьбы с расизмом и колониализмом - Африке и, наконец, сходит на нет в Азии.

Как пишет в статье, приуроченной к 50-летию Всеобщей декларации прав человека правительственная "Российская газета", в настоящее время Россия не относится к числу стран с культурой прав человека.

Права человека есть не только выражение определенной культуры, но и определенной воли. Это воля тех народов - англичан, североамериканцев и французов, - кому эта воля принадлежит. Воля, как известно, лежит в основе власти. Распространение прав человека в послевоенных Европе и Японии было распространением на их поверженные народы воли победителей, когда воля побежденных была сломлена силой оружия. Попытка установить права человека в России в таком случае означает: а) подавление национальной воли народа, безосновательное унижение его достоинства, б) сознательное переподчинение государственной власти иностранному правительству.

Поэтому первое, что необходимо предпринять, это убрать из Конституции положения о правах человека, ложно истолковывающих национальное самосознание россиян.

Послевоенный период существования ООН закончился с образованием однополюсного мира, и эта организация не может в условиях однополюсного мира служить противовесом США и поддерживать необходимый на земле мир, обеспечивать международную безопасность. Права человека в нынешней ситуации являются не только средством политической и культурной ассимиляции, но также и узаконенным в Уставе ООН предлогом для военной агрессии.

Как права человека попали в Устав ООН

Утопический характер концепции всеобщих прав человека, выдвинутой США и Великобританией в начале войны, заключается в попытке отделить любого человека от его национальной почвы и показать, что, воюя против Германии и ее союзников, он тем самым защищает ценности не своего государства, а некие универсальные права человека, а на деле фактически ценности США и Англии, так что в основу этих будто бы всеобщих прав человека уже была заложена экспансия. Такая экспансия, как показывает пример Югославии, может переходить из области военной обороны и культурной конкуренции в сферу нового военного конфликта, стать ничем не прикрытой агрессией.

Нацистская концепция о превосходстве арийской расы, несомненно, была близка к концепции прав человека с отличием в том, что в ней не было элемента всеобщности, а прямо указывалось на конечный результат: какой человек и какая раса должны быть господствующими.

Советская идеология основывалась на вненациональных, классовых интересах трудящихся. Если национальный характер обычно предполагает определение национальное единство народа, то советская идеология исходила не из единства нации, а из единства интересов трудящихся разных наций. Концепция прав человека была ей органически чужда.

На конференции Ф. Рузвельта и У. Черчилля в Арджентии, остров Ньюфаундленд, состоявшейся 9-12 августа 1941 г., ее участники приняли декларацию, получившую название Атлантическая хартия. В этом документе говорилось, что ни одна страна, кроме Англии и США, не сможет оказать длительного сопротивления агрессии Германии. Что две эти страны объединились против агрессора во имя защиты прав человека, справедливости и жизни, и они предлагают другим странам присоединиться к их союзу. Текст Хартии с сопроводительным письмом был направлен И. Сталину.

СССР в начавшейся с Германией войне считал своей задачей защищать национальную культуру и национальную государственность русских, украинцев, белорусов и других народов СССР от разрушения, а не защиту прав человека, как предлагалось в Хартии.

24 сентября 1941 г. На международной конференции СССР, США и Англии в Лондоне советский посол зачитал ответ - советскую Декларацию, в которой ничего не было сказано о правах человека, а были упомянуты суверенные права народов и государств. Соглашаясь с основными принципами Атлантической хартии, СССР сделал существенную оговорку о том, что их практическое применение "неизбежно должно будет сообразовываться с обстоятельствами, нуждами и историческими обстоятельствами той или другой страны".

1 января 1942 г. В Вашингтоне представители 26 государств, включая СССР, подписали Декларацию Объединенных Наций - военного союза против немецкой агрессии, в которой заявили о присоединении к Атлантической хартии.

Как вытекает из заявлений участников упомянутых соглашений, стороны отстаивали каждая суверенные права своего народа: США и Англия - права человека, СССР - социализм.

