газета 'Дуэль' N 43(90)  
1998-12-15
ДУЭЛЬ - ПОРА ЛИ НАЧИНАТЬ ТЕРРОР?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-Я, БЫЛОЕ И ДУМЫ
3-Я, ПОЛИТИКА
4-Я, РАЗМЫШЛЕНИЯ О НАУКЕ
5-Я, ПОЕДИНОК
6-Я, ИСТОРИЯ
7-Я, ИТАР-ТАСС
8-Я, ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

ВУНДЕРКИНД (К статье М. Саяпина "Как стать Эйнштейном?")


(В. ФИЗМАТОВ)

В одной еврейской семье в Германии родился мальчик. Был он хилым и слабым, развивался очень медленно - только в 7 лет начал повторять фразы. Но ребенка надо было учить, поэтому, как водится, наняли ему скрипичных преподавателей. Только они не смогли воодушевить ребенка. Правда, когда ребенок вырос, он играл на скрипке в составе квинтета, в который еще входили юрист, математик, переплетчик и тюремный надзиратель.

Ребенок рос, после начальной школы поступил в гимназию, где его достали первые брызги антисемитизма. Не то чтобы это касалось лично его, но он уже тогда проникся ненавистью к национализму и стал убежденным интернационалистом.

Закончить гимназию ему не удалось - учителя не понимали глубины его ответов из-за чрезвычайно замедленной речи и хотя юноша запасся "бумажкой из диспансера нервного" (прямо по Высоцкому), поздравили его с воскресением- прочитали приказ об отчислении (за год до окончания).

Но юноша упорным был, он закончил другую гимназию и со второго захода поступил в престижный институт. Уже в те времена распространенным было мнение: если еврей и нееврей получили на вступительных экзаменах одинаковые оценки и оба не были приняты, то нееврей не поступил по причине собственной дурости, а еврей из-за антисемитизма.

В институте математику преподавали специалисты мирового класса. Но математика не интересовала юношу, преподаватели не видели его на лекциях, а экзамены он сдавал с помощью своего приятеля Гроссмана.

После получения диплома его при институте не оставили, так как защитил он его на три с плюсом; все же друзья остались при институте. Он мог бы преподавать физику, но почему-то никто не хотел у него учиться, и 2 года прошли в поисках случайных заработков.

Это было время, за 13 лет до которого состоялся первый сионистский конгресс, и новому движению необходимо было создать образ гения всех времен и одного народа, личность на уровне Моисея или Авраама.

Поэтому соплеменники помогли юноше устроиться в патентное бюро, где всегда можно было присмотреть плохо лежащие научные мысли и результаты.

Плохо же лежала в то время гипотеза, предложенная двумя известными французскими учеными, объясняющая возникшие в физике противоречия.

Эта новая гипотеза была опубликована молодым патентоведом без ссылок на предыдущие работы французских ученых, в преодолении же математических трудностей ему оказала помощь жена - славянка, окончившая тот же институт. В благодарность будущий гений обещал ей отдать денежную часть Нобелевской премии, которую он обязательно должен был получить. И действительно, полученная впоследствии Нобелевская премия (денежная часть) была отдана теперь уже бывшей жене - опальной славянке.

Опубликованная статья не вызвала протестов у французских ученых, которые посчитали претензии молодого автора просто несостоятельными. А зря!

После этого начинается "раскрутка" молодого автора в мировом масштабе, а как это практически делается, простые "россияне" могут видеть на примере "раскрутки" звезд шоу-бизнеса. Как говорил один из специалистов: дайте мне 150 тыс. долл., и я из кривого и хромого сделаю телезвезду!

Но пока продолжалось формирование образа ученого мирового уровня, молодой человек еще несколько лет продолжал работать в патентном бюро.

Интересная деталь - не сохранилось никаких записей и черновиков его первых работ.

Наконец, настал момент, когда уже можно было "порадеть родному человечку", устроить его на профессорскую должность.

Выборы на эту должность в двух разных университетах проводились по единой схеме: фавориты -конкуренты отказывались от конкурса, оставляя должности молодому ученому.

Время шло, выходили новые статьи с разными соавторами. В этом плане система работала четко: когда у молодого гения возникали математические трудности, он немедленно получал помощь от ученых евреев, фамилии которых (как соавторов) в повторных публикациях из текста изымались.

Наконец, международный сионистский комитет посчитал возможным представить молодого гения на соискание Нобелевской премии, что и получилось со второго раза. Но Нобелевский комитет не мог дать премию за развитие чужой гипотезы, а присудил ее за открытие нового физического закона (частного) и за работы в области теоретической физики вообще.

Естественно, имелись и критики, и противники развиваемых гением теорий. Так, один из них писал, что они представляют собой пример опасного влияния еврейских кругов на изучение природы, так как используют математическую болтовню, составленную из старых сведений и произвольных добавок.

Но тогда уже усиленно насаждалось мнение, что все нападки на теории гения были частью большого заговора против демократии и прогресса.

С самими же противниками поступали круто: одного из них посчитали необходимым обследовать психиатрически, а на другого впоследствии пытались представить материалы в гестапо по причине его возможного еврейского происхождения.

Сам же гений всю жизнь оставался противником национализма и истинным интернационалистом. Известен факт: когда к нему за помощью обратился польский еврей с просьбой устроить его на работу в университет преподавать физику, гений ответил, что в системе Академии это трудно сделать (все они антисемиты!) и порекомендовал его другому ученому, даже не спросив, имеет ли этот польский еврей хоть какое-нибудь представление о физике. Чем не пример интернационализма?

В 20-х годах закончилось формирование образа гения всех времен и одного народа, и он с новой женой-еврейкой (троюродной сестрой по отцу и двоюродной по матери) в начале 30-х годов перебрался в Америку, где миллиардерами братом и сестрой был создан специальный институт, что позволило гению до конца дней своих заниматься поисками философского камня - созданием единой теории, описывающей все физические процессы.

Фотография гения всех времен и одного народа с высунутым языком обошла все печатные издания мира. Гений был прав, показав своими теориями "крупный кукиш" (опять по Высоцкому) всему ученому и неученому человечеству.

По тому же пути пошли многие талантливые и красивые идейные борцы за общечеловеческие ценности, внесшие свой посильный вклад в развитие пустопорожних теорий в советской математике, физике, политике, экономике. Имя им - легион (как писал Г.Климов). Тот, кто желает в этом удостовериться, может полистать труды наших местных гениев, на издание которых пошли горы бумаги и тонны краски. Их трудам было посвящено огромное количество хвалебных рецензий (на то, как это делается, указывал еще И.А.Крылов).

И великое благо для русской науки, что большая часть этих гениев покинула нашу страну, двинув на Запад и за океан, в страны, которые они так же развалят, как СССР.

P.S. Кто сомневается в изложенном выше фактическом материале, может обратиться к литературе:

1. Б.Г.Кузнецов. Эйнштейн. Жизнь. Смерть. Бессмертие (под редакцией М.Г.Идлиса), М., Наука, 1980.

2. Анри Пуанкаре о науке (под редакцией Л.С.Понтрягина), М., Наука, 1983.


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100