газета 'Дуэль' N 14(14)  
1996-07-23
Дуэль - СМОГЛИ ЛИ "КОНЧИТЬ МИРОМ" ПРОСТИТУТКИ "ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ" ПРЕССЫ?
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
2-АЯ ПОЛОСА
3-АЯ ПОЛОСА
4-АЯ ПОЛОСА
5-АЯ ПОЛОСА
6-АЯ ПОЛОСА
7-АЯ ПОЛОСА
8-АЯ ПОЛОСА

ОПЕРАЦИЯ "САХАРОВ"


(М.В. МАЛИНИН)

НЕ ПОНИМАЮЩИЙ СЕБЯ

Дискутируя с Вл. Орловым и К. Душеновым по вопросу об истории нашумевшего лозунга о "правах человека" ("Дуэль", N9-11 ), я высказал мысль, что общественной идеологией А. Сахарова была теория конвергенции Д. Гелбрейта и других, в основном американских социологов и экономистов. Формально это высказывание не отличается от аналогичных высказываний А. Сахарова, но суть его высказываний, к сожалению, совершенно иная и никакой конвергенции, о чем он пишет, у него также нет.

"А что же тогда есть?" - спросит озадаченный читатель. Ведь до сих пор никто не сомневался в том, что Сахаров исповедовал взаимное соединение двух систем в одну. К тому же он же, отвечая на вопрос А. Адамовича в 1988 году, подтвердил, что был сослан в город Горький за конвергенцию.

И все-таки конвергенция Сахарова - это миф, придуманный им по образцу совершенно других теорий и без малейшей опоры на реальность. Этот миф имеет прямое отношение к защищаемой Сахаровым и не оправдавшей себя концепции "прав человека", рассматривавшихся автором как средство для осуществления своей утопии.

Сахаровская фантазия и ее антигуманистическая, а не человеколюбивая, как почему-то принято думать, направленность все же требует развенчания. Такую установку нам дает сам автор. В своей Автобиографии, написанной им в 1981 году, Сахаров признается, что его постоянно "мучают вопросы целесообразности и конечного результата" совершаемых им поступков, которых он сам не понимает и не может самостоятельно решить. А то, что он делает, как непрофессиональный политик, составляет для него, вместо ответа на определенные вопросы, "сложные и противоречивые проблемы" (с.10. Здесь и далее цит. по кн.: А.Д. Сахаров. Тревога и надежда. Второе изд., М., 1991).

Другими словами, автор указывает нам на то, что в его сочинениях нет здравого смысла. Смею предположить, что, читая Сахарова, мы имеем дело с психически не совсем нормальным человеком. И Сахаров это подтверждает. "...Но, - восклицает здесь же мученик результатами собственных действий, - ... я верю в силы человеческого разума и духа".

Что ж, попытаемся "силами человеческого разума и духа" понять автора, если сам он не в силах себя понять.

"ПАТРИОТ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"

Обстоятельства своего появления на свет Сахаров описал в той же Автобиографии. Родился в 1921 году. Во время учебы в школе и позднее "с очень большим трудом сходился со сверстниками", поэтому несколько первых школьных лет учился дома. В университете по той же причине не сумел включиться в активную научную работу. С 1948 по 1968 годы - участие в непрерывной работе (выражение Сахарова) по созданию термоядерного оружия в условиях "сверхсекретности". Затем - неожиданный отход от научной работы и занятие проблемами объединения человечества.

Объясняя свой переход из научной области в незнакомую ему политическую, Сахаров пишет, что сделал это потому, что "осознал преступный характер возможной термоядерной войны и возможных испытаний термоядерного оружия". Это в Послесловии к Памятной записке в ЦК КПСС в 1972 году (цит., с.58).

Когда, в январе 1980 года ему в Прокуратуре СССР объявили решение Президиума Верховного Совета СССР о лишении его трех Звезд Героя Социалистического Труда и других правительственных наград, полученных им за "преступную" научную деятельность по созданию термоядерного оружия, то Сахаров реагировал отказом: "Я написал, - рассказывает Сахаров, - что я отказываюсь вернуть награды, считаю это необоснованным" (цит., с.332).

Отвечая на вопрос есть ли у физиков-атомщиков комплекс вины, Сахаров сообщает буквально следующее: "Это иллюзия. Мы себя успокаиваем тем, что мы отодвигаем возможность войны" (с.332). А в 1988 году, в беседе с А. Адамовичем и В. Синельниковым, он предлагает получать кислород (озон) для людей, производя высотные ядерные взрывы (с.327). "Так чудесно пахнет после взрыва", - говорит он (с.328).

