газета 'Дуэль' N 14(36)  
1997-07-15
Дуэль - ИЗМЕНЯЮТ ЛИ ЧЛЕНЫ КПСС (КПРФ) ПРИНЦИПАМ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-АЯ ПОЛОСА
3-АЯ ПОЛОСА
4-АЯ ПОЛОСА
5-АЯ ПОЛОСА
6-АЯ ПОЛОСА
7-АЯ ПОЛОСА
8-АЯ ПОЛОСА

Куклы - КОМАНДИРСКАЯ ОХОТА (По мотивам фильма "Чапаев")



(К нам снова попал неподписанный сценарий "Кукол" и опять, по нашему мнению, руки выдающегося сатирика В.Шендеровича. Так у нас скоро будет "Список Шендеровича".)

Штаб 25 дивизии. На носилках под капельницей лежит Бориска - Василий Иванович. За столом Степаныч - начальник штаба. На табуретке Саша-генерал - Петька. Саша половинкой красного кирпича драит снаружи стволы охотничьего ружья.

Бориска. (Открывая глаза слабым голосом поет.)

Ты добычи не дождешься,

Красный Зюга, я - не твой!

Степаныч. Очнулся? Ты про Зюгу забудь, он теперь за наших, ты лучше про Толика-ваучера спой.

Бориска. Как - за наших? Он же красный.

Степаныч. Он не красный, он дальтоник, в цветах не разбирается.

Бориска. (Глядя на Сашу.) А ты кто?

Саша. Совсем плох Василий Иванович. Я же Петька!

Бориска. Не-е... Петька у меня Коржик.

Саша. Мы с Фурмановым твоего Коржика в простые егеря разжаловали, теперь я - Петька. Как услышишь: "Правда и порядок", - это значит к тебе Петька обращается. Усек?

Бориска. Усек. Как услышишь: "Морда и задница", - значит к тебе Василий Иванович обращается (стонет). Друг Гельмут приезжает, ушицы просит. На охоту надо идти.

Саша. Если ушицы просит, значит на рыбалку надо идти.

Степаныч. Нет, он после того, как его с мешком на голове в лужу бросили сильно воды боится. Уху из дичи будем варить. Петька! Свисни егерям, пусть зайдут.

Саша. Как же он бедняга Урал будет переплывать, да еще с капельницей? (Заходят Коржик и Паша.)

Хором. Здрасьте, Василий Иванович.

Бориска. Здорово ребята! Друг Гельмут из Реввоенсовета на вертолете прилетает. Дичи надо пострелять.

Паша. Опять еврей? То Троцкий на бронепоезде, теперь этот на вертолете. Никак нашу дивизию в покое не оставят.

Бориска. Гельмут не еврей, Гельмут, паньмаешь, немец.

Паша. Ну да! А как же в песне поется: "Коль славен! Наш господь в Сионе!" Если он господь в Сионе, значит - еврей!

Бориска (задумчиво). М-да... Впрочем у них там в Реввоенсовете других и не держат. Я уже и сам забыл кто я - то ли Василий Иванович, то ли Беня Николаевич... Так что, ребята, дичь мне укажите.

Паша. Какая дичь, какая дичь?! Фурманов все начисто перестрелял и разграбил.

Бориска. А как же ты вчера двух зайцев принес?

Паша. Так это случайно. Выхожу во двор, а они на заборе сидят. Я по ним из "макарова" бах-бах, так они даже замяукать не успели. Одного зайца вы вчера съели, а одного Фурманов украл.

Бориска. Как украл?

Паша. Как обычно крадет. Положил в коробку из-под бумаги для "ксерокса" и вынес.

Бориска. А что же вы его не задержали?

Коржик. Пытались, да Петька прибежал, шашкой машет, кричит: "ГКЧП, ГКЧП!"

Бориска. Однако паньмаешь, дичь искать надо. Начштаба, давай карты, место охоты выбирать будем.

Степаныч. (Вытаскивает две колоды карт.) Вам какие - простые или с голыми бабами?

Бориска. Карты местности!

Степаныч. Да откуда они у нас?

Бориска. Что, опять Фурманов украл?

Степаныч. Да вы ж сами их еще другу Рональду продали и пропили.

Бориска (мечтательно). Ох и попил я в Америке. Руки дрожали - похмелиться не мог. Помню - из самолета где-то выхожу, люди какие-то стоят, подошел к колесу помочиться, так руки так дрожали, что пока мочился... Но, паньмаешь, дичь все равно искать надо.

Саша. Проводник нужен из местных - "язык".

