газета 'Дуэль' N 14(36)  
1997-07-15
Дуэль - ИЗМЕНЯЮТ ЛИ ЧЛЕНЫ КПСС (КПРФ) ПРИНЦИПАМ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-АЯ ПОЛОСА
3-АЯ ПОЛОСА
4-АЯ ПОЛОСА
5-АЯ ПОЛОСА
6-АЯ ПОЛОСА
7-АЯ ПОЛОСА
8-АЯ ПОЛОСА

БОГ ШЕЛЬМУ МЕТИТ


(ВЕРА ОБАИМОВА)

ЗОВ РОДИНЫ И ЗУД СЛАВЫ

Ростропович как символ русской демократии.

Известный виолончелист и дирижер Мстислав Ростропович в современной России - культовая фигура.

Ну сидел бы у себя на Западе - в Лондоне, Париже, Вашингтоне. Любовался бы скупленным антиквариатом. Рассказывал бы внукам сказки про свою жизнь...Но Бог шельму метит. Потянуло на Родину.

Причем эти набеги Ростроповича на Россию стали регулярными, откровенно рекламными и угрожающе разорительными. По примеру братьев-демократов маэстро пустился во все тяжкие. Музыканты, например, хватались за голову, а православные за сердце, когда Ростропович играл на виолончели в недостроенном Храме Христа Спасителя. Нелепость и неуместность этой акции выразительно подчеркивали белые строительные каски на головах самого музыканта и его жены певицы Вишневской. Кстати о жене. Обезголосевшая с возрастом, Галина Павловна не утратила деловой хватки. Благодаря имиджу коммунистической жертвы успела: издать большим тиражом мемуары разгневанной примадонны, с королевской пышностью справить юбилей в Большом театре, сняться в кино у известного режиссера и сыграть в ефремовском МХАТе императрицу Екатерину. А также отметиться на митингах в поддержку любимого Бориса Николаевича.

Бог шельму метит. Даже такие, казалось бы, бескорыстные поступки этой меценатствующей семейки, как передача детской больнице новейшего медоборудования, сопровождались скандальными публикациями в прессе. А какой скандал и разгром учинили деятельные супруги на благородном поприще возрождения русской культуры. В частности, шедевров русской музыки, которые под руками Ростроповича и Вишневской засверкали, как начищенные до самоварного блеска уродцы. Первой жертвой стала гениальная опера Мусоргского "Хованщина" - жемчужина русской музыкальной классики и всей мировой культуры.

РАССВЕТ КАПИТАЛИЗМА НА МОСКВА-РЕКЕ

Власть любит лесть. Художественная лесть тоньше и потому дороже митинговой и публицистической. Предстояли выборы в Госдуму. Требовалась эффектная поддержка в высокохудожественном духе. Преданный царедворец, истекающий любовью к президенту Ельцину, Ростропович мгновенно сочинил безошибочный предвыборный трюк: легитимизировать правящий режим с помощью истории и русской классики. Опера "Хованщина" решала все проблемы. Стряхнуть с нее архивную пыль и вернуть на сцену Большого театра - кто против? Наоборот, одним махом всех побивахом - и упавший рейтинг партии власти и стремительно падающий престиж президентского театра. Цель оправдывает средства. Даже если они выделены из федерального бюджета главному театру страны на весь сезон. На святынях не экономят. Текущий момент обязывал. И осенью 1995 г. Мстислав Леопольдович кинулся с дирижерской палочкой в Большой театр, как в августе 1991-го в Белый дом.

Журналисты рвали "массовика-затейника" на части, талдыча о новаторстве, возрождении, духовности и т.д. Специалисты у себя на кухнях сокрушались, но их стенаний насчет изнасилованной классики никто не слышал.

На премьеру прибыли премьер Черномырдин, мэр Лужков. Спецрейсом прилетела королева Испании. В первых рядах сидели товарищи по оружию августа-91. Королевская рать из Кремля явилась - увы - без обожаемого президента. Отсутствие Ельцина испортило песню. Точнее, снизило эффект от режиссерской ремарки, сделанной в расчете на главу государства. Ключевую для понимания оперы арию боярина Шакловитого "Спит стрелецкое гнездо", исполненную тревожных раздумий о судьбе родины и обращенную к Богу, Ростропович переадресовал небожителю российского политического Олимпа, восседавшему в "царской" ложе. Самые сокровенные слова патриотического монолога: "Ниспошли Ты разума свет благодатный на Русь! Вместо Ельцина перепали Черномырдину. Премьер благодарно зааплодировал, публика тоже, и это были единственные аплодисменты за всю четырехчасовую скуку...

Во всех интервью Ростропович обещал нам в "Хованщине" рассказать правду-матку о нас самих. Правда нынче дорого стоит. Правда-матка - дешево. По слухам, семейный дуэт постановщиков (Вишневская руководила вокалом) получил по тысяче долларов на каждого в счет гонорара. А что получили зрители? Политическую агитку в духе "левого" авангарда 20-х годов с его плакатной эстетикой и навязчивой злободневностью. Беспомощность художника-сценографа, не справившегося с пространством сцены, заставляла думать о глубоком кризисе президентского театра. Утрированная трактовка персонажей, смешивших сходством с Глебом Якуниным, Зюгановым, Эллой Памфиловой и др., наводила на мысль о спекулятивном политиканстве. Безликая массовка, изображавшая русский народ, оскорбляла национальные чувства.