"В мировой истории нигде ранее не существовало коалиций, которые, как наш противник, состояли бы из столь неоднородных элементов с полностью взаимоисключающими целями, - говорил А. Гитлер, выступая 12 декабря 1944 г. перед командирами дивизий. - В лице наших противников мы имеем перед собой крайние противоположности, которые вообще мыслимы сегодня на земле: с одной стороны, ультракапиталистические государства и, с другой - ультрамарксистские...".

"В результате своих побед, одержанных ею над фашистской Германией, - писал У. Черчилль в книге "Вторая мировая война" - "Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира", отстаивавшего в той же войне права человека, и он требовал "немедленно создать новый фронт против стремительного продвижения СССР". В официальных обращениях к советскому руководству У. Черчилль, наоборот, говорил о том, что победы Красной Армии над Германией "завоевали безграничное восхищение ее союзников и решили участь германского милитаризма".

Правительство США также осознавало, что союзники в войне защищают разные ценности. В заявлении Госдепартамента США от 22 июня 1941 г., например, сказано следующее: "Мы должны последовательно придерживаться линии, согласно которой тот факт, что Советский Союз воюет против Германии вовсе не означает, что он защищает, борется или придерживается принципов в международных отношениях, которых придерживаемся мы".

На конференции СССР, США и Великобритании в Думбартон-Оксе (1944 г.), готовившей Устав Организации Объединенных Наций, был принят проект, в котором не было никаких упоминаний о правах человека.

Но после смерти Ф. Рузвельта (12 апреля 1945 г.) и прихода к власти Г. Трумэна, выступавшего ранее за поражение СССР в войне, отношения между СССР и США стали резко ухудшаться. На открывшейся 25 февраля 1945 г. в Сан-Франциско конференции по принятию Устава ООН США, Англия и Франция внесли в проект без предварительного обсуждения с СССР положения о правах человека.

Участник той конференции с советской стороны А.А. Громыко в книге "Памятное" пишет, что эти страны стремились занять доминирующее положение в послевоенной мировой политике. На конференции возникло расхождение точек зрения, но "все основные трудности удалось преодолеть". Автор не указывает, какие трудности остались непреодоленными. Но в 1948 г. в Париже на 3-ей сессии Генеральной Ассамблеи ООН, рассматривавшей вопрос о принятии Всеобщей декларации прав человека, советский представитель А.Я. Вышинский выступил с критикой прав человека. Как известно, СССР от голосования за эту Декларацию воздержался.

Еще до голосования за Всеобщую декларацию прав человека У. Черчилль совершенно верно раскрыл содержание прав человека как часть задуманного западными странами похода против коммунизма в речи, произнесенной им в американском городе Фултоне в 1946 г.

Ведь в Атлантической хартии США и Англия видели только себя в качестве организаторов борьбы с нацистской Германией и лидеров послевоенного мира, а война СССР против Германии рассматривалась ими как эпизод. Однако в результате поражения Германии СССР стал лидирующей державой в Европе, что не входило в планы США и Англии.

Как свидетельствуют английские правительственные архивы, обнародованные в 1998 г., в начале 1945 г. премьеру У. Черчиллю был предложен план начать после поражения Германии войну против СССР, который Черчилль счел гипотетический идеей. Оптимальным вариантом в послевоенном мире оказалась "холодная война", включавшая в себя план распространения прав человека на всю послевоенную Европу и остальной мир.

Поэтому коммунизм в речи У. Черчилля следует понимать не буквально, как политическую власть большевиков, а как общинный уклад жизни русского общества, противоположный англо-американской культуре индивидуализма, а поход против коммунизма, как попытку пересмотреть итоги 2-ой мировой войны путем переустройства общественной системы СССР, не прибегая к оружию.

Если в Атлантической хартии заявленные в ней права человека противостояли немецкой идеологии о высшей немецкой расе, то в Уставе ООН они противостоят незападным обществам, как мировая идеология. Через Устав ООН и другие документы в сознание незападных народов, составляющих, за исключением 7%, все человечество, заложена программа их ассимиляции.

