газета 'Дуэль' N 2(24)  
1997-01-28
Дуэль - ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ГОСУДАРСТВО ПРОДУКТОМ КЛАССОВЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-АЯ ПОЛОСА
3-АЯ ПОЛОСА
4-АЯ ПОЛОСА
5-АЯ ПОЛОСА
6-АЯ ПОЛОСА
7-АЯ ПОЛОСА
8-АЯ ПОЛОСА

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ


(М.В. МАЛИНИН Председатель Американского общества бывших советских политзаключенных. )

Могут ли быть права человека без конъюнктуры?

Идеология прав человека внешне, чисто словестно, несет на себе громадную моральную нагрузку, и потому кажется очень и очень привлекательной. Это как Библия, как символ новой веры. Но, с включением статей о правах человека в Конституцию России, мы не избежали государственного переворота и не стали жить лучше.

Права человека не спасают ни от расстрелов, ни от нужды, напоминаю больше всего средневековую индульгенцию - документ об "отпущении грехов".

"В концепции международной безопасности, - пишет министр иностранных дел Е.М.Примаков, в журнале "Международная жизнь" N 10, 1996 г., - одно из центральных мест... по-прежнему принадлежит правам человека. В то же время законное стремление обеспечить эти права не может служить политической конъюнктуре. Это слишком деликатное поле для вторжения на него с целью политических спекуляций".

С Евгением Максимовичем трудно согласиться. Неясно также, на чем основан его оптимизм. Практика показывает обратное: без политической конъюнктуры современные права человека не только у нас, но и нигде в мире не работают.

Например, по данным МИД СССР, опубликованным в сборнике "СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы", в 1985 г. Советский Союз намного опережал Соединенные Штаты по числу ратифицированных соглашений о правах человека: он являлся участником двадцати семи таких соглашений из тридцати четырех, а США участвовали лишь в шести подобных договорах. Для сравнения: Китайская Народная Республика принимала участие в девяти соглашениях.

Казалось бы, в "холодной войне" СССР мог чувствовать себя более защищенным и значительно "теплее", чем США. Однако именно он и распался на ряд государств. Дело в том, что общая тенденция в развитии межгосударственных отношений заключалась в другом: в пересмотре договоренностей, начало которым было положено в 1945 г.

После того как бывшие союзники во Второй мировой войне перешли к открытому противостоянию, провозглашенные ими ценности, включая права человека, фактически утратили символ единства и поэтому должны были обесцениться. Распад Советского Союза стал классическим примером провала послевоенной межгосударственной политики в области прав человека.

Можно отметить три этапа в истории международной политики прав человека. Первый - начиная с 1919 г., заключение Версальского мирного договора и образование Лиги Наций, до начала Второй мировой войны в 1939 г. На этом этапе мир был многополюсным.

Второй этап - начиная с 1945 г. и заканчивая 1991-м г., период существования двухполюсного мира.

Третий этап начался в 1991 г., после распада СССР и возникновения однополюсного мира.

На первом этапе уже тогда существовавшая доктрина прав человека не предотвратила наступления Второй мировой войны. На втором этапе двухполюсной мир в конечном итоге распался как раз в пользу США, не отличавшихся в международной политике стремлением реализовать международные соглашения в области прав человека. На третьем этапе, в условиях однополюсного мира, содержание прав человека является односторонним, оно диктуется нам со стороны США, навязывается другая культура.

Отсюда вывод: права человека не могут служить гарантией ни международной, ни национальной безопасности.

Первая, практически действовавшая, концепция международной безопасности с включенными в нее правами человека возникла в 1919 г., закончила свое существование перед Второй мировой войной. К началу войны не одна только Германия, а все ведущие страны Лиги наций стояли перед необходимостью нового передела территорий и сфер влияния.

Когда на Нюрнбергском процессе адвокат Г.Геринга спросил у подзащитного: "А что было бы, если бы после мюнхенской сделки чехи не согласились уступить Германии Судетскую область?", тот ответил: "О, этот вопрос мы поставили перед Чемберленом и Даладье. Оба ответили: "Тогда мы вынудим чехов".

Вторая концепция существовала условно с 1945 по 1991 г., то есть до распада СССР. Она регулировала отношения в сложившемся после Второй мировой войны двухполюсном мире. После распада СССР и возникновения однополюсного мира ни у России, ни у ее бывших союзников во Второй мировой войне нет больше общей концепции международной безопасности и прав человека. Это факт, который не нуждается в доказательствах.

Почему же мы этого не замечаем? Еще в 1934 году Германия, готовясь к агрессии, объявила, что выходит из Лиги наций, которая бы связала ей руки. Советский Союз, начиная войну с Финляндией, пренебрег такой возможностью, и был публично исключен из Лиги нации за агрессию. Накануне распада СССР мы вчетверо опережали США по числу ратифицированных договоров о правах человека, не замечая вновь, что союзнические обязательства по образованию Объединенных Наций перестали тем самым соблюдаться, превратившись в клочок бумаги, а после исчезновения СССР, ссылаясь на те же договоренности о правах человека, утверждаем, что все это - происки Запада. Предыдущая концепция прав человека доказала свою неэффективность еще до 1991 г., а мы и после распада собственного государства убеждены, что та же концепция лежит в основе всей международной безопасности.