У Модеста Петровича Мусоргского народ - главный герой (отсюда авторское определение жанра - народная музыкальная драма). Простой русский люд, застигнутый врасплох тектоническим сдвигом страны в сторону западной цивилизации, вызывает сочувствие, сострадание, любовь. В глазах Мстислава Леопольдовича Ростроповича народ достоин презрения. Дикий, темный, трусливый, слепой. Блага своего не понимает. Без твердой руки из мрака к свету не выберется. А где свет? На благословенном Западе, который представлен в данной постановке нравственно чистым, высоко духовным и деятельно умным. Благодарная дань Западу - в крови у русских демократов. Как и любовь к эротике, привнесенной в "Хованщину" впервые за всю столетнюю "биографию" оперы.

Но всему венец - конец, самый смак и подарок властям. В безудержном новаторстве маэстро переплюнул всех предшественников, присобачив к финалу... начало оперы, а именно фрагмент оркестрового вступления, названного автором "Рассвет на Москва-реке". У Мусоргского рассвет открывает страшную картину: заваленную трупами Красную площадь, где 3 дня кряду рубили головы бунтовщикам. У Ростроповича рассвет венчает победу "новых русских" петровского образца и символизирует начало новой эры (читай: капитализма). Какую кровавую зарю пророчит нам гражданин мира?

Журналистские отклики на премьеру были на градус ниже рекламных анонсов. Сегодня об этом шоу вообще ни слова. А самая убийственная рецензия появилась на второй день после премьеры прямо у входа в кассовый зал театра:

"Дошла до Корсакова весть:

В Москве похабят "Хованщину".

И он вскричал: "Вставай, Модест,

Громить всю эту бесовщину!"

Постовому милиционеру пришлось сдирать анонимку со стеклянной двери на глазах у публики.

ГИГАНТ БОЛЬШОГО СЕКСА

Следующая жертва неуемного радетеля отечественной культуры - возвращенная к жизни первая редакция оперы Шостаковича "Катерина Измайлова", апофеоз политической ангажированности и деляческого торгашества. (Демократы любят попрекать советское искусство политизацией, идеологизацией и прочими штампами. Чья бы корова мычала...)

Бог шельму метит. Широковещательные планы представить "Катерину Измайлову" в Большом театре рухнули в одночасье. Вскоре после премьеры "Хованщины" театр отказал новатору в новых честолюбивых замыслах: федеральному бюджету не по карману художества заигравшегося мэтра.

Ростроповичам нет преград. Приближался 1996 г. и с ним 90-летие Шостаковича. Остаться в стороне? Ни за что! Маэстро начал приторговывать Шостаковичем еще в эмиграции, после смерти композитора. Например, сделал запись "Катерины Измайловой" с Галиной Вишневской в главной роли и в той самой пресловутой первой редакции, которую автор при жизни похоронил на глазах у всеядного друга. "Друг" вознамерился вскрыть "захоронение". Запись осталась на Западе. И вот текущий момент предоставил возможность еще раз потревожить прах великого музыканта ради юбилейного жертвоприношения.

Нынче осенью в Петербурге и Москве "Катерина Измайлова" появилась на концертных подмостках с пышной свитой оркестрантов и певчих и во всей наготе первоначального замысла. С пошлостью примитивированного быта, с натурализмом любовных сцен и подробностями полового акта...

Наверное, Сталин не зря ушел из Большого театра, не досмотрев до конца первую "Катерину Измайлову" (тогда опера называлась "Леди Макбет Мценского уезда", как и повесть Лескова). Это было в 1936 г. "Правда" "выпорола" композитора статьей "Сумбур вместо музыки" за формализм и натурализм. Спектакль сняли с репертуара, хотя до этого он три года шел с успехом в Ленинграде и Москве.

Когда создавалась опера, автору было 25 лет, а Сталину - 50. Когда Шостакович перешагнул полувековую отметку (уже после Сталина, в разгар "оттепели"), он сделал вторую редакцию оперы: убрал из либретто пошлости, сократил сцену обольщения "мужней" жены и полностью вычеркнул половой акт. В знак бесповоротности своего решения и желания "закрыть" неприятную тему с "Леди Макбет Мценского уезда" сменил название на "Катерину Измайлову".

В январе 1963 г. состоялась премьера обновленной оперы в присутствии автора и нашего героя, который сидел в оркестровой яме и играл на виолончели. Композитор остался чрезвычайно доволен спектаклем, которым дирижировал недосягаемый для Ростроповича Геннадий Пантелеймонович Проваторов. В своем завещании Шостакович назвал вторую редакцию единственной для исполнения. Знал бы он о коварстве вездесущего интерпретатора его произведений!

Долой завещание, долой ложную стыдливость и компромиссы с властью, да здравствует секс во всей своей здоровой полноте, потому что "Шостакович был мужик, как мы все, любил женщин..." - это из комментария Ростроповича, оправдывавшегося перед журналистами за порнографию. Московскую публику предупредили: весь сбор от "Катерины Измайловой" пойдет на Храм Христа Спасителя. "Ну ни фига себе!" - сказал бы Чубайс по поводу такого рекламного цинизма...

Кстати о Чубайсе. Воистину Бог шельму метит! Московская премьера оперы день в день совпала с публикацией "Московского комсомольца" скандальных разоблачений Чубайса и Ко. В них фигурирует и наш герой. И в какой роли! Ростропович должен был вывезти чубайсовских казнокрадов из России в Финляндию на своей машине. Воровская "малина" - достойная компания гражданину мира!


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100