На рубеже 40-50-х гг. в поисках выхода из создавшегося положения СССР играл на противоречиях между Англией и США, которые не хотели участвовать в соглашениях по правам человека, так как последние, по их мнению, недостаточно хорошо охраняли и защищали частные интересы, частную собственность и частное предпринимательство. По данным МИД СССР к 1989 г. СССР подписал и ратифицировал 27 соглашений по правам человека. Англия - 21, США - 6. В 1990 г. правительство СССР, используя соглашения по правам человека для изменения общественного строя СССР, объявило советское государство преступным (Указ президента СССР о реабилитации жертв политических репрессий 30-50-х годов). В следующем году СССР распался.

Противоборство концепций
чистой расы
и прав человека

Вторая мировая война явилась не только столкновением военной мощи воюющих стран, но и столкновением их духовных традиций: индивидуализма личности, именуемого правами человека, индивидуализма немецкой нации, навязывавшей миру свои условия силой оружия, и коллективизма советской системы. Первые две традиции в итоге оказались обе агрессивными, навязывающими свои порядки другим странам. СССР был единственной воюющей державой, не выставившей в ходе войны остальному миру никаких предварительных идеологических условий. Напротив, в 1943 г. СССР объявил о роспуске 3-го Коммунистического Интернационала. Если в Атлантической хартии, затем в Уставе ООН говорится о защите прав человека, в выступлениях немецких лидеров - о господстве над миром арийской расы, то в советских документах речь идет о защите материальных завоеваний, а не о защите и распространении советской идеологии на страну противника.

Права человека есть форма выражения крайнего индивидуализма, когда человек в принципе свободен делать все, что ему заблагорассудится, когда интересы отдельного человека - это все, а интересы коллектива, народа, нации считаются химерой (К. Поппер). В этом видят выражение принципа гуманности, считают такую гуманность не только своей, но и общечеловеческой ценностью, полагая, что все люди, живущие на земле, имеют точно такие же взгляды на жизнь и соответственно все они наделены такими же правами повсеместно . По мнению священника из США П. Робертсона беда в том, что правительства стран с другой культурой не дают своим народам этих прав. Поэтому "обездоленные" народы якобы должны снова обрести этот "закон" прав человека.

Важно понять, что права человека являются выражением интересов и желаний не всех индивидов, а только конкретных людей, поэтому никакому законодательному регулированию со стороны общества и государства права человека не подлежат. Государство, говорит К. Поппер, можно разрушить, но индивида можно только возвышать. На этой посылке основано и все так называемое правозащитное движение.

В Биле о правах - декларации североамериканского штат Вирджиния, его автор Т. Джефферсон писал: "Все люди от природы одинаково свободны и независимы и обладают определенными прирожденными правами ... на жизнь и свободу и на возможность приобретать и иметь собственность, и стремиться к счастью и безопасности, и добиваться их".

В соответствии с этими своими утверждениями Джефферсон держал фабрику, где использовал труд" одинаково свободных и независимых", как и он сам, рабов-детей. Он писал: "Я рассматриваю женщину, рождающую каждые два года по ребенку, как более выгодную, чем любой, самый лучший мужчина на ферме; производимое ею обогащает капитал, в то время как его рабочая сила является просто объектом потребления".

В действительности права одного человека возвышают не человека как такового, а создают условия обособления одного человека от другого, чтобы каждый имел возможность делать с другими людьми все, что ему захочется, пребывать в эйфории от такого счастья быть абсолютным индивидуалистом и ни от кого не зависеть. Являются ли эти условия очень хорошими или, наоборот, очень плохими - это вопрос традиции, национального характера. Каждому народу, вероятно, кажется, что его традиции и образ жизни оптимальны, но не каждый народ возьмется переносить свои традиции и характер на другие народы. Во всяком случае, ни о какой общечеловеческой морали, ни о каком всеобщем принципе гуманности, ни о каком международном праве в данном примере не может быть и речи. Это полнейшая иллюзия, что традиции одного или нескольких народов могут являться всеобщими, универсальными для всех народов.

