газета 'Дуэль' N 2(24)  
1997-01-28
Дуэль - ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ГОСУДАРСТВО ПРОДУКТОМ КЛАССОВЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-АЯ ПОЛОСА
3-АЯ ПОЛОСА
4-АЯ ПОЛОСА
5-АЯ ПОЛОСА
6-АЯ ПОЛОСА
7-АЯ ПОЛОСА
8-АЯ ПОЛОСА

С КЕМ ЦЕРКОВЬ: С ХРИСТОМ ИЛИ С ФАРИСЕЯМИ?


(М.Ф. АНТОНОВ )

Церковный ГлавПУР

Тот, кто захочет понять современное положение Русской православной Церкви (РПЦ), неизбежно, столкнется с учением старика Гегеля и философов древности о разнице между видимостью и сущностью вещей.

Если судить по внешним признакам, то может показаться, что за последние десять лет роль Церкви в политической и культурной жизни страны и в быту определенного слоя общества резко возросла. Патриарх Московский и Всея Руси входит, можно сказать, в число первых сановников государства (от которого Церковь законом отделена), именно он благословил Б.Ельцина на церемонии вступления в должность президента России на второй срок. В свою очередь и президент, и премьер, не говоря уж о функционерах рангом помельче, считают необходимым покрасоваться перед телекамерами, стоя в храме со свечками в руках, в церковные праздники. Мне довелось, в декабре 1995 года, участвовать в работе III Всемирного Русского Народного Собора, проходившего под председательством патриарха Алексия II. Откровенно скажу, что по своей представительности и значимости собор едва ли превосходил прежний партхозактив районного масштаба, тем не менее на нем присутствовали и выступили с теплыми речами премьер В.Черномырдин, спикеры палат парламента В.Шумейко и В.Рыбкин, мэр Москвы Ю.Лужков, а также лидеры политических партий (дело было накануне выборов в Государственную Думу) от Б. и С. Федоровых до Г.Зюганова и В.Жириновского. Если мне не изменяет память, президент в это время отдыхал, а то, вероятно, и он бы тут побывал.

И такая картина - не только в верхах. Достаточно несколько дней посмотреть телевизор, чтобы убедиться: не проходит ни одного, сколько-нибудь важного, события культурной и общественной жизни, где в президиуме не восседал бы священнослужитель, как бы одним лишь своим присутствием освящающий собрание и гарантирующий высокий духовный и нравственный уровень. Священнослужители настолько вошли в эту роль, что относят к себе слова Господа апостолу Петру: "... дам тебе ключи от Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах" (Мф 16:19). Протоиерей Александр Шаргунов, например, движимый, разумеется, самыми добрыми намерениями, взял и отлучил от Церкви всех сотрудников "Московского комсомольца" как виновных в моральном разложении читателей газеты, хотя уважаемый батюшка, как известно, это не Синод и не церковный Собор. Даже известный богослов диакон Андрей Кураев (которого я очень люблю за его светлый ум, широкую образованность и дар речи, не говоря уж о его стоянии за Православие) в дискуссии с целителями-экстрасенсами убил их таким рассуждением: дескать, исцеление может быть либо от Бога, либо от сатаны, а так как эти врачеватели не из Церкви, то ясно, что их деяния - сатанинские. Но ведь Господь посылает исцеление, и Он волен избрать Своим орудием того или иного человека, то ли врача, то ли верующего, то ли невоцерковленного, и мне думается, что Он вряд ли посылает отцу Андрею копию своего решения. Отрицать возможность воздействия Бога на ход истории и жизнь человека через не церковных людей - это значит отвергать действие Промысла Божъего вне стен храма или вне рамок церковной общины, а что же тогда вообще останется от веры в Господа? Не случайно маг-целитель, которого о.Андрей отнес к сатанистам, с возмущением воскликнул: "Скоро мы вернемся к тоталитаризму, только решения о том, что можно делать и что нельзя, будет принимать не Политбюро ЦК КПСС, а Московский Патриархат". Несколькими годами раньше "демократ" Д.Драгунский пугал читателей: "Мощная экспансия Православия заставляет тревожиться, не займет ли Церковь вакантное место "руководящей и направляющей силы нашего общества", или, того более, не превратится ли она в жестко организованный ГлавПУР новой Империи..." ("Дружба народов", 1992, N 1). Испуг, конечно, преждевременный, но как реакция на происходящее - высказывание весьма показательное.

