газета 'Дуэль' N 2(24)  
1997-01-28
Дуэль - ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ГОСУДАРСТВО ПРОДУКТОМ КЛАССОВЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-АЯ ПОЛОСА
3-АЯ ПОЛОСА
4-АЯ ПОЛОСА
5-АЯ ПОЛОСА
6-АЯ ПОЛОСА
7-АЯ ПОЛОСА
8-АЯ ПОЛОСА

ОХРАНКА


(Ю.Н. НЕХОРОШЕВ )

Сегодняшняя политическая и общественная жизнь таит в себе много загадок и историки будущего с интересом будут выяснять, как и кем создавались те или иные организации, кто и кому платил деньги, почему тот или иной деятель вдруг резко менял свое политическое лицо, либо делал гримасу, которая данному политическому лицу, казалось бы, несвойственна. Обо всех таких обстоятельствах многое смогут рассказать... архивы спецслужб.

После всех проклятий "демократов" в адрес 5-го Управления КГБ ("антидиссидентского") можно было подумать, что "демократическая революция" полностью и окончательно уничтожила политический сыск. Однако прошло совсем немного времени и политический сыск в явном виде появился в спецструктурах уже "новой России".

Необходимость такого политического сыска теперь начали обосновывать в прессе. Разумеется, делается это не вполне откровенно.

Так, в недавнем интервью некогда любимой миллионами газете "Комсомольская правда" (N 213 от 14 ноября 1996 г.) заместитель директора Федеральной службы безопасности (подумать только - директор! Федеральной! - совсем как в США) бывший генерал КГБ СССР В.Зорин, отстаивая необходимость политического сыска для "защиты демократии" сетовал, что спецслужбам было запрещено работать внутри общественных и религиозных организаций. Лукавит господин бывший товарищ! Контроль спецслужбами оппозиционного движения осуществлялся с самого начала его существования. Еще не сказал президент-предатель Горбачев свое прощальное слово в конце декабря 1991 г., а патриотическое оппозиционное движение уже было напичкано осведомителями. Во время проведения митингов и демонстраций были нередки случаи, когда участники оппозиционных мероприятий из числа советских чекистов узнавали в толпе своих бывших коллег, исполняющих новые служебные обязанности.

Хорошая внедренность спецслужб в оппозиционные партии и движения в немалой степени предопределила исход трагических событий осени 1993 г. Совместные усилия агентуры и малокомпетентных вождей оппозиции позволили властям:

- спровоцировать совершенно вредительскую акцию на Ленинградском проспекте 23 сентября и возложить ответственность за нее на Союз офицеров;

- парализовать полномасштабное вооружение защитников Дома Советов, а по немногочисленному выданному оружию полностью контролировать его наличие, порядок выдачи, места и порядок хранения, у кого конкретно находится оружие и в каком состоянии, количество боеприпасов;

- представить в пропагандистских целях в качестве доминирующей среди защитников Дома Советов сугубо внешнюю - квазинацистскую сторону РНЕ, раскричавшись по этому поводу на весь мир, что "в Белом доме засели фашисты";

- спровоцировать заранее подготовленный зверский расстрел мирных граждан в Останкино 3 октября.

В конечном итоге вся совокупность факторов позволила действительным преступникам, совершившим государственный переворот, в заранее намеченный день, 4 октября, применить вооруженную силу непосредственно против высшего органа государственной власти - Съезда народных депутатов РСФСР.

Справедливости ради надо сказать, что послеоктябрьский период в побитой, но не разгромленной оппозиции ознаменовался, как это обычно бывает в стане потерпевших поражение, скандалами, расколами, перегруппировками, созданием новых организаций. Все эти процессы тщательно отслеживались, а при необходимости и подогревались спецслужбами. Таким образом, по мере восстановления деятельности оппозиции восстанавливался и контроль за ней.

Несмотря ни на что, большинство организаций в отсутствие сидящих по тюрьмам лидеров не только сохранились, но и стали расти численно, несколько изменили характер и принципы своей деятельности, что затруднило работу против них спецслужб. Чтобы улучшить условия работы, направить ситуацию хотя бы в прежнее русло, было принято решение вернуть прежних лидеров. Это решение явилось одной из главных причин вполне благополучного прохождения в Государственной Думе уже 23 февраля 1994 г. решения об амнистии участников октябрьских событий. Всех арестованных, выпущенных на свободу, радостно встречали родные, близкие и друзья. После многомесячного пребывания в тюрьме спецслужбы знали их досконально...

Думается, что сказанного вполне достаточно, чтобы опровергнуть показные сожаления господина бывшего товарища Зорина по поводу отсутствия в предыдущие времена политического сыска. Но данное интервью наводит и на другие размышления. Почему оно появилось? Неужели потому, что в аэропорту журналисту встретился крупный "федеральный" чин? Не является ли интервью свидетельством каких-то изменений в работе спецслужб против оппозиции, о которых мы вскоре узнаем?

А что по этому поводу думают в Государственной Думе?


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100