газета 'Дуэль' N 2(93)  
1999-01-12
КРЕДИТ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
РОДСТВЕННЫЕ ДЕЛА
ФАКУЛЬТЕТ ЭКОНОМИКИ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО
ИТАР-ТАСС

ВНИМАНИЮ УЧИТЕЛЯ: КРЕДЕРОВЩИНА!


(И.И. ЯНЧУК)

В романе английского писателя Оруэлла "1984" описывается "террор" по отношению к исторической науке, происходивший в псевдоутопическом государстве. В нем история пересматривалась и переписывалась заново в зависимости от изменения политической конъюнктуры согласно лозунгу "кто контролирует прошлое, контролирует будущее, кто контролирует настоящее, контролирует прошлое". Наши "демократы" основательно потрудились, следуя этому лозунгу. Во главе с Асмоловым, недавно со скандалом покинувшим стезю руководства образованием, был произведен "переворот" в исторической науке в учебниках по новой и новейшей истории для школы. Авторы трех учебников для 7-9 классов мало кому известны. Но теперь они "наставники"! По мировой истории для миллионов российских школьников. Два учебника написал А.К. Кредер, но методология и направленность всех учебников одна - кредеровщина. К краткому анализу ее мы и приступим.

Автор первой части Новой истории начинает свое произведение определением понятия "цивилизация". Но никакого более или менее научного критерия "цивилизации" не дает. Оказывается новая история занимается изучением "индустриальной цивилизации", которая к тому же в XVI-XVIII вв. становится мировой, а ранее существовавшие цивилизации были аграрными. Дальше больше. Оказывается, сейчас, по Кредеру, существует западная цивилизация (почему-то с Японией вместе), рядом с ней развиваются китайская, индийская, исламская, латиноамериканская и т.д. и т.п. Из них только европейская цивилизация всемирна и прогрессивна. Остальные с завистью плетутся за нею. Понятно, что авторы подобных якобы научных абстракций вполне осознанно замалчивают открытие основоположников марксизма - материалистическое понимание истории, прогрессивное развитие человечества через смену формаций. Ничего не говорится и об экономическом факторе, определяющем все другие аспекты развития. Чуждо им и понимание того факта, что именно классовая борьба в различных ее формах есть двигатель хода истории. В первой части Новой истории авторы, игнорируя материальный фактор, выдвигали религиозные представления людей чуть ли не главной пружиной их деятельности (НИ-1, с. 14-26, 76-100).

Столь же категорически отвергается и революция. Если и соблюдается кое-какой пиетет по отношению к буржуазным революциям - Нидерландской, Английской, Французской, Войне за независимость США, то революции социалистические и народно-демократические уже безусловно осуждаются. Вот что пишет Кредер: "Революция... это всегда насилие, принуждение... Она оставляет глубокую травму в жизни народов и со временем всеми начинает осознаваться как трагедия" (НИ-2, с. 77). Изобретатели новых прописных истин, угодных власть имущим, всячески скрывают другие оценки революций как "праздника всех угнетенных", как "локомотива истории". Вместо всестороннего научного анализа присутствует бесплодное морализирование насчет цены революции, как будто речь идет не об историческом процессе, а о базаре или бирже. Созидательная сторона революции подвергается презрительному осмеянию или затушевывается. Скрывается, что насилию постоянного грабежа со стороны власть имущих в истории неизбежно противостоит насилие во имя справедливости. И поэтому всякие сетования, по большей части лицемерные, по поводу жестокости революции, ее отдельных вождей - бессмысленны. Претензии надо предъявлять к эксплуататорской верхушке общества, до сих пор неспособной и не желающей из-за безграничного своекорыстия пойти навстречу справедливым требованиям масс. И что же оставалось массам в борьбе за свои права, кроме как путем революции не положить конец свои бедам.

Тем не менее так называемые "демократические революции" в СССР и Восточной Европе Кредером приветствуются, ибо они, с его точки зрения, покончили с "тоталитарным социализмом" (НИЗС, с. 274-252). О том, что это были на самом деле буржуазные контрреволюции - ни слова. О том, что подавляющая часть народа в этих странах в результате подобного рода "революций" стала жить намного хуже, чем раньше - молчок. Кредер, приписывая понятию "тоталитаризм" негативный оттенок, вряд ли знает, что слово "тотальный" в 20-е годы, когда его впервые употребил Лукач, имело вполне положительное значение. Оно означало тотальную, всеобъемлющую заботу государства о нуждах народа. Извратив смысл первоначального понятия, кредеры 30-х годов превратили "тотальное" в нечто ужасное и пугают этим словом людей до сих пор.