Например, во время Второй мировой войны правительство США ограничило свободу и заключило в концентрационные лагеря на своей территории американцев японского происхождения. Вопрос о реабилитации этих людей был решен спустя почти пятьдесят лет, в 1989 г. правительством Р. Рейгана. Этот случай показывает, что права человека для США не являются общечеловеческим достоянием, а продиктованы их интересами сохранить существующую систему. Начиная с 1987 г., в Советском Союзе шел процесс политической реабилитации репрессированных и одновременно пересмотра основ существовавшего строя, завершившийся в 1991 г. распадом СССР. Реабилитацией своих граждан японского происхождения США стремились показать своему противнику - СССР, что они идут тем же путем, но не меняя своей политической системы, и они устранили основного конкурента.

О правах человека говорили и социалисты-утописты, например, Т. Скидмор в книге "Права человека на собственность". Но коллективистское направление в истолковании природы человека противоречило самому содержанию этих прав, уже сложившейся традиции понимания их, национальному характеру общества. Парижская Коммуна во Франции продержалась лишь 100 дней. Социалисты-утописты не были авторами ни декларации независимости, как рабовладелец Т. Джефферсон, ни первыми президентами США, как рабовладелец Д. Вашингтон. К. Маркс с его намерением перевернуть мир действовал как раз в рамках идеологии прав человека и в результате противопоставил западному обществу идеологию коллективизма, имеющую национальные корни на Востоке.

Личная свобода, утверждает К. Поппер в книге "Открытое общество и его враги", осуществляется в рынке. Рынок, по мнению вице-президента США А. Гора, в настоящее время укореняется на земле, и США готовы принять на себя "ответственность за остальной мир".

Идеологии прав человека, получившей наибольшее распространение в Англии, США и в меньшей степени во Франции, во Второй мировой войне противостояла идеология арийской (немецкой) расы. Личность отдельного немца не абсолютизировалась, как в идеологии прав человека, а сливалась с личностью всей немецкой нации, государство рассматривалось как "живой организм" нации, способствующий ее самоутверждению. Национал-социалистическая рабочая партия олицетворяла идею нации и одновременно идею личности.

В книге "Моя борьба" А. Гитлер говорит о необходимости избавить немецкий народ от "опасности попасть в рабство к другим народам", сохранить свою индивидуальность. Эта идея также была важна для немцев, проигравших в Первой мировой войне, как для англичан и североамериканцев мысль о правах человека. Настрадавшись от "ультраиндивидуализма", немцы, по мнению Гитлера, лишились чувств "самосохранения и здоровой стадности", а уровень цивилизации, по Гитлеру, определяется степенью включенности индивида в деятельность коллектива: чем выше степень включенности, тем выше уровень цивилизации.

А. Гитлер открыто выступил против англо-американских "прав человека":

"... Я должен... самым решительным образом, - писал А. Гитлер, - заклеймить тех писак..., которые в предлагаемой нами политике завоевания новых территорий видят "нарушение священных прав человека". ... Ни один народ в этом мире никогда не получил ни одного квадратного метра земли в силу каких-то особых высших прав. ... Люди определяют государственные границы и сами люди их и изменяют".

"... Мы знаем, - утверждал Гитлер, - только одно священное право человека, являющееся в то же время его священной обязанностью: человек должен неусыпно заботиться о том, чтобы кровь его осталась чистой...". Расовое смешение людей "создает большое стадо, большую бесформенную массу стадных животных". "Наше государство, - писал тот же автор, - поставит институт брака на такую высоту, которая соответствовала бы его высокому призванию - давать потомство людей, являющихся образом и подобием Божиим, а не потомство, состоящее из помеси человека и обезьяны".

Историческая миссия Германии при активной роли государства виделась автору спасительной для всего человечества.