По воробьям

Но все это из области видимого. А по существу ни о каком влиянии Церкви на народную жизнь ныне говорить не приходится. Православные храмы посещает всего один процент русского населения, да и из них большинство составляют те, кто приходит поставить свечку и попросить помощи святых в своем мирском деле, либо бабуси (самая симпатичная часть нашей паствы), которые молитву "Живый в помощи Вышняго..." читают как "Живые помочи". Чем же объяснить равнодушие нашего народа к Церкви, которая неустанно твердит, что она - душа и совесть народа и создательница его культуры?

Священнослужители тщательно обходят этот вопрос, а для собственного успокоения выдвинули такое объяснение: дескать, за 70 лет господства воинствующего атеизма русских людей отучили от Православия. Но, во-первых, известно, что запретный плод всегда сладок, и люди должны были бы тянуться к Церкви, и, когда пал "богоборческий режим", ринуться в храмы, а этого не происходит. Во-вторых, еще перед революцией Церковь наша была "в параличе" - это слова почитаемого церковниками образцового христианина Ф.М.Достоевского, которые позднее не раз повторяли многие видные деятели, в том числе и архиереи. В-третьих, в то время как из Церкви начался отток верующих, численность многих сект быстро растет, а это значит, что религиозность в народе не иссякает, но данная высшая потребность человеческой души нынешней Православной Церковью не удовлетворяется. И совершенно прав уже упоминавшийся диакон Андрей Кураев, когда пишет, что не атеисты и не католики или протестанты оттягивают от нас верующих - мы сами их отталкиваем. Вот это нежелание священнослужителей взглянуть правде в глаза и признать, что Церковь оторвалась от жизни народа, и есть главная причина явного и всестороннего кризиса РПЦ. А как это проявляется внешне?

Недавно в газете "Православная Тверь" напечатана статья под заглавием, набранным аршинными буквами: "О грехе табакокурения". Не знаю, сделано ли это в пику Отделу внешних церковных сношений Московского Патриархата, возглавляемому митрополитом Кириллом (Гундяевым), получившему от правительства РФ, как сообщалось в печати, 50 тысяч тонн сигарет и большую партию алкогольных напитков, или же газета решила так откликнуться на запросы современности, не найдя в ней большего греха, чем курение. Но и в том и в другом случае статья показала во всей красе дух ересей и фарисейства, уже давно возобладавший в жизни Церкви и почти совсем задавивший живую веру в Господа и Бога нашего Иисуса Христа.

В самом деле, безбожные, корыстолюбивые и властолюбивые политики развалили великое государство СССР (причем церковники во всем деятельно помогали "перестройщикам") и тем самым обрекли сотни тысяч наших соотечественников на гибель, миллионы беженцев на страдания, десятки миллионов - на нищету и беспросветность. В этом церковники не увидели никакого греха, более того, пригрозили отлучить от Церкви тех, кто поддержит пресловутый ГКЧП или не так повел себя в октябрьские дни 1993 года. А вот курение - это, оказывается, почитание бесов, каждение им, и православная газета, как, впрочем, и едва ли не каждый священнослужитель, спешит этот грех осудить. Это ли не проявление того фарисейства, которое так гневно осуждал Господь?

"Бессеребоенники"

В "новой России" процветают воровство и казнокрадство, идут кровавые криминальные разборки на всех уровнях, политика верхов была нацелена именно на быстрое создание класса собственников за счет грабежа народного достояния. Разбогатели если не "воры в законе", то "узаконенные воры", и эти обезумевшие от внезапно свалившегося на них богатства "новые русские" проматывают украденное у народа, сорят деньгами по заграницам, покупают там виллы и яхты, но от щедрот своих "отстегивают" порой "лимончик" на украшение храма. И православные священнослужители, смиренно кланяясь, умильно благодарят этих кровососов (одного из таких "благодетелей", убитого, кажется, в мафиозной разборке, иноки Псково-Печорской обители даже похоронили в святом месте, в пещере, где покоятся останки монахов-подвижников благочестия). Лишь бы храм был благолепен, а на какие средства - не важно, "деньги не пахнут". Ошибаются "отцы": деньги пахнут, и порой так, что никакой ладан не отобьет их смрадного запаха.

