газета 'Дуэль' N 25(72)  
1998-08-11
ДУЭЛЬ - ВОЗРОДЯТ ЛИ РОССИЮ ПРАВОСЛАВИЕ И САМОДЕРЖАВИЕ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-Я, БЫЛОЕ И ДУМЫ
3-Я, ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИДЕЯ
4-Я, ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
5-Я, ПОЕДИНОК
6-Я, ИСТОРИЯ
7-Я, ИТАР-ТАСС
8-Я, ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

КУКЛЫ - СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ


(Подобрал сценарий Антон НЕУЛЫБА)

Очередной сценарий из "Списка Шендеровича"

В душную летнюю ночь, когда лягушки перестают квакать и восходит полноликая глупая Луна, приснился Зюге сон.

А сон такой: плывут по Волге-матушке "расписные" не то челны, не то корыта. А на них "народные слуги".

На головном корыте, покрытом коврами, стоит Стенька-атаман (Бориска), вроде бы пьяный "в дугу", а сбочь атамана на чурбаке сидит Филька Черная Мырда (Степаныч) с серьгой в ухе и вокруг толпятся личности калибром помельче. И все машут руками, помахивают платочками и крутятся вокруг Стеньки.

А на берегах матушки реки Волги - многочисленный народ, рекомый "россиянами", который норовит прямо в воду, воздевает хоругви и кланяется, кланяется. Одним словом, Расея.

И слышится откуда-то хоровой запев:

Козлы: Из-за острова на стрежень

На простор речной волны

Выплывают снова те же

Распросукины сыны.

Посередке Стенька пьяный

С гнутой рельсою вдвоем:

"Пей, гуляйте, россияны,

Однова пока живем!"

А вокруг атамана Стеньки вьется, вихляя объемными бедрами и помахивая платочком, тетка Фроська Старая Войтиха и гутарит в речитатив:

Войтиха: Хоша режьте, не молчу.

Бобку Клинтина хочу!

Потому-то как у нас

Дымократия чичас.

Уха-ха! Ух-ха!

Рази я старуха?

А сбочь атамана на чурбаке Филька, прислонив ухо к саратовской гармошке с колокольчиками, наяривает:

Степаныч: Г-ганите кур со двора.

Поросят кормить пора.

Потому как на хрена

Тратить столечко зерна?

Тетку же Войтиху отпихивает центнерообразная ДД ("Дульцинея Дворская") и трясет телесами:

Дульцинея: Атаман! Атаман!

Загляни себе в карман!

Выкидай-ка, мать твою,

В Волгу-матушку змею.

Атаман Стенька широко разрывает шелковую рубаху, шарит в карманах и достает оттуда, удивленно сжимая в ручище нечто извивающееся, принимающее облик то "персидской царевны", то "японской хамакады".

Стенька соображает и, наконец, взревывает историческое:

Бориска: Волга, Волга, мать-сударка!

Волга - русская река!

Не видала ты подарка

От уральска мужика!

То царевна, б... косая,

То змеюка, ну и ну!

И в размах ее бросает

В набежавшую волну.

Чаво, братцы, приуныли?

Ну-ка, Филька, черт, пляши.

Змею, паньмашь, угомонили

И пьем помин ее души.

Сбоку же Рыжий Толик дергает Стеньку за подол рубахи и бормочет в атаманово ухо:

Толик: Это ж надо! Это ж надо!

Оглянись-ка, царь земной:

Эта гада хамакада

Снова пляшет за спиной!

А Стенька не слышит, потому как Филька громко наяривает с переборами:

Степаныч: Г-ганите кур со двора.

Всем ни пуха, ни пера.

Потому как Рыжий Кот

Все равно их всех пожрет.

А на самом краю плота-корыта сидит, вцепившись пальцами в борт (не спихнули бы!) плешивый Мишель Ставропольский и подвывает:

Мишель: Знайте, знайте, россияны,

Райку сдал в зверинец я;

Не примают в обезьяны -

Говорят: она твоя!

Не толкайте, братцы, в воду,

Не мочитесь мне на плешь.

Не хочу я плыть к народу.

Не хочу на дно, хоть режь.

Рядом же, слегка раскачивая судно, стоит в позе Ивана Сусанина Вольфик (Жирик) и, слегка картавя, указует перстом куда-то туда. И исполняет кантату на мотив "Интернационала":

Жирик: Сапоги в Индийском мы обмоем,

И пройдем насквозь чеченский лес.

И как положено героям,

Ведет нас Пашка-Мерседес.

Заслышав оное, от котла встает мордастый дядя (Паша), надевает огромный аэродром-фуражку с двуглавым орлом напереди, отирает руки о лампасы и, что-то дожевывая, взревывает:

Паша: Полководец я отменный.

Подниму армейскую рать.

За Чечню и мир вселенный -

Это мне на раз поссать.

А на самом носу откуда-то взялся здоровенный казачина (Саша-генерал) с черной повязкой пирата Билли Бонса на левом глазу и трубно взревывает:

Саша: На Россией нет рассвету,

Где-то Муромец Илья.

Если надо Пиночета,

Пиночетом буду я.

В царской Думе говноеды,

Под казною - жидовня.

Обречен я на победу,

Голосуйте за меня.

Ты, народ, с ворьем не лайся.

Я бандитов всех к нулю.

А Зюгана и Чубайса

БАМ достраивать пошлю.

А Филька Черная Мырда подхватывает на гармошке припевку:

Степаныч: Г-ганите кур со двора!

Там в курятнике дыра.

Это все наоборот -

В белых перьях черный кот.

А атаман Стенька топчется, поворачивается и узревает перед собой танцующую гаду-хамакаду, такого самовольства - выпрыгнуть из воды - потерпеть не может и, взревев по-медвежьи, вместе с рельсой снова швыряет змеюку в воду.

Столкнув рельсу, чешет ногтями грудь, рыгает и думает: что бы еще такое?

А на берегах народ неистовствует и шумит по мере сползания челнов по течению:

Козлы: Здрав ты буди, новый царь!

Коммунякам крепче вдарь!

Ты народу дал свободу,

Мы загоним "красных" в воду.

А в колхозы не пойдем,

На шесть соток проживем.

А атаман продолжает чесать волосья на груди и пытается вспомнить что-то такое. И вдруг узревает: в воде вроде бы колышется изображение бородатого "Шамиля-Дубль", показывающего фигу и автомат "узи". Атаман оцепенело зрит на нахала и вдруг взревывает:

Бориска: Это что там за херня,

Махаметская Чечня?

Посылаю, будь здоров

Тридцать восемь снайперов!

А Черная Мырда наяривает на гармошке:

Степаныч: Г-ганите кур со двора!

От абреков нет добра.

От тайги и до морей

Перережут всех курей.

... И тут Зюга в поту проснулся. Ах, как жаль, недосмотрел такой необычный сон.


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100