Если кто-то еще и сомневается в провале послевоенной концепции прав человека, пусть ответит на следующие вопросы.

Разве ставшее ныне традиционным искажение истории СССР и истории Второй мировой войны, признание "ошибки", якобы допущенной СССР в его победе над фашистской Германией, не есть массовое отрицание самой концепции прав человека, возникшей в результате победы над фашизмом?

Разве приписывание США и Англии, вопреки очевидным фактам, основного вклада в победу, никогда не выходившее из моды на Западе, не есть попытка пересмотреть итоги войны, а вместе с ними и послевоенные принципы прав человека и международной безопасности?!

Разве тот факт, что распад СССР чуть ли не официально и на Западе и на Востоке преподносится как победа так называемых прав человека в их западном понимании (отрицающем все права Востока!) не яркое свидетельство отсутствия вообще в мире общего понимания прав человека?!

Как, при нерешенности вопроса о правах человека, они могут оставаться для России в центре ее внешней политики и быть основой международной безопасности?! И что тогда стоит за вступлением России в Совет Европы: выработка новой концепции или следование в фарватере политики какого-либо иностранного государства?

В нынешнем однополюсном мире права человека рассматриваются уже под другим углом зрения. Этот переход мы и наблюдаем в России.

Для многополюсного мира, о чем говорит министр Е.М.Примаков, потребуется другая стратегическая концепция прав человека, в основе которой, по-видимому, будут также лежать внешнеполитические интересы тех или иных стран. Вопрос в том, каких?

Современные права человека - это неравные права, целиком зависящие от политической конъюнктуры, складывающейся в международном сообществе. Как, например, по-другому объяснить, что США - единственный "полюс" планеты - на сегодня потребляют двадцать пять процентов добываемой на Земле нефти, более тридцати процентов цветных металлов, если их население составляет менее пяти процентов человечества?!

Чтобы возникла концепция действительно равных прав человека, лишенных конъюнктуры, и подлинной международной безопасности, необходимо чтобы человечество подошло к потребности создания неразделимо общих объектов и интересов: межгосударственной собственности, справедливого и равномерного использования ресурсов Земли и т.п.

Когда права человека мешают

Материальных благ для современного человека в США слишком много, а вот от цивилизованного способа распределения их они явно отстают. Это и есть та объективная причина, по которой Запад испытывает неудобство от нынешних прав человека. Так, США до сих пор не ратифицировал Пакт ООН об экономических, социальных и культурных правах - один из основных документов о правах человека, поскольку, как говорят представители американских правозащитных организаций, "международные пакты не защищают свободу предпринимательства и частную собственность".

И если все это так, то российскому МИДу не следует упускать из вида новую позицию Запада, и, может быть, стоит начать формулировать третью концепцию прав человека и международной безопасности, делая акцент на права коллектива.

Ж.Медведев пишет об известном "Обращении к Конгрессу США" Андрея Сахарова, переданном им в Москве западным корреспондентам 16 сентября 1973 г. и опубликованного затем в американских газетах. Своим письмом А.Д. Сахаров подтолкнул Конгресс к принятию отложенной вначале дискриминационной поправки Джексона - Вэника к торговому законодательству.

К тому времени Президент Р.Никсон и госсекретарь Г.Киссинджер убедились, что поправка излишне осложнит американо-советские отношения, начавшие нормализовываться после визита Р.Никсона в Москву в 1972 г.

По идее, заложенной в поправку, СССР лишался режима благоприятствования в торговле с Соединенными Штатами, если эмиграция из СССР составит менее 60 тысяч человек ежегодно. Эмиграция, комментирует Медведев, стала быстро увеличиваться "именно с начала 1973 г., и это уменьшало давление на Конгресс со стороны американского еврейского лобби". Публикация же сахаровского письма в газетах, наоборот, явилась "сильным внешним импульсом", побудившим Конгресс принять предлагаемую поправку.

В своей книге "Четыре года в Белом доме" Генри Киссинджер вспоминает "Обращение" бывшего ядерщика как досадную ошибку и дает в целом негативную оценку деятельности, А.Сахарова на поприще "защитника прав человека". Прежде Сахаров выступал в американской печати за сближение между Востоком и Западом.

Отношения между США и СССР ухудшились. Этим воспользовался Северный Въетнам, в 1975 г. неожиданно вторгшийся в Южный Въетнам и без боя захвативший столицу Сайгон. "...Американский военный и гражданский персонал в панике спасался вертолетами с крыши посольства США. Америка испытала первое в своей истории военное поражение. Холодная война возобновилась с новой интенсивностью...".

На рубеже 80-90-х годов, когда эмиграция из СССР перевалила за полмиллиона человек, превысив установленную "норму" в десять с лишним раз, и даже после того, как СССР распался, поправка не была отменена. Исключение было сделано для таких стран, как Польша, Чехия и др.

В связи с этим, подлинной причиной принятия поправки и "Обращения" А. Сахарова Ж.Медведев называет попытку оказать разрушающее воздействие на экономику СССР, а позднее и России, сохраняющую ядерный потенциал. Ибо чем слабее экономика противника, тем проще диктовать ему условия с позиции силы. И с этим нельзя не согласиться.


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100