газета 'Дуэль' N 1(92)  
1998-12-29
ДУЭЛЬ - ПОДОБНЫ ЛИ СОМНЕНИЯ СМЕРТИ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
БЫЛОЕ И ДУМЫ
ПОЛИТИКА
ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
ПОЕДИНОК
ИСТОРИЯ
ИТАР-ТАСС
ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

К СУДУ НАД АНДРЕЕМ СОКОЛОВЫМ


(Ю.И. МУХИН)

12 ЯНВАРЯ 1999 г. начнется суд над Андреем Соколовым по статье 205 УК РФ "Терроризм".

Кто же этот страшный террорист? Член банды Басаева, убивавший вместе с ним рожениц в Буденовске? Нет, конечно, Басаев - лучший друг нашего правительства и прокуратуры. А может быть, А. Соколов вместе с Радуевым убивал заложников в Первомайске и его наконец-то судят? Как можно! Радуев тоже лучший друг законов РФ. А может, Соколов взорвал в Москве троллейбус и вагон в метро? Нет, конечно. Тогда бы его наши ФСБ и прокуратура обязательно не нашли. Тогда что же он сделал?

Этот 18-летний парень на Ваганьковском кладбище на "символической могиле" семьи царя Николая II сделал надпись с требованием выплатить зарплату рабочим и, дождавшись когда вокруг никого не было, произвел взрыв самодельного взрывного устройства, в результате которого на плите этой "могилы" появилась щербинка. По этому поводу А. Соколов уже больше полутора лет сидит в тюрьме под следствием и десятки дядей в погонах, обжирающих в ФСБ и прокуратуре российских граждан, старательно обвиняют его в терроризме, хотя согласно статьи 205 УК РФ:

"Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти".

Вдумайтесь в текст статьи и согласитесь, что работа по обвинению А. Соколова в терроризме была титанической, потребовавшей от работников ФСБ и прокуратуры героизма, мужества и высокого профессионализма. Это вам не убийц, взорвавших бомбы в метро и троллейбусе, разыскивать, тут надо было думать. Поскольку взрыв, произведенный А. Соколовым, "создавал опасность гибели людей" в гораздо меньшей мере, чем пьяная стрельба охотников на любом открытии охоты, то уму невообразимо - сколько талантов потребовалось следователям, чтобы найти в действиях Соколова наличие признаков терроризма! Кроме этого, ни имущественного ущерба не было, ни устрашения населения или власти.

Наша власть не боится никаких "взрывов, поджогов или иных действий, создающих опасность для людей". 3 октября 1993 г. она сама взорвала подстанцию в Останкино, чтобы обесточить телецентр, 4 октября из танков подожгла Дом Советов, убила тысячи безоружных граждан и хоть бы хны. Ясно же, что хлопком на Ваганьковском кладбище сволочей российской власти не заставишь отказаться от обворовывания России.

Кстати, никак нельзя вменить в вину А. Соколову и вандализм. Поскольку согласно статье 214 УК РФ: "Вандализм, то есть осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах".

Ну, как эта "символическая могила" подходит под категорию "зданий или иных сооружений" или "имущества на общественном транспорте и в иных общественных местах"?

Кладбище предназначено для захоронения умерших. А у погибшей семьи Николая II с жилплощадью и так все в порядке: есть у них и основные могилы и еще чьи-то кости захоронили в Петропавловском соборе в Ленинграде. Сделать им еще и "символическую могилу" на тесном Ваганьковском кладбище - это все равно, что сделать ее поперек Садового кольца в Москве, а потом обвинять Лужкова в вандализме за то, что тот ее с проезжей части выкинул. Мало ли какому идиоту и что в голову взбредет? Хотят символические могилы? Хоть миллион. Но пусть строят их у себя в квартирах, а не там, где общество хоронит несимволически умерших.

Но главное в другом. А. Соколов вообще не совершал преступления, поскольку произвел взрыв для того, чтобы обеспечить выплату зарплаты рабочим. Ведь невыплата зарплаты ведет к голоданию, к сокращению медицинского обслуживания, в конечном итоге - к вымиранию граждан России. А "действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы" - это, согласно статье 357 УК РФ преступление, называемое "Геноцид", и за него, между прочим, предусмотрена смертная казнь.