Когда началась "перестройка", ее инициаторы, прекрасно знали, что свержение Советской власти означает ликвидацию всех социальных гарантий и обнищание большинства народа, а потому подняли на щит "традиции благотворительности", якобы широко распространенной в дореволюционной России, а затем уничтоженной "безбожным большевистским режимом". Церковь не просто немедленно подхватила эту идею, но и подвела под нее религиозное и идеологическое обоснование. Дескать, Сам Господь сказал: "нищих всегда имеете с собою..." (Мф 26:11). Наиболее "заботливые" батюшки и владыки сразу же стали выцыганивать денежки у новых "хозяев жизни", а самые деятельные приступили к строительству столовых, ночлежек и богаделен для бедных, где вчерашний полноправный гражданин великой страны смог бы, отстояв длинную очередь, получить тарелку бесплатного супа и поспать ночь в окружении таких же бедолаг. А жертвователи - те самые "новые русские", объявлены благодетелями, примерными прихожанами, образцами христианских добродетелей, примеру которых в смысле щедрых подаяний на нужды храма должны следовать все прочие. Ничему не научил наших пастырей и архипастырей печальный опыт самоумерщвления Церкви перед революцией, который поэт А.Блок обобщил в нескольких строках, рассказав о купце, который считал своим долгом подать нищему на церковной паперти грош:

"А воротясь домой, обмерить

На тот же грош кого-нибудь

И пса голодного от двери,

Икнув, ногою отпихнуть".

Тем более ныне новых Третьяковых и Мамонтовых, Боткиных и Бахрушиных пока не видать, а вот обман "благотворительности" предреволюционных лет уже вернулся во всей своей неприглядной наготе.

Я сам замечал, с каким омерзением простые русские люди смотрят по телевидению обряды освящения Церковью неправедно нажитого богатства, когда иерей с умилением, читая молитвы, кропит святой водой иномарки этих "благодетелей" или казино с местами "досуга", которые из-за пробелов российского законодательства пока еще не обязали украшать красным фонарем.

Иноземный манер

А вот сцена из жизни "города ткачих", в котором почти нет мест приложения труда мужчин. Эти ткачихи - простые русские женщины, отнюдь не монахини, каждой из них хотелось бы иметь мужа, семью, детей. Естественно, каждый мужчина, попавший туда, становится объектом пристального внимания со стороны прекрасного пола. Кого-то из мужчин такой широкий выбор подруг жизни вводит в соблазн, да и женщина порой устраивает свое счастье, как она его понимает, уведя мужа у другой женщины. Словом, жизнь многих жителей в таких городах не устроена. И вот священник в своей проповеди обличает не людоедский порядок, который превращает такой город в подобие тюрьмы, а тех самых женщин, называя их блудницами, прелюбодейками и т.п. Это - не фарисейство?

А почему священник поступает таким образом? Не только потому, что сам-то он женат (он обязан либо жениться перед принятием сана, либо оставаться девственником всю жизнь, а если овдовеет, вступать во второй брак не может). А главным образом потому, что судит о происходящем в его приходе не по законам жизни, а по канонам Церкви, выработанных Вселенскими Соборами, последний из которых, седьмой, прошел аж в 787 году (то есть за двести с лишним лет до Крещения Руси)! Еще наш великий ученый М.В.Ломоносов, разбирая многие нелепости церковной жизни в России (например, крайне неудачно установленное время постов, когда нельзя есть скоромную, то есть мясную и молочную пищу). Показал, что они проистекают, в частности, из-за слепого переноса на отечественную почву порядков, установленных в свое время в Византийской империи. "Я к вам обращаюсь, великие учители (к давно умершим Отцам Церкви - М.А.) и расположители постов и праздников, и со всяким благоговением вопрошаю вашу святость: что вы в то время думали, когда святой великий пост поставили в сие время? Мне кажется... вы скажете: "располагая посты и праздники, жили мы в Греции и в земле обетованной... А про ваши полуночные стороны мы рассуждали, что не токмо там нет и не будет христианского закона, но ниже единого словесного обитателя ради великой стужи. Не жалуйтесь на нас! Как бы мы вам предписали есть финики и смоквы и пить доброго виноградного вина по красоуле (по чаше на монастырской трапезе), чего у вас не родится? Расположите, как разумные люди, по вашему климату, употребите на пост другое способнейшее время... Есть у вас духовенство, равную нам власть от Христа имеющее вязати и решити. Для толь важного дела можно в России вселенский собор составить: сохранение жизни столь великого множества народа того стоит. А сверх того, ученьем вскорените всем в мысли, что Богу приятнее, когда имеем в сердце чистую совесть, нежели в желудке цинготную рыбу, что посты учреждены не для самоубивства вредными пищами, но для воздержания от излишества, что обманщик, грабитель, неправосудный, мздоимец, вор и другими образы ближнего повредитель прощения не сыщет, хотя бы он вместо обыкновенной постной пищи в семь недель ел щепы, кирпич, мочало, глину и уголье и большую часть того времени простоял на голове вместо земных поклонов. Чистое покаяние есть доброе житие, Бога к милосердию, к щедроте и к люблению нашему преклоняющее. Сохраните данные Христом заповеди, на коих весь закон и пророки висят: "Люби Господа Бога твоего всем сердцем (сиречь не кишками) и ближнего как сам себя (то есть, совестью, а не языком)". И т.д., и т.п. Вот уж действительно, можно сказать: "Но Мишенькин совет лишь попусту пропал".