Глубокие различия в психическом складе разных народов ведут к тому, что "они, - как писал французский социолог Г. Лебон в книге "Психология народов и масс", - воспринимают внешний мир совершенно различно". "...Между ними существует разногласие по всем вопросам, когда они приходят в соприкосновение друг с другом. - И продолжает: - Большая часть войн, которыми полна история, возникала из этих разногласий. Завоевательные, религиозные и династические войны всегда были в действительности расовыми войнами".

В период между двумя Мировыми войнами немецкий социолог О. Шпенглер писал в "Закате Европы", что "история западноевропейского человека" завершится империализмом его культуры. Расширение своего культурного пространства естественно, по Шпенглеру, для любого народа: немцев, англичан, североамериканцев и т.д. Однако "у каждой культуры есть своя собственная цивилизация". Поэтому как бы ни расширялась в пространстве та или иная культура, говорит автор, "русскому мышлению столь же чужды категории западного мышления, как последнему - категории китайского или греческого", ибо у народов совершенно разные интеллекты, разное восприятие действительности.

Миф о правах человека как новая идеология России

До подписания Устава ООН СССР был страной с системоцентристской этикой, общественные интересы населения преобладали над личными. Подписание Устава ООН с обозначенными в нем правами человека, по нашему мнению, было ошибкой советского руководства. Последствия этого шага Россия особенно остро ощутила на себе после распада СССР, попытавшись сделать своей несвойственную ей психологию и культуру других народов.

Практически во всех изданиях, выпущенных на территории России, отмечается непонимание прав человека, отсутствие у людей уважения и к себе, и к государству, присутствие в сознании старых патерналистических установок, когда государство должно проявить заботу о гражданах, и невыполнение государством принятых им на себя обязательств по обеспечению прав человека.

Поэтому не следует думать, что причиной распада СССР могло быть несоблюдение прав человека. Этический идеал практически всех народов бывшего СССР и особенно республик Средней Азии с их родовыми обычаями, традициями и коллективистской этикой отличается от анархического индивидуализма прав человека. Еще 100 с лишним лет назад Г. Лебон заметил: "Верить, что формы правления и конституции имеют определяющее значение в судьбе народа - значит предаваться детским мечтам. Только в нем самом находится его судьба, но не во внешних обстоятельствах. Все, что можно требовать от правительства, - это то, чтобы оно было выразителем чувств и идей народа, управлять которым оно призвано. По большей части в силу одного только того факта, что то или другое правительство существует, оно представляет точное отображение народа". "На характере, - утверждал Лебон, - но не на уме основываются общества, религии и империи".

Тем не менее, уход СССР с международной политической арены создал видимость деидеологизации вопроса о правах человека и их победы во всем мире. Новая мировая религия как бы состоялась.

По мнению старшего советника, зам. Генерального секретаря ООН по правам человека Л. Бота права человека "не являются больше предметом идеологической борьбы".

Подобные утверждения правильны только в смысле отсутствия спора по этому вопросу между государствами. Перестав быть предметом идеологической борьбы, права человека сами стали причиной военной агрессии. В науке появился специальный термин: гуманитарная интервенция. Как говорилось в комментарии нью-йоркского радио 10 мая 1999 г. по поводу "гуманитарной" агрессии США и НАТО против Югославии, "если соблюдать юридические и моральные нормы, не стоит жить на свете".

Миф о правах человека, представленный в Конституции Российской Федерации, как правовая и общественная идеология, поддерживается рядом других мифов.

Во-первых, это миф о том, что права человека - единственная возможная идеология, какую способно выработать общество. Этот миф поддерживается текстом неисполняемой в части прав человека Конституцией, формальными указами президента, обязанностью госаппарата выполнять Конституцию и официальной юридической наукой, обслуживающей государство.

В действительности идеология прав человека выработана другим обществом, российское государство не имеет к этому обществу никакого отношения, следовательно, и к правам человека: оно не устанавливает, не дает и не может их запретить. Прав человека в российском обществе просто не существует. Они - принадлежность другого национального характера, другого типа поведения людей, другого идеала. Гарантами прав человека в западном обществе являются сами люди - носители такой традиции, а не государство, которое они создали, президент и т.д. Права человека идут снизу вверх, а не сверху вниз. Поэтому для других обществ они неприемлемы.

