газета 'Дуэль' N 25(72)  
1998-08-11
ДУЭЛЬ - ВОЗРОДЯТ ЛИ РОССИЮ ПРАВОСЛАВИЕ И САМОДЕРЖАВИЕ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-Я, БЫЛОЕ И ДУМЫ
3-Я, ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИДЕЯ
4-Я, ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
5-Я, ПОЕДИНОК
6-Я, ИСТОРИЯ
7-Я, ИТАР-ТАСС
8-Я, ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

ЖЕЛЕЗНЫЙ НАРКОМ (размышления к годовщине)


(М. АНТИПОВ)

Семь лет назад "горячим летом 91-го" ушёл из жизни Лазарь Моисеевич Каганович.

Его смерть показалась мне достаточно символичной. И не только потому, что он своей жизнью как бы завершил историю СССР. Больше всего меня поразило то, что никто из руководства ни КПСС, ни КП РСФСР на похоронах не присутствовал.

А Лазарь Моисеевич, между прочим, был одним из первых руководителей Орграспредотдела ЦК - того самого, который ковал нашу номенклатуру. Можно сказать, что он вместе с Молотовым - отец её. Именно он трудился в поте лица над созданием той системы обеспечения руководящих кадров, которая кормила-поила несколько поколений ответработников и на остатках которой до сих пор резвятся т. Зюганов "и другие полуофициальные лица" из КПРФ. И на тебе - неблагодарные детки, посовещавшись, решили "погодить" отдавать последние почести усопшему бойцу номенклатурного фронта.

Увидев такое, я покачал головой и подумал, что просто так подобная аппаратная подлость не пройдёт. И действительно, наступивший согласно календарю август разворошил уютный мирок обитателей правительственных дач и снёс его остатки на историческую свалку. Лазарь Моисеевич оказался как бы духом-охранителем спокойствия наших партийцев.

Мне представляется, что Каганович прожил как бы 3 жизни.

В первой это был обычный еврейский выдвиженец бурного времени после гражданской войны. Можно сказать, что он в ту пору был одним из многих. И если что его отличало от многих соотечественников, так это отсутствие образования - не то что университетского, а даже гимназического.

Шли годы; жизнь по-прежнему била ключом, но уже многих - по голове. Целые когорты героев вчерашних дней выкашивались; они уступали место другим героям, другим - по взглядам, по компетентности. По национальности, наконец.

То, что малограмотный активист Каганович смог найти своё место и в этих рядах, конечно, говорит о нём как о личности незаурядной (его брат, например, покончил с собой). Теперь он стал одним из немногих , началась его вторая жизнь. Первый секретарь МГК ВКП(б), нарком путей сообщения - "железный нарком железных дорог" (это даже без начального-то образования!), в годы войны - член ГКО.

А после смерти Сталина, когда должность политического патриарха вроде бы позволяла спокойно надувать щёки, произошёл ещё один перелом. Как известно, антихрущёвский заговор провалился, и Каганович вместе с Молотовым и Маленковым оказался за бортом большой политики.

Скромная номинальная должность, затем пенсия, затем - исключение из партии. Началась третья жизнь, она же политическая смерть.

Но именно эта малорадостная третья жизнь и стала главной для Кагановича. Теперь он оказался единственным из высокопоставленных евреев, оставшимся верным декларируемым идеалам. "Как Миних, верен оставался паденью Третьего Петра..." Его уламывали, наверное, чем-то соблазняли... Наконец, плюнули и надели на упрямого сталиниста "железную маску" простого советского пенсионера (не персонального).

Но он был неколебим. Долгие годы забвенья, бездействия нисколько не поколебали его убеждений. Время шло, а Лазарь Моисеевич оставался таким же, каким был в годы своей славы.

А в конце жизни о нём вдруг начали вспоминать. Но как-то странно: то припоминали, что он руководил взрывом Храма Христа Спасителя, то рассказывали какие-то байки о том, что он был всесильным еврейским "беком" при бессильном Сталине. Чувствовалась какая-то обеспокоенная направляющая рука - хотя, казалось бы, чем её мог бы беспокоить давно отправленный на покой старик?

Но были и неожиданные отрадные моменты. Так трудящиеся г. Фрунзе, до которых, видимо дошли листки с обвинениями страшному Кагановичу, заинтересовались им. Узнав, что он жив и живёт в весьма стеснённых условиях, но убеждениям молодости остался верен, трудящиеся обрадовались такому редкому в наши дни постоянству и, собрав по подписке денег, выслали ему перевод. Лазарь Моисеевич поблагодарил, но, как и подобает коммунисту, денег не принял, сказав, что у него есть пенсия, которой ему хватает.

Жизнь его не баловала, в партии так и не восстановили. Историки какие-то крутились возле, но открыто воздать должное несгибаемому сталинисту решился один Чуев, поставив его своей книгой "Так говорил Каганович" наконец-то в один ряд с Молотовым, с которым он вместе работал, вместе пострадал и с которым дружил до самой его смерти.

Разумеется, не порадовала его и перестройка, свидетелем которой ему довелось быть (не самое приятное впечатление в старости). К счастью, судьба уберегла его от созерцания краха СССР, позволив ему умереть за пару недель до ГКЧП.

Теперь его жизнь в прошлом. И прожита она не напоказ, потому что не перед кем было её демонстрировать. Но Кагановича не забыли; вспоминают довольно часто - хотя и по-разному. Недавно вышла посмертная книга его воспоминаний "Моя жизнь": бестселлером не стала, но вышла в той же престижной серии, что и мемуары его врага Хрущёва. А это значит, что личностью в истории он остался. Но думается, что вес его личности придаёт не то, как он в своё время железной рукой руководил железными дорогами, а его невидимый подвиг долгого молчания и упорства в идеалах, которым присягал.


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100