Никаких существенных изменений в заимствованные у византийской Церкви порядки русские иерархи не внесли (это хорошо показал ученый и богослов, священник Сергий Булгаков в своей книге "У стен Херсониса", которую он так и не решился напечатать при жизни). Наоборот, при недалеком, но тщеславном царе Алексее Михайловиче ради имперских амбиций (желания завоевав Константинополь, стать царем всех православных, - такова была наживка на крючке, заброшенном Ватиканом) то немногое, чем отличалась наша церковная жизнь от греческой, предписано было привести в соответствие с чужеземным образцом, что породило величайшую трагедию нашего народа - церковный раскол, последствия которого не преодолены до сих пор.

Но дело не только в слепом переносе византийских порядков. В самой Византии с того времени, как Церковь стала в IV веке государственной, она постепенно превращалась в часть государственного аппарата, а место живой веры все более занимал мертвый обряд. Под влиянием восточных верований (буддизма и пр.) в Церкви все большее влияние приобретало монашество, которое в конце концов взяло власть в ней полностью в свои руки: священник из белого духовенства (не монах) не может достичь степени выше протоиерея, всякий более высокий сан (архимандрита, епископа, архиепископа, митрополита, патриарха) может получить только монах. Примечательно, что величайшие русские святые монахи, такие как Сергий Радонежский, Серафим Саровский и др. - всего лишь "преподобные" тогда как ныне живущий (и часто грешный) протоиерей, игумен или архимандрит - уже "высокопреподобный", епископ - "преосвященный", архиепископ и митрополит - "высокопреосвященный" (а то и "блаженнейший"). Ну, а уж патриарх, даже если и не будет причислен после смерти к лику святых, при жизни именуется "святейшим" (и контора, управляющая делами Церкви и возглавляемая Святейшим и высокопреосвященными, именуется не просто Синодом, а Священным Синодом). Такая церковная "табель о рангах", наверное, воспринималась вполне уместной в обществе с "их величествами" и "их высочествами", "их превосходительствами" и "их благородиями", а ныне, когда "величества" и "превосходительства" канули в Лету (и, надеюсь, навечно, как и полагается) она выглядит на удивление старомодной. Не замечают этого, наверное, только сами церковники, не удивительно, что среди них так сильны монархические настроения, желание (разумеется, неосуществимое) вернуться в благословенные времена Александра III, (что служит еще одной преградой для единения с народом, ибо большинство русских рубежа XX-XXI веков - это по своему мироощущению советские люди).

И вот при такой оторванности священнослужителей от жизни и от народа они претендуют на роль не просто совершающих богослужение, но и пастырей, духовных наставников, руководителей своей паствы. Чему же могут они научить людей с совсем другими устремлениями и интересами? Бесчисленны случаи, когда их руководство только ломало судьбы людей, им доверившихся.

