газета 'Дуэль' N 13(60)  
1998-05-19
Дуэль - МОГУТ ЛИ КОНКУРИРОВАТЬ МЕЖДУ СОБОЙ ТОВАРЫ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-Я, БЫЛОЕ И ДУМЫ
3-Я, ПОЛИТИКА
4-Я, ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
5-Я, ПОЕДИНОК
6-Я, ИСТОРИЯ
7-Я, ИТАР-ТАСС
8-Я, ДОЛОЙ УНЫЛЫЕ РОЖИ!

ИТАР-ТАСС - РУССКИХ НЕЗАЧЕМ ЛЕЧИТЬ



НЬЮ-ЙОРК. В газете "Нью-Йорк таймс" под заголовком "Расточительность российской системы здравоохранения" опубликована следующая статья Майкла Спектера, присланная из Томска: Надежно укрытый в сосновом бору, купаясь в пьянящем сибирском воздухе и располагая комфортом, которому позавидует фешенебельный загородный клуб, детский туберкулезный санаторий в Томске, судя по всему, на собственном опыте ощущает все слабости и недостатки, присущие российскому здравоохранению. В стране, где правительство пришло к выводу, что половина больниц находится в таком плачевном состоянии, что не способна успешно функционировать, санаторий оказался в фокусе энергичной программы развития. Ему принадлежат десятки зданий, школа для больных детей, в его штате 134 сотрудника. Чего нет у этого санатория, рассчитанного на 500 больничных коек, так это пациентов. В прошлом году там одновременно никогда не лечилось больше 20 детей. В этом месяце их 13. Такое положение объясняется тем, что томская система больниц - это средоточие напрасной траты средств. В городе с 500-тысячным населением 88 больниц, больше, чем в Бостоне. В 12 из них лечат исключительно больных туберкулезом. Здесь есть крупный клинический центр, у него 21 отделение и 4 хирургических отделения, а университетская клиника почти в точности дублирует все, что обеспечивает муниципальный центр. У этих больниц огромные расходы на отопление, у них свои автомобили, многочисленный плохо обученный персонал и дублирующие друг друга службы. "Если бы лишь одна больница впустую тратила деньги, это можно было бы пережить, - сказала Татьяна Гришина, врач-фтизиатр из Российской академии медицинских наук, приезжавшая в Томск, чтобы ознакомиться с его системой медучреждений. Но речь идет не об одной больнице. И не только о туберкулезе. Это типично для российской медицины". В России все время говорят о реформе. Но никто ее не хочет. Реформа стала одним из ругательных слов в стране. Работники органов здравоохранения здесь и по всей России по-прежнему делят скудные ресурсы, основываясь почти исключительно на количестве больничных коек в каждой больнице безотносительно к тому, нужны ли они и как они используются. В результате детский санаторий получит в этом году почти 1 млн. долл. из региональных средств. Располагая такими средствами, он обеспечит своим 13 пациентам-детям излишне дорогостоящее, ставшее анахронизмом лечение, которое ВОЗ уже давно считает более чем бесполезным. Может быть, самая лучшая возможность понять, с какими колоссальными препятствиями сталкиваются реформы в российской провинции, где они нужны больше всего, - это посмотреть, как решает свои проблемы в области здравоохранения такой город, как Томск. По сравнению с другими городами России Томск не является ни отсталым, ни уникальным. Один из старейших городов Сибири, Томск с его величественными деревянными домами, простоявшими целый век, несмотря на снежные зимы, привык жить на деньги, которые отпускает ему Москва. Такое положение изменилось. Промышленность не работает. Почти бесплатная транспортная система, столь важная в отдаленных местах таких областей, как Томская, фактически исчезла. Без нее половина региона утратила доступ к приличной медицинской помощи. Деньги из Москвы, возможно, перестали поступать, но система, внедренная советским правительством - огромная, громоздкая, изобилующая дублированием и не обращающая внимания на искаженный и зачастую непостижимый экономический аспект медицины, - жива до сих пор. "Это нечто большее, чем медицинская система, - сказал Сергей Банин, второй по значению человек в системе органов здравоохранения в Томске. - Это социальная система. Мы кормим бедных, мы даем тысячи рабочих мест. Нам нужна эволюция, а не революция". Но ухудшение здоровья россиян - процесс отнюдь не постепенный. Томск, как и вся остальная Россия, страдает от вспышек инфекционных и паразитарных болезней, неуклонного роста числа смертей от сердечно-сосудистых заболеваний, алкогольного отравления и рака. В прошлом году в России от туберкулеза, абсолютно излечимой болезни, умерло больше людей, чем заболело Соединенных Штатах. Сейчас предсказывают, что население России будет сокращаться по меньшей мере на 1 млн. человек ежегодно в течение, по крайней мере, десятилетия. Это случалось лишь несколько раз в истории - и до сих только в странах, где шла война, свирепствовали эпидемия чумы или голод. Многие считают, что руководству страны просто надо тратить больше на здоровье своих граждан. Деньги, безусловно, нужны. В прошлом году Россия истратила на здравоохранение в расчете на душу населения примерно 75 долл., Соединенные Штаты - почти 4 тыс. долл. Но специалисты все чаще приводят другую статистику, которая, возможно, более убедительна: в России 130 больничных коек на каждые 10 тыс. населения - цифра, с которой не может соперничать ни одна крупная страна мира. В Соединенных Штатах на каждые 10 тыс. человек приходится менее 40 больничных коек. "Невозможно было придумать более нелепую систему здравоохранения, чем наша", - сказал Игорь Линок, главный администратор Томского регионального фонда медицинского страхования.


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100