Таким образом, объяснение причины, почему он перешел от научной к политической деятельности не проходит.

Более вероятной мне представляется другая причина, которую Сахаров отвергает: это его связь с Е.Г. Боннэр. Сахаров говорит, что он "совратился раньше" (с.328). Однако это его утверждение не соответствует действительности, потому что до 1966-1968 гг., по признанию Сахарова же, он не занимался политической деятельностью и ничего не писал. Именно тогда, когда Е.Г. Боннэр становится второй женой, Сахаров перестает заниматься наукой.

Тому были личные мотивы. "...Мать моей жены, - пишет Сахаров, -...отсидела в сталинских лагерях много лет как ЧСИР (член семьи изменника родины) ..."("О стране и мире". Цит., с.136). Об этом же упоминает Е. Боннэр в своей книге "Звонит колокол...Год без Андрея Сахарова", М., 1991, с.112: "Сирота 37-го".

На годы знакомства с Боннэр приходится проблема еврейских "отказников" и эмиграции, расширение которой Сахаров рассматривал как одну из центральных задач своей политической деятельности (с.117).

Работая над заказанной ему в связи с выдвижением его кандидатуры в лауреаты Нобелевской премии мира за 1975 год статьей "О стране и мире", Сахаров отмечает в начале стдтьи (Введение) исключительное влияние на него Е.Г. Боннэр: "Особое значение имели для меня самоотверженная поддержка и помощь моей жены, сделавшие возможным завершение задуманного..." (с.90).

В своей Автобиографии А. Сахаров пишет о том, что в школьный период решающее влияние на него оказала семья. Его отец, как сообщает Сахаров, был "преподавателем физики, известным автором учебников, задачника и научно-популярных книг" (с.7), что в значительной степени предопределило его увлечение физикой. Позднее его научным руководителем, имевшим на Сахарова "большое влияние", был крупнейший физик-теоретик Игорь Евгеньевич Тамм" (с.8). Под руководством И.Е. Тамма А. Сахаров участвует в работах по исследованию управляемой термоядерной реакции и созданию термоядерного оружия, удостаивается высших правительственных наград. Под влиянием Е.Г. Боннэр А. Сахаров прекращает заниматься физикой и начинает выступать как непрофессиональный политик.

Видимость научности его новых занятий должна была придать им, по мысли Сахарова, теория конвергенции, то есть сочетания капитализма с социализмом. Но, кроме названия (термина), Сахаров не знал, что это такое. Примечательно в этой связи, что ни в одной из своих работ и обращений Сахаров не называет ни одного имени из числа ученых, разработавших теорию конвергенции, и ни на кого из них, естественно, не ссылается, а свое основное произведение - "Размышление о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе" (1968г.), Сахаров оценивает как "эклектическое и местами претенциозное, несовершенное ("сырое") по форме" (с.11). Но именно это сочинение, за отсутствием какого-либо другого подобного, он продолжает, тем не менее, считать основным в своем творчестве до последних дней.

Е.Г. Боннэр, приводя в своей книге отрывки из дневников А. Сахарова, сообщает следующую его запись: "...Ученый я не в настоящем смысле..." (Е.Г. Боннэр, цит., с.102).

Для характеристики мотивов поведения Сахарова после его знакомства с Е. Боннэр следует упомянуть так называемый космополитизм, о котором пишет Боннэр. По ее мнению, "Андрей Дмитриевич очень не любил слово "патриот". Потому для меня, - подчеркивает Е. Боннэр, - это слово как-то не сочетается с его именем. ...Если уж употреблять его, то Андрей Дмитриевич - патриот всего человечества. Он был очень космополитичен по своим заботам, миросозерцанию, мироощущению" (Е.Г. Боннэр, цит., с.47).

Но можно ли на самом деле предположить, что, участвуя в создании атомного оружия для защиты своей страны от вероятного нападения противника, ученый, тем самым, реализует свои "космополитические заботы"? Наверное, нет. В основе такой работы, бесспорно, лежат некоторые элементы патриотизма, а не космополитизма. Космополитичным Сахаров стал- скорее всего, после его знакомства с Е.Г. Боннэр. Именно в этот период он начинает выступать от имени всего человечества, перестает быть "своим" (выражение А. Сахарова) и требует от Запада максимального силового давления на СССР.