Сквозной идеей авторов учебников по новой и новейшей истории для школ является культ демократии. Понятию демократии придается идеализированное толкование, она объявляется панацеей для изучения всех социальных пороков. Образцом демократии провозглашаются США, которые, дескать, уже в первой половине XIX в. "стали первой страной в мире, где было осуществлено народовластие-демократия" (НИ-II, с. 176). Причем уже в следующем предложении признается, что эта демократия была ограниченной, так как негры и индейцы были исключены из политической жизни. Добавим, что не имели практически никаких политических прав иммигранты, составлявшие весомую часть тогдашнего населения США, рабочие и значительное число фермеров. Ясно, что демократия в США есть на деле демократия для меньшинства. С точки зрения Кредера, главной отличительной чертой демократии является частная собственность (НИЗС, с. 16). А ведь подавляющая часть людей на земле, в том числе и в "демократических государствах", не имеет этой самой частной собственности. И есть много государств, если их не большинство, где при наличии атрибутов демократии народ живет в нищете. А страны социализма при всем их "тоталитаризме" обеспечивали подавляющему большинству своих граждан намного более комфортную и свободную жизнь, чем при нынешнем их "демократическом состоянии.

Книги для школы составлены так, чтобы ученик в той или иной степени проникся неуважением к своей стране, социалистическим странам Восточной Европы и видел в качестве образцовых обществ США и Западную Европу. Особенно не везет России и СССР. Например, авторы I части Новой истории утверждают, что война в XVII в. была якобы главной "отраслью" экономики России, источником пополнения ее казны как континентальной державы (НИ-I, с. 191). Как будто Англия, Испания, Франция, Португалия в этом веке не вели войн и не пополняли в несравненно большем объеме, чем Россия, своей казны завоеванием Америки, Африки, Индии. Читателю также внушается мысль о крайней реакционности России, подавившей революцию 1848 г. в Венгрии (НИ-II, с. 111). (Кстати ни слова не говорится о том, что венгры жестоко подавили революцию славян в Чехии.) Но разве не большими реакционерами были австро-венгерский император, прусский король и буржуазная "демократия" во Франции, кровью масс залившие собственные страны. Главным революционером, особенно во внешней политике объявляется французский император Наполеон III. А интервенция французских войск в Мексику в 1861 г., в Италию, наконец, война против России в Крыму? Следует ли и их приписать революционным устремлениям "либерального императора"? Бросается в глаза примитивизм в объяснении причин Первой мировой войны только складыванием двух коалиций. Империалистическая политика ведущих стран капитализма совершенно игнорируется в качестве основной причины. И отсутствует само понятие "империализм". Все прогрессивные силы мира, в том числе и в США, боролись против империализма, а автор о нем "не знает". И снова только Россия и Австро-Венгрия объявляются главными виновниками Первой мировой войны (там же, с. 29). Характерен в связи с этим и подход к изображению исторических событий, когда повод подменяет причину. Так, например, Кредер объясняет вступление США в войну началом Германией неограниченной подводной войны, игнорируя глубокие межимпериалистические противоречия двух стран (НИЗС - с. 51).

В полном согласии с нынешними идеологическими клише наших "демократов", объявляющих "красно-коричневой" оппозицию ельцинскому режиму, Кредер ставит знак равенства между фашизмом и коммунизмом (НИЗС, с. 90). Автор делает вид, что не знает о том, что нацисты ненавидели коммунистов и защищали, как и российские "демократы", "священную" частную собственность, что они стремились к мировому господству, что они не прочь были сговориться с западными державами об уничтожении СССР. Да не удалось!

Сюжеты, связанные с прологом Второй мировой войны, намеренно смягчают вину западных стран, подталкивавших Германию на восток, а в 1939 г. отказавшихся от сотрудничества с СССР в отражении агрессии Гитлера. Кредер выдвигает версию о том, что СССР ставил условием участия в войне против Германии установление своего контроля над Восточной Европой. И якобы именно поэтому забуксовали трехсторонние переговоры в августе 1938 г. (НИЗС, с. 125). Уже самые злобные пасквилянты истории на Западе отказались от этой чуши, но только не Кредер. Документы свидетельствуют, что западные страны вели переговоры с Москвой в августе 1939 г., не имея ни конкретных планов военного сотрудничества (в отличие от СССР), ни желания урезонить своих малых союзников, причем к тому же зная о грядущем нападении Германии на Польшу. Вспомним и о фактическом перемирии Англии и Франции с Германией в период "странной войны" осени 1939-весны 1940 гг., когда союзники думали прежде всего об организации интервенции против СССР. Но у "объективного" историка Кредера об этом полное молчание. Разве можно бросить тень на "демократии"? Нельзя-с!