Путь к Правде - путь к Господу

А Православная Церковь гордится своей чистотой, считает себя единственной истинной Церковью Христовой. Недавно один мой знакомый побывал в прославленном монастыре, беседовал там с настоятелем, старцем и рядовыми монахами. Услышав от них, что истина - только в Православии, он спросил: "А что же делать нам, мусульманам?" (хотя сам он к исламу никакого отношения не имеет). И в ответ услышал: "Покаяться и принять Православие!". В уже упоминавшейся газете "Православная Тверь" даже нарисовано, так сказать, "древо религий": прямая, как стрела, линия от общины апостолов Христа и до нынешней РПЦ, и множество ответвлений - еретических церквей, зашедших в тупики. Конечно, всякий верующий верует в то, что только его Церковь истинная, иначе какая же это была бы вера, и я, как православный человек, убежден, что истина - в Православии, но это касается догматов учения, Символа Веры и пр., и они останутся неизменными до конца света. Что же касается церковных порядков, то они должны совершенствоваться в соответствии с развитием жизни, и тут хвастаться тем, что наш церковный организм перестал развиваться с VIII века, вряд ли уместно. Сегодня трудно сказать, чего тут больше - верности догматам или косности и нежелания прислушиваться к ходу истории, подобия ветхозаветному законничеству.

Наш народ с самого времени Крещения Руси с детской доверчивостью (как и учил Божественный Спаситель) принял слово Христово, потому что оно отвечало самым сокровенным склонностям русской души, которую, по словам Ф.И.Тютчева, можно считать христианской даже не только по убеждениям, "... но еще благодаря чему-то большему, чем убеждения... в силу той способности к самоотвержению и самопожертвованию, которая составляет как бы основу его (нашего народа - М.А.) нравственной природы". Верующие русские, особенно бабуси и интеллигенты, любят наше православное богослужение, своих батюшек и владык, благолепие храмов, парчовые одеяния священнослужителей и пр. Но народ в целом никогда не принимал, не принимает и впредь не примет фарисейства и лицемерия, какими бы православными выражениями они не прикрывались. А фарисейство и лицемерие в Церкви, разумеется, не вчера возникли и не завтра кончатся. Вот откуда сказка о попе и его работнике, анекдоты про попа, попадью и попову дочку, обличающие корыстолюбие и сластолюбие духовенства.

Вот почему в октябре 1917 года наиболее активная часть народа пошла за большевиками, а не за белыми, которым сочувствовало и помогало большинство священнослужителей, а молодежь (и не только она), никогда ничего и не слыхавшая о "жидомасонах", рушила храмы и жгла иконы, уверовав в более высокую (как ей казалось) правду, чем та, которую отстаивала Церковь. Вот почему сегодня, несмотря на все увещевания, в православные храмы ходит столь мизерное меньшинство народа, и на них остальные смотрят с легкой иронией, как на неких блаженненьких. Вот отчего "Православная Тверь", как и остальные церковные газеты, выходит реже чем раз в месяц тиражом 2500 экземпляров, но и те никак не расходятся в полумиллионном городе (а десятки храмов есть и в других населенных пунктах области). Вот почему в епархиях ныне отлавливают бесчисленные ксерокопии и рукописные списки посланий "угодницы Божией", рязанской крестьянки, умершей более 30 лет назад, предавшей анафеме всех священнослужителей, которые якобы ведут людей в ад. Народ чувствует, что в Церкви много неправды, и инстинктивно от нее отворачивается, ища правду в словах разных "угодниц", "старцев" и "блаженных", но, к сожалению, не в Евангелии, к которому должны бы направить его пастыри.

* * *

Не нужно быть провидцем, чтобы предсказать, что найдется немало "православных", которые попытаются представить эти мои заметки как отрицание Церкви, хулу и клевету на нее и пр., и это естественно. Заранее отвечаю: нет, мы ни Христа, ни Церкви фарисеям и обрядоверам не отдадим, а будем настойчиво добиваться, чтобы Христос вновь занял в Церкви место ее Главы. Ведь церковь не там, где патриарх и большинство батюшек, а там, где Христос. Это каждому православному, будь он патриарх или последний нищий, придется выбирать, где он будет - с Христом или с фарисеями. К тому же мои замечания относятся не к кому-либо лично, ибо речь идет о порядках, складывавшихся в Церкви веками, и нынешние священнослужители застали их таковыми, они всем нам привычны. Так понимают дело девяносто процентов русских людей нашего времени, и я лишь высказал вслух то, что не могут или не осмеливаются сказать миллионы. Но жизнь требует, чтобы Церковь сделала шаг навстречу ей, и те, кто откажутся от этого, станут действительно "слепыми вождями слепых" (Мф 15:14). Церковь - не профсоюзное собрание, в ней нельзя решить, где истина, большинством голосов. Господь заверил нас: "...где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф 18:20). Ну, а если Христос с нами, то кого же нам бояться?


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru

[an error occurred while processing this directive]

Rambler's Top100