То есть, А. Соколов этим взрывом предотвращал более страшное преступление против своего народа, а согласно статье 39 УК РФ "Не является преступлением причинение вреда... для устранения опасности... охраняемым законом интересам общества".

При точном исполнении уголовного закона России Андрей Соколов не совершал никакого преступления - он исполнял свой долг перед Россией.

(И даже без учета ст. 39 А. Соколов никакого преступления не совершал. Чем грохот его взрыва отличался от грохота касок шахтеров на Горбатом мосту? Те же основания, тот же эффект и тот же результат. То, что сделал А. Соколов, это не более чем демонстрация. Правда, проведена она без санкции мэрии, но само по себе это не преступление, а правонарушение).

И если суд над А. Соколовым не учтет хотя бы статью 39 "Крайняя необходимость" при рассмотрении его дела, то вынесет заведомо неправосудный приговор: статья 346 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР определяет, что такой приговор автоматически получается при "неприменении судом закона, который подлежит применению".

А неправосудный приговор - это тоже тяжкое преступление, и согласно статье 305 УК РФ, если неправосудный приговор предусматривает лишение свободы подсудимому (над которым издеваются судья и народные заседатели), то такой судья и народные заседатели должны наказываться "лишением свободы на срок от трех до десяти лет".

Но суд над Андреем Соколовым неправосудный приговор ему непременно вынесет. Почему?

При Сталине от судей жестко требовали соблюдать законность, за неправосудные приговоры жестоко наказывали, и даже тогда, когда от судей требовались быстрые и жестокие приговоры, судьи боялись их вынести неправосудными.

К примеру, осень 1941 г., немцы подошли к Москве, в столице началась паника, грабежи, мародерство, вспышка уголовных преступлений.

Пресекали преступность московские суды и военные трибуналы. Дела рассматривались в считаные дни, тем не менее, тех, кого полагалось, отправляли в институт Сербского на судмедэкспертизу, а дела действительно рассматривались и действительно судом, а не судейской бандой. Это видно из статистики.

К примеру, из уголовных дел на 157 подсудимых, рассмотренных Московским городским судом, осуждено было всего 116, на 14 подсудимых дела судом были прекращены, в том числе и из-за невменяемости подсудимых, а 27 были оправданы. Одновременно военный трибунал, рассматривая дела о контрреволюционных преступлениях, из 869 обвиняемых 31 оправдал или прекратил дело. При Сталине судьи боялись вынести неправосудный приговор, Закону обязаны были подчиняться все - от работяги до члена Политбюро.

После смерти Сталина партноменклатуре КПСС надоело находиться под надзором КГБ, который не давал партноменклатуре безнаказанно нарушать советские законы, безнаказанно хищничать. И Хрущевым в советское право, или, что вернее, бесправие, был введен принцип - если судьи судят не так, как требует Закон, а так, как требует партийное начальство, то уголовное дело за вынесение заведомо неправосудного приговора на таких судей не заводится и они остаются безнаказанными.

Первое преступление, которое совершили советские судьи, было убийство Берия и руководства КГБ по сфабрикованному делу (а то, что оно было сфабриковано от начала до конца, сегодня признают даже самые "демократические" юристы). И этот принцип наших судов - подчиняться не Закону, а начальству - действует и по сей день.

Поэтому-то судья и два народных заседателя осудят и не совершавшего преступлений Андрея Соколова. Но сколько веревочке ни виться...

Дело в том, что когда к власти придет национальное правительство (а оно никуда не денется - Россия разворовывается так быстро, что национальное правительство придет непременно), то оно начнет с восстановления законности, с подчинения всех, и в первую очередь - судей, Закону. Для этого надо будет сурово наказать тех судей, кто раньше нарушал закон, - и не для того, чтобы отомстить, а для того, чтобы новым судьям неповадно было. И я уверен, что судья и народные заседатели, которые будут в угоду режиму нарушать закон в деле А. Соколова, еще посидят сами на скамье подсудимых в показательном процессе над преступниками-судьями.


`
ОГЛАВЛЕНИЕ
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100