(Заходит Толик-ваучер - Фурманов. Саша вскакивает и застывает по стойке "смирно", Степаныч быстро собирает вещи со стола и прячет по карманам.)

Толик. Вольно, чем занимаетесь?

Саша. (Опять вскакивает, выпячивает грудь.) Проводника из местных ищем, вашсродь!

Толик. Я сказал - вольно! А тут какой-то жалобщик под дверью стоит.

Бориска. (Егерям.) Введите!

(Входит Гриша, падает на колени, обращаясь к Бориске.)

Гриша. Барин, герр, мистер, ваше благородие Василий Иванович! Что же это такое творится? Либералы приходят - грабят, демократы приходят - грабят. Куда же бедному крестьянину деться?

Бориска. А ты из каких будешь?

Гриша. Партия БЛЯ - Болдырев, Лукин, Явлинский.

Бориска. А что - есть такая партия?

Толик. Партии нет, а БЛЯ - вот оно.

Бориска. Ты мне скажи - коммунистов любишь?

Гриша. (Машет руками.) Нет, нет - ненавижу!

Бориска. Так мы грабим, чтобы им ничего не досталося. Ты, паньмаешь, другое скажи - дичь в округе есть?

Гриша. (Опять машет руками.) Откуда, Василий Иванович? Твои же оммоновцы, охраняя тебя, все леса вокруг истоптали так, что не то что трава, елки уже не растут. Давеча теща за хворостом в лес пошла, так и ее втоптали, третьего дня только по юбке и нашли.

Бориска. Ну ладно. Ты, милок, видишь - я человек простой. (Голос слабеет, глаза закрываются.) Приходшь ко мне, я пью, садись... (замолкает, потом открывает глаза). О чем это я?

Саша. Что ты, Василий Иванович, человек простой.

Бориска. (Глядя на Гришу, а потом на егерей.) Выкиньте это БЛЯ за дверь, а я немного отдохну. (Закрывает глаза.)

Толик. Постой, секундочку. А ты, Василий Иванович, за кого - за либералов или за демократов?

Бориска. Ты... это... Я, паньмаешь, за интернационал.

Толик. А за какой интернационал?

Бориска. Я... это... А Гусинский с Березовским в каком?

Толик. В международном.

Бориска. Вот и я там. (Закрывает глаза.)

Саша. (Егерям.) Тоже генералы хреновы. Дичь отыскать не можете.

Паша. Ты-то, стратег! Вас таких во всей истории двое. Ты да фельдмаршал Кейтель. Тот мир в Германии установил, подписав капитуляцию и ты мир в Чечне установил, подписав капитуляцию.

Саша. (Размышляя.) Если я - Кейтель, то кто же тогда, Василий Иванович - Гитлер?

Коржик. Ты не горячись. Гитлер какие страны разорил?

Саша. Нашу и свою.

Коржик. Правильно. А Василий Иванович?

Саша. Нашу.

Коржик. А наша ему чьей доводится?

Саша. Своей.

Коржик. Вот видишь - значит ты Кейтель.

Саша. (Выхватывает шашку.) Порублю!!

Бориска. (Открывает глаза.) Не по рублю, а по десятке и пить из горлышка. (Снова закрывает глаза.)

Саша. (Шипит егерям.) Идите, и пока дичь не найдете - не возвращайтесь.

р е к л а м а

(Картина та же, Коржик и Паша входят.)

Бориска. Нашли дичь?

Коржик. Кое-что нашли.

Бориска. Что именно?

Паша. Борова - жирного! Именует себя адвокатом Камаровым.

Бориска. Где-то я про него слышал.

Толик. Это тот самый незаменимый адвокат, если нужно обгадить какое-нибудь дело.

Бориска. Вспомнил. И что?

Паша. Раздели, в смоле вымазали, в шерсти обваляли и тут недалеко в лесочке на цепь посадили.

Бориска. Когда раздевали не сопротивлялся?

Коржик. Он нас неправильно понял - целоваться лез.

Бориска. Так, кабанчик, паньмаешь, есть. А утки?

Коржик. Вдоль озера куриные окорочка развесили от "Союзконтракта".

Бориска. А это как же я другу Гельмуту объясню, что я уток стрелял?

Паша. Скажем, что из пушки стрелял, дескать тушку снарядом разнесло, а ножки остались.

Бориска. Хорошо. Дичь есть, пошли на охоту.

(Коржик и Паша подняли носилки, Саша пошел вперед с ружьем, а Степаныч рядом с носилками понес стойку с капельницей. Толик начал рыскать по штабу, присматриваясь к вещам.)


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100