газета 'Дуэль' N 12(59)  
1998-05-12
СССР (ЛЕКЦИЯ 1)
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-Я, БЫЛОЕ И ДУМЫ
3-Я, ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
4-Я, ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
5-Я, ФАКУЛЬТЕТ ЭКОНОМИКИ
6-Я, ИСТОРИЯ
7-Я, НЕ ГАЗЕТОЙ ЕДИНОЙ
8-Я, ИТАР-ТАСС

ИТАР-ТАСС - О ДОГОВОРЕ ПО ПРО



НЬЮ-ЙОРК. Газета "Бостон глоб" поместила следующую статью своего обозревателя Джеймса Кэрролла:

Каждый месяц, кажется, приносит с собой какую-нибудь новую причину для того, чтобы поносить память о Ричарде Никсоне, и, тем не менее, в период его президентства произошла важная моральная трансформация, которая сейчас находится под угрозой.

В 1972 году Соединенные Штаты и Советский Союз договорились о заключении Договора об ограничении систем ПРО, узаконив тем самым новую международную этику. Ключевая идея Договора по ПРО, запретившего развертывание и даже разработку стратегической системы противоракетной обороны, заключается в том, что меры по обороне неизбежно ведут к принятию наступательных контрмер и к развивающейся по спирали эскалации гонки вооружений. В ядерный век оборона подрывает национальную безопасность вместо укрепления ее. Эта идея идет вразрез с интуитивной логикой, представляя собой нечто вроде моральной мутации, открывающей взгляд на мир, основанный на парадоксе вместо конфликта. Договор по ПРО - тот фундамент, на котором базируются разрядка, сокращение вооружений, прекращение дальнейшего распространения ядерного оружия и, в конечном счете, надежда человечества на мир.

Сегодня кое-кто подвергает осмеянию Договор по ПРО, называя его устаревшим, "реликтом холодной войны". Эти люди не правы, и краткий обзор истории этого Договора показывает, почему именно. Советский Союз и Соединенные Штаты надеялись в 1972 году на то, что доверие будет расти, и в течение десятилетия так оно и было. Первый реальный вызов Договору по ПРО был брошен программой "звездных войн", начатой администрацией Рейгана и явившейся откровенным неприятием логической идеи о том, что оборона опасна. Политические дебаты 1980-х годов явили собой образцовый пример демократической ответственности. Американский народ отверг "звездные войны" отчасти из-за их стоимости, а также потому, что он принял идею, противоречащую общепринятой интуитивной логике, и моральный парадокс Договора по ПРО.

Однако затем, в 1991 году, произошли три события. Советский Союз развалился: там, где до этого был один потенциальный ядерный антагонист, неожиданно оказались четыре. Позднее в том же году Михаил Горбачев едва не был смещен в результате попытки переворота. Внезапно оказалась едва ли не реальной кошмарная перспектива запуска российских ракет безответственными генералами или же в результате аварии. Многие пришли к выводу о необходимости национальной противоракетной обороны, и третье событие, происшедшее в том же году, казалось бы, сделало ее возможной.

Во время войны в Персидском заливе по телевидению можно было видеть, как ракеты "Пэтриот" обеспечивали такой эффективный щит от ракет "Скад", что Израилю удалось остаться в стороне от этой войны. Проведенные впоследствии исследования показали, что ракеты "Пэтриот" в действительности не сбили ни одной ракеты "Скад", но этот ненавязчивый вывод вряд ли заслонил собой драматические картинки, показанные по телевидению.

Несмотря на понимание всего этого, смелая новая администрация Клинтона решила в 1993 году, что "традиционная", или же "узкая", интерпретация Договора по ПРО соответствует национальным интересам. Именно для того, чтобы защитить этот договор от все более громкой критики, администрация объявила о своем намерении добиваться его модификации совместно с русскими. Одна из целей состояла в том, чтобы включить в этот договор Казахстан, Белоруссию и Украину. Точно так же настоятельным был вопрос о прояснении различий между ракетами "театра военных действий", такими, как "Пэтриот", и все еще запрещенными средствами стратегической обороны.

В силу того, что технологии, предназначенные для этих различных систем, схожи, остались неразрешенными неясности в различиях между ракетами "театра военных действий" и стратегическими ракетами, а также между разрешенными "исследованиями" и запрещенными "разработками". Тем не менее, в особенности для того, чтобы защитить лежащий в основе договора принцип, Клинтон и Ельцин совместно заявили в 1995 году, что Договор по ПРО - это "краеугольный камень стратегической стабильности".

Но к тому времени давление, начавшееся в 1991 году, вылилось в США в полномасштабную и высокополитизированную кампанию за отмену Договора по ПРО. Патриотизм и стремление действовать по-мужски объединились в этом вопросе, и демократы, судя по всему, не проявили желания выдвигать доводы в пользу того, что существуют более надежные и более рентабельные пути для устранения угроз, представляемых террористами или возможными авариями. Республиканцам удалось включить финансирование системы национальной противоракетной обороны в законопроект об ассигнованиях на оборону от 1995 г., на который Клинтон затем наложил вето, потому что этот законопроект повернул нас на "путь, идущий вразрез с Договором по ПРО".

Это неизбежно приводит к столкновению двух взглядов на мир, при этом сторонники первого намерены добиваться безопасности с помощью старой диалектики оружия, другие же - путем диалога о сокращении вооружений.

Испытывавший на себе нажим Клинтон принял ограниченный вариант противоракетной обороны, так называемый "3 плюс 3" - три года на разработки и затем, в случае необходимости, три года на развертывание. Этот план даст выигрыш во времени, но сам по себе может нарушить этот договор. Тем не менее, Борис Ельцин не акцентировал свои возражения по поводу односторонних действий американцев, чтобы не активизировать оппозицию сокращению вооружений в своем собственном парламенте.

В 1996 году республиканцы вновь проявили инициативу, внеся на рассмотрение законопроект об обороне Америки, делавший обязательным "развертывание высокоэффективной и приемлемой" противоракетной обороны для всех 50 штатов к 2002 году. Однако это предложение было обречено на провал из-за своей цены, доходившей до 60 млрд. долл. Гораздо более дешевый вариант нынешнего года - это законопроект о национальной противоракетной обороне, однако его более слабая система не будет ни в коей мере эффективной против вражеских ракет и, по всей вероятности, предназначена лишь для того, чтобы ликвидировать Договор по ПРО раз и навсегда.

В сентябре этого года Клинтон и Ельцин объявили о модификации договора, включившей в него три постсоветские страны, однако мало что сделали для преодоления того, что привело к тупику в отношениях между русскими и американцами по вопросу о неясных определениях. Это соглашение предоставило России пятилетнюю отсрочку для достижения уже установленных уровней сокращения ядерного оружия - отсрочку, которую Москва сможет использовать, чтобы понаблюдать за тем, как американцы попытаются преодолеть свое все более двойственное отношение к этому договору. Американский сенат в ближайшем будущем должен одобрить эту модификацию.

Эти дебаты наряду с дебатами о законопроекте, о противоракетной обороне и о расширении НАТО, несомненно, станут проверкой приверженности нашей страны самому важному пониманию военных проблем нашей эры - того, что шаги, предпринимаемые в области обороны, неизбежно влекут за собой ответные наступательные меры, что ведет не к усилению, а к ослаблению безопасности. Нельзя допускать новых витков эскалации. Договор по ПРО должен быть сохранен.


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100