газета 'Дуэль' N 12(59)  
1998-05-12
СССР (ЛЕКЦИЯ 1)
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-Я, БЫЛОЕ И ДУМЫ
3-Я, ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
4-Я, ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ
5-Я, ФАКУЛЬТЕТ ЭКОНОМИКИ
6-Я, ИСТОРИЯ
7-Я, НЕ ГАЗЕТОЙ ЕДИНОЙ
8-Я, ИТАР-ТАСС

ПРАВДА О "КРАСНОМ ТЕРРОРЕ"


(В. СТАВИЦКИЙ, "Севастопольская правда")

В последние годы на нас буквально обрушился поток грязной клеветы на Советское государство и его историю, на вождей и народ. Особенно много переведено бумаги на тему "о жестокостях большевиков в период гражданской войны", в том числе и книга Мельгунова "Красный террор в России". На любого, прочитавшего ее, книга производит тяжелое впечатление. Написана она за границей и издана в Берлине в 1923 г., а несколько лет назад ее издали у нас, и неслучайно. В книге описываются события, в которых трудно разобраться при нынешней власти, поскольку живых свидетелей почти не осталось. Однако разобраться надо. Рассмотрим главу из упомянутой книги, где описываются события в Крыму и Севастополе после бегства Врангеля.

Мельгунов называет разные цифры жертв большевиков в Крыму: 100-120 тысяч и даже 150 тысяч. Вот некоторые выдержки: "В Ялте, Севастополе выносили из лазарета и расстреливали. И не только офицеров - солдат, врачей, сестер милосердия, учителей, инженеров, священников, крестьян и т.д."

"Тех, кому сохранили жизнь, отправляли затем в концентрационные лагеря Севера, где многие нашли могилу".

"Нахимовский проспект увешан трупами офицеров, солдат и гражданских лиц, арестованных на улице и тут же наспех казненных без суда. Город вымер, население прячется в погребах, на чердаках". Ну и так далее и т.п. в этом же роде. В свидетели всему им написанному Мельгунов призывает "очевидцев" и корреспондентов газет.

Но поверить во все эти свидетельства невозможно хотя бы по следующим причинам. В книге А.И. Деникина "Поход на Москву" есть глава "Черные страницы", где описываются насилия и грабежи белых. "За войсками шла контрразведка. Никогда еще этот институт не получал такого широкого применения, как в минувший период гражданской войны. Его создавали у себя не только высшие штабы, военные губернаторы, почти каждая воинская часть, политические организации, донское, кубанское или терское правительство, даже... отдел пропаганды". Создавались они для расправы над рабочими, занявшими заводы и переселившимися в дома богачей, над крестьянами, захватившими помещичьи земли, над всеми, кто поддерживал Советскую впасть и работал над ее укреплением. Если бы была свергнута Советская власть, то реки народной крови пролились бы; на фонарях, столбах и деревьях висели бы те, кого белые называли большевиками. Именно такая картина представлялась белогвардейским корреспондентам и удравшим "очевидцам" о "зверствах" большевиков в Крыму. Но в Крым пришла армия нового типа - рабоче-крестьянская, спаянная железной дисциплиной и чувством товарищества, на 90% состоявшая из крестьян. В "зверства красных", о которых писал Мепьгунов, я не мог поверить, поскольку, живя в Севастополе с 1948 г., ничего подобного от местных жителей не слышал. А ведь прошло к тому времени менее 30 лет, и были живы свидетели. (Сравните: после Отечественной войны прошло больше 50 лет, а живы миллионы свидетелей ее). Кроме того, в Крыму во время и после гражданской войны жил мой дед с семьей в селе, а отец, которому было тогда 14 лет, жил в Симферополе. О "зверствах красных" я ничего не слышал от них. Более того, в Севастополе попали в плен служившие у белых два старших брата моего отца, рядовые. Один из них был ранен на Перекопе и лежал в госпитале. Никто из них насилию не подвергался и на Север сослан не был. Чтобы уточнить, что же было и чего не было, я обратился к коренному севастопольцу, теперь пенсионеру, почти девяностолетнему Владимиру Романовичу Кулишу.

Было ему в 1920 г. 11 лет, и, пропадая целые дни на улице, он многое видел, но о "зверствах", описываемых Мельгуновым, он решительно сказал, что ничего подобного не было, что ни один человек в Севастополе красными повешен не был, ни один портовый рабочий расстрелян не был, и штатских никто не трогал. Более того, рядовые солдаты армии Врангеля были предоставлены сами себе и их тоже никто не трогал. Вот когда были немцы, то действительно - вешали, а красные - нет.

Есть еще один факт из того времени. В 1990 г. газета "Аргументы и факты" в N 37 напечатала статью "Предводитель неизвестной войны" о Махно. Там автор утверждает, что при штурме Перекопа махновцы понесли тяжелые потери. "Около 5 тыс. бойцов, оставшихся в живых, были тут же расстреляны по приказу Троцкого. Уйти удалось немногим." Это ложь. Махновцы активного участия в штурме Перекопа не принимали по причине своей ненадежности, зато потом в Крыму занялись грабежами и пьянством. Приказ Троцкого расстрелять махновцев действительно был, для чего были выделены две дивизии, однако их бойцы отказались участвовать в этой акции. Я дважды писал в "АиФ", что об этом в архиве есть рапорт члена Военного совета Гусева. Однако ложь нужна была для тех, кто вел страну к развалу, и мне не ответили. Кому же верить? Владимира Романовича Кулиша я знаю более 40 лет как честного человека, ветерана труда. Во время обороны Севастополя он тонул на торпедированном эсминце. Работал в арсенале в штольне Троицкой балки. Вырваться оттуда удалось через Троицкий тоннель. "Последними с гранатами в руках из тоннеля сумели пробиться братья Владимир и Георгий Кулиш", - писал бывший директор Морзавода Сургучев в своей книге "Корабли возвращаются в строй".

О Мельгунове же известно, что он был историком, публицистом, политиком и, я бы добавил, - негодяем, ибо писал заведомую ложь. Он был выслан из страны и лишен гражданства в числе 200 интеллигентов, которые не приняли Советскую власть и о которых В.И. Ленин сказал, что это не мозг нации, а... нечто другое.


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100