Мы не будем говорить об изображении хода Второй мировой войны (в патриотической прессе критика писаний кредеровцев о войне достаточно полна), перелом в ходе которой Кредер связывает со сражением у атолла Мидуэй и с поражением Роммеля у Эль-Аламейна в Африке. Решающие сражения Второй мировой войны под Сталинградом и на Орловско-Курской дуге занимают в истории, по Кредеру, в 2 раза меньше места (НИЗС, с. 144-145). А ведь хорошо известно, что правительства и США и Англии (как и, естественно, гитлеровская Германия) всегда считали европейский фронт боевых действий главным и именно туда направляли основные силы. Именно в Европе произошли главные сражения Второй мировой войны - на Восточном фронте советские войска нанесли Гитлеру решающие удары, определившие результат всей войны, а на Западе армии союзников, высадившиеся в Италии и Франции, со своей стороны нанесли наибольший ущерб государствам "оси".

Послевоенный период являет собой сплошной панегирик политике США, якобы "сдерживающих" СССР. Ничего не говорится о том, что еще в годы войны западные державы вели преднамеренную политику ослабления влияния Советского Союза. Вмешательство США и Англии в Греции и Турции, в Италии и Франции, в Чили и Кубе в 1947 г. на стороне реакции описывается в терминах противодействия "экспансии" СССР. На самом же деле США всей своей экономической мощью, выросшей в ходе войны, подавили движение масс к социализму во многих районах мира. Самые кровавые диктатуры мира - в Иране в 1953 г., в Гватемале в 1954 г., в Индонезии в 1965 г. в Чили в 1973 г., многолетняя блокада Кубы и Ирака, Ливии и Ирана, разбой в Югославии - все это на совести "образцовой" демократии США. Миллионы людей погибли в условиях холодной войны, развязанной Западом и прежде всего США.

Не жалеет Кредер и слов осуждения в адрес социалистических стран, напирая прежде всего на общественно-политические кризисы 1953, 1956, 1968 гг., как будто жизнь этих стран определялась только кризисами. Ничего конкретного о развитии этих стран на протяжении 45 лет не дается. Апогеем их политической истории признаются "революции" 1989 г., покончившие с "тоталитарным социализмом" (с. 246-247). Сейчас читать подобные сентенции просто смешно, если не столь трагично было бы положение большинства народа, ввергнуто в нищету в ходе столь "славных" революций.

Автор воспевает деятельность правых режимов в Европе - ведь они ограничили ненавистную "демократам" регулирующую роль государства. Но массовое отторжение монетаристских и консервативных реформ в Англии, Франции, Германии и США напрочь обесценивает умозаключения Кредера о поддержке народами этих стран монетаристской политики Рейгана, Тетчер, Ширака, Коля.

Естественно, Кредер не мог не поднять на щит миф о "самом необыкновенном феномене мировой истории", о "стабильном демократическом государстве" (где убивают премьер-министров - И.Я.) - Израиле (НИЗС, с. 276). Ему совершенно безразлична судьба палестинцев, попавших под гнет современных завоевателей, совершивших агрессию против народа, тысячелетиями постоянно жившего на этой земле. Говорить о праве евреев на Палестину можно лишь с точки зрения агрессора. Дико было бы предлагать, например, давно сгинувшим остготам и вестготам вернуться на прежние места обитания, или ариям, то бишь индусам, отправиться снова на север и качать там свои "права" на землю обетованную. И что же это за демократия, когда палестинцы как современные рабы или илоты трудятся на израильтян, постоянно подвергаясь угрозе изгнания?

В краткой заметке невозможно подвергнуть критике все "шедевры" исторической мысли авторов школьных учебников по истории. Но каждый родитель должен понимать, что на учебниках этих следует поставить отчетливый штамп: "Осторожно, опасность!". Ведь воспитание подрастающего поколения в нелюбви к собственной Родине, преклонение перед "прогрессивным Западом" разрушают свое государство и своего гражданина.

От редакции. Обращаем внимание учителей на их личную ответственность за оболванивание учеников. Кредер написал то, за что ему заплатили. А в головы учеников вкладываете кредеровщину - вы, учителя.


`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100