Сам Сахаров годы своей научной работы описывает так: "Все мы тогда были убеждены в жизненной важности этой работы для равновесия сил во всем мире и увлечены ее грандиозностью" (с.8).

После знакомства с Е. Боннэр его прежняя работа представляется ему лишенной всякого смысла, и даже преступной. По изменившемуся убеждению Сахарова, советский гражданин это "порождение тоталитарного государства" (с.102), призыв к патриотизму - элемент официальной пропаганды ("О письме Александра Солженицына...", цит., с.72). У народа России - "холопский дух" и "рабский характер", не способный к разумному существованию (с.69).

Впрочем, Сахаров и не скрывает своей духовной изоляции от национальных корней. Например, говоря о том, что в церкви заложен "огромный духовный потенциал", он, вместе с тем, отмечает, что этот потенциал продолжает оставаться для него недоступным. На протяжении всей своей жизни, будучи русским, Сахаров оставался, по его собственному определению, "очень далеким от церковных дел" (с.323).

Начиная примерно с 1968 года Сахаров руководствуется в своем мироощущении отвлеченными, "космополитическими" установками. В 1975 году он пишет: "...Я думаю, что ни один человек не может снять с себя своей доли ответственности за дела, от которых зависит существование человечества" (с.129).

"МЕТОД" САХАРОВА

Статьи и записки, написанные А. Сахаровым и опубликованные в его сборнике "Тревога и надежда" как основные общественно-политические работы автора, он постоянно адресовал к правительствам и народам, с самого начала считая себя неким лидером и непременно мировой величиной. Обращения А. Сахарова, как правило, оставались без ответа, причем не только с советской, так называемой "тоталитарной" стороны, но и с западной.

Например, на призыв Сахарова учредить "Международный совет экспертов по вопросам мира, разоружения, экономической помощи нуждающимся странам, по защите прав человека, по охране природной среды" - своего рода мировое правительство, - обращенный им к правительству США, других западных стран и к ООН, ответа так и не последовало.

Конструкции Сахарова, будь то образованный физиками Комитет прав человека, который должен был, по мысли Сахарова, заниматься и правовым просвещением, или подбрасываемый читателю миф о существовании в СССР - на самом деле, по признанию того же Сахарова, не существующего - "демократического движения" - из-за реального отсутствия в обществе такой социальной структуры, - оказались не жизнеспособны и не востребованы до нынешнего дня.

Свой "метод" Сахаров именовал "научно-демократическим" (с.44), или "научно-демократическим подходом к политике, экономике и культуре" (с.14, 46) и находил его "исторически необходимым" (с.44).

На начальном этапе, когда Сахаров верил в свое призвание и что правительство начнет с ним равноправный диалог, как представителем всего человечества, он выступал от лица "мировой коммунистической общественности" (с.36), утверждал, что национальную проблему надо решать на основе "ленинских принципов" (с.35). Такие же принципы Сахаров распространял и на место заключения. В "Размышлениях..." он прямо пишет о том, что "несомненно, восстановление ленинских принципов общественного контроля над местами заключения было бы очень целесообразно", и призывал СССР оказать давление на страны Запада силой своего лучшего примера в области устройства социальных отношений (с.44).

Но после того, как никто (включая и друзей А. Сахарова) не откликнулся на его "Размышления..."(1968 г.), осталась безответной его Памятная записка в ЦК КПСС (1971 г.), Сахаров пишет разгромное для правительства Послесловие к той же Записке, где явно склоняется к антикоммунизму и русофобии и считает свой путь единственным для установления в СССР демократии (с.69).

Аналогичного стандарта Сахаров держался и в отношении всех других социалистических стран, призывая к уничтожению социализма и коммунизма во всем мире.

На словах признавая несправедливый, антигуманный и преступный характер войны США во Вьетнаме в 1964-1975 г.г., Сахаров, тем не менее, оправдывает политику США тем, что они сражались против коммунизма. То обстоятельство, что в войне пострадало мирное вьетнамское население и те вьетнамцы, которые защищали свой самобытный уклад жизни, для Сахарова имело второстепенное значение. Сахаров даже говорит, что американцы, уничтожавшие вьетнамцев, на самом деле "вели войну за их свободу" (с.136), то есть пострадавшие еще как бы и виноваты.

Таким образом, "научно-демократический метод" Сахарова заключается в произвольной, лишенной логической внутренней связи импровизации.

Сахаров спрашивал себя: "...Я время от времени невольно ощущаю чувство неловкости, почти стыда. Делом ли я занят?" Ответ на поставленный себе вопрос он давал такой: "...Если я внутренне честен, то мне не в чем упрекнуть себя, и моя работа должна оказаться полезной..." (с.129).