Во-вторых, это миф о том, что права человека якобы действительно стали всеобщей, международной идеологией, основанной на тексте Устава ООН, Всеобщей декларации прав человека и тому подобных соглашениях.

В реальности все международные организации организуют государства и верховодят в них сильнейшие из них. Наиболее могущественные государства и стремятся распространить через международные организации свою идеологию на другие народы. Такая идеология по существу является не международной, а однонациональной, как и существующие международные организации.

В-третьих, это миф о том, что в мире якобы произошла стандартизация прав человека, национальное законодательство стало унифицированным, единым, есть судебный орган, защищающий права человека.

В действительности, несмотря на политизацию национального законодательства, вызванную Уставом ООН и политическими соглашениями по правам человека, законодательство всех стран остается национальным, под правами человека в нем понимаются не какие-то абстрактные или другие, а свои национальные нормы этики и права, лежащие в основе общества, Конституции и внешней политики.

Европейский суд по правам человека не имеет на самом деле механизма принудительного исполнения своих решений, а количество дел, принятых им к рассмотрению, из общего числа всех поступивших, составляет лишь несколько процентов. Для сравнения: в Германии - 5%.

В-четвертых, миф о том, что права человека охраняют мир на земле.

Нет, не охраняют. С началом употребления в международной политике термина права человека войны на земле не прекратились. Вместе с тем элемент гуманизма в международной политике присутствовал всегда, в том числе и до появления термина права человека. Так, во второй половине XIX в. появилось так называемое "право Женевы" - серия соглашений о защите жертв войны.

В-пятых, миф о том, что права человека делают общественную жизнь и жизнь человеческой личности независимой от государства.

В действительности в западном обществе права человека лишь частично делают жизнь общества и человека независимыми от государства. В Конституции США, например, сказано, что народ передает правительству только часть власти, остальную он оставляет себе. Это и есть права человека, свобода общества и человека от государства. Но не полная, а частичная. В основе такой свободы лежит идея примата личности над коллективом и идея ограничения коллективного правового института и уравнивания его с правовым, а по сути анархическим институтом личности.

В незападных обществах институт прав человека вводится сверху, поэтому у общества и человека появляется не больше, а меньше свободы, государство прибавляет им, в дополнение к существующим традициям, новые традиции и новые обязанности. Зависимость от государства усиливается, возникает отторжение чуждых традиций и прав человека.

Именно с включением прав человека в Конституцию России ее общественная жизнь и жизнь личности стали определяться не внутренними, а внешними факторами. Все основные конференции, семинары, выпуск литературы по правам человека, в том числе издания Верховного суда России, осуществляются при финансовой поддержке правительств США и Англии или фондов тех же стран. Вице-консул США в Екатеринбурге присутствует на собрании правозащитников прав человека (1998 г.), как какой-нибудь инструктор ЦК КПСС на местном партийном собрании. В якобы независимых изданиях по правам человека за рубежом, распространяемых в России, открыто ведется пропаганда разрушения славянской государственности русских, национального самосознания, и это выдается за осуществление прав человека. Так, например, преподносятся права человека применимо к русским в книге "Миграция и права человека", выпущенной в 1998 г. "Открытым обществом - Нью-Йорк" Дж. Сороса. Г-н Сорос - ученик упомянутого выше К. Поппера, его отец был министром в фашистском правительстве Венгрии, а г-н Поппер, как следует из его предисловия в книге "Открытое общество и его враги", писал свою книгу во время Второй мировой войны с целью внести свой вклад в дело поражения СССР в войне.

Таким образом, в виде прав человека Россия столкнулась с проблемой национального выживания, решение которой будет иметь не только национальное, но и международное значение.

М. МАЛИНИН
Председатель Американского
общества бывших советских политзаключенных

`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100