"Историческую необходимость" изобретенного им "метода" Сахаров связывал со "своей долей ответственности за дела, от которых зависит существование человечества" (там же).

ОБ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ И ГУМАНИЗМЕ САХАРОВА

По мнению Сахарова, высказанному им еще в 1968 году, большая и наиболее активная часть советской интеллигенции выражает, как пишет автор, "истинные интересы всего нашего народа и прогрессивного человечества" и об этом должны узнать и руководство страны и народ (с.29). В 1980 году, столкнувшись с реальностью и обнаружив, что он - единственный, кто является выразителем этих "истинных интересов", Сахаров рисует уже другую картину.

В Открытом письме президенту Академии наук СССР А.П. Александрову,$написанному в Горьком, Сахаров призывает Академию принять его взгляды и, подобно ему, заняться, вместо научной, политической деятельностью (с.194).

Одновременно Сахаров призывает американскую интеллигенцию перестать оказывать давление на свое правительство по поводу ведшейся им во Вьетнаме многолетней войны. "Опасность такой позиции для человечества огромна", - утверждает Сахаров, так как эта война способствует искоренению коммунизма в мире (с.141).

За такие свои призывы "в защиту человека и его прав", высказанные им в статье "О стране и мире" в 1975 году, в том же году Сахаров удостоился Нобелевской премии мира.

Конвергенция: импровизация власти

На первом этапе (1968-1971), как уже говорилось, Сахаров отдавал предпочтение социалистической демократии. "Мы употребляем термин, принятый в западной литературе, - пишет Сахаров о конвергенции, -...придавая этому термину социалистический и демократический смысл" (с.43).

Однако Сахаров, к сожалению, не понимал, что конвергенция, описанная западными учеными, не может быть "красной" или "белой" - это объективно идущий в человеческом обществе процесс, который не может быть направлен ни против социализма, ни против капитализма.

Конвергенцию Сахаров рассматривал с субъективных, антинаучных позиций. Он полагал, что желаемое слияние капитализма с социализмом зависит от него.

Для Сахарова вначале было очевидно, что Запад должен стремиться к сближению с СССР, потому что во всем мире, по Сахарову, растет "притягательная сила коммунистических идей" (с.36). Социалистическая идеология - "прогрессивная, научная и популярная" (с.25), а взгляды автора являются такими же "глубоко социалистическими" (с.27).

О капитализме Сахаров пишет, что он "очень хорошо понимает, какие уродливые явления в области человеческих и международных отношений рождает эгоистический принцип капитала, когда он не испытывает давления социалистических, прогрессивных сил" (там же).

Поскольку же "социалистические, прогрессивные силы" не принимали на свое вооружение сахаровскую конвергенцию: никто не брал у Сахарова интервью и не печатал его статей, а только за рубежом, - то вскоре Сахаров объявил, что в СССР вместо "прогрессивных сил" существует "тоталитарный режим", уничтожающий как нравственные, так и производительные силы общества (с.139). Что же касается капиталистического общества, то его, по мнению Сахарова, "уже сейчас можно назвать "капитализмом с человеческим лицом" (статья "Тревога и надежда", цит., с.177). По этой причине Запад "не должен ни в коем случае допускать ослабления своих позиций перед лицом тоталитаризма" (с.138).

Итак, как на начальном, так и на заключительном этапе эволюции идеи конвергенции Сахаров допускает подмену тезиса, предлагая вместо конвергенции противостояние систем.

Для того, чтобы читатель имел возможность сравнить "конвергенцию" Сахарова с концепциями конвергенции, излагаемыми в западной литературе, откуда Сахаров заимствовал понятие конвергенции, приведу всего лишь одну цитату из книги Дж. Гэлбрейта "Новое индустриальное общество", изданной у нас по-русски в 1969 году.

"Нельзя, - пишет автор, - понимать конвергенцию советской и западной систем как возвращение первой системы к рынку. Обе системы переросли рынок. Наблюдается явная конвергенция в направлении одинаковых форм планирования" (с.152-3).

Нью-Йорк - Москва


`
АРХИВ
ФОРУМ
ПОИСК
БИБЛИОТЕКА
A4 PDF
FB2
Финансы

delokrat.ru

 ABH Li.Ru: sokol_14 http://www.deloteca.ru/
 nasamomdele.narod.ru